Содержание

Брахицефалия: Мука длиною в жизнь. Правда о всех «плоскомордых» породах собак | Книга животных

Брахицефалия явление воистину страшное. И отнюдь не из-за сложностей написания. Встретив собаку-брахицефала, задаёшься одним вопросом: кто и зачем треснул несчастную животинку по голове так, что морда всосалась внутрь? Многих плоские моськи с выпученными глазами-бусинками умиляют, но за эту фичу собаки с лихвой платят своим здоровьем.

Череп нормальной собаки и собаки-брахицефала.

Череп нормальной собаки и собаки-брахицефала.

Оговорим сразу: брахицефалы — это все собаки, у которых длина морды короче черепа. Русский той или бультмастиф, как пришибленные не ходят — но брахицефалами от этого быть не перестают.

3 основные формы черепа у собак.

3 основные формы черепа у собак.

Чтобы понять, зачем людям вообще понадобились плоскомордые собаки, сделаем историческую ремарку. Изначально морду расширяли, чтобы усилить укус пёселя. И чем больше кусальник расширялся, тем сильнее он укорачивался в длину. Впервые подобным апгрейдам подверглись бульдоги — своей железной хваткой они ставили на место даже быков. Позже ряды плосколицых пополнились и служебными породами: ротвейлерами и боксёрами.

Бульдог дословно переводится как «бычья собака». Их использовали в «кровавом спорте» — эдакой английской корриде, где собаки затравливают быка.

Бульдог дословно переводится как «бычья собака». Их использовали в «кровавом спорте» — эдакой английской корриде, где собаки затравливают быка.

Время шло, а морды укорачивались. И чем меньше физиономия становилась, тем больше возникало проблем. Например, с дыханием — носовая полость у таких собак слишком короткая, поэтому воздух в ней не успевает остывать и нагреваться. Итог — проблема с терморегуляцией. К тому же, со вздёрнутым кверху носом банально сложнее дышать. Вести активный образ жизни брахицефалы не могут, так как рискуют попросту задохнуться.

Твоё лицо, когда забрался на 5 этаж.

Твоё лицо, когда забрался на 5 этаж.

Также у плоскомордых есть проблемы с кожей. Кучи складок, столь умилительных для человеческого глаза, всегда забиты кусочками пищи и слюнями. Без постоянной полировки морда пёселей плесневеет!

Зато фотографии со стоп кадрами выходят забавные…

Зато фотографии со стоп кадрами выходят забавные…

С кусалом собак и вовсе творится полный атас! Зубы не вмещаются в короткую челюсть, из-за чего они впиваются в десна, губы и язык. Представьте, если бы вы постоянно ходили с прикусанным языком? Брахицефалы испытывают это на протяжении всей жизни. Чтобы предотвратить загноение ранок, некоторые зубы приходится удалять.

Даже к изначальной функции — мощному укусу такие собаки не приспособлены. Их морда слишком короткая, чтобы как следует вцепиться во что-нибудь.

Даже к изначальной функции — мощному укусу такие собаки не приспособлены. Их морда слишком короткая, чтобы как следует вцепиться во что-нибудь.

Но как же вышло, что собаки-бойцы с мощнейшим укусом превратились в скукоженных, храпяще-пердящих созданий? Виновата наша нездоровая любовь к экзотике. На фоне длинных мосек пришибленные физиономии выглядели крайне экстравагантно!

Как изменился череп бульдога. Верхняя челюсть уменьшилась в два раза!

Как изменился череп бульдога. Верхняя челюсть уменьшилась в два раза!

Изначально многие породы-брахицефалы брахицефалами вовсе не были. До того, как люди угорели по плоскомордию, собачьи лица мопсов, чау-чау и пекинесов выглядели вполне себе адекватно.

Разница породы боксёр в 100 лет. Приглядитесь к морде и поразитесь, как сильно она сократилась!

Разница породы боксёр в 100 лет. Приглядитесь к морде и поразитесь, как сильно она сократилась!

Брахицефалия — ещё одно доказательство того, что наши специфические представления о красоте приводят к тотальной жести: овчарки, убитые дисплазией, ради красивого аллюра; декоративные породы, чьи головы лопаются из-за невозможности вместить мозг; английские бульдоги, что даже зад вылизать самостоятельно не могут, так как шеи у них почти нет.

Ещё немного сравнений.

Ещё немного сравнений.

Перечислять можно долго, но вопрос напрашивается один: стоят ли выдуманные нами стандарты здоровья наших любимцев? Стоит ли продолжать плодить собак, с заранее подорванным здоровьем?

С вами была Книга животных!

Палец вверх, подписка — неоценимая поддержка нашего труда.

Группа Вконтакте | Канал на Ютубе

Пишите своё мнение в комментариях

Врожденные аномалии костей черепа и лица, врожденные костно-мышечные деформации головы и лица. Клинические рекомендации.

Оглавление

Ключевые слова

  • аномалии костей черепа и лица
  • врожденные костно-мышечные деформации головы и лица

Список сокращений

ЭЭГ- электроэнцефалография

ОГ – орбитальный гипертелоризм

МОР- межорбитальное расстояние

КТ – компьютерная томография

МРТ- магнитно-резонансная томография

УЗИ – ультразвуковое исследование

Термины и определения

Плагиоцефалия (от греч. plagio — косой + kephale — голова)- описательный термин, означающий асимметрию черепа или косую, искривленную его форму независимо от этиологии. Такая форма черепа появляется при одностороннем коронарном синостозе, деформации головы плода вследствие ее сдавления в утробе, без синостозирования шва, деформации головы младенца из-за вынужденного положения головы во время сна или нейромышечных дисфункциях, компенсаторной лобной плагиоцефалии, возникающей вследствие синостозирования лямбдовидного шва.

Тригоноцефалия

(от греческого trigonos – треуголный) – описательный термин, обозначающий характерную треугольную форму передней части черепной коробки, образующуюся в результате преждевременного сращения метопического шва.

Скафоцефалия (от греческого scapho – ладья) – термин, использующийся для описания формы черепа с характерными сужениями в теменных и височных областях, возникающей при преждевременном сращении сагиттального шва. В специальной литературе при определении этого типа краниосиностоза используется так же термин «долихоцефалия». Долихоцефалия (от греческого dolicho – длинный) – вариант формы головы, характеризующийся значительным преобладанием ее продольных размеров над поперечными.

Брахицефалия (от греческого brachy – короткий) – вариант формы головы, характеризующийся значительным преобладанием ее поперечных размеров над продольными. Применительно к краниосиностозам, термин используется для описания деформации черепа, возникающей при преждевременном сращении обоих коронарных швов.

Акроцефалия (от греческого acro – высокий) – термин, использующийся для описания высокой формы черепа, возникающей при преждевременном синостозировании коронарных и лямбдовидных швов.

Оксицефалия (от греческого oxys – острый) – термин, использующийся для описания деформации в виде острой формы черепа, возникающей при преждевременном синостозировании коронарных, сагиттального, а иногда и лямбдовидных швов.

Туррибрахицефалия – термин, использующийся для описания формы черепа с характерным возвышением лобной области в виде башни и нависанием ее над лицевым скелетом, возникающей при преждевременном сращении коронарных и сагиттального швов.

Макроцефалия (от греческого makros – большой) — общий термин, используемый для обозначения любого из ряда патологических состояний, характеризующихся чрезмерным увеличением размеров головы.

1. Краткая информация

1.1 Определение.

Дисплазия — общее название последствий неправильного формирования в процессе эмбриогенеза и постнатальном периоде отдельных частей, органов или тканей организма; изменения размера, формы и строения клеток, тканей или органов.

Краниосиностоз — это процесс преждевременного слияния швов черепа. Краниостеноз — конечный результат этого процесса. Различают краниосиностозы простые, когда поражается один шов, и сложные, когда поражаются сразу несколько швов. Если поражены все черепные швы, то речь идет о пансиностозе.

Диагноз краниостеноз является клиническим и устанавливается на основании визуального осмотра, антропометрических и рентгенологических данных. Аномальная форма черепа (тригоноцефалия, скафоцефалия, плагиоцефалия, брахицефалия, оксицефалия) определяется типом краниосиностоза и зависит от того, какие именно швы подверглись преждевременному синостозированию. При этом синостозирование одноименных швов, но произошедшее в разные сроки, может вызвать различные типы деформаций черепа. Краниосиностозы делятся на изолированные или несиндромальные (деформации мозгового отдела черепа) и синдромальные (наряду с краниостенозом имеются и другие дефекты морфогенеза).

Синдром Treacher Collins — вид комплексного черепно-челюстно-лицевого дизостоза, характеризующегося недоразвитием нижней и средней зон лица, краниосиностозом. Альтернативные названия: Franceschetti, Franceschetti-Klein, Franceschetti-Zwahlen-Klein, мандибулофациальный дизостоз.

Гемифациальная микросомия (hemifacial microsomia — HFM) — термин, использующийся для идентификации деформаций лица, связанных с нарушением развития первых и вторых пар жаберных дуг, характеризующихся недоразвитием одной половины лица. Альтернативные названия: отокраниостеноз, черепно-лицевая микросомия, латеральная фациальная дисплазия, синдром первой и второй пары жаберных дуг, окулоаурикуловертебральная дисплазия или синдром Goldenhar.

Орбитальный гипертелоризм (ОГ) – термин, обозначающий черепно-лицевую дисплазию, характеризующуюся ненормально широким расстоянием между глазницами за счет увеличения элементов решетчатого лабиринта.

1.2 Этиология и патогенез.

Этиологические моменты, приводящие к возникновению дизостозов, действуют на плод на 2-3 месяце эмбриональной жизни. Повреждающие тератогенные факторы, нарушения обмена веществ, гематологические нарушения, пороки развития влияют на формирование нейрокраниального тяжа, из которого помимо мозга формируются элементы средней зоны лица, I и II жаберных дуг. Причина закрытия швов приписывается сосудистым, гормональным, генетическим, механическим и местным факторам. Однако истинная причина закрытия швов до сих пор не ясна.

Синдромальные краниосиностозы объединяют группу дискраний, при которых различные пороки развития и оссификации костей лицевого и мозгового черепа комбинируются с аномалиями других органов, тканей и систем. Точная этиология остается неясной, возникновение синдромальных краниосиностозов связывают со специфическими мутациями генов.

Этиология синдрома Treacher Collins и гемифациальной микросомии неизвестна.

1.3 Эпидемиология.

Частота встречаемости краниосиностозов – 1-4 на 10000 новорожденных. Несиндромальные краниосиностозы составляют около 90% от этого числа, а на долю синдромальных краниосиностозов приходится более 150 различных синдромов.

Наиболее распространенным простым краниосиностозом является синостоз сагиттального шва. Он составляет 54-58% от общего числа краниосиностозов. Гемикоронарный синостоз (синостозная лобная плагиоцефалия) встречается с частотои? 0,4-1 случая на 1000 новорожденных. Кривошея и деформационная лобная плагиоцефалия встречаются вместе у каждого из 300 новорожденных. Преждевременное закрытие лямбдовидного шва и компенсаторная лобная плагиоцефалия встречается от 1% до 9,4%.

Синостоз метопического шва составляет от 10% до 17% всех форм краниосиностозов. Сращение сразу нескольких швов происходит примерно в 7% случаев. Частота возникновения синдромальных краниосиностозов, по данным различных авторов, может достигать 11%.

Орбитальный гипертелоризм встречается в 33,4% случаев при фронто-назальнои? дисплазии, в 28,9% случаев при различнои? синдромальнои? патологии, в 20% случаев при черепно-фронто-назальнои? дисплазии, в 11% случаев при парамедиальных черепно- лицевых расщелинах и в 6% случаев при черепно-мозговых грыжах.

1.4 Кодирование по МКБ 10.

Q75.0 Краниосиностоз

Q67.2 Долихоцефалия

Q67.3 Плагиоцефалия

Q75.3 Макроцефалия

Q75.1 Краниофациальный дизостоз

Q75.4 Челюстно-лицевой дизостоз

Q87.0 Синдромы врожденных аномалий, влияющих преимущественно на внешний вид лица

Q75.5 Окуломандибулярный дизостоз

Q75.8 Другие уточненные пороки развития черепа и лица

Q75.9 Врожденная аномалия развития костей черепа и лица неуточненная

Q67.0 Ассиметрия лица

Q67.1 Сдавленное лицо

Q67.4 Другие врожденные деформации черепа, лица и челюсти

Q75.2 Гипертелоризм

1.5 Классификация.

Анатомо-топографическая классификация краниостенозов (по Tessier)

A. Изолированный дизморфизм свода черепа

B. Симметричный орбито-краниальный дизморфизм

            1. Тригоноцефалия

            2. Акроцефалия

            3. Брахицефалия без телеорбитизма

            4. Брахицефалия с эурипрозопией и телеорбитизмом

C. Асимметричный орбито-краниальный дизморфизм (плагиоцефалия)

            1. Простое вертикальное расхождение глазниц

            2. Плагиоцефалия без телеорбитизма

            3. Плагиоцефалия с телеорбитизмом

D. Группа Saethre-Chotzen

E. Группа Crouzon

            1. Обычный Crouzon

            2. Верхний Crouzon

            3. Нижний Crouzon

            4. Трехдольчатый Crouzon

F. Группа Apert

            1. Гиперакроцефалия Apert

            2. Гипербрахицефалия Apert

            3. Pfeiffer

            4. Трехдольчатый Apert

            5. Carpenter

Диагноз орбитальный гипертелоризм является клиническим и устанавливается на основании визуального осмотра, антропометрических и рентгенологических данных. Объективной количественной оценкой орбитального гипертелоризма, по которой устанавливают его степень, является измерение межорбитального расстояния (МОР). Тип орбитального гипертелоризма определяется разницей измерений между МОР в начале верхней трети глазниц и МОР между серединой передних слезных гребней.

Таблица 1. Классификация орбитального гипертелоризма

 

 

Степень и тип

Измерительные показатели

ОГ I степени 1-ого типа

МОР между серединой передних слезных гребней – 30-34 мм

МОР между внутренними краями глазниц на уровне начала верхней трети глазниц — не более 34 мм

ОГ I степени 2-ого типа

МОР между серединой передних слезных гребней – 30-34 мм

МОР на уровне начала верхней трети глазниц – 35-39 мм

ОГ II степени 1-ого типа

МОР между серединой передних слезных гребней — 35-39 мм

МОР на уровне начала верхней трети глазниц — не более 39 мм

ОГ II степени 2-ого типа

МОР между серединой передних слезных гребней — 35-39 мм

МОР на уровне начала верхней трети глазниц — 40-44 мм

ОГ III степени 1-ого типа

МОР между серединой передних слезных гребней — 40 мм

и более, МОР в области начала верхней трети глазниц

не превышает этот показатель более чем на 4 мм

ОГ III степени 2-ого типа

МОР между серединой передних слезных гребней — 40 мм и

более, МОР в начале верхней трети глазниц превышает

первый показатель на 5 мм и более

       

2. Диагностика

2.1 Жалобы и анамнез

  • Рекомендуется провести опрос родителей пациента.

Комментарии: могут предъявлять жалобы на изменение конфигурации лица и головы, косоглазие, ограничение подвижности глазных яблок, затруднение движения челюстью, отставание ребенка в развитии, при повышении внутричерепного давления – головные боли, беспокойство, крик и другие жалобы, исходя из степени прогрессирования заболевания. Заболевания врожденные, обычно симптомы наблюдаются уже с первого месяца жизни.

2.2 Физикальное обследование

  • Рекомендуется выполнить определение симметрии мозгового и лицевого черепа, оценку прикуса, проведения антропометрических измерений, измерения окружности головы, массы тела пациента.

Уровень убедительности рекомендаций А (уровень достоверности доказательств — 1)

Комментарии: одним из основных клинических проявлений черепно-лицевых дизостозов является наружная деформация и грубое изменение симметрии лица, оценка которых является первичным звеном обследования. Проведение антропометрических измерений позволяет объективно оценить степень деформации, а так же определить соответствие размеров головы возрасту ребенка. Оценка массы тела пациента важна для первичного определения операционного-анестезиологоических рисков возможного необходимого травматичного оперативного вмешательства, связанного с кровопотерей.

  • Рекомендуется осмотр врачом-нейрохирургом.

Уровень убедительности рекомендаций В (уровень достоверности доказательств — 2)

Комментарии: совместное ведение пациента челюстно-лицевыми хирургом и нейрохирургом позволяет комплексно оценить все аспекты патологии и оперативного вмешательства, затрагивающего, как лицевой, так и мозговой череп. Оценка внутричерепного давления позволяет объективно оценить показания и сроки оперативного вмешательства, операционно-анестезиологические риски.

  • Рекомендуется осмотр врача-офтальмологом.

Уровень убедительности рекомендаций А (уровень достоверности доказательств — 1)

Комментарии: осмотр глазного дна является неинвазивным способом, позволяющим выявить признаки внутричерепной гипертензии. Офтальмолог выявляет признаки атрофии зрительного нерва и отека диска зрительного нерва, зрительные нарушения.

  • Рекомендуется осмотр врача-неврологом.

Уровень убедительности рекомендаций А (уровень достоверности доказательств — 1)

Комментарии: невролог оценивает неврологический статус, степень умственного и психического развития ребенка, выставляет показания к проведению нейрофизиологических исследований, ЭЭГ, видео-ЭЭГ мониторинга.

  • Рекомендуется осмотр врача-оториноларингологом.

Уровень убедительности рекомендаций В (уровень достоверности доказательств — 2)

Комментарии: оториноларинголог оценивает состояние и предупреждает развитие осложнений со стороны ЛОР органов.

  • Рекомендуется осмотр врача-педиатром.

Уровень убедительности рекомендаций А (уровень достоверности доказательств — 1)

Комментарии: педиатр оценивает общее состояние пациента, росто-весовые показатели, выявляет сопутствующую патологию. Подавляющее число оперативных вмешательств при описываемых заболеваниях является плановым, вследствие чего, пациент должен быть тщательно обследован и компенсирована вся сопутствующая патология.

  • Рекомендуется осмотр врача-анестезиологом

Уровень убедительности рекомендаций А (уровень достоверности доказательств — 2)

Комментарии: перед любым оперативным вмешательством оценивается степень анестезиологического риска. Большинство операций, при описываемых патологиях, являются высокотравматичными, сопряжены с распилом и перемещением костей, вовлечением большого количества мягких тканей и сопровождаются массивной кровопотерей, что требует проведения гемотрансфузии. Последнюю рекомендуется проводить, не дожидаясь снижения показателей крови, а уже с начала оперативного вмешательства.

  • Рекомендуется осмотр врача-ортодонтом.

Уровень убедительности рекомендаций А (уровень достоверности доказательств — 2)

Комментарии: большое количество челюстно-лицевых дизостозов сопровождаются нарушением расположения челюстей и нарушением прикуса. Хирургическое лечение таких пациентов всегда сопровождается ортодонтическим этапом, в ходе которого ортодонт оценивает расположение челюстей, проводит ортодонтическую коррекцию, как до, так и после операции.

  • Рекомендуется осмотр врача-генетиком.

Уровень убедительности рекомендаций В (уровень достоверности доказательств — 2)

Комментарии: проводится с целью выявления этиологической причины заболевания, возможных сопутствующих синдромов, планирования будущих беременностей.

Таблица 2. Дифференциальная диагностика плагиоцефалии в зависимости от этиологии возникновения

 

 

Тип плагиоцефалии

Этиология возникновения

Синостозная (гемикоронарный синостоз)

Односторонний синостоз коронарного, лобно-решетчатого и лобно-клиновидного швов.

Компенсаторная (гемилямбдовидный синостоз)

Преждевременное закрытие лямбдовидного шва и компенсаторный рост и выбухание лба на стороне, противоположенной лямбдовидному синостозу.

Деформационная

Внутриутробная компрессия или сдавление в постнатальном периоде (вынужденное положение головы ребенка во время сна).

       

Таблица 3. Дифференциальная диагностика синостозной и деформационной форм плагиоцефалии

 

 

Анатомические ориентиры

Синостозная

Деформационная

Лоб

Сглаженный

Сглаженный

Верхнеглазничный край

Перемещен вверх

Перемещен вниз

Ушная раковина

Вперед и вверх

Назад и вниз

Скуловая кость

Вперед

Назад

Глазная щель

Расширена

Сужена

Корень носа

Смещен инспилатерально

Не смещен

Точка подбородка

Смещена контрлатерально

Смещена ипсилатерально

         

Таблица 4. Дифференциальная диагностика деформационной и компенсаторной форм плагиоцефалии

 

 

Особенности

Деформационная

Компенсаторная

Контрлатеральное выбухание сзади

Затылочное

Теменное

Лобное выбухание

Ипсилатеральное

Контрлатеральное

Ипсилатеральное затылочно-сосцевидное выбухание

Отсутствует

Присутсвует

Ушная раковина

Впереди

Сзади (впереди) и внизу

Основание черепа и лицо

Не наклонены

Наклон ипсилатерально и вниз

Гребень по лямбдовидному шву

Отсутствует

Присутствует

Форма головы: сверху

Параллелограмм

Трапеция

Форма головы: затылочная проекция

Нормальная

Параллелограмм

Состояние лямбдовидного шва

Открыт

Закрыт

         

Таблица 5. Дифференциальная диагностика деформации свода черепа в зависимости от пораженных швов

 

 

Форма свода черепа

Синостозированные швы

Лямбдо-видные

Коро-нарные

Сагит-тальный

Лобно-решетчатый

Лобно-клиновидные

Скуло-клиновидные

Оксицефалия

+/-

+

+

+

+

+

Акроцефалия

+/-

+

+

+

+

Туррибрахи-цефалия

+

+/-

+

+

+

Брахицефалия

+

+

+

+

+ означает, что шов преждевременно синостозирован

— означает, что шов не поражен

+/- означает, что шов может быть синостозирован

 

 

                 

2.3 Лабораторная диагностика

В комплекс лабораторной диагностики входят исследования, назначенные генетиком, а так же стандартный набор исследований с целью предоперационного обследования. Иной специфической лабораторной диагностики не предусмотрено.

2.4 Инструментальная диагностика

  • Рекомендуется проведение мультиспиральной компьютерной томографии головы и шеи головы и шеи с пространственной реконструкцией изображения в формате 3D.

Уровень убедительности рекомендаций А (уровень достоверности доказательств — 1)

Комментарии: диагностика любого из описываемых заболеваний невозможна без этого метода обследования, который является основополагающим для данных пациентов. КТ позволяет провести детальное изучение анатомии костей и швов черепа, механизма деформации Рекомендуется проводить мультиспиральную компьютерную томографию с шагом томографа/толщиной среза не более 0,5мм.

  • Рекомендуется проведение магнитно-резонансной томографии головного мозга в режиме венографии.

Уровень убедительности рекомендаций В (уровень достоверности доказательств — 2)

Комментарии: исследование позволяет провести детальное изучение головного мозга, ликворной системы, а так же анатомии венозной системы черепа с целью планирования оперативного вмешательства и снижения риска интраоперационных осложнений, в том числе кровотечений.

  • Рекомендуется проведение эндоскопической эндоназальной ревизии полости носа и носоглотки.

Уровень убедительности рекомендаций С (уровень достоверности доказательств — 2)

Комментарии: позволяет провести исследование полости носа и носоглотки с целью выявления возможных анатомических отклонений и особенностей, препятствующих проведению анестезиологического пособия.

  • Рекомендуется проведение ЭЭГ с нагрузочными пробами, видео-ЭЭГ мониторинга.

Уровень убедительности рекомендаций В (уровень достоверности доказательств — 2)

Комментарии: электроэнцефалография позволяет выявить функциональные изменения головного мозга, эпилептиформную активность. Результаты должны быть интерпретированы неврологом, при необходимости – назначен видео-ЭЭГ мониторинг.

  • Рекомендуется проведение спинномозговой пункции.

Уровень убедительности рекомендаций С (уровень достоверности доказательств — 4)

Комментарии: спинномозговая пункция позволяет провести диагностику ликворной системы, оценить внутричерепное давление, а постановка люмбального дренажа — управлять показателями внутричерепного давления.

  • Рекомендуется проведение аудиометрии.

Уровень убедительности рекомендаций С (уровень достоверности доказательств — 4)

Комментарии: позволяет объективно оценить состояние слуха и его нарушения.

  • При наличии клинической картины нарушений со стороны системы слезоотведения, рекомендуется проведение дакриоцисторинографии.

Уровень убедительности рекомендаций С (уровень достоверности доказательств — 4)

Комментарии: исследование позволяет получить наиболее полные данные о состоянии слезоотводящих путей.

2.5 Иная диагностика

В разделе 2.4 описаны диагностические методики, наиболее полно охватывающие все аспекты описываемых заболеваний, однако патология настолько разнообразна, а сочетание симптомов в каждом конкретном случае столь специфично, что могут быть применены дополнительные методы в зависимости от клинических проявлений. Специфической иной диагностики, не описанной выше, не предусмотрено.

3. Лечение

3.Лечение

3.1 Консервативное лечение

  • Консервативное лечение рекомендовано только в случае деформационной лобной плагиоцефалии, в возрасте 6-18 месяцев и заключается в применении индивидуальных моделирующих шлемов. В остальных случаях консервативное лечение не применяется.

Уровень убедительности рекомендаций С (уровень достоверности доказательств — 3)

Комментарии: окружность головы ребенка в первые 6 месяцев жизни, вследствие роста мозга, увеличивается на 8,3 см. После 18 месяцев рост мозга ослабевает и происходит утолщение костеи? свода черепа. Лечение детеи? с деформационнои? лобнои? плагиоцефалией шлемом не рекомендуется проводить в возрасте до шести месяцев, так как шлем может сдерживать быстрыи? рост головного мозга. В возрасте после 18 месяцев лечение шлемом не даст положительных результатов, так как рост мозга в этом промежутке времени уже ослабевает. В интервале между 6 и 18 месяцами медленный рост мозга увеличивает окружность головы ежемесячно приблизительно на 0,6 см. Это наиболее безопасное время для использования моделирующего шлема. Слабыи? в этом промежутке времени потенциал роста мозга не оказывает большого воздеи?ствия на стенки черепа, поэтому лечение шлемом может выполняться за счет медленного роста мозга именно в течение этого периода.

3.2 Хирургическое лечение

В настоящее время не существует единого универсального метода устранения той или иной деформации. В каждом конкретном случае необходимо индивидуальное планирование операции в зависимости от возраста пациента и типа деформации. Имея дело со всеми случаями, когда возникает угроза влияния на нормальный рост лица, челюстно-лицевой хирург вправе комбинировать известные методы реконструкции мозгового и лицевого черепа.

Ключевые положения.

    1. Все методы лечения должны быть направлены на устранение деформации и создания условий для нормального роста головного мозга.
    2. Вне зависимости от степени внешней деформации, приступая к лечению, необходимо оценивать заинтересованность всех отделов мозгового и лицевого черепа.
    3. Лучшие результаты лечения могут быть достигнуты при проведении операций в максимально раннем возрасте пациента.
    4. У пациентов в возрасте до года удаление фиксирующих металлоконструкций должно быть проведено в срок не позднее 2 месяцев с момента операции.
    5. У пациентов в возрасте после года удаление фиксирующих металлоконструкций должно быть проведено в срок не позднее 6 месяцев с момента операции.
  • Как при синдромальных, так и при несиндромальных формах краниосиностозов с целью устранения краниостеноза и деформации мозгового черепа рекомендовано проведение линейной краниоэктомии, ремоделирования и перемещения костей свода и основания черепа.

Уровень убедительности рекомендаций В (уровень достоверности доказательств — 3)

  • При синдромальных формах краниосиностозов с целью устранения гипоплазии средней зоны лицевого скелета рекомендовано проведение выдвижения костей средней зоны лицевого скелета (Le Fort III и/или Le Fort I), контурная пластика спинки носа аутотрансплантатом со свода черепа

Уровень убедительности рекомендаций С (уровень достоверности доказательств — 3)

  • При синдромальных формах краниосиностозов с целью контурной пластики нижней зоны лицевого скелета рекомендовано проведение ремоделирования и/или реконструкции нижней челюсти, ступенчатой гениопластики.

Уровень убедительности рекомендаций В (уровень достоверности доказательств — 3)

  • При синдромальных формах краниосиностозов ортогнатические операции рекомендовано проводить с 10-14 лет.

Уровень убедительности рекомендаций В (уровень достоверности доказательств — 3)

  • При синдромальных формах краниосиностозов с целью устранения деформации мягкотканного компонента лица рекомендовано проведение контурной пластики.

Уровень убедительности рекомендаций В (уровень достоверности доказательств — 3)

  • Как при синдромальных, так и при несиндромальных формах краниосиностозов с целью предотвращения послеоперационных деформаций рекомендовано удаление фиксирующих конструкций в срок от 2 до 6 месяцев.

Уровень убедительности рекомендаций С (уровень достоверности доказательств — 3)

  • Устранение колобом век и нарушения слезоотведения рекомендовано путем проведения блефаропластики и дакриоцисториностомии, начиная с возраста 1-2 лет.

Уровень убедительности рекомендаций В (уровень достоверности доказательств — 3)

  • Устранение деформации, вызванной недоразвитием костей средней зоны лицевого скелета и нижней челюсти, рекомендовано путем проведения опорно-контурной пластики костей скулоглазничного комплекса, гениопластики, начиная с 5-6 лет.

Уровень убедительности рекомендаций С (уровень достоверности доказательств — 3)

  • Реконструктивные операции на ухе с целью устранения патологии, связанной с органом слуха рекомендовано проводить, начиная с 6-7 лет.

Уровень убедительности рекомендаций В (уровень достоверности доказательств — 3)

  • Ортогнатические оперативные вмешательства рекомендовано проводить, начиная с 10-14 лет.

Уровень убедительности рекомендаций В (уровень достоверности доказательств — 3)

Ключевые положения лечения пациентов с гипертелоризмом.

    1. При сочетании ОГ с преждевременным синостозированием швов свода и основания черепа, приводящим к развитию плагиоцефалии, брахицефалии, скафоцефалии, устранение ОГ должно проводиться вместе с устранением различных форм краниостенозов.
    2. Выбор метода черепно-лицевой реконструкции и сближения глазниц зависит от степени ОГ, его типа и глубины пролапса продырявленной пластинки решетчатой кости.
    3. Хирургическое лечение больных с ОГ и сопутствующих ему деформаций может проводиться у детей начиная с 3-6 месяцев жизни.
    4. Проведение ранней одномоментной коррекции мозгового и лицевого черепа является предпосылкой к последующему нормальному развитию головного мозга и черепа в целом.
  • Рекомендованные хирургические приемы для устранения ОГ 1 степени 1 типа: остеотомия глазниц по методике Converse-Smith; остеоэктомия в области внутренних отделов глазниц; двусторонняя медиальная трансназальная кантопексия; экзентерация клеток решетчатого лабиринта; иссечение черепно-мозговой грыжи, ушивание твердой мозговой оболочки; пластика дефекта основания черепа с использованием костных аутотрансплантатов со свода черепа; контурная пластика спинки носа аутотранспалантатом со свода черепа; пластика кожи лица местными тканями.

Уровень убедительности рекомендаций В (уровень достоверности доказательств — 3)

  • Рекомендованные хирургические приемы для устранения ОГ 1 степени 2 типа, 2 степени 1 и 2 типа: верхняя U-образная остеотомия, сближение глазниц; краниотомия; круговая орбитотомия, сближение глазниц; краниализация лобных пазух; пломбирование носолобного канала; костная пластика дефектов черепа с использованием аутотрансплантатов со свода черепа; перемещение височных мышц; двусторонняя медиальная трансназальная кантопексия; экзентерация клеток решетчатого лабиринта; иссечение черепно-мозговой грыжи, ушивание твердой мозговой оболочки; пластика дефекта основания черепа с использованием костных аутотрансплантатов со свода черепа; контурная пластика спинки носа аутотранспалантатом со свода черепа; пластика кожи лица местными тканями.

Уровень убедительности рекомендаций В (уровень достоверности доказательств — 3)

  • Рекомендованные хирургические приемы для устранения ОГ 3 степени 1 и 2 типа: краниотомия; круговая орбитотомия, сближение глазниц; краниализация лобных пазух; пломбирование носолобного канала; костная пластика дефектов черепа с использованием аутотрансплантатов со свода черепа ; перемещение височных мышц; двусторонняя медиальная трансназальная кантопексия; экзентерация клеток решетчатого лабиринта; иссечение черепно-мозговой грыжи, ушивание твердой мозговой оболочки; пластика дефекта основания черепа с использованием костных аутотрансплантатов со свода черепа; контурная пластика спинки носа аутотранспалантатом со свода черепа; пластика кожи лица местными тканями.

Уровень убедительности рекомендаций В (уровень достоверности доказательств — 3)

3.3 Иное лечение

Иное специфическое лечение для пациентов с описываемой патологией не предусмотрено.

4. Реабилитация

Хирургическое лечение пациентов с черепно-лицевыми дизостозами является основополагающим, но только комплексная, своевременно и планомерно осуществляемая специализированная помощь пациентам с врожденными пороками развития костей черепа позволяет обеспечить оптимальный анатомический и функциональный эффект лечения и полную реабилитацию. Регулярность наблюдений пациентов позволяет контролировать качество проводимого лечения на протяжении всего периода реабилитации и вносить коррективы в план ведения пациента в соответствии возникшими изменениями.

Специфической реабилитации по поводу, описываемых патологий, не предусмотрено. Для оказания комплексной помощи и обеспечения полной реабилитации пациентов с краниосиностозами необходима скоординированная работа команды специалистов: челюстно-лицевого хирурга, нейрохирурга, невропатолога, офтальмолога, педиатра, оториноларинголога, генетика, ортодонта, анестезиолога, логопеда. Реабилитационные мероприятия проводятся исходя из конкретных клинических симптомов (неврологических, офтальмологических, логопедических и т.д.) и подлежат рассмотрению в соответствующих клинических рекомендациях.

5. Профилактика и диспансерное наблюдение

Профилактика заключается в плановом рациональном ведении беременности, при выявлении случаев заболеваний – обследовании у генетика.

Минимальный комплекс послеоперационного наблюдения включает в себя регулярные (не реже раза в 6 месяцев) осмотры оперирующих хирургов, невролога, офтальмолога, педиатра. При наличии подозрений о возникновении рецидива, вторичной деформации, ухудшении местного, неврологического, офтальмологического и других статусов пациента, —  проведение КТ, МРТ, ЭЭГ и других исследований, исходя из клинической картины.

Критерии оценки качества медицинской помощи

Таблица 10. Критерии оценки качества медицинской помощи.

Критерии качества

Уровень достоверности доказательств

Уровень убедительности рекомендаций

1

Достигнут удовлетворительный косметический результат

2

А

2

Отсутствие глазодвигательных нарушений

2

А

3

Созданы ли условия для нормального роста и развития головного мозга и черепа

2

А

4

Отсутствие гнойно-септических осложнений

2

А

5

Отсутствовие тромбо-эмболических осложнений

2

А

6

Отсутствие осложнений, связанных с нарушением ликвороциркуляции и сдавлением головного мозга

2

А

Список литературы

  1. Бельченко В.А. Черепно-лицевая хирургия: Руководство для врачей. — М.: ООО «Медицинское информационное агентство», 2006. — 340 с.: ил.
  2. Бельченко В.А., Иманилов А.П. Брахицефалия. Клинические проявления, диагностика, лечение. // Стоматология для всех. 2012. № 3. С.38-43.
  3. Бельченко В.А., Притыко А.Г., Асадов Р.Н., Хаджиев Э.М. Лечение детей с синостозной лобной плагиоцефалией. // Стоматология детского возраста и профилактика. 2009. Т. 8. № 1. С.31-36.
  4. Бельченко В.А., Притыко А.Г., Иманилов А.П. Функциональные нарушения при краниосиностозах. // Стоматология для всех. 2012. № 2. С.24-26.
  5. Бельченко В.А., Притыко А.Г., Климчук О.В. и др. Черепно-лицевая хирургия в формате 3D: атлас – М. Гэотар-Медиа, 2010. — 224 с.
  6. Колтунов Д.Е. Синдром Крузона: этиология и клинические проявления. // Вопросы практической педиатрии. 2011. Т. 6. № 5. С.49-52.
  7. Колтунов Д.Е. Синдром Пфайфера: клинические проявления и этиология. // Вопросы диагностики в педиатрии. 2010. Т. 2. № 3. С.42-46.
  8. Колтунов Д.Е., Бельченко В.А. Диагностика синдромальных форм краниосиностозов. // Вопросы практической педиатрии. 2013. Т. 8. № 3. С.52-55.
  9. Колтунов Д.Е., Бельченко В.А. Одноэтапная хирургическая методика лечения брахицефалии у детей с синдромальными краниосиностозами. // Педиатрия. Журнал им. Г.Н. Сперанского. 2012. Т. 91. № 6. С.156-157.
  10. Колтунов Д.Е., Бельченко В.А. Характеристика скелетных деформаций у пациентов с синдромами Аперта, Крузона, Пфайффера. // Вопросы практической педиатрии. 2012. Т. 7. № 6. С.57-62.
  11. Колтунов Д.Е., Бельченко В.А. Хирургические методики лечения гемикоронарного синостоза у пациентов с синдромальными краниосиностозами. // Педиатрия. Журнал им. Г.Н. Сперанского. 2012. Т. 91. № 5. С.16-119.
  12. Омар Х.М. Врожденные черепно-челюстно-лицевые деформации. // Анналы пластической, реконструктивной и эстетической хирургии. 2010. № 4. С. 93-93.
  13. Рогинский В.В., Комелягин Д.Ю., Дубин С.А., Надточий А.Г., Сатанин Л.А., Арсенина О.И., Старикова Н.В. Современный метод лечения детей с врожденными и приобретенными дефектами и деформациями костей лицевого скелета. // Вопросы практической педиатрии. 2007. Т.2. №4. С.55-60.
  14. Рогинский В.В., Комелягин Д.Ю., Сатанин Л.А., Горелышев С.К., Иванов А.Л. Компрессионно-дистракционный остеосинтез в лечении детей с краниосиностозами. // Вопросы нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко. 2009. № 2. С.35-41.
  15. Суфианов А.А., Суфианов Р.А. Хирургические аспекты эндоскопического лечения сагиттального краниосиностоза (скафоцефалии) у детей. // Вопросы нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко. 2013. Т. 77. № 4. С.26-35.
  16. Ясонов C.А., Лопатин А.В., Коллеров М.Ю. Устранение деформации черепа у ребенка с синдромом Апера (Аpert) при помощи пластин с памятью формы. // Детская хирургия. 2011. № 4. С.27-31.
  17. Ясонов С.А. Синдромальные краниосиностозы: основные клинические проявления и современные возможности реабилитации. // Педиатрия. Журнал им. Г.Н. Сперанского. 2012. Т. 91. № 5. С.108-116.
  18. Ясонов С.А., Лопатин А.В., Васильев И.Г. Устранение синостотических деформаций свода черепа у детей методом дистракционного остеогенеза. // Детская хирургия. 2010. № 4. С.7-13.
  19. Ясонов С.А., Лопатин А.В., Маслов В.В., Васильев И.Г., Быстров А.В. Синдром Апера (Аpert): современные возможности комплексного реконструктивного лечения. // Детская больница. 2011. № 2. С.51-54.
  20. Agochukwu N.B., Solomon B.D., Doherty E.S., Muenke M. The Palatal and Oral Manifestations of Muenke Syndrome (FGFR3 related craniosynostosis). // Journal of Craniofacial Surgery. 2012. Vol. 23 №3. P. 664–668.
  21. Ahmed I., Afzal A. Diagnosis and evaluation of Crouzon syndrome. // Journal of the College of Physicians and Surgeons Pakistan. 2009. Vol. 19(5) P.318–320.
  22. Anantheswar Y.N., Venkataramana N.K. Pediatric craniofacial surgery for craniosynostosis: Our experience and current concepts: Parts -2. // J Pediatr Neurosci. 2009. Vol.4 P.100–107.
  23. Anantheswar Y.N., Venkataramana N.K.. Pediatric craniofacial surgery for craniosynostosis: Our experience and current concepts: Part -1. // J Pediatr Neurosci. 2009. Vol.4 P.86–99
  24. Atmosukarto I., Shapiro L., Starr J.R., Heike C., Collett B.R., Cunningham M.L., et al. Three-dimensional head shape quantification for infants with and without deformational plagiocephaly. // The Cleft Palate-Craniofacial Journal. 2010. Vol.47 P.368–377.
  25. Babic G.S., Babic R.R. Opthalmological and radiological picture of Crouzon syndrome: A case report. // Acta Medica Medianae. 2009. Vol.48 P.37–40.
  26. Balaji S.M. Change of Lip and Occlusal Cant After Simultaneous Maxillary and Mandibular Distraction Osteogenesis in Hemifacial Microsomia. // Journal of Oral and Maxillofacial Surgery. 2010. Vol. 9(4) P.344–349.
  27. Balasubramaniam C., Rao S.M. Craniostenosis. // Journal of Pediatric Neurosciences. 2011. Vol. 6(Suppl1) P.23-26.
  28. Barik M., Bajpai M., Das R.R., Panda S.S. Study of environmental and genetic factors in children with craniosynostosis: A case-control study. // Journal of Pediatric Neurosciences. 2013. Vol. 8. №2. P. 89–92.
  29. Bhatia V., Sood R.G., Jhobta A., Panda P. Rhombencephalo-synapsis with turricephaly. // Journal of Pediatric Neurosciences. 2012. Vol. 7(3). P.235–236.
  30. Birgfeld C.B., Heike C. Craniofacial Microsomia. // Seminars in Plastic Surgery 2012. Vol. 26(2) P.91–104.
  31. Birgfeld C.B., Luquetti D.V., Gougoutas A.J. et al. A phenotypic assessment tool for craniofacial microsomia. // Plastic and Reconstructive Surgery. 2011. Vol. 127(1) P.313–320.
  32. Canpolat M., Buyukayhan D., Gunes T., Akcakus M., Ozturk A., Kurtoglu S. Apert syndrome: A case report. // Erciyes Medical Journal. 2009. Vol.31. P.53–61.
  33. Chang C.C., Steinbacher D.M. Treacher Collins Syndrome. // Seminars in Plastic Surgery. 2012. Vol. 26(2) P.83–90.
  34. Chu K.F., Sullivan S.R., Taylor H.O. CASE REPORT Pan-Suture Synostosis After Posterior Vault Distraction. // Eplasty. 2013. Vol.13.
  35. Ciurea A.V., Toader C., Mihalache C. Actual concepts in scaphocephaly: (an experience of 98 cases). // Journal of medicine and life. 2011. Vol. 4. №4. P. 424–431.
  36. Cloonan Y.C., Collett B., Speltz M.L., Anderka M., Werler M.M. Psychosocial outcomes in children with and without non-syndromic craniosynostosis: findings from two studies. // Cleft Palate-Craniofacial Journal. 2013. Vol. 50. №4. P. 406–413.
  37. Collett B.R., Elizabeth H. Aylward, Berg J., Davidoff C., Norden J., Cunningham M.L., Speltz M.L. Brain volume and shape in infants with deformational plagiocephaly. // Child»s Nervous System. 2012. Vol. 28. №7. P. 1083–1090.
  38. Collett B.R., Heike C.L., Atmosukarto I., Starr J.R., Cunningham M.L., Speltz M.L. Longitudinal, three-dimensional analysis of head shape in children with and without deformational plagiocephaly or brachycephaly. // Journal of Pediatrics. 2012. Vol. 160(4). P.673–678
  39. Collett B.R., Speltz M.L., Cloonan Y.K., Leroux B.G., Kelly J.P., Werler M.M. Neurodevelopmental Outcomes in Children With Hemifacial Microsomia. // Archives of Pediatrics and Adolescent Medicine. 2011. Vol. 165(2) P.134–140.
  40. Cooper G.M., Durham E.L., Cray J.J., Siegel M.I., Losee J.E., Mooney M.P. Tissue interactions between craniosynostotic dura mater and bone. // Journal of Craniofacial Surgery. 2012. Vol.23. №3. P. 919–924.
  41. Cummings C. Positional plagiocephaly. // Paediatrics & Child Health. 2011. Vol. 16. №8. P. 493–494.
  42. Derderian C., Seaward J. Syndromic Craniosynostosis. // Seminars in Plastic Surgery. 2012. Vol. 26. №2. P. 64–75.
  43. Fearon J.A., Rhodes J. Pfeiffer syndrome: a treatment evaluation. // Plastic and Reconstructive Surgery. 2009. Vol. 123(5) P.1560–1569.
  44. Fearon J.A., Ruotolo R.A., Kolar J.C. Single sutural craniosynostoses: surgical outcomes and long-term growth. // Plastic and Reconstructive Surgery. 2009 Vol. 123(2) P.635–642.
  45. Flapper W.J., Anderson P.J., Roberts R.M., David D.J. Intellectual outcomes following protocol management in Crouzon, Pfeiffer, and Muenke syndromes. // Journal of Craniofacial Surgery. 2009. Vol. 20(4) P.1252–1255.
  46. Garza R.M., Khosla R.K. Nonsyndromic Craniosynostosis. // Seminars in Plastic Surgery. 2012. Vol. 26. №2. P. 53–63.
  47. Ghali G.E., Zakhary G. Craniosynostosis: Esthetic protocol in open technique. // Annals of Maxillofacial Surgery. 2013. Vol. 3. №1. P. 62–65.
  48. Gilardino M.S., Jandali S., Whitaker L.A., Bartlett S.P. Does the incidence of traumatic brain injury in children increase after craniofrontal surgery? // Journal of Craniofacial Surgery. 2011. Vol. 22(4) P.1284–1286.
  49. Heggie A.A., Kumar R., Shand J.M. The role of distraction osteogenesis in the management of craniofacial syndromes. // Annals of Maxillofacial Surgery. 2013. Vol.3 №1. P.4–10.
  50. Hermann C., Lawrence K., Olivares-Navarrete R., Williams J.K., Guldberg R.E., Boyan B.D., Schwartz Z. Rapid Re-synostosis Following Suturectomy in Pediatric Mice is Age and Location Dependent. // Bone. 2013. Vol. 53. №1. P. 284–293.
  51. Heuze Y., Boyadjiev S.A., Marsh J.L., Kane A.A., Cherkez E., Boggan J.E., Richtsmeier J.T. New insights into the relationship between suture closure and craniofacial dysmorphology in sagittal nonsyndromic craniosynostosis. // Journal of Anatomy. 2010. Vol. 217(2). P.85–96
  52. Hill C.A., Vaddi S., Moffitt A., Kane A.A., Marsh J.L., Panchal J., Richtsmeier J.T., Aldridge K. Intracranial Volume and Whole Brain Volume in Infants With Unicoronal Craniosynostosis. // Cleft Palate-Craniofacial Journal. 2011. Vol. 48. №4. P. 394–398.
  53. Ileri Z., Goyenc Y.B. Apert syndrome: A case report. // European Journal of Dentistry. 2012. Vol. 6(1). P.110–113.
  54. Jeyaraj P. A Modified Approach to Surgical Correction of Anterior Plagiocephaly. // Journal of Oral and Maxillofacial Surgery. 2012. Vol. 11. №3. P. 358–363.
  55. Johnson D., Wilkie A.O. Craniosynostosis. // European Journal of Human Genetics. 2011 Vol. 19(4) P. 369–376.
  56. Johnson D., Wilkie A.O.M. Craniosynostosis. // European Journal of Human Genetics. 2011. Vol. 19. №4. P. 369–376.
  57. Jong T., Bannink N., Bredero-Boelhouwer H.H., Veelen M.L., Bartels M.C., Hoeve L.J., Hoogeboom A.J., Wolvius E.B., Lequin M.H., Meulen J.J., Adrichem L.N., Vaandrager J.M., Ongkosuwito E.M., Joosten K.F., Mathijssen I.M. Long-term functional outcome in 167 patients with syndromic craniosynostosis; defining a syndrome-specific risk profile. // Journal of Plastic, Reconstructive & Aesthetic Surgery. 2010. Vol. 63(10) P.1635–1641.
  58. Jong T., Maliepaard M., Bannink N., Raat H., Mathijssen I.M.J. Health-related problems and quality of life in patients with syndromic and complex craniosynostosis. // Child»s Nervous System. 2012. Vol. 28. №6. P. 879–882.
  59. Jong T., Rijken B.F.M., Lequin M.H., Veelen M.L.C., Mathijssen I.M.J. Brain and ventricular volume in patients with syndromic and complex craniosynostosis. // Child»s Nervous System. 2012. Vol. 28. №1. P. 137–140.
  60. Jong T., Toll M.S., Gier H.H., Mathijssen I.M. Audiological profile of children and young adults with syndromic and complex craniosynostosis. // Archives of otolaryngology—head & neck surgery. 2011. Vol.137(8) P.775–778.
  61. Khanna P.C., Thapa M.M., Iyer R.S., Prasad S.S. Pictorial essay: The many faces of craniosynostosis. // Indian Journal of Radiology and Imaging. 2011. Vol. 21. №1. P. 49–56.
  62. Kim S.D., Oi S. Immediate Spontaneous Shape Correction Using Expantile Zigzag Craniectomy in Infantile Scaphocephaly — Is There an Improvement in the Developmental Quotient Following Surgery? // Journal of Korean Neurosurgical Society. 2011. Vol. 49(3). P.194–199.
  63. Kim S.R., Han Y.S. Craniometaphyseal Dysplasia. // Archives of Plastic Surgery. 2013. Vol. 40(2) P.157–159.
  64. Kirmi O., Lo S.J., Johnson D., Anslow P. Craniosynostosis: a radiological and surgical perspective. // Seminars in Ultrasound, CT, and MRI. 2009. Vol.30 P.492–512.
  65. Ko E.W., Chen P.K., Tai I.C., Huang C.S. Fronto-facial monobloc distraction in syndromic craniosynostosis.Three-dimensional evaluation of treatment outcome and facial growth. // International Journal of Oral and Maxillofacial Surgery. 2012. Vol. 41. P. 20–27.
  66. Kolar J.C. An epidemiological study of nonsyndromal craniosynostoses. // Journal of Craniofacial Surgery. 2011. Vol. 22. №1. P. 47–49.
  67. Lamazza L., Messina A., D»Ambrosio F., et al. Craniometaphyseal dysplasia: a case report. // Oral Surgery, Oral Medicine, Oral Pathology, Oral Radiology, and Endodontology. 2009. Vol.107 P.23–27.
  68. Lee D.W., Ham K.W., Kwon S.M., Lew D.H., Cho E.J. Dual midfacial distraction osteogenesis for Crouzon syndrome: Long-term follow-up study for relapse and growth. // Journal of Oral and Maxillofacial Surgery. 2012. Vol.70. P.242–251.
  69. Maloth S., Padamashree S., Rema J., Yalsangi S., Ramadoss T., Kalladka M. Diagnosis of Crouzon»s syndrome. // Hong Kong Dental Journal. 2010. Vol.7 P.95–100.
  70. Marsella P., Scorpecci A., Pacifico C., Tieri L. Bone-anchored hearing aid (Baha) in patients with Treacher Collins syndrome: tips and pitfalls. // International Journal of Pediatric Otorhinolaryngology. 2011. Vol. 75(10) P.1308–1312.
  71. Martelli-Junior H., Coletta R.D., Miranda R.T., Barros L.M., Swerts M.S., Bonan P.R. Orofacial features of Treacher Collins syndrome. // Dentistry, Oral Surgery & Medicine. 2009. Vol.14 P.344–348.
  72. Masand M. Sagittal synostosis. // BMJ Case Reports. 2010. Online.
  73. Meazzini M.C., Allevia F., Mazzoleni F., Ferrari L., Pagnoni M., Iannetti G., Bozzetti A., Brusati R. Long-term follow-up of syndromic craniosynostosis after Le Fort III halo distraction: A cephalometric and CT evaluation. // Journal of Plastic, Reconstructive & Aesthetic Surgery. 2012. Vol.65 P.464–72.
  74. Meazzini M.C., Mazzoleni F., Bozzetti A., Brusati R. Comparison of mandibular vertical growth in hemifacial microsomia patients treated with early distraction or not treated: Follow up till the completion of growth. // Journal of Cranio-Maxillo-Facial Surgery. 2012. Vol.40 P.105–11.
  75. Meling T.R., Hogevold H.E., Due-Tonnessen B.J., Skjelbred P. Midface distraction osteogenesis: Internal vs. external devices. // International Journal of Oral and Maxillofacial Surgery. 2011. Vol.40. P.139–145.
  76. Meulen J. Metopic synostosis. // Child»s Nervous System. 2012. Vol. 28. №9. P. 1359–1367.
  77. Mohan R.S., Vemanna N.S., Verma S., Agarwal N. Crouzon Syndrome: Clinico-Radiological Illustration of a Case.//Journal of Clinical Imaging Science. 2012. Vol.2. P.70.
  78. Mohan R.S., Vemanna N.S., Verma S., Agarwal N. Crouzon Syndrome: Clinico-Radiological Illustration of a Case. // Journal of Clinical Imaging Science. 2012. Vol.2 P.70
  79. Ow A., Cheung L.K. Bilateral sagittal split osteotomies and mandibular distraction osteogenesis: A randomized controlled trial comparing skeletal stability. Oral Surgery, Oral Medicine, Oral Pathology, Oral Radiology, and Endodontology. 2010. Vol.109 P.17–23.
  80. Padmanabham V., Hegde A.M., Rai K. Crouzon»s syndrome: A review of literature and case report. // Contemporary Clinical Dentistry. 2011. Vol. 2. P. 211–214.
  81. Panigrahi I. Craniosynostosis genetics: The mystery unfolds. // Indian Journal of Human Genetics. 2011 Vol. 17 №2. P. 48–53.
  82. Pattisapu J.V., Gegg C.A., Olavarria G., Johnson K.K., Ruiz R.L., Costello B.J. Craniosynostosis: Diagnosis and surgical management. // Atlas of Oral & Maxillofacial Surgery Clinics of North America. 2010. Vol.18 P.77–91.
  83. Pereira D.C., Bussamra L.C.S., Araujo E.J., Drummond C.L., Nardozza L.M.M., Moron A.F., Aldrighi J.M. Prenatal Diagnosis of Treacher-Collins Syndrome Using Three-Dimensional Ultrasonography and Differential Diagnosis with Other Acrofacial Dysostosis Syndromes. // Case Reports in Obstetrics and Gynecology. 2013. Online.
  84. Perlyn C.A., Nichols C., Woo A., Becker D., Kane A.A. Le premier siecle: one hundred years of progress in the treatment of Apert syndrome. // Journal of Craniofacial Surgery. 2009. Vol. 20(3) P.801–806.
  85. Ploplys E A, Hopper R A, Muzaffar A R. et al. Comparison of computed tomographic imaging measurements with clinical findings in children with unilateral lambdoid synostosis. // Plastic and Reconstructive Surgery. 2009. Vol. 123(1) P.300–309.
  86. Prasad M., Shetty A.S., Shantaram M. The Crouzan Syndrome-A Case Report. // Journal of Clinical and Diagnostic Research. 2013. Vol. 7(5) P.959–961.
  87. Rani P.J., Shailaja S., Srilatha S., Sridevi K., Payal, Vinod V.C. Crouzon syndrome: A case report. // International Journal of Dental Case Reports. 2012. Vol. 2. P. 117–22.
  88. Samatha Y., Vardhan T.H., Kiran A.R., Sai Sankar A.J., Ramakrishna B. Familial Crouzon syndrome Contemporary. // Clinical Dentistry. 2010. Vol.1(4) P.277–280.
  89. Senarath-Yapa K., Chung M.T., McArdle A., Wong V.W., Quarto N., Longaker M.T., Wan D.C. Craniosynostosis. Molecular pathways and future pharmacologic therapy. // Organogenesis. 2012 Vol.8. №4. P. 103–113.
  90. Serlo W.S., Ylikontiola L.P., Lahdesluoma N., Verkasalo J., Lappalainen O.P., Korpi J., et al. Intracranial volume increase in craniosynostosis with posterior vault cranial distraction osteogenesis. // Child»s Nervous System. 2011. Vol.27 P.627–34.
  91. Sharma R.K. Craniosynostosis. // Indian Journal of Plastic Surgery. 2013. Vol. 46. №1. P. 18–27.
  92. Speltz M.L., Collett B.R., Stott-Miller M., Starr J.R., Heike C., Wolfram-Aduan A.M., King D., Cunningham M.L. Case-Control Study of Neurodevelopment in Deformational Plagiocephaly. // Pediatrics. 2010. Vol. 125. №3. P. 537–542.
  93. Starr J.R., Collett B.R., Gaither R., Kapp-Simon K.A., Cradock M.M., Cunningham M.L., Speltz M.L. Multicenter Study of Neurodevelopment in 3-Year-Old Children With and Without Single-Suture Craniosynostosis. // Archives of Pediatrics and Adolescent Medicine. 2012. Vol. 166. №6. P. 536–542.
  94. Steinbacher D.M., Bartlett S.P. Relation of the mandibular body and ramus in Treacher Collins syndrome. // Journal of Craniofacial Surgery. 2011. Vol. 22(1) P.302–305.
  95. Steinbacher D.M., Gougoutas A., Bartlett S.P. An analysis of mandibular volume in hemifacial microsomia.//Plastic and Reconstructive Surgery.2011. Vol.127(6) P.2407-2412.
  96. Steinbacher D.M., Skirpan J., Pucha?a J., Bartlett S.P. Expansion of the posterior cranial vault using distraction osteogenesis. // Plastic and Reconstructive Surgery. 2011 Vol. 127(2) P.792–801.
  97. Taylor J.A., Maugans T.A. Comparison of spring-mediated cranioplasty to minimally invasive strip craniectomy and barrel staving for early treatment of sagittal craniosynostosis. // Journal of Craniofacial Surgery. 2011. Vol. 22(4) P.1225–1229.
  98. Terner J.S., Travieso R., Chang C., Bartlett S.P., Steinbacher D.M. An analysis of mandibular volume in Treacher Collins syndrome. // Plastic and Reconstructive Surgery. 2012. Vol. 129(4) P.751–753.
  99. Ursitti F., Fadda T., Papetti L., Pagnoni M., Nicita F., Iannetti G., Spalice A. Evaluation and management of nonsyndromic craniosynostosis. // Acta Paediatrica. 2011. Vol. 100 P. 1185–1194.
  100. Warren S.M., Proctor M.R., Bartlett S.P., Blount J.P., Buchman S.R., Burnett W., et al. Parameters of care for craniosynostosis: Craniofacial and neurologic surgery perspectives. // Plastic and Reconstructive Surgery. 2012. Vol.129 P.731–737.
  101. White N., Evans M., Dover M.S., Noons P., Solanki G., Nishikawa H. Posterior calvarial vault expansion using distraction osteogenesis. // Child»s Nerv Syst. 2009. Vol.25 P.231–236.
  102. Wiberg A., Magdum S., Richards P.G., Jayamohan J., Wall S.A., Johnson D. Posterior calvarial distraction in craniosynostosis- An evolving technique. // Journal of Cranio-Maxillo-Facial Surgery. 2012. Vol. 40. P. 799–806.
  103. Ylikontiola L.P., Sandor G.K., Salokorpi N., Serlo W.S. Experience with craniosynostosis treatment using posterior cranial vault distraction osteogenesis. // Annals of Maxillofacial Surgery. 2012. Vol. 2. №1. P. 4–7.
  104. Yoo H-S., Rah D.K., Kim Y.O. Outcome Analysis of Cranial Molding Therapy in Nonsynostotic Plagiocephaly. // Archives of Plastic Surgery. 2012. Vol. 39. №4. P.338–344.

Приложение А1. Состав рабочей группы

  1. Бельченко Виктор Алексеевич – профессор, д.м.н., главный внештатный специалист по челюстно-лицевой хирургии Департамента здравоохранения города Москвы.
  2. Баранюк Игорь Семенович – челюстно-лицевой хирург.

Конфликт интересов отсутствует.

Приложение А2. Методология разработки клинических рекомендаций

Целевая аудитория данных клинических рекомендаций:

    1. Челюстно-лицевые хирурги
    2. Нейрохирурги

Таблица П1. Уровни достоверности доказательств с указанием использованной классификации уровней достоверности доказательств.

Уровень достоверности

Источник доказательств

I (1)

Проспективные рандомизированные контролируемые исследования

Достаточное количество исследований с достаточной мощностью, с участием большого количества пациентов и получением большого количества данных

Крупные мета-анализы

Как минимум одно хорошо организованное рандомизированное контролируемое исследование

Репрезентативная выборка пациентов

II (2)

Проспективные с рандомизацией или без исследования с ограниченным количеством данных

Несколько исследований с небольшим количеством пациентов

Хорошо организованное проспективное исследование когорты

Мета-анализы ограничены, но проведены на хорошем уровне

Результаты не презентативны в отношении целевой популяции

Хорошо организованные исследования «случай-контроль»

III (3)

Нерандомизированные контролируемые исследования

Исследования с недостаточным контролем

Рандомизированные клинические исследования с как минимум 1 значительной или как минимум 3 незначительными методологическими ошибками

Ретроспективные или наблюдательные исследования

Серия клинических наблюдений

Противоречивые данные, не позволяющие сформировать окончательную рекомендацию

IV (4)

Мнение эксперта/данные из отчета экспертной комиссии, экспериментально подтвержденные и теоретически обоснованные

Таблица П2. Уровни убедительности рекомендаций с указанием использованной классификации уровней убедительности рекомендаций.

Уровень убедительности

Описание

Расшифровка

A

Рекомендация основана на высоком уровне доказательности (как минимум 1 убедительная публикация I уровня доказательности, показывающая значительное превосходство пользы над риском)

Метод/терапия первой линии; либо в сочетании со стандартной методикой/терапией

B

Рекомендация основана на среднем уровне доказательности (как минимум 1 убедительная публикация II уровня доказательности, показывающая значительное превосходство пользы над риском)

Метод/терапия второй линии; либо при отказе, противопоказании, или неэффективности стандартной методики/терапии. Рекомендуется мониторирование побочных явлений

C

Рекомендация основана на слабом уровне доказательности (но как минимум 1 убедительная публикация III уровня доказательности, показывающая значительное превосходство пользы над риском) или

нет убедительных данных ни о пользе, ни о риске)

Нет возражений против данного метода/терапии или нет возражений против продолжения данного метода/терапии

Рекомендовано при отказе, противопоказании, или неэффективности стандартной методики/терапии, при условии отсутствия побочных эффектов

D

Отсутствие убедительных публикаций I, II или III уровня доказательности, показывающих значительное превосходство пользы над риском, либо убедительные публикации I, II или III уровня доказательности, показывающие значительное превосходство риска над пользой

Не рекомендовано

Порядок обновления клинических рекомендаций – один раз в пять лет.

Приложение А3. Связанные документы

нет

Приложение Б. Алгоритмы ведения пациента

1. Алгоритм лечения пациентов

2. Алгоритм лечения пациентов с кранио-фациальными дизостозами.

3. Алгоритм лечения пациентов с челюстно-лицевыми дизостозами.

4. Алгоритм лечения пациентов с краниосиностозом.

Приложение В. Информация для пациентов

Оперативное лечение при черепно-лицевых дизостозах, краниосиностозах, гипертелоризме является опасной процедурой, однако, не имеющей альтернативы. Травматичность оперативных вмешательств крайне высока, почти во всех случаях последние сопровождаются переливанием компонентов крови и их заменителей, и все вмешательства имеют высокие операционные риски. Именно по причине вышесказанного, родители пациента должны полностью выполнять все пред- и послеоперационные предписания лечащего врача. Не следует опасаться этапности лечения, проведения нескольких оперативных вмешательств, поскольку чаще всего это единственный вариант полноценно помочь ребенку. Следует понимать, что конечной целью должно явиться не проведение как можно меньшего количества операций, а наиболее полное оказание помощи ребенку. В послеоперационном периоде обязательным является регулярное наблюдение (не реже раза в 6 месяцев) у специалистов, вовлеченных в процесс лечения (челюстно-лицевой хирург, нейрохирург, невролог, офтальмолог, педиатр).

Лечение позиционной деформации черепа с помощью коррекционного шлема – нежелательно

Позиционная деформация черепа – это искривление костей мозговой части черепа из-за длительной укладки ребенка в одном положении, это заболевание также называют «синдром плоской головы». В Великобритании оно встречается у каждого пятого младенца в возрасте до 6 месяцев.

Существует два типа позиционной деформации черепа: плагиоцефалия и брахицефалия. Плагиоцефалия – это состояние, при котором происходит уплощение одной половины головы, в результате чего она становится несимметричной, и уши располагаются на разных уровнях. Брахицефалия – это состояние, при котором происходит уплощение задней части головы, в результате чего она вытягивается вверх, подобно огурцу. 

Поскольку кости черепа маленьких детей очень мягкие, постоянное локальное давление может привести к изменению формы головы. Так развивается позиционная деформация головы, обычно она связана со сном в определенном положении ребенка.

Предыдущие исследования показали, что с момента опубликования Американской Академией Педиатрии (ААП) руководства «Back to Sleep» в 1992 году, которое рекомендовало родителям укладывать ребенка на сон в определенном положении, чтобы снизить риск синдрома внезапной младенческой смерти, имело место резкое увеличение числа детей, заболевших позиционной деформацией черепа. 

Исследователи говорят, что использование коррекционного шлема у младенцев с позиционной деформацией черепа «не рекомендуется», поскольку это не имеет «никакой пользы».

В большинстве случаев, череп ребенка сам выправляется с течением времени. В более тяжелых случаях, когда этого не происходило – предлагалось использовать специальные шлемы, называемые также «черепными ортезами».

Идея состояла в том, что шлем распределяет давление с уплощенной точки головы – более равномерно. Лечение обычно начиналось в возрасте 5-6 месяцев, ношение шлема предписывалось до 23 часов в сутки, сроком на 3-6 месяцев.

Однако ученые из Нидерландов поставили под сомнение преимущества такого способа лечения.

Согласно их данным, было проведено крайне мало исследований, подтверждающих эффективность данной методики, потому они взялись за эту работу.

 

В своем исследовании они оценили 84 младенца, которые имели умеренную или выраженную позиционную деформация черепа. В исследовании оценивались младенцы как с плагиоцефалией, так и с брахицефалией.

Дети были разделены на 2 группы, лечение начиналось с 6 месяцев. Одна группа детей лечилась с помощью черепных ортезов, носила их 23 часа в день в течение 6-месячного периода. Вторая группа детей не получала никакого лечения. 

Измерив параметры черепа у обеих групп детей в возрасте 2 лет – ученые обнаружили, что младенцы, которые носили шлемы, не отличались от младенцев, не получавших терапии. 

Полное восстановление формы черепа после позиционной деформации произошло у 25,6% детей, в то время как в контрольной группе полностью восстановили форму черепа 22,5% детей, то есть статистически достоверных различий – не было отмечено. 

В то же время родители детей, носивших шлемы, сообщали о высокой частоте осложнений. Около 96% родителей отмечали раздражение кожи у младенца, в области давления шлема. 33% заявили, что их ребенок испытывал боль от шлема. Примерно 77% родителей считают, что шлем мешал их полноценному физическому контакту с малышом, 76% сообщили о неприятном запахе из-под шлема, и 71% сообщили о повышенной потливости головы.

В возрасте 2х лет ученые опросили родителей, и оказалось, что в обеих группах большинство родителей осталось довольно формой головы их ребенка. 

Помимо прочего, команда ученых отмечает высокую стоимость шлема-ортеза. Средняя стоимость шлема составляла около $ 1935 (£ 1157) за штуку.

Комментируя свои выводы, исследователи говорят:

«Учитывая равную эффективность применения шлема и выжидательной тактики, высокую распространенность побочных эффектов, и высокую стоимость такой терапии – мы не рекомендуем рутинное применение ортезных шлемов при позиционной деформации черепа у младенцев».

Они также добавляют, что проведенные ранее исследования приходили к выводу, что размещение детей на животе во время их бодрствования – может принести определенный положительный эффект при позиционной деформации черепа. Они подчеркивают, что любые дети, в том числе дети с позиционной деформацией головы, должны спать на спине, в соответствии с рекомендациями ААП по снижению риска внезапной младенческой смерти.

Ортопедический шлем лечение деформации головы

Ваше здоровье

Здоровье пациента наивысший приоритет ортопедического центра ОРТО-Н

Качество

Опыт и постоянное обучение докторов залог оказания услуг на высоком уровне

Эффективность

Используем только передовые технологии и современные методики лечения

Показания к применению

  • Позиционные деформации головы
  • Деформации головы, обусловленные краниосиностозом. Лечение проводится после хирургического устранения краниосиностоза

Продолжительность и режим лечения

Дети до 12 месяцев: в среднем 4 месяца применения шлема

Детям старше года может потребоваться более продолжительный период лечения

  • Длительность и эффективность применения шлема зависит от возраста начала лечения
  • Продолжительность ношения шлема составляет 23 часа в сутки. Перерывы допускаются при купании, проведении гигиенических процедур и гимнастики
  • В некоторых случаях требуется повторное изготовление шлема

Возраст ребенка

Лечение ортопедическим шлемом эффективно в возрасте до 18 месяцев

Своевременное начало лечение обеспечивает положительный результата

Оптимальный возраст для лечения с помощью шлема – 3-8 месяцев

Брахицефалия

Плагиоцефалия

Нормальная

Скафоцефалия

Ассиметричная брахицефалия

Предварительные обследования

1.

До начала лечения ортопедическим шлемом необходимо исключить такое заболевание костей черепа, как краниосиностоз.

Для этого необходимо получить консультацию нейрохирурга и выполнить УЗИ исследование швов черепа

2.

С собой необходимо привезти заключение нейрохирурга и протокол УЗИ

3.

При необходимости, по результатам осмотра могут быть назначены дополнительные консультации и обследования

Изготовление шлема

  1. 3D сканирование головы
  2. 3D моделирование шлема в специальной программе
  3. Фрезерование индивидуальной заготовки на станке с ЧПУ
  4. Изготовление шлема по полученной индивидуальной заготовке
  5. Примерка, подгонка и выдача шлема
Какие деформации черепа могут корректироваться с помощью ортопедических шлемов?
  1. Деформационная плагиоцефалия — это состояние, предполагающее неправильную форму черепа вследствие воздействия различных внешних причин. Например, ребенок может родиться изначально с неправильной формой головы, но также деформации могут становиться заметными в первые месяцы жизни.

  2. Деформационная брахицефалия — предполагает уплощение затылочной части и относительно большую ширину черепа. Часто можно заметить выпячивание лобной кости, чрезмерную высоту черепа.

  3. Деформационная скафоцефалия — отличается суженной или, напротив, удлиненной формой черепа. Такое состояние может развиться из-за продолжительного нахождения младенца на одном боку. 

  4. Асимметричная брахицефалия — при таком состоянии отмечается чересчур широкий и асимметричный череп. 

При диагностировании одного из перечисленных состояний врач может направить к специалисту по ортезированию, который изготовит из пластика и/или вспененного материала специальный шлем для выравнивания головы. «Работает» он щадяще, не оказывая негативного воздействия на состояние ребенка, его развитие.

Как работает ортопедический шлем?

Купить специальный шлем стоит, поскольку он дает возможность влиять на рост головы, симметрично меняя ее форму и пропорции в сторону нормальных. С его помощью относительно быстро можно скорректировать наличие выступающих или уплощенных частей черепа. Лечение, предполагающее использование корригирующего шлема, должно проводиться строго под контролем специалиста и по специально разработанной программе. Он показывает свою эффективность при использовании до двух лет, однако наилучшие результаты отмечаются, если его ношение было начато еще в 4-6 месяцев.


Все об изготовлении

Изготавливаются ортопедические шлемы индивидуально для каждого маленького пациента при использовании 3D технологий в несколько этапов:

  1. Сканирование головы ребенка с помощью специального оборудования. Безвредная процедура, которая занимает несколько секунд. Сканирование не предполагает какого-либо излучения.

  2. Проектирование корригирующего шлема с помощью специального программного обеспечения.

  3. Изготовление изделия с использованием гипоаллергенных материалов.

  4. Предоставление шлема родителям пациента с подробными указаниями по эксплуатации.


    Стоимость шлема

    60 000, включает:

    • Первичный осмотр
    • Изготовление и выдача шлема
    Изготовление

    Классификация деформаций головы и тактика лечения:

    Постоянное обучение и сертификация, изучение новых и эффективных методик лечения являются залогом оказания услуг на самом высоком уровне. Очень благодарны нашему доктору! Большое спасибо…

    Постоянное обучение и сертификация, изучение новых и эффективных методик лечения являются залогом оказания услуг на самом высоком уровне. Очень благодарны нашему доктору! Большое спасибо…

    Постоянное обучение и сертификация, изучение новых и эффективных методик лечения являются залогом оказания услуг на самом высоком уровне. Очень благодарны нашему доктору! Большое спасибо…

    Результаты лечения

    Отделение челюстно-лицевой хирургии — РДКБ ФГАОУ ВО РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России

    Врачебный персонал Схема расположения Телефоны

    Отделение челюстно-лицевой хирургии создано в 2003 году в связи с крайне высокой потребностью в оказании высококвалифицированной помощи детям с черепно-челюстно-лицевой патологией в регионах Российской Федерации.

    Большинство заболеваний, деформаций и пороков развития черепно-челюстно-лицевой области у детей (ранее относившихся к разряду неперспективных) может быть излечено окончательно или в значительной мере исправлено в косметическом отношении.

    Пациентами отделения являются дети с различными формами расщелин лица, деформациями носа, пороками развития ушной раковины, деформациями челюстей и нарушениями прикуса, доброкачественными и злокачественными новообразованиями черепно-челюстно-лицевой области, дети с рубцовыми деформациями кожи лица и волосистой части головы.

    Одним из приоритетных направлений работы отделения является хирургическая коррекция деформаций черепа и лица при краниосиностозах (тригоноцефалия, скафоцефалия, брахицефалия, плагиоцефалия и др.), устранение обширных дефектов костей черепа и лицевого скелета у пациентов после травм или удаления объемных новообразований (фиброзная дисплазия, остеомы, и т.д.).

    Выполняются операции на костях верхней и средней зон лица у детей с врожденными дистопиями и деформациями орбит (орбитальный гипертеллоризм, микрофтальмия,косые расщелины лица). Еще одним интенсивно развивающимся направлением работы стала ортогнатическая хирургия — коррекция нарушений положения и размера челюстей, сложных аномалий прикуса (открытый, перекрестный, глубокий). Лечение таких деформаций осуществляется с использованием специальных дистракционных аппаратов и позволяет проводить коррекцию положения челюстей у детей, начиная с первого года жизни.


    Расщелина верхней губы до и после лечения
    Двусторонняя расщелина верхней губы до и после лечения
    Срединная расщелина лица до и после лечения
    Косая расщелина лица до и после лечения
    Недоразвитие нижней челюсти до и после лечения
    Метопический синостоз (тригоноцефалия) до и через 6 лет после лечения
    Бикоронарный синостоз до и после лечения
    Синдром Аперта до и после лечения
    Орбитальный гипертелоризм до и после лечения
    Опухоль височной области до и через 3 года после лечения
    Порок развития ушной раковины до и после лечения

    Отделение является научной и учебной базой кафедры пластической хирургии РНИМУ им. Н.И. Пирогова (зав. кафедрой — профессор, д.м.н. Н.Е. Мантурова) и кафедры детской стоматологии и ортодонтии медицинского факультета РУДН (зав. кафедрой — профессор, д.м.н. Т.Ф. Косырева). Сотрудниками отделения проводится большая научная и методическая работа, что подтверждается участием в работе научных форумов в России и за рубежом. Осуществляется теснейшее сотрудничество с врачами из ведущих мировых центров черепно-челюстно-лицевой хирургии.

    Результаты работы нашего отделения челюстно-лицевой хирургии высоко оцениваются, как среди многих ведущих специалистов нашей страны, так и среди известнейших зарубежных черепно-челюстно-лицевых хирургов.

    Врачебный персонал

    Лопатин Андрей Вячеславович
    Зав. отделением — врач-челюстно-лицевой хирург

    • Образование: высшее медицинское, окончил 1-й Московский медицинский институт им. Сеченова в 1985 г.
    • Специальность по диплому: «Лечебное дело», квалификация: «Врач»
    • Сертификат по специальности «Хирургия челюстно-лицевая (хирургия)»
    • Сертификат по специальности «Организация здравоохранения и общественное здоровье»
    • Доктор медицинских наук, профессор, хирург высшей квалификационной категории

    Бальченко Алексей Вячеславович
    Врач-челюстно-лицевой хирург

    • Образование: высшее медицинское, окончил ГОУ Кубанскую государственную медицинскую академию в 2005 г.
    • Специальность по диплому: «Педиатрия», квалификация: «Врач»
    • Сертификат по специальности «Детская хирургия»
    • Сертификат по специальности «Челюстно-лицевая хирургия»

    Батюнин Владимир Александрович
    Врач-челюстно-лицевой хирург

    • Образование: высшее медицинское, окончил РГМУ в 2001 г.
    • Специальность по диплому: «Педиатрия», квалификация: «Врач»
    • Сертификат по специальности «Хирургия челюстно-лицевая (хирургия)»
    • Сертификат по специальности «Детская хирургия»
    • Сертификат по специальности «Организация здравоохранения и общественное здоровье»
    • Кандидат медицинских наук

    Бологова Тамила Вячеславовна
    Медицинский психолог, клинический психолог

    • Образование: высшее, окончила Московский гуманитарный институт в 2009 г.
    • Окончила Российский национальный медицинский исследовательский университет имени Н.И. Пирогова Министерства здравоохранения российской федерации в 2014 г.
    • Специальность по диплому: «Психология», квалификация: «Психолог Преподаватель психологии»
    • Сертификат по специальности «Психологическая подготовка будущих родителей к воспитанию детей. Перинатальная психология. Практическая психология»
    • Сертификат по специальности «Детская нейропсихология: методы диагностики и коррекции»

    Водяницкий Владимир Борисович
    Врач-челюстно-лицевой хирург

    • Образование: высшее медицинское, окончил 2-ой МОЛГМИ им. Н.И. Пирогова в 1980 г.
    • Специальность по диплому: «Педиатрия», квалификация: «Врач»
    • Сертификат по специальности «Хирургия челюстно-лицевая (хирургия)»
    • Сертификат по специальности «Хирургия (детская)»
    • Сертификат по специальности «Пластическая хирургия»
    • Xирург высшей квалификационной категории

    Грачев Николай Сергеевич
    Врач-челюстно-лицевой хирург

    • Образование: высшее медицинское, окончил ГОУ ВПО Московская медицинская академия им. И.М. Сеченова ФА по ЗСР в 2006 г.
    • Специальность по диплому: «Лечебное дело», квалификация: «Врач»
    • Сертификат по специальности «Хирургия челюстно-лицевая»
    • Сертификат по специальности «Онкология (детская)»
    • Сертификат по специальности «Пластическая хирургия»
    • Кандидат медицинских наук

    Кугушев Александр Юрьевич
    Врач-онколог

    • Образование: высшее медицинское, окончил ГОУ ВПО РГМУ в 2006 г.
    • Специальность по диплому: «Педиатрия», квалификация: «Врач»
    • Сертификат по специальности «Хирургия (детская)»
    • Сертификат по специальности «Онкология (детская)»
    • Сертификат по специальности «Пластическая хирургия»
    • Кандидат медицинских наук

    Мкртчян Каринэ Егиевна
    Врач-ортодонт

    • Образование: высшее медицинское, окончила ГОУ ВПО РУДН в 2007 г.
    • Специальность по диплому: «Стоматология», квалификация: «Врач»
    • Сертификат по специальности «Ортодонтия»

    Синицын Данко Сергеевич
    Врач-ортодонт

    • Образование: высшее медицинское, окончил ГОУ ВПО Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. И.П. Павлова в 2011 г.
    • Специальность по диплому: «Стоматология»
    • Сертификат по специальности «Ортодонтия»

    Ясонов Сергей Александрович
    Врач-челюстно-лицевой хирург

    • Образование: высшее медицинское, окончил 2-ой МОЛГМИ им. Н.И. Пирогова в 1995 г.
    • Специальность по диплому: «Педиатрия», квалификация: «Врач»
    • Сертификат по специальности «Хирургия челюстно-лицевая»
    • Сертификат по специальности «Хирургия (детская)»
    • Сертификат по специальности «Пластическая хирургия»
    • Хирург высшей квалификационной категории
    • Кандидат медицинских наук

    Схема расположения отделения

    Телефон: 8 800 555-04-94

    Нарушение симметрии черепа (плагиоцефалия, брахицефалия)

    Нарушение в СБС не единственное проявление нарушения формы головы. Силы компрессии черепа также нарушают взаимоотношения между костями черепа, вызывая внутрикостные дисфункции. Затылок и теменные кости наиболее часто имеют внутрикостные дисфункции в случае плагиоцефалии. После рождения затылочная кость состоит из четырех частей и каждая из теменных костей из трех частей. Когда происходит уплощение затылка, деформация чешуйчатой порции затылочной кости, это вызывает нарушение не только в самой чешуйчатой части, а также в пока еще подвижном соединении частей затылочной кости. В результате плагиоцефалия также влияет на мыщелки затылочной кости. (Рисунок 8). [9]

     

     

    Рисунок 8. Взаимосвязь хрящевого строения затылочной кости и черепных нервов.

     

    В результате могут страдать следующие структуры:

     

    Асимметрия основания черепа также может влиять на форму отверстий (яремное, затылочное) отверстия, что может привести к различным нейропатиям и сосудистым компрессиям. 
    Яремное отверстие (правое обычно чуть больше чем левое) содержит языкоглоточный нерв (IX), блуждающий нерв (X), добавочный нерв (XI) и нижний пещеристый и сигмовидный венозные синусы. Широкий спектр функций зависит от этих структур.

     

    Языкоглоточный нерв (IX пара черепных нервов) – проходит через яремное отверстие. Компрессия IX пары черепных нервов (ЧН) может вызывать изменение ощущений от глотки, зева, небной миндалины, евстахиевой трубы и задней трети языка.

     

    Блуждающий нерв (X пара черепных нервов) – проходит через яремное отверстие. Нарушения X пары ЧН приводят к широкому ряду симптомов, включая нарушение нервного тонуса, колики, отрыжку.

     

    Добавочный нерв (XI пара черепных нервов) – проходит через большое затылочное и яремное отверстия. Компрессия XI пары ЧН могут нарушать двигательную функцию верхней и средней порции трапециевидной мышцы и грудинно-ключично-сосцевидной мышцы. XI пара ЧН также влияет на глотание через влияние на мышцы-констрикторы глотки.

     

    Подъязычный нерв (XII пара черепных нервов) – канал подъязычного нерва располагается в передних внутризатылочных синхондрозах, между базиллярной частью затылочной кости и мыщелками. Они содержат подъязычные нервы, которые обеспечивают двигательную функцию языка. Компрессия с одной стороны может отразиться на двигательной функцию языка, в результате чего могут возникнуть трудности сосания.  [9]

    «Татарину скажи, что Чингизхан не был родственником всех татар, сразу в морду получишь»

    Как выводы столичных генетиков об отсутствии «общетатарского генофонда» возмутили местных ученых

    Генетики пришли к выводу, что у татар Крыма, Поволжья и Сибири нет общего «предкового компонента», а значит, нет общего генофонда. Это болезненно восприняли этнологи и историки из Татарстана, которые утверждают, что генетика не связана с этничностью. В свою очередь один из авторов исследования Олег Балановский рассказал «БИЗНЕС Online», что изучает не «душу» народа, а его генетическое «тело», а также пожаловался, что Татарстан не финансирует с помпой объявленный проект по изучению генофонда нации.

    Ученые не нашли общего предка у поволжских, сибирских и крымских татар, а также их родства между собой
    Фото: ©Максим Богодвид, РИА «Новости»

    ГЕНЕТИКИ НЕ НАШЛИ «ПРЕДКОВОГО КОМПОНЕНТА» У ПОВОЛЖСКИХ, СИБИРСКИХ И КРЫМСКИХ ТАТАР

    Группа ученых во главе с заведующей лабораторией популяционной генетики человека медико-генетического научного центра профессором Еленой Балановской не нашла общего предка у поволжских, сибирских и крымских татар, а также их родства между собой — такой главный вывод делают авторы статьи, опубликованной в журнале «Вестник Московского университета». Исследование проводилось с 2006-го по 2014 год на основе анализа 50 SNP-маркеров Y-хромосомы. Всего было взято 955 образцов ДНК среди неродственных между собой мужчин, все предки которых не менее трех поколений относили себя к «этнотерриториальной группе татар» и родились в ареале этой группы. «Генетические портреты крымских, поволжских и сибирских татар выявили значительное разнообразие генофонда татар каждого региона, отсутствие какой-либо доминирующей линии Y-хромосомы и существенные различия между всеми тремя генетическими портретами», — пишут авторы статьи.

    Так, среди крымских татар генетики выявили высокую долю южных и небольшую долю восточных по своему происхождению и современному распространению гаплогрупп Y-хромосомы. Еще одна часть приходится на паневразийскую гаплогруппу. Поэтому ученые делают вывод, что «генетический портрет крымских татар задан преобладающим вкладом средиземноморских и переднеазиатских линий с небольшой долей восточных гаплогрупп Y-хромосомы».

    В свою очередь генофонд поволжских татар, по мнению исследователей, менее разнообразен по Y-хромосоме. При этом в 49% исследованных ДНК были обнаружены две гаплогруппы: первая из них характерна для практически всей западной половины Евразийского материка, но наиболее часто встречается у популяций Восточной Европы, а вторая протянулась с запада на восток и с севера на юг материка. При этом, отмечают авторы статьи, сочетание этих гаплогрупп характерно не только для татар Поволжья, но и для других популяций Волго-Восточного региона и Восточно-Европейской равнины. Кроме того, гораздо меньшая часть — 23% — поволжских татар охвачена среднеземноморскими и переднеазиатскими гаплогруппами — теми, что характерны для крымских татар. И совсем мала доля восточных гаплогрупп Y-хромосомы — менее 5%. «Таким образом, генетический портрет поволжских татар определяется высоким вкладом гаплогрупп, наиболее частых в Восточной Европе и Приуралье, заметно меньшей долей южных вариантов и очень слабым восточно-евразийским следом», — подчеркивают генетики в статье.

    Чтобы увеличить, нажмите

    Наконец, в генофонде сибирских татар наиболее ярко выражены гаплогруппы, которые позволяют заявить, что «основные составляющие генофонда сибирских татар связаны с Сибирью и северной полосой Евразии. Юго-западный генетический след характерен только для отдельных субэтносов сибирских татар — ялуто-ровских и бухарцев».

    Чтобы увеличить, нажмите

    В любом случае главный вывод генетиков состоит в том, что у татар Крыма, Поволжья и Сибири нет общего «предкового компонента», а значит, отсутствует «общность их происхождения от некогда единого „общетатарского“ генофонда». Более того, в статье отмечается, что все три исследованных группы генетически далеки как от центральноазиатского кластера, так и от монголов. «Такой результат не дает оснований для гипотез о происхождении генофонда всех татар ни от монголов, ни от центральноазиатских популяций в целом», — уверяют исследователи, тут же подчеркивая, что генофонд поволжских татар в 55 раз ближе к башкирам, чем к монголам.

    Ректор КФУ Ильшат Гафуров (слева) презентует госсоветнику РТ Минтимеру Шаймиеву (в центре) проект получения подробной характеристики генофонда татар (справа — организатор проекта, член-корреспондент РАН Вадим Говорун Фото: kpfu.ru

    «ТАТАРСКИЙ ГЕНОФОНД ЕЩЕ СЛОЖНЕЕ И ИНТЕРЕСНЕЕ РУССКОГО»

    Как уже писал «БИЗНЕС Online», с августа прошлого года в Татарстане на базе Казанского федерального университета (КФУ) приступили к масштабному изучению генофонда. «Анализ экзомов этнических групп, проживающих на территории России, для определения особенностей генофонда татар в связи с их происхождением» — таково название проекта. В него включились 18 генетиков, биологов, историков, этнографов. Инициатором изучения генофонда татар был советник ректора КФУ, гендиректор федерального научно-клинического центра физико-химической медицины федерального медико-биологического агентства Вадим Говорун. Помимо него, курируют проект еще три специалиста. По молекулярно-генетической части — завкафедрой генетики КФУ Владислав Чернов, по этнолингвистической части — профессор Удмуртского университета, член-корреспондент РАН Владимир Напольских. И, наконец, за популяционно-генетическую часть отвечает руководитель лаборатории геномной географии Института общей генетики РАН Олег Балановский. К слову, его фамилия также значится среди авторов статьи в «Вестнике Московского университета». Причем для сравнения генофондов крымских, поволжских и сибирских татар с другими популяциями Северной Евразии авторы прибегали к разработанной Балановским базе данных Y-base. Впрочем, исследование в Татарстане началось в 2015 году, а те результаты, которые описаны в «Вестнике Московского университета», были сделаны на основе образцов ДНК, собранных с 2006 по 2014 год. При этом Чернов рассказывал нашему изданию, что для анализа генофонда татар будут использованы две тысячи образцов из коллекции Балановского.

    Чтобы увеличить, нажмите

    Впрочем, по СМИ генетик Балановский больше всего запомнился тем, что, скажем так, развенчал расхожую поговорку «Поскреби русского — отыщешь татарина». В середине 2000-х годов генетики провели масштабное изучение русского генофонда. Результаты оказались неожиданными — русский этнос состоит из двух частей. Во-первых, коренного населения Южной и Центральной России, которое родственно с народами, говорящими на славянских языках. Во-вторых, жители Севера, которые родственны финно-угорским группам. И, что немаловажно, не удалось ни в одной русской группе обнаружить типичного азиатского набора генов, как и зафиксировать влияние монголов на татар. «Ведь даже по своему облику татары Поволжья больше похожи на европейцев, чем на монголов. Отличия русского генофонда (почти полностью европейского) от монгольского (почти полностью центрально-азиатского) действительно велики — этo как бы два разных мира. Но если говорить не о монголах, а о татарах, с которыми чаще всего и имели дело русские княжества, то отличия их генофонда от русского не такие уж и большие, — рассуждал Балановский в интервью „Комсомольской правде“. — Татарский генофонд, пожалуй, еще сложнее и интереснее русского, мы уже начали его изучать. В нем есть, конечно, доля монголоидного генофонда, пришедшего из Центральной Азии. Но еще большая доля того же финно-угорского. Того населения, что жило на этих землях еще до славян и татар. Как славяне ассимилировали западные финно-угорские племена, так же предки татар, чувашей и башкир ассимилировали восточных финно-угров. Так что различия между русским и татарским генофондом хотя и есть, они вовсе не колоссальные — русский полностью европейский, а татарский — по большей части европейский. Это, кстати, затрудняет нашу работу — маленькие различия труднее измерять».

    Чтобы увеличить, нажмите

    «НЕТ НИ ОДНОГО НАРОДА, У КОТОРОГО БЫЛА ТОЛЬКО ЕДИНСТВЕННАЯ ГАПЛОГРУППА»

    Впрочем, по поводу научности и достоверности данных нынешней статьи генетиков в ученых кругах Татарстана нет единства. «Публикация, сделанная группой специалистов в области генетических исследований во главе с Балановской, имеет один крупный недостаток, чисто методологический — они неправомерно расширили результаты генетических исследований на этнические явления», — отметил в беседе с корреспондентом «БИЗНЕС Online» главный научный сотрудник центра этнологического мониторинга Института истории АН РТ Дамир Исхаков. По его словам, из исследования вытекает вывод, что «татары никаким единым этносом не являются и исторически ничего не было единого». «Мол, из разных групп собраны, которые генетически имеют разные корни. Следовательно, и сегодня не являются едиными», — добавил ученый. Тем более Исхаков отказывается принимать вывод генетиков о том, что крымские, поволжские и сибирские татары не имеют ничего общего, поскольку, по его мнению, «между этносом и генетическими исследованиями никакой связи нет».

    «Генетика напрямую не связана с этничностью. У народа могут быть разные гаплогруппы. Но народ может быть единый независимо от того, какого он генетического происхождения. Y-хромосома — хороший инструмент, когда ты хочешь выяснить древние корни, откуда шли какие-то племена. Но потом они смешались и создали единый народ — это нормально. Нет ни одного народа, у которого была только единственная гаплогруппа», — поддерживает его директор Института истории им. Марджани АН РТ Рафаэль Хакимов.

    А Исхаков продолжает: «Этнос — это совокупность языка, культуры, государственности, социальных структур, а генетика — это всего лишь основа, которая может уйти на тысячелетия в глубину истории. Уже в процессе образования современных этносов эти основы могли существовать тысячи лет. Если вы их нащупали, то это не значит, что нащупали основы этногенеза современных народов… Я думаю, что в поиске некоторых сенсаций группа Балановских поспешила опубликовать итог, который имеет результат в генетических исследованиях, но не имеет такого значения в этнических».

    В свою очередь главный научный сотрудник Института археологии АН РТ Искандер Измайлов подчеркивает, что ошибочным был сам тезис, который взяли за основу генетики. «Они сначала создают некую мельницу, а потом героически с ней сражаются. А в конце говорят: „Мы же разломали эту мельницу. Это фантом“. А мельница эта в том, что якобы существовала некоторая экстерриториальная группа татар, которая послужила основой для популяции татар что в Крыму, что в Поволжье, что в Сибири. Авторы развенчивают этот миф, говоря, что они внесли ясность в проблемы этногенеза татар. Между тем ни в труде „Татары“, ни вообще, насколько мне известно, в современной научной литературе, я не слышал, чтобы общность средневековых татар кто-то трактовал как популяцию. В моих трудах и многих наших последователей четко указано, что это этносоциальная группа, генетического единства она не имеет», — считает ученый. Измайлов особо подчеркивает, что, если бы генетики описывали только популяции, претензий бы к ним не было. «Но они позволили себе сделать исторические выводы, которые являются квазинаучными», — полагает он.

    Генетик, член-корреспондент РАН Евгений Лильин предлагает смотреть на проблему шире: «Казанские, сибирские и крымские татары не могут не быть родственниками, поскольку мы все родственники. Вопрос только, в какой степени… Мы, генетики, считаем, что в русском на самом деле обществе до середины ХХ века если люди происходили из одной области настоящей России, они были родственниками в каких-то поколениях. Они уже были родственниками! Представляете? Сейчас это, естественно, разрушено. Практически до Хрущева это было так. Поэтому говорить, что все татары неродственники, нельзя. Народность общая, этнос общий. Любопытная цифра — вся описанная история человечества — это всего лишь 70 поколений, при том что наука считает поколением 70 лет. Они могут быть родственниками 20, 30, 40 поколений назад. Попробуй какому-нибудь татарину скажи, что Чингизхан не был родственником всех татар, сразу в морду получишь», — иронизирует эксперт.

    «МЫ ИЗУЧАЕМ НЕ ЭТНОС, А ПОПУЛЯЦИЮ»

    Более подробно о результатах исследования генофонда татар мы попросили рассказать одного из авторов Балановского, а заодно ответить на критику татарстанских ученых.

    — Олег Павлович, чем вызван интерес к изучению генофонда татар Евразии?

    — Интереса именно к татарам нет, поскольку мы изучаем все популяции Северной Евразии. В этом году, например, изучали туркмен, хакасов, карел, татар и нанайцев.

    — Почему для исследования был выбран метод анализа Y-хромосомы?

    — Потому что это наиболее информативная генетическая система для реконструкции миграций. Она уступает лишь полному секвенированию всего генома.

    — Есть ли какие-то другие методы для подобного рода исследований?

    — Методы или генетические системы? Есть множество методов и несколько генетических систем — Y-хромосома, митохондриальная ДНК, экзомы, широкогеномный анализ, полные геномы. Мы используем большинство методов и все системы.

    — В статье в «Вестнике Московского университета» вы пишете об «отсутствии предкового компонента, общего для татар Крыма, Поволжья и Западной Сибири» и, как следствие, отсутствии общности их происхождения от некогда единого «общетатарского» генофонда». Ваши критики отвечают, что никто и никогда не утверждал, что татары произошли от какой-то древней или средневековой общности. Почему же тогда коллектив исследователей взялся за доказательство/опровержение такого тезиса?

    — Все генетики всегда утверждают, что у любой современной популяции был средневековый генетический предок, и обычно не один. Иначе получается, что у людей не было прадедов?

    — Авторов статьи упрекают в том, что, используя биологические и генетические исследования, делаются исторические выводы, как, например, происхождение от «общетатарского» генофонда или же связи с монголами.

    — Думаю, что авторы таких упреков не читали нашу статью. Используя генетические данные, мы делаем генетические выводы об истории генофонда. Это — прямая обязанность популяционных генетиков. Почитайте мировую литературу. Происхождение татарского генофонда можно определить как раз только по генетическим данным.

    — Например, Рафаэль Хакимов указывает на то, что средневековые монголы и нынешние — это разные монголы. И, вообще, эксперты подчеркивают, что без знания истории, этнологии исторические выводы делать не стоит.

    — То есть он считает, что у средневековых монголов был другой генофонд, чем у нынешних? Ему придется доказать это утверждение данными по древней ДНК, иначе оно голословно. Генетики делают исторические выводы только об истории генофонда и только по генетическим данным. Выводы об истории страны делают историки по письменным данным. Выводы об истории языка делают лингвисты. И Рафаэль Хакимов нарушает это правило, утверждая, что средневековые монголы говорили на тюркских языках — этот вопрос решает лингвист, а не историк. Например, при обсуждении этого вопроса на нашем сайте генофонд.рф ведущий лингвист член-корреспондент Анна Владимировна Дыбо отметила: «Нынешнее распространение этнонима „татары“, по-видимому, в очень большой степени связано… со способом именования разных тюркских народов, принятым в Российской империи в XVIII-XIX вв. Этот способ таков: всех, кроме турок, якутов и чувашей, называли татарами… Это все хорошо известно любому профессиональному тюркологу…. Поэтому, конечно, сама идея искать близкую генетику для современного распространения этого этнонима выглядит несколько наивной».

    — Некоторых смущает и то, что якобы главный вывод вашего исследования следующий — татары никаким единым этносом не являются.

    — Это именно то, в чем все эти эксперты безосновательно упрекают нас — они путают генетическое и этническое. Мы не утверждаем, что татары не являются единым этносом. Мы утверждаем, что они не обладают единым генофондом. Мы изучаем не этнос, а популяцию. Не «душу» народа, а его генетическое «тело». И точно, количественно сравниваем эти «тела» друг с другом. И мы видим, что «тела»-генофонды поволжских, крымских и сибирских татар настолько различны, что у них не могло быть общего недавнего предкового генофонда, который сформировал бы заметную часть всех этих современных генофондов. Так что не подлежит сомнению, что у этих трех современных популяций татар были три разных предковых генофонда. А на вопрос о том, была ли у этих разных предковых «тел»-генофондов единая историческая «душа», могут ответить только историки. Желаю им, чтобы у них нашлись объективные методы для получения столь же однозначного ответа, какой получен в отношении генофондов — изученных, напомню, по «отцовской» линии, выявляемой Y-хромосомой.

    — Как продвигается проект «Анализ экзомов этнических групп, проживающих на территории России, для определения особенностей генофонда татар в связи с их происхождением»?

    — Продвигается хорошо, насколько это возможно при полном отсутствии финансирования со стороны Татарстана. Образцы давно собраны и ждут своего часа в нашем «Биобанке народонаселения Северной Евразии». Проанализировано около 20 экзомов татар и около 40 других народов России и сопредельных стран. Выводы опубликованы в статье в международном журнале (Boulygina et al., 2016). Например, генофонд мишарей оказался промежуточным между генофондом казанских татар, с одной стороны, и мокши и эрзи — с другой.

    — Совпадают ли они с теми, которые озвучиваются в статье в «Вестнике Московского университета»?

    — Изучены пока только казанские татары и мишари, а данных по сибирским и крымским еще нет.

    — Насколько велика схожесть русского и татарского генофондов?

    — Над этим-то мы сейчас и работаем.

    Брахицефалия у младенцев | Варианты лечения брахицефалии

    Брахицефалия у младенцев

    Брахицефалия — это форма синдрома плоской головы и характеризуется уплощением задней части головы, при этом ширина головы больше, чем обычно. В отличие от плагиоцефалии, у младенцев нет асимметрии при брахицефалии, если только она не присутствует наряду с плагиоцефалией.

    Череп ребенка и швы, соединяющие кости черепа, в начале жизни мягкие и гибкие, чтобы приспособиться к росту мозга.Из-за гибкости черепа, когда затылок ребенка уплощен, форма головы может выглядеть очень широкой и высокой сзади.

     

    Височные кости (на фото), расположенные прямо над ухом, также могут искривляться и выступать.

     

    Слово «брахицефалия» происходит от греческого слова «короткая голова». Брахицефалия у младенцев проявляется в том, что форма черепа короче, спереди назад, чем черепа средних детей.У детей с брахицефалией может быть:

    • Плоские сзади черепа
    • Коронки с высокой задней частью
    • Широкие грани
    • Торчащие уши

    Возможно, у вашего ребенка плагиоцефалия, которая представляет собой асимметричную форму головы, при которой одна сторона головы обычно более плоская, чем обычно. В большинстве случаев у младенцев наблюдается сочетание брахицефалии и плагиоцефалии. Вы можете узнать больше о ключевых различиях между плагиоцефалией и брахицефалией здесь.

    Что вызывает брахицефалию у младенцев?

    Позиционная брахицефалия вызвана позиционированием после рождения, и факторы риска приобретения брахицефалии вне матки, как правило, соответствуют факторам риска плагиоцефалии. Одним из таких ключевых факторов риска является то, что ребенок может слишком долго лежать в одном положении в течение дня и ночи. Наш совет заключается в том, что вы всегда должны укладывать ребенка спать на спину; это спасло жизни многих младенцев. В течение дня, когда ваш ребенок бодрствует, а вы с ним, мы рекомендуем больше времени лежать на животе, чтобы уменьшить давление на затылок ребенка.

    Мы более подробно изучаем причины брахицефалии в разделе ниже, и вы также можете узнать больше о причинах брахицефалии в нашем блоге, озаглавленном Что такое брахицефалия и что ее вызывает?

    Типы брахицефалии

    Связанные с причиной брахицефалии, существуют два типа состояния, в том числе различной степени тяжести от легкой брахицефалии до тяжелой брахицефалии:

    • Асимметричная деформационная брахицефалия (ADB) – Также известная как плагиоцефалия с брахицефалией или наоборот, ADB представляет собой комбинацию плагиоцефалии и брахицефалии, приводящую к уплощению задней части головы.Это приводит к необычно широкой голове и асимметричному внешнему виду.
    • Симметричная деформационная брахицефалия (SDB) – SDB относится к брахицефалии, которая не сопровождается плагиоцефалией и, следовательно, не имеет асимметрии, так как расширение двустороннее.

    Если вы не уверены, какой тип брахицефалии у вашего ребенка, наша команда клиницистов поможет вам оценить форму головы вашего ребенка.

    Брахицефалия Показания

    Критерии поиска: брахицефалия у младенцев

    Брахицефалия у младенцев становится очевидной по визуальным признакам в возрасте около восьми недель.В частности, глядя на ребенка сбоку и сверху, родители часто могут увидеть, что у их ребенка уплощена задняя часть головы, а спереди он выглядит шире, чем обычно.

    Признаки, на которые следует обратить внимание при брахицефалии у младенцев
    • Уплощение поперек затылка в месте расположения затылочной кости. Затылочная кость — это нижняя кость на затылке, ниже заднего (заднего) родничка.
    • Голова, которая выглядит очень широкой по сравнению с ее длиной спереди и сзади.Нормальная форма головы похожа на яйцо, немного шире сзади, но длиннее, чем в ширину.
    • Голова, очень высокая сзади по сравнению с передней частью.
    • Выпячивание в области висков на передней части головы.
    • Оттопыренные уши.
    • Некоторая асимметрия на затылке, указывающая на плагиоцефалию.

    В нашем предыдущем посте в блоге мы разобрали четыре основных признака брахицефалии у младенцев.

    Диагностика и лечение брахицефалии

    Если вы беспокоитесь о том, что у вашего ребенка брахицефалия, мы рекомендуем бесплатную консультацию с одним из наших квалифицированных врачей, который может сделать несколько изображений брахицефалии и оценить тяжесть состояния вашего ребенка.

    Наилучшая форма лечения брахицефалии у разных людей разная, в зависимости от возраста и тяжести состояния.

    Лучший вариант лечения брахицефалии зависит от тяжести состояния ребенка, а также от его возраста. Как и в случае с плагиоцефалией, мы рекомендуем сначала начать с методов изменения положения, чтобы попытаться исправить брахицефалию путем позиционирования, прежде чем рассматривать ортопедический шлем. Однако в тяжелых случаях индивидуальный шлем для брахицефалии может значительно улучшить ситуацию.Для получения дополнительной информации о симптомах брахицефалии и других способах ее лечения, пожалуйста, прочитайте нашу информативную запись в блоге.

    Коррекция брахицефалии путем позиционирования

    После профессионального диагноза и консультации с одним из наших врачей предлагаемое нами лечение брахицефалии будет зависеть от возраста вашего ребенка и тяжести состояния. Для младенцев с брахицефальной формой головы в «мягком» диапазоне, а также для младенцев, которые еще очень маленькие, мы рекомендуем прежде всего попробовать методы репозиции.

    Методы изменения положения часто могут помочь в лечении брахицефалии, а время, проводимое на животе , дает вашему ребенку время в течение дня, чтобы играть на животе, побуждая его пробовать новые позы во время игры.

    Ознакомьтесь с нашими главными советами о том, как облегчить ребенку время нахождения на животе и изменение положения, в нашем руководстве по изменению положения.

    Движущиеся игрушки и мобильные устройства

    Использование игрушек и мобильных телефонов в детской кроватке также служит источником развлечения и помогает заснуть. Тем не менее, их также можно использовать, чтобы побудить детей спать на разных участках головы в кроватке.Изменение положения игрушек и мобильных телефонов вашего малыша может повлиять на то, что ваш ребенок повернет голову и уменьшит давление на области головы.

    Альтернативные позиции для переноски и удерживания

    Когда вы кормите или носите ребенка, старайтесь менять сторону, на которой вы это делаете, и, где это удобно, используйте слинг вместо автокресла или коляски, чтобы сделать вашего ребенка максимально мобильным.

    Однако, если эти методы не помогли и/или форма головы ребенка тяжелая, мы можем порекомендовать наш шлем TiMband для лечения брахицефалии у младенцев.Шлем работает с естественным ростом черепа вашего ребенка, чтобы обеспечить постоянную коррекцию. Это лечение наиболее эффективно, когда его начинают в возрасте от 4 до 7 месяцев, но мы можем начать лечение брахицефалии и в возрасте до 14 месяцев.

    Брахицефальный шлем

    Во время лечения родители отмечают значительное улучшение формы головы даже через несколько недель лечения. Для младенцев с брахицефалией TiMBand™ и TiMBandAir™ позволяют голове расти и развиваться управляемым образом, улучшая общую форму головы.Стоит отметить, что в процессе коррекции согнутые височные кости могут стать более заметными. Однако это нормально, и со временем, по мере того как голова продолжает расти и развиваться в детстве, это станет менее заметным, поскольку голова исправится до нормальной формы.

    Варианты лечения брахицефалии

    , включая TiMBand™ и TiMBandAir™, столь же эффективны, как и лечение плагиоцефалии. Если лечение начато достаточно рано и шлем носится в соответствии с предписаниями, шлем для брахицефалии может оказать существенное и постоянное улучшение качества жизни вашего ребенка.

    Обращение к врачу

    Если вы хотите узнать больше информации о различных типах лечения брахицефалии, пожалуйста, прочитайте нашу запись в блоге, что такое брахицефалия? В качестве альтернативы, если вы считаете, что у вашего ребенка может быть брахицефалия, и хотели бы записаться на первичную консультацию, ни к чему не обязывающую, запишитесь на прием.

    Если ваш ребенок в настоящее время проходит курс лечения TiMband и вас беспокоят какие-либо шишки, гребни или аномалии, которые, кажется, не сглаживаются, обязательно покажитесь и спросите совета у врача во время следующего профилактического осмотра.Если ваше беспокойство растет, пожалуйста, не стесняйтесь обращаться к нам, чтобы мы могли назначить более раннюю встречу с вами и вашим ребенком.

    Если у вас есть какие-либо вопросы относительно брахицефалии у младенцев, мы будем рады услышать от вас. Просто позвоните нам по телефону 0330 100 1800 .

    изображений результатов лечения плагиоцефалии до и после

    DOC Band — единственный изготовленный на заказ черепной шлем, подтвержденный более чем 35-летними задокументированными результатами. Он был использован для безопасного и успешного лечения более 300 000 детей с плагиоцефалией.Наши годы эффективного лечения и успешных результатов демонстрируют эти успешные случаи:

    Результаты плагиоцефалии

    До
    (3,5 месяца)

    После
    (7 месяцев)

    До
    (5 месяцев)

    После
    (7,25 месяцев)

    Результаты брахицефалии

    До
    (6,25 месяцев)

    После
    (9,25 месяцев)

    До
    (6,25 месяцев)

    После
    (9.25 месяцев)

    Результаты скафоцефалии

    До
    (5 месяцев)

    После
    (7,5 месяцев)

    До
    (3,75 месяца)

    После
    (4,75 месяца)

    Каких результатов я могу ожидать от группы DOC?

    Несмотря на то, что повязка DOC Band доказала свою эффективность, случай каждого ребенка уникален. Есть несколько ключевых факторов, которые следует учитывать при продвижении лечения: возраст вашего ребенка, тяжесть его или ее состояния и последовательность, с которой вы следуете рекомендуемому режиму лечения.Все эти факторы будут влиять на конечный результат.

    Возраст
    Исследования показали, что начало лечения в оптимальном возрасте от 4 до 6 месяцев дает более быстрые результаты и лучший общий результат.

    • У детей в возрасте до пяти месяцев изменения можно увидеть в течение первой недели ношения браслета 23 часа в сутки.
    • У детей в возрасте до 12 месяцев изменения можно увидеть в течение первых двух недель лечения.
    • У детей старше 12 месяцев изменения можно увидеть в течение первых 2-3 недель лечения.

    Тяжесть
    Как и при любом заболевании, чем тяжелее форма плагиоцефалии, тем сложнее ее исправить. По этой причине особенно важно, чтобы дети с тяжелой плагиоцефалией начинали лечение как можно раньше.

    Консистенция
    Повязку DOC Band следует носить 23 часа в сутки. Врач должен регулярно корректировать рост. При необходимости мышцы шеи вашего ребенка следует ежедневно растягивать и тренировать.Каждый, кто заботится о вашем ребенке, должен понимать требования для достижения наилучшего возможного результата.

    Количественная оценка плагиоцефалии и брахицефалии у детей раннего возраста с использованием цифровой фотографической техники

    Цели: Целями исследования были: (1) разработать метод количественной оценки плагиоцефалии, который был бы безопасным, точным, объективным, простым в использовании, хорошо переносимым и недорогим; и (2) сравнить этот метод с кривыми линейки flexicurve.

    Дизайн: Исследование случай-контроль 31 ребенка, набранного из амбулаторных клиник плагиоцефалии, и 29 детей контрольной группы, набранных из других педиатрических амбулаторных клиник.

    Участники: У младенцев в исследовании была диагностирована несиностотическая плагиоцефалия или брахицефалия, и им было от 2 до 12 месяцев.

    Вмешательства: Формы головы младенцев измерялись с использованием (а) цифровых фотографий полосы окружности головы и (б) линейки изгибов. Кривые изгиба были отсканированы, и цифровые фотографии, и отсканированные кривые изгиба были проанализированы с использованием специально написанной компьютерной программы.

    Основные показатели результата: Отношение длины косого черепа использовалось для количественной оценки асимметрии черепа, а головной индекс использовался для количественной оценки степени брахицефалии.

    Результаты: Младенцы переносили фототехнику лучше, чем flexicurve. Также мамы отдали предпочтение фототехнике. Внутрисубъектная дисперсия для фотографий была меньше, чем для измерений кривых изгиба. Результаты показали, что отношение длины косого черепа > или = 106% может определять плагиоцефалию, а головной индекс > или = 93% может определять брахицефалию.

    Выводы: Фотографическая техника была лучше принята и более воспроизводима, чем система измерения flexicurve. Мы предполагаем, что «нормальная» форма головы показана у младенцев как с отношением длины косого черепа менее 106%, так и с головным индексом менее 93%.

    Брахицефалия — Развитие Каролины Киндер


    БРАХИЦЕФАЛЬНЫЙ

    Брахицефалия, или синдром плоской головы, представляет собой состояние формы головы, при котором ширина головы пропорциональна длине.Это создает приплюснутый, но симметричный вид сзади. Часто голова кажется сводчатой ​​или выше в затылке.

    Слегка широкая голова не вызывает беспокойства и свидетельствует о различиях между семьями и этническими группами, а также о положении во сне. Тем не менее, от средней до тяжелой степени в более позднем возрасте могут возникнуть потенциальные проблемы, связанные с проблемами челюсти и формой внутренних структур, таких как носовые пазухи. Кроме того, защитные шлемы для занятий спортом и профессий могут не подходить оптимально (или вообще не подходить). Случаи брахицефалии увеличиваются из-за многих факторов и намного сложнее, чем «i t из-за сна на спине ».Младенцы, которые входят в наши двери, обычно имеют дополнительные факторы, такие как недоношенность, рефлюкс, низкий вес при рождении, кривошея, неприязнь или незнакомство с временем на животе и лежание на боку, когда бодрствуют, многоплодные роды и / или менее чем оптимальное положение внутриутробно. Чрезмерное использование оборудования, такого как качели и автокресла, особенно вне поездок, также может способствовать развитию брахицефалии у некоторых младенцев. См. нашу статью об одном таком оборудовании, Snoo, здесь.

    Брахицефалия тесно связана с плагиоцефалией и лечится так же.Некоторые младенцы имеют как брахицефалию, так и плагиоцефалию.


    СРЕДСТВА ДЛЯ ЛЕЧЕНИЯ БРАХИЦЕФАЛИИ

    В зависимости от возраста и степени тяжести существуют разные способы коррекции брахицефалии. Они варьируются от специализированной профессиональной или физиотерапии; индивидуальная программа размещения и занятий дома; и/или черепная полоса. Несмотря на то, что мы обладаем высокой квалификацией и достигаем отличных результатов при использовании черепного бандажа, мы стремимся ограничить его использование только теми младенцами, для которых другие средства были исчерпаны.Младенец чувствует себя комфортно в краниальном бандаже. Это время и затраты, которых мы пытаемся избежать.

    • Индивидуальная домашняя программа с учетом особенностей головы и шеи каждого младенца. Это включает в себя позиционирование, деятельность и упражнения.
    • Специализированная терапия для случаев умеренной и тяжелой брахицефалии и/или кривошеи. Варьируется в среднем от 1 до 4 сеансов. Проблемы с кривошеей могут нуждаться в терапии в течение нескольких месяцев.
    • Методы нейроразвития
    • Миофасциальный релиз
    • Краниосакральная терапия (КСТ)
    • Кинезиотейпирование
    • Черепное бандажное или ортопедическое лечение

    Большинство детей находят занятия психотерапией увлекательными и интересными, и они мало плачут.Мы лечили так много младенцев на протяжении многих лет и разработали методы, которые эффективны и удобны для ребенка и родителей.

    Плагиоцефалия–синдром плоской головы

    Возможно, вы не слышали термина плагиоцефалия (это произносится как плей-джи-э-э-э-э-э-э, если вам интересно), но вы, возможно, слышали о синдроме плоской головы. «Слово плагиоцефалия на самом деле означает просто «плоская голова», — говорит Майкл Л. Каннингем, доктор медицинских наук, медицинский директор Детского черепно-лицевого центра Сиэтла и заведующий отделением черепно-лицевой медицины Медицинской школы Вашингтонского университета.Так что же такое плагиоцефалия? Это общий термин, используемый для описания плоской или деформированной формы головы младенца, и хотя он звучит тревожно, обычно он довольно безвреден. На самом деле, как только ребенок начинает сидеть, плагиоцефалия часто исчезает сама по себе в течение нескольких месяцев. Вот что вызывает синдром плоской головы и как его лечить и даже предотвращать.

    Необходимо знать три типа плагиоцефалии:

    Изображение: Decue Wu

    Позиционная плагиоцефалия

    Это наиболее распространенный тип плагиоцефалии, и, как следует из названия, он развивается из-за положения головы ребенка, объясняет Каннингем.Младенцы, как правило, спят, повернув голову влево или вправо. Так как череп ребенка очень мягкий, постоянное легкое давление, например, при постоянном лежании на матрасе кроватки, может придать голове ребенка асимметричную форму.

    Изображение: Decue Wu

    Брахицефалия (брак-э-э-э-э-э-э-э-э)

    Этот тип плагиоцефалии возникает, когда ребенок спит лицом прямо вверх, глядя в потолок, поэтому череп уплощается на самой задней части, а не по бокам головы.«На самом деле единственная разница между позиционной плагиоцефалией и брахицефалией заключается в том, где происходит уплощение, в зависимости от того, как лежит ребенок», — говорит Каннингем.

    Изображение: Decue Wu

    Скафоцефалия (скаф-о-СЭФ-али)

    Гораздо реже, но более серьезно, чем другие, скафоцефалия возникает в результате врожденного дефекта, когда суставы между костями черепа ребенка преждевременно закрываются и препятствуют нормальному росту. «Когда вы рождаетесь, верхняя часть вашего черепа состоит из пяти костей», — говорит Каннингем.«Между костями есть эластичная мягкая ткань, которая расширяется по мере роста вашего мозга». При скафоцефалии кость прорастает через мягкие ткани, сливая две кости и ограничивая рост черепа. «Голова становится очень узкой, потому что не может расширяться из стороны в сторону», — говорит Каннингем. Говоря о скафоцефалии, вы также можете услышать термин краниосиностоз (край-ни-о-син-ос-ТОЭ-сис). Скафоцефалия является наиболее распространенным типом краниосиностоза, который является разновидностью плагиоцефалии.

    Как узнать, есть ли у ребенка плагиоцефалия?

    В норме череп здорового младенца имеет совершенно круглую заднюю часть и симметричен с левой и правой сторон.Если вы обеспокоены тем, что у ребенка может быть плагиоцефалия, осмотрите его череп и найдите любые асимметричные аномалии или плоские пятна. Вы также можете заметить, что у ребенка меньше волос на одной стороне или в области головы. Большинство педиатров проверяют наличие плагиоцефалии во время рутинных осмотров, но вам также будет разумно отметить ее, поскольку одна форма — краниосиностоз — может иметь долгосрочные последствия. «Каждый раз, когда родители замечают, что задняя часть черепа выглядит асимметричной, они должны сообщить об этом своему врачу», — говорит Каннингем.

    Изображение: Деку Ву

    Что вызывает плагиоцефалию?

    Давление на мягкий череп ребенка может изменить его форму, точно так же, как шарик глупой замазки расплющится на дне, если вы оставите его на столе на некоторое время. Большинство случаев плагиоцефалии можно проследить до следующего:

    Положение сна

    В 1994 году Американская академия педиатрии запустила кампанию «Назад ко сну», чтобы побудить родителей укладывать детей спать на спину.Этот простой шаг снизил уровень синдрома внезапной детской смерти более чем на 50 процентов, спас тысячи детских жизней, но резко увеличил число случаев синдрома плоской головы. «Природа сна на спине заключается в том, что ребенок лежит в более статичном положении, чем сон на животе», — говорит Каннингем. «Таким образом, эти младенцы подвергаются большему риску развития плоскостопия». Конечно, поскольку есть способы предотвратить плагиоцефалию, вы не хотите прекращать укладывать ребенка спать на спину.

    Слишком много времени на качелях, шезлонгах и автокреслах

    «Все, от чего голова ребенка склоняется набок, нехорошо», — говорит Каннингем.Это относится к большинству качелей и шезлонгов, поэтому лучше свести к минимуму количество времени, которое вы используете в течение дня. «Вы видели младенцев в автокреслах, верно? Они все смяты», — добавляет он. Тем не менее, автокресла необходимы, поэтому ищите подходящее по размеру для ребенка и, при необходимости, используйте вставку для младенцев, которая удерживает голову ребенка в более нейтральном положении. «Я знаю, что это трудно сделать, но я также говорю родителям: когда вы возвращаетесь из продуктового магазина с ребенком, и он крепко спит в своем автокресле, вы должны взять его и положить в кроватку. ,» он говорит.

    Недоношенность

    У глубоко недоношенных детей, чей череп еще мягче, чем у доношенных детей, может развиться уникальный вид плагиоцефалии. «Они настолько «гибкие», что лежат, повернув голову на 45 градусов в ту или иную сторону, поэтому их череп уплощается по бокам, и у них получаются очень длинные и узкие головы», — говорит Каннингем. Он добавляет, что плагиоцефалия также распространена у близнецов, вероятно, из-за того, что они скучены в утробе матери, когда их мягкие маленькие черепа прижаты друг к другу.

    Кривошея

    Кривошея, также называемая кривошеей или искривленной шеей, возникает, когда мышцы шеи заставляют голову поворачиваться или поворачиваться в сторону. По словам Каннингема, существует несколько различных видов кривошеи. Мышцы шеи могут быть повреждены во время родов, а иногда ребенок предпочитает одно положение головы и ограничивает развитие других мышц. «Поскольку они всегда держат шею таким образом, одна мышца не становится такой длинной, что вызывает кривошею», — говорит он.«Я называю это вторичной кривошеей, потому что у младенцев не возникает никаких проблем — они вызывают ее тем, что всегда спят в одном положении и сокращают диапазон движений».

    Как предотвратить плагиоцефалию

    За исключением краниосиностоза, который ограничивает рост мозга, плагиоцефалия обычно носит временный характер и обычно не вызывает проблем; мозг продолжает нормально расти, просто в другой форме. Тем не менее, многие родители предпочли бы по возможности избегать плагиоцефалии.

    К счастью, это очень легко сделать. Способ номер один предотвратить синдром плоской головы? «Не оставляйте ребенка в одном и том же положении все время», — говорит Каннингем. Если ребенок имеет тенденцию всегда смотреть в одну сторону во время сна — вероятно, в ту сторону, где находятся интересные вещи, — каждую ночь меняйте его положение в кроватке (кладите голову туда, где обычно идут его ноги), поэтому он должен смотреть в противоположную сторону. Или, если у вас есть крутой мобиль или игрушка в поле зрения, переместите его на другую сторону кроватки, чтобы перефокусировать взгляд ребенка.«Знайте о позиционных предпочтениях ребенка, чтобы вы могли менять их по мере необходимости», — говорит Каннингем.

    Второй по важности метод профилактики плагиоцефалии — убедиться, что, когда ребенок бодрствует, он не всегда лежит на спине. Практикуйте время на животе каждый день, чтобы предотвратить плагиоцефалию и помочь ребенку начать подготовку к другим вехам, таким как переворачивание и сидение. «Ребенок, лежащий на животе, не упадет лицом на ковер, — говорит Каннингем. «Они поднимают голову, чтобы она находилась в нейтральном положении, одновременно укрепляя мышцы шеи.Простое правило: если ребенок проснулся, переверните его.

    Несмотря на то, что подушки для плагиоцефалии доступны в продаже — у них есть закругленная выемка в центре для уменьшения давления на череп ребенка — Каннингем не рекомендует их. Национальные институты здравоохранения также не рекомендуют класть подушки или другие мягкие предметы в зону сна ребенка, так как это может привести к СВДС.

    Рекомендации экспертов по лечению синдрома плоской головы очень похожи на их рекомендации по его предотвращению: репозиционная терапия включает в себя предотвращение постоянного отдыха ребенка на уплощенном месте.Обманывайте ребенка, заставляя его поворачивать голову в другую сторону перед сном или во время дневного сна, и кладите ребенка на живот, когда он бодрствует и находится под присмотром (имеется в виду, что чем больше времени он проводит на животе, тем лучше). «Просто держите их подальше от затылка, насколько это возможно», — говорит Каннингем.

    Если у ребенка асимметричные мышцы шеи, педиатр может порекомендовать физиотерапию для укрепления этих мышц и улучшения диапазона движений. Или ваш врач может просто показать вам некоторые упражнения, которые вы можете выполнять дома.

    Кранио-ортопедическая терапия с детским шлемом

    Если вы когда-нибудь видели ребенка в чем-то похожем на мини-шлем для скейтборда, вы знаете, что это такое. Черепная ортопедическая терапия — это еще одно лечение, которое может предложить врач для устранения синдрома плоской головы. Как это работает, довольно просто: «Это как выращивать яблоко в бутылке», — объясняет Каннингем. По мере того, как мозг ребенка растет и давит на череп, давление шлема помогает костям и, следовательно, голове ребенка принять более нормальную форму, которую обеспечивает шлем.Череп ребенка остается очень податливым в течение достаточно долгого времени (лечение шлемом обычно начинается между 4 и 6 месяцами), и для реконструкции черепа не требуется большого давления; помните, это был мягкий матрас для кроватки, который, вероятно, в первую очередь создавал плоские пятна.

    Не существует жестких правил для тех, кому будет полезна ортопедическая терапия черепа, но детские шлемы обычно используются в крайних случаях. «Если мы увидим ребенка с такой значительной асимметрией или аномалией в форме головы, что я буду обеспокоен тем, что это станет психосоциальной проблемой для этого ребенка, когда он вырастет, я порекомендую шлем», — говорит он.«Если я вижу ребенка с очень незначительными отклонениями в форме головы, но семья обеспокоена этим, я не рекомендую проводить терапию шлемом, потому что я не думаю, что ребенок получит какую-либо пользу».

    Исследование, опубликованное в 2014 году, также не рекомендует ношение шлема здоровыми младенцами с умеренной или тяжелой деформацией черепа. И это должно быть облегчением для большинства родителей, учитывая, что лечение в среднем стоит около 2000 долларов за шлем, а ребенку обычно приходится носить его до 23 часов в день в течение трех-шести месяцев.Если вы сомневаетесь, поговорите со своим педиатром о том, что лучше для ребенка.

    Майкл Л. Каннингем, MD, PhD, заведующий отделением черепно-лицевой медицины и профессор педиатрии на кафедре педиатрии Медицинской школы Вашингтонского университета. Он также является медицинским директором Черепно-лицевого центра в детской больнице Сиэтла, где он работает с 1991 года, и возглавляет кафедру черепно-лицевой медицины имени Джин Ренни.

    Обратите внимание: Bump и содержащиеся в нем материалы и информация не предназначены и не представляют собой медицинские или иные медицинские рекомендации или диагнозы и не должны использоваться как таковые.Вы должны всегда консультироваться с квалифицированным врачом или медицинским работником о ваших конкретных обстоятельствах.

    Плагиоцефалия (синдром плоской головы) | Детский центр

    Что такое плагиоцефалия?

    Плагиоцефалия — это состояние, при котором голова ребенка имеет плоское пятно (синдром плоской головы) или деформируется.

    Наиболее распространенной формой является позиционная плагиоцефалия. Это происходит, когда на голове ребенка появляется плоское пятно из-за давления на эту область. Младенцы уязвимы, потому что их череп мягкий и податливый, когда они рождаются.

    Позиционная плагиоцефалия обычно развивается после рождения, когда дети проводят время в положении, оказывающем давление на одну часть черепа. Например, из-за того, что дети проводят так много времени лежа на спине, у них может образоваться плоское пятно в том месте, где голова прижимается к матрасу.

    С начала 1990-х годов родителям рекомендовалось укладывать детей спать на спину, чтобы снизить риск СВДС. Хотя этот совет спас тысячи детских жизней, с тех пор эксперты заметили пятикратное увеличение деформированных голов.(См. ниже советы по изменению положения ребенка, чтобы избежать как СВДС, так и плагиоцефалии.)

    Реже у детей развивается позиционная плагиоцефалия, когда движения в матке по какой-либо причине ограничены — например, потому, что их мать вынашивает более одного ребенка. Это также может случиться с детьми с тазовым предлежанием, которые застревают под ребрами матери.

    Другим типом плагиоцефалии является краниосиностоз, врожденный дефект, при котором суставы между костями черепа смыкаются рано. Детям, рожденным с краниосиностозом, требуется хирургическое вмешательство, чтобы их мозг мог нормально расти.

    Признаки позиционной плагиоцефалии

    Многие вагинально рожденные дети рождаются с головкой необычной формы, вызванной давлением при прохождении через родовые пути. Обычно это проходит примерно через шесть недель. Но если голова вашего ребенка не округляется к возрасту 6 недель — или если вы впервые заметили, что у вашего ребенка есть плоское пятно на черепе после 6 недель — это, вероятно, случай позиционной плагиоцефалии.

    Плагиоцефалия чаще всего проявляется у младенцев, о которых говорят, что они хорошо спят, у младенцев с необычно большой головой и у недоношенных детей со слабым мышечным тонусом.

    У детей с кривошеей также может появиться плоское пятно на черепе, потому что они часто спят, повернув голову набок. Кривошея возникает, когда напряженная или укороченная мышца на одной стороне шеи заставляет подбородок наклоняться в другую сторону. Особенно склонны к кривошеи недоношенные дети.

    Когда нужно беспокоиться о плоском пятне на голове вашего ребенка

    Череп каждого немного асимметричен. И во многих случаях плоское пятно на голове ребенка округляется само по себе примерно в возрасте 6 месяцев, когда он начинает ползать и садиться.Тем не менее, если вы когда-нибудь заметите уплощение головы у вашего ребенка, не ждите — сразу же сообщите об этом врачу.

    Череп ребенка становится менее мягким и податливым по мере его роста. Поэтому, если вам нужно принять меры для исправления состояния, чем младше ваш ребенок, тем легче это будет сделать. Врач вашего ребенка может направить вас к специалисту, например, детскому пластическому хирургу или нейрохирургу, для диагностики и лечения.

    Совет: если вы рано заметили плоское пятно на голове вашего ребенка, вы можете делать фотографии макушки головы сверху примерно раз в месяц.Затем вы можете увидеть, улучшается ли плоское пятно со временем. Эти изображения также могут быть полезны врачам, лечащим вашего ребенка.

    Лечение позиционной плагиоцефалии

    Если врач определит, что у вашего ребенка позиционная плагиоцефалия, его рекомендации будут зависеть от возраста вашего ребенка и тяжести состояния.

    Если ваш ребенок достаточно мал и его состояние легкое, он, вероятно, порекомендует репозиционную терапию, комбинацию простых мер, разработанных для того, чтобы помочь голове вашего ребенка округлиться.В тяжелых случаях может потребоваться краниальная ортопедическая терапия (использование шлема для изменения формы головы). Продолжайте читать, чтобы узнать больше об этих методах лечения.

    Репозиционная терапия

    Репозиционная терапия включает в себя регулярную смену положения ребенка, чтобы избежать давления на уплощенную область головы. (Младенцы, как правило, принимают одинаково удобное положение в кроватке и в детском кресле.)

    Вот идеи, как изменить положение ребенка во время повседневной деятельности и укрепить мышцы шеи:

    • Время сна и дневной сон: Меняйте направление головы ребенка, когда вы укладываете его спать.Чтобы поощрить это, кладите ее головой на другой конец кроватки на время сна и каждую ночь. Если ее кроватка стоит у стены, она, естественно, должна повернуть голову, чтобы посмотреть в комнату. (Или вы можете повесить мобиль снаружи кроватки, чтобы привлечь ее внимание.) Измените направление, в котором она должна повернуться, чтобы посмотреть, и она поменяет сторону своей головы, прижатую к матрасу.
      Внимание! Не используйте свернутые полотенца или позиционеры в кроватке, чтобы заставить ребенка держать голову набок.Это увеличивает риск СВДС и удушья.
    • Время кормления:  Сменяйте стороны, когда кормите ребенка из бутылочки. (Вы сделаете это автоматически, когда будете кормить грудью.) Регулировка положения ребенка во время кормления помогает избежать давления на плоское пятно.
    • Время сидения:  Не оставляйте ребенка на длительное время в автокресле, детском кресле, детских качелях, переноске или другом месте, где его голова может находиться на одном и том же месте.
    • Время на животе:  В часы бодрствования контролируемое время на животе важно для развития моторики.Время на животе также помогает предотвратить плагиоцефалию, укрепляя мышцы шеи младенцев. Более сильные мышцы шеи позволяют младенцам двигать головой во время сна, поэтому она не всегда находится в одном и том же положении.
      Чтобы малышу нравилось лежать на животике, пользуйтесь возможностью класть его на животик, когда он не спит, начиная с первых дней жизни. Детей, которые не привыкли лежать на животе с первого дня, возможно, придется уговаривать, начиная с минуты или двух за раз.
    • Физиотерапия:  Врач также может порекомендовать ежедневные физиотерапевтические упражнения, которые помогут увеличить диапазон движений шеи вашего ребенка. Делать это нужно аккуратно, но последовательно.

    Если эти меры не увенчались успехом, следующим шагом будет рассмотрение краниальной ортопедической терапии.

    Черепно-ортопедическая терапия с использованием детского шлема или повязки на голову

    Младенцы с тяжелой формой плагиоцефалии обычно носят специально подобранный шлем или головную повязку (называемую черепной ортопедической повязкой) примерно 23 часа в сутки для коррекции формы головы.Это лечение обычно длится от двух до шести месяцев, в зависимости от того, как рано вы начали и насколько серьезна проблема.

    Терапия шлемом всегда сочетается с физиотерапией для достижения наилучших результатов. Это наиболее успешно, когда начинается в возрасте около 6 месяцев. Некоторые эксперты считают, что головной убор мало помогает после 12-месячного возраста, потому что череп сопротивляется изменению формы по мере утолщения кости.

    Если вашему ребенку требуется ортопедическая терапия черепа, ваш врач может порекомендовать вам шлем или бандаж и сказать, где вы можете их изготовить.Вам понадобится трехмерное фотографическое изображение головы вашего ребенка, чтобы устройство можно было настроить по индивидуальному заказу.

    Постоянное ношение головного убора может показаться ужасным, но шлемы и повязки легкие, и большинство детей быстро привыкают к ним.

    Такой вид лечения может стоить до 4000 долларов. Некоторые страховые компании покроют это в своих ортопедических льготах, но другие считают это косметическим или экспериментальным и не будут платить. Тем не менее, многие родители успешно обжаловали отказ своей страховой компании и в конце концов получили выплату.

    Показатели успеха этого вида терапии высоки, если его начать рано (около 6 месяцев). Если вы начнете поздно, череп вашего ребенка может стать не идеально симметричным. Имейте в виду, что некоторая асимметрия является нормальным явлением. И по мере того, как волосы вашего ребенка растут, они, скорее всего, скроют часть оставшегося уплощения.

    Руководство | Руководство по физиотерапии плоскостопия головы у младенцев

    Плагиоцефалия, брахицефалия и скафоцефалия — это разные типы уплощения черепа, возникающие при слишком длительном давлении на одну часть черепа ребенка.

    Плагиоцефалия. Плагиоцефалия — это уплощение боковой части задней части черепа, вызванное слишком долгим лежанием ребенка на спине с немного повернутой в сторону головой. До рождения плагиоцефалия может возникнуть в утробе матери, если амниотический мешок матери не содержит достаточного количества жидкости или если есть несколько плодов, например близнецы. Это также часто связано с преждевременными родами, поскольку недоношенным детям часто не хватает силы в шее, чтобы двигать головой в разные положения, когда они лежат.Когда голова остается в одном положении слишком долго, мягкий череп деформируется и уплощается в месте контакта с матрасом или любой другой поверхностью, на которой лежит ребенок.

    Плагиоцефалия чаще встречается у младенцев мужского пола, чем у девочек, и чаще возникает на правой стороне задней части черепа. Младенцы с кривошеей, болезненным напряжением мышц шеи, заставляющим голову оставаться повернутой в одну сторону, особенно подвержены развитию плагиоцефалии.

    Брахицефалия. Брахицефалия — уплощение задней части черепа, вызванное слишком долгим лежанием ребенка на спине. До рождения брахицефалия может возникнуть в утробе матери, если амниотический мешок матери не содержит достаточного количества жидкости или если имеется несколько плодов, например близнецы. После рождения это может произойти, если младенец лежит на спине или находится в контейнере, например, в автокресле, слишком много часов в день. Брахицефалия является второй по распространенности деформацией черепа после плагиоцефалии.

    Скафоцефалия. Скафоцефалия — уплощение боковой части черепа, приводящее к удлинению черепа. Это вызвано тем, что ребенок слишком долго лежит на боку, и обычно это происходит в отделении интенсивной терапии новорожденных, поскольку недоношенных детей кладут на бок для облегчения лечения. Скафоцефалия также может возникнуть до рождения; например, если головка плода прижата к грудной клетке матери.

    При отсутствии лечения более тяжелые случаи уплощения черепа были связаны с:

    • Проблемы с речевым и языковым развитием.
    • Задержка умственного и моторного (двигательного) развития.
    • Проблемы с балансом.
    • Проблемы с социальным взаимодействием.
    • Нейропсихиатрические проблемы, такие как синдром дефицита внимания (СДВ) и синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ).
    • Проблемы с внешним видом.
      • Асимметрия лица или черепа (бока лица или форма черепа кажутся неровными).
      • Неровные уши.
      • Глаза неровные.

    Хорошей новостью является то, что череп ребенка остается мягким в течение нескольких месяцев, поэтому, если уплощение будет замечено и устранено на ранней стадии, он может восстановиться до более здоровой округлой формы.Изменение формы головы также поможет предотвратить инвалидность в раннем и более позднем возрасте, к которой могут привести плагиоцефалия, брахицефалия и скафоцефалия.

    Рост заболеваемости в последние годы

    В 1992 году Американская академия педиатрии (ААП) представила рекомендации, призванные помочь молодым родителям предотвратить синдром внезапной детской смерти (СВДС). Считалось, что синдром внезапной детской смерти вызывается тем, что младенцы спят на животе, а мягкие материалы вокруг них могут блокировать их дыхание и вызывать удушье.Фраза «вернуться ко сну» была придумана, чтобы помочь родителям не забывать очищать кроватку от мягких одеял, подушек и мягких игрушек, а также укладывать ребенка спать на спину. рот) без препятствий.

    Хотя число СВДС уменьшилось на 50% с момента введения рекомендаций, количество сообщений о деформациях черепа, включая плагиоцефалию и брахицефалию, резко возросло. Вероятно, это связано с тем, что младенцев каждую ночь кладут в одно и то же положение (на спину), поэтому одна и та же часть черепа соприкасается с поверхностью кровати.Длительный контакт одной и той же части черепа с поверхностью ложа приводит к уплощению черепа.

    Синдром контейнерного ребенка

    Рост заболеваемости плагиоцефалией и брахицефалией также связан с синдромом контейнерного ребенка. Это может произойти, когда новорожденных держат в «контейнерах», таких как автокресла, коляски и надувные сиденья, слишком много часов в день.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.