Содержание

Как киты едят в воде и не захлебываются?

 

 Отвечает Мария Крюк, преподаватель биологии

 онлайн-школы «Фоксфорд»

На самом деле человек тоже может открыть рот под водой, но только возле поверхности; на большой глубине это опасно из-за высокого давления. Когда мы глотаем, надгортанник — тонкий эластичный хрящ — закрывает путь в трахею. Следовательно, захлебнуться, открыв рот под водой, человек не может. Это случится только в том случае, если он попытается вдохнуть. А при потере контроля над собой из-за паники или недостатка кислорода именно это обязательно произойдет — рефлекторно.

Человек не приспособлен к обитанию в воде по двум причинам. Во-первых, пути пищеварительной и дыхательной систем у него разделены не настолько хорошо, как у тех же китов. Во-вторых, развитие речи потребовало иного строения гортани.

Над животными, постоянно обитающими в воде, — рыбами и китообразными — эволюция работала по-другому. У китообразных особое строение надгортанника и черпаловидных хрящей привело к тому, что пищевод и воздухоносные пути никак не сообщаются между собой. Следовательно, кит может беспрепятственно открывать рот под водой и не захлебываться. Такое же строение глотки характерно для всех родственников китов — дельфинов и кашалотов, да и другие водные млекопитающие характеризуются разделением дыхательного и пищеварительного пути. Среди них, например, ластоногие — тюлени и морские котики.

Однако меньше всего проблем с глотанием под водой у костных рыб (осетров, лососей, карасей, окуней, щук и др. — всего более 20 000 видов). Строение их жабр позволяет воде с растворенным кислородом проникать через жаберные крышки к жаберным лепесткам, где происходит газообмен, а затем вода тем же путем удаляется из организма. У хрящевых рыб, например акул и скатов, жабры представляют собой прорези глотки, выходящие наружу, чтобы дышать. Поэтому они постоянно заглатывают воду и выбрасывают ее через жаберные щели. И если костные рыбы могут долго держать рот закрытым, хрящевые даже еду в пасти удерживать не могут — вынуждены отрывать и проглатывать кусок как можно быстрее. Но если у рыбы или водного млекопитающего нет аномалий в строении глотки, она никогда не захлебнется.

Кто такие «киты» и как они могут повлиять на крипторынок :: РБК.Крипто

Котировки цифровых монет часто реагируют на действия крупных держателей криптовалюты. Почему это происходит и способны ли криптоинвесторы манипулировать стоимостью активов

Термином «киты» называют инвесторов, которые являются крупными держателями цифровых активов. Например, в их число входят автопроизводитель Tesla, который владеет 43 тыс. биткоинов на $1,7 млрд, а также производитель программного обеспечения MicroStrategy, которому принадлежат 92 тыс. цифровых монет на сумму $3,7 млрд по актуальному курсу на 13:40 мск.

Действия «китов» нередко могут привести к различным событиям на крипторынке. Недавний обвал цены биткоина до $30 тыс. произошел на фоне того, что в Twitter распространялся слух о продаже цифровых монет компанией Tesla. Позже генеральный директор Tesla Илон Маск опроверг эту информацию и заявил, что компания не продала ни одной цифровой монеты с марта текущего года, когда она зафиксировала прибыль в криптовалюте в $101 млн.

Поведенческие факторы и манипуляции

Крупными держателями криптовалюты обычно являются управляющие активами и инвесторы, которые активны на традиционных рынках, имеют опыт инвестирования, а также понимают рыночные тренды, объяснил директор сервиса обмена криптовалют Alfacash Никита Сошников.

«Грубо говоря, это люди с большим профессиональным и экспертным бэкграундом», — отметил он.

Мелкие инвесторы пытаются отслеживать движения «китов», поскольку крупные держатели цифровых активов действуют профессионально и выбирают варианты вложений с наименьшими рисками получить убытки, отметил сооснователь децентрализованной биржи 1inch Network Сергей Кунц.

Поэтому, если киты вдруг распродают активы, то это сигнал остальным участникам рынка, что ожидается падение курса, добавил Сошников. По его словам, в случае покупки «китами» криптовалюты сигнал будет противоположным.

Однако в этом случае нельзя исключать попыток манипуляции рынком, предупредил эксперт. У одного «кита» может быть несколько кошельков: с одного он продает крупную партию, провоцируя снижение курса, а с другого покупает дешевле, утверждает директор сервиса обмена криптовалют Alfacash. Также, по словам эксперта, нельзя исключать личные причины продажи монет по какой-то необходимости.

«Движения по «китовым» кошелькам никак нельзя рассматривать, как единственный и ключевой индикатор роста или падения рынка», — добавил Никита Сошников.

Сложность отслеживания

Обычным пользователям вряд ли будут доступны в режиме реального времени признаки действий «китов», пояснила директор по развитию криптобиржи EXMO Мария Станкевич. По ее словам, трудно предположить, что крупные владельцы цифровых монет будут осуществлять сделки на централизованных биржах, вместо продажи криптовалюты без посредников.

Если говорить о поведении «китов», то их роль в возможном восстановлении или дальнейшем падении рынка будет довольно второстепенной, считает эксперт. По ее мнению, главное значение здесь будет иметь общий новостной фон.

«В принципе, существует такая теория, что есть совсем небольшая группа людей, которая владеет большим процентом биткоина и своими действиями манипулирует рынком, но мне кажется, что тот же Маск оказывает куда более сильное влияние на рынок», — заключила Мария Станкевич.

— «Ждать движения». Почему важно следить за крупными перемещениями биткоина

— «Возврат к позитивному сценарию». Три причины для будущего роста биткоина

— В Иране временно запретили майнинг из-за дефицита электроэнергии

Больше новостей о криптовалютах вы найдете в нашем телеграм-канале РБК-Крипто.

Автор

Алексей Корнеев

Вот как киты глотают пищу под водой и не тонут

Вы когда-нибудь задумывались, могут ли киты отрыгивать и почему они не тонут, проглатывая галлоны воды и криля? Новое исследование UBC может дать ответ.

Исследователи обнаружили, что у китов, питающихся выпадом, есть «ротовая пробка» — мясистая луковица во рту, которая движется назад, чтобы перекрыть верхние дыхательные пути во время кормления, в то время как их гортань закрывается, чтобы блокировать нижние дыхательные пути.

Эта пробка предотвращает попадание воды в их легкие во время кормления, согласно статье, опубликованной 20 января 2022 года в Current Biology. «Это похоже на то, как язычок человека отодвигается назад, чтобы заблокировать наши носовые проходы, и наши дыхательные пути закрываются при глотании пищи», — говорит ведущий автор доктор Келси Гил, научный сотрудник отдела зоологии.

Как вы уже догадались, киты, питающиеся выпадом, бросаются на свою добычу, ускоряются на высокой скорости и открывают рот, чтобы поглотить воду и криль. Иногда это количество может быть больше, чем их собственные тела, говорит доктор Гил, впечатляющий подвиг, учитывая, что в эту группу входят горбатые и синие киты, самые большие животные на Земле. Затем вода сливается через их китовый ус, оставляя крошечный вкусный криль, который нужно проглотить.

Исследователи специально исследовали финвалов, тип китов, питающихся выпадом, и обнаружили «ротовую пробку», необходимую для движения, чтобы пища могла попасть в пищевод. Единственный способ, которым это могло быть, — это движение к затылку и вверх, перекрывая носовые проходы, когда кит глотает. Одновременно хрящ закрывается у входа в гортань, а гортанный мешок смещается вверх, блокируя нижние дыхательные пути, говорит доктор Гил. «Мы не видели этот защитный механизм ни у каких других животных или в литературе. Большая часть наших знаний о китах и ​​дельфинах получена от зубатых китов, у которых полностью разделены дыхательные пути, поэтому аналогичные предположения были сделаны о китах, питающихся выпадом».

Оказывается, у людей есть похожая система, позволяющая глотать пищу, ничего не попадая в легкие: у нас есть надгортанник и мягкое небо, «крышка» из хряща и лоскут мышц в горле и во рту соответственно. Люди, вероятно, могли бы есть и под водой, говорит доктор Гил, но это было бы похоже на плавание на высокой скорости к гамбургеру и широкое открывание рта при приближении — трудно не затопить легкие.

Исследователи говорят, что ротовая пробка китов и закрывающаяся гортань играют центральную роль в эволюции кормления выпадом, ключевого компонента огромных размеров этих существ. «Массовое фильтрующее кормление стаями криля очень эффективно и является единственным способом обеспечить огромное количество энергии, необходимой для поддержания такого большого размера тела. Это было бы невозможно без особых анатомических особенностей, которые мы описали», — говорит старший автор доктор Роберт Шедвик, профессор кафедры зоологии Университета Британской Колумбии.

Изучение анатомии китов часто связано с попыткой препарировать китов, погибших в результате выброса на мель, что сопряжено с такими проблемами, как попытка завершить работу до подъема прилива. Однако для этого исследования доктор Гил и ее коллеги препарировали китов в Исландии в 2018 году, извлекая ткани, которые не использовались в пищу, с коммерческой китобойной станции. По ее словам, работать с китами в режиме реального времени было бы замечательно, но для этого могут потребоваться некоторые достижения в области технологий. «Было бы интересно бросить крошечную камеру в пасть кита, пока он кормился, чтобы увидеть, что происходит, но нам нужно было убедиться, что это безопасно для еды и биоразлагаемо».

Команда продолжит изучение механизмов, связанных с глоткой и небольшим пищеводом, который отвечает за быструю транспортировку сотен килограммов криля в желудок менее чем за минуту. По словам доктора Гила, с учетом множества антропогенных воздействий, которые нарушают пищевые цепи, и зная, как питаются киты и сколько они едят, полезно знать как можно больше об этих животных, чтобы защитить их и их экосистемы.

И еще многое предстоит узнать, в том числе, кашляют ли киты, икают ли они и да, отрыгивают ли они. «Горбатые киты выдувают пузыри изо рта, но мы точно не знаем, откуда берется воздух — для китов может быть разумнее и безопаснее отрыгивать их через дыхала».

Ссылка: «Анатомический механизм защиты дыхательных путей у крупнейших животных на Земле», Келси Н. Гил, А. Уэйн Фогл и Роберт Э. Шедвик, 20 января 2022 г., Current Biology.
DOI: 10.1016 / j.cub.2021.12.040

Как киты едят в воде и не захлебываются | С другого угла

Те живые существа, которые постоянно находятся в воде, питаются тоже там же. А точнее, под водой. И при этом чувствуют себя достаточно комфортно.

У тюленей и моржей, есть выбор где перекусить – на суше или все же под водой. А у китов такого выбора нет и им приходится завтракать, обедать и ужинать исключительно под водой. Как же они едят и не захлёбываются при этом водой?

Разные пищевые пристрастия

Китообразные делятся на два типа. Первый тип питается в основном планктоном и мелкими рыбешками, попадающими вместе с основным блюдом в пасть киту. Второй тип предпочитает питаться чем-то покрупнее: кальмарами, осьминогами или даже тюленями.

Планктоноядные

Питаться более мелкой пищей предпочитают усатые киты. Их еще называют фильтраторами, потому что они набирают в рот большое количество воды и затем пропускают её обратно через свои зубы-пластины, таким образом фильтруя.

Зубы-пластины кита

Зубы-пластины кита

Вода уходит обратно наружу, а планктон, криль и маленькие рыбки остаются внутри. Весь этот шведский стол собирается языком и отправляется прямиком в желудок.

Любители крупной добычи

Зубатые киты, в отличие от своих усатых родственников, предпочитают мелкой добыче более крупную. Это могут быть крупные виды рыб, тюлени и даже пингвины. Обладатели зубов просто разрывают свою добычу и по кусочку проглатывают. То же самое происходит и с осьминогами и кальмарами, но в их случае, приходится побороться.

Строение пищеварительной системы

Китам и подобным морским млекопитающим не захлебываться во время еды позволяет особое строение пищеварительной системы. Их пищевод и пути, по которым проходит воздух в организм, никак не пересекаются друг с другом. Грубо говоря, это два совершенно разных пути разного сообщения. Поэтому кит, независимо от того, усатый он или зубатый, может без проблем открыть рот, не боясь, что вода затечет туда, куда не надо.

Помощь эволюции

Эту возможность китам любезно предоставила эволюция. Именно благодаря ей, их надгортанник и черпаловидные хрящи приобрели своё особенное строение.

Гортань зубатого кита: 1 — надгортанник; 2 — черпаловидный хрящ; 3 — перстневидный хрящ; 4 — щитовидный хрящ; 5 — трахея.

Гортань зубатого кита: 1 — надгортанник; 2 — черпаловидный хрящ; 3 — перстневидный хрящ; 4 — щитовидный хрящ; 5 — трахея.

По этой причине пищевод и воздухоносный путь никак не сообщаются между собой.

Не единственные

Помимо китов, такое строение имеют и остальные представители их рода, такие как, например, дельфины. Также, могут похвастаться разделёнными путями и возможностью трапезничать под водой и ластоногие: тюлени, моржи и морские львы.

Костные и хрящевые

Рыбы тоже имеют возможность не захлёбываться, но уже по другой причине. В их случае, вода, попадая в пасть, проходит через жабры, расположенные в глотке в виде разрезов и, таким образом, выплёскивается наружу. Это также необходимо им для того, чтобы дышать.

Мы тоже так умеем

Любой человек тоже может открыть под водой рот и не захлебнуться. Всё дело в строении гортани. Когда человек делает глоток, надгортанник перекрывает путь в трахею, от которой уже недалеко и до лёгких. Только если во время этого человек сделает вдох, тогда есть вероятность подавиться или захлебнуться.

Но открыть рот под водой без последствий можно только у самой ее поверхности. На большой глубине очень большое давление, которое сильнее надгортанника.

Не прихоть, а жизненная необходимость

Люди живут на суше, поэтому и не приспособлены к жизни под водой, Пищеварительная и дыхательная системы у нас развиты иным способом. А вот киты всю жизнь проводят под водой и из-за этого уметь принимать пищу и при этом не захлёбываться является для них жизненно важной необходимостью. Если бы они имели возможность обитать сразу в двух средах, то возможно строение их систем было бы совершенно другим. Но эволюция ничего не делает зря, а, наоборот, облегчает жизнь живых существ в привычных для них условиях.

Спасти кита — спасти планету

В 1997 году неподалеку от Лос-Анджелеса разыгралась драматическая история: в Марина-дель-Рей обнаружили новорожденную самку серого кита, отбившуюся от матери во время ежегодной миграции китов из Аляски в Мексику. Сотни добровольцев на лодках и микроавтобусах объединили усилия, чтобы при помощи самодельных носилок перенести китенка на 100 миль в Сан-Диего в отчаянной попытке спасти ей жизнь.

Спасатели назвали ее Джей-Джей. Поначалу она была слаба, обезвожена и дезориентирована, но спустя 18 месяцев постоянного ухода окрепла и была выпущена обратно в дикую природу. Многие в тот день ликовали, однако проблемы, с которыми пришлось столкнуться Джей-Джей, меркнут по сравнению с опасностью, которая будет угрожать ей и всем серым китам через 20 лет.

ИЗМЕНЕНИЕ КЛИМАТА-ЭТО РЕАЛЬНАЯ УГРОЗА

Сегодня на наши океаны ложится огромная нагрузка: они поглощают значительную часть углекислого газа и других парниковых газов, выбрасываемых в атмосферу вследствие человеческой деятельности. В результате кислотность вод океана возросла на 30 процентов. Таким образом промышленный прогресс, к которому так стремится человечество, особенно в период после промышленной революции, имеет разрушительные побочные эффекты, оказывая самое негативное влияние на климатические изменения, и в первую очередь наши океаны.

Раковины моллюсков становятся менее прочными, древние коралловые образования на огромной площади теряют цвет, умирают важнейшие экосистемы. Морская пищевая цепь находится под угрозой: вымирание грозит моллюскам, устрицам, лобстерам и крабам, которые составляют значительную часть рациона крупных морских животных, таких как тюлени, выдры и моржи. Наибольшее беспокойство вызывает снижение численности планктона, амфиподов (крошечные существа, похожие на креветок) и других микроскопических организмов, которые необходимы для питания могучим китам и рыбам всех видов и размеров. С учетом этой пугающей тенденции Джей-Джей, вероятно, умрет не от старости, а от голода, а вместе с ней исчезнет значительная часть морских видов, от которых зависит жизнь миллиардов людей.

В отличие от других угроз для океана, таких как загрязнение пластиком и перелов рыбы, эти изменения не всегда легко заметить, но есть очевидные тревожные сигналы. Под угрозой вымирания находятся более половины из существующих в мире 17 видов пингвинов, в основном по причине снижения количества доступной им пищи. Обычные моллюски уменьшаются в размерах и сегодня их размер меньше, чем когда-либо, — они буквально исчезают на наших глазах; когда их не станет, люди также ощутят на себе последствия этой потери. Доказано, что белок, содержащийся в раковине обычного моллюска, может излечивать онкологические заболевания. Что мы будем делать, когда его не станет?

В результате изменения климата мировые океаны уже нагрелись до такой степени, что скоро уже не смогут поглощать загрязнение — а значит, избежать самых катастрофических последствий можно, только если усилия по сокращению выбросов углерода существенно превзойдут показатели, установленные Парижским соглашением 2015 года.

Повышение уровня моря и разрушительное воздействие наиболее интенсивных и длительных штормов уже привели к уничтожению ряда уязвимых общин, расположенных в низменностях; местные рыбаки, работники туризма, фермеры и многие другие лишились средств к существованию. Наша жажда нефти приводит к массовым разливам, которые наносят еще больший ущерб.

 

И ВСЁ ЖЕ У НАС ЕСТЬ НАДЕЖДА

Парижское соглашение проложило путь к более устойчивому будущему для планеты и особенно ее океанов. Мой фонд поддерживает исследования в рамках проекта «Решения» (http://thesolutionsproject.org), демонстрирующие, что к 2050 году мировые потребности в энергии можно будет удовлетворить за счет полностью экологичных возобновляемых источников. Во Вьетнаме реализуется проект по восстановлению мангровых лесов вдоль побережья — они поглощают углерод, создают условия для размножения бесчисленных видов рыб и защищают побережье от бурных штормов. В тех же водах неподалеку от Лос-Анджелеса, где два десятилетия назад была обнаружена Джей-Джей, добровольцы заново высаживают важнейшие леса бурых водорослей, в которых живут 800 видов других растений и животных и которые обеспечивают планету и всех ее жителей кислородом.

Будет ли этих усилий достаточно? Задача по спасению Джей-Джей объединила сотни добровольцев — людей всех возрастов из всех сфер и слоев общества. Прибыв на берег, они на время забыли о своем самолюбии и личных амбициях и с головой окунулись в работу (некоторые — вполне буквально), чтобы спасти существо, остро нуждающееся в помощи. Мы можем сделать это снова — чтобы спасти наши океаны, самих себя и наше будущее. Но так же, как мы когда-то приняли сознательное решение спасти Джей-Джей, теперь мы делаем еще один столь же значительный выбор: обеспечить ей возможность жить полноценной, нормальной жизнью или допустить дальнейшую деградацию океана и тем самым обречь Джей-Джей на преждевременную голодную смерть. Если это произойдет, мы также обречем своих детей на гораздо более низкое качество жизни, чем то, которое мы сегодня принимаем как нечто само собой разумеющееся.

Мы знаем, что человечество достаточно могущественно, чтобы изменить химический состав двух третей планеты, и, по-видимому, достаточно глупо, чтобы действительно это сделать. Сегодня мы должны почувствовать ту же тревогу и необходимость безотлагательных действий, которые чувствовали в 1997 году, когда спасали Джей-Джей, поскольку угроза ее жизни и целому срезу морского биоразнообразия только возрастает. Цель 14 в области устойчивого развития, принятая на уровне Организации Объединенных Наций, содержит призыв к «сохранению и рациональному использованию океанов, морей и морских ресурсов в интересах устойчивого развития». Мы должны помнить, что эта цель не может быть достигнута только путем ограничения количества вылавливаемой рыбы или прекращения опасной нефтеразведки в прибрежных водах: необходимо также устранить угрозы нашим океанам, связанные с изменением климата и выбросами, которые мы производим на суше.

 

видео — National Geographic Россия

Норвежский фотограф снял ночную охоту китов на сельдь в освещении северного сияния. Необычный сюжет сделан случайно – во время проверки фототехники.

Фотограф норвежского государственного телевидения (NRK) Харалд Албригстен (Harald Albrigsten) не в первый раз снимает животных при северном сиянии: ранее на фоне полыхающего красками неба в его фильме паслись олени. На этот раз Албригстен отправился на остров Сёр-Квалёй в провинции Тромс, чтобы протестировать новую камеру, позволяющую снимать качественное видео в полной темноте.

Делая кадры северного сияния, фотограф заметил вдалеке группу играющих горбатых китов. Он решил на следующий день специально вернуться на то же место, чтобы снять видео с близкого расстояния, но на этот раз китов в акватории не было. Спустя несколько часов ожидания оператор отчаялся и уже собрался уходить, но неожиданно удача ему улыбнулась, хоть всего и на несколько секунд.

Название острова Сёр-Квалёй (Kvaløya) с норвежского языка переводится как «китовый остров»; здесь этих животных видят постоянно. Полюбоваться полярным сиянием в Норвегии можно практически повсюду, но лучшее место — это северная часть страны, в том числе провинция (фюльке) Тромс. Начиная с дня осеннего равноденствия до дня весеннего равноденствия (21 сентября — 21 марта) с 18:00 до 01:00 здесь наступает полная темнота, и в этот период шансы полюбоваться сияющим небом возрастают. Однако важную роль играют также и погодные условия: с сентября по ноябрь на севере мало снега и много дождей.

Картины в небе: как северное сияние покорило фотографа читать

Для съемки полярного сияния лучше использовать штатив и фотоаппарат со сменной оптикой. Чем больше размер матрицы, тем лучше: фотографии будут меньше «шуметь». Специалисты советуют применять широкоформатный объектив с фокусным расстоянием 10 — 24 мм и максимальной диафрагмой f/2.8 (в крайнем случае — f/3.5). Фокус необходимо настраивать вручную. Следует помнить, что полярное сияние — объект движущийся, поэтому при слишком длинных выдержках оно получится размытым.

Смотрите фоторепортаж о северном сиянии из экспедиции журнала «National Geographic Россия»; узнайте, как выглядит это явление из космоса.

Клуб «Бумеранг» посмотрел, как киты и люди находят гармонию. Сахалин.Инфо

13:32 7 сентября 2020

Клуб «Бумеранг» вернулся из экспедиции в район Шантарских островов. Экспедиция была организованна в рамках проекта «Друзья океана: Дальний Восток».

Целью экспедиции было посетить места, где проводятся туры по наблюдению за гренландскими китами — это бухта Врангеля и залив Николая. Бумеранговцы совместно с российскими и международными экспертами подготовили памятки о безопасном взаимодействии с морскими млекопитающими для всех, кто работает на море. Во время экспедиции общественники общались с туристами и гидами, передавали им памятки, обсуждали, как сделать контакт человека с китами наиболее безопасным. По итогам экспедиции будет сделан фильм, его планируется представить на международной конференции «Морские млекопитающие Голарктики».

Морской маршрут экспедиции начинался в заливе Помрь в районе села Некрасовка на севере Сахалина. Оттуда катамаран отправился к материку — этот переход занял практически сутки. Переждав непогоду в протоке озера Мухтеля, группа отправилась к мысу Врангеля, а затем и в залив Николая. Несколько дней группа находилась в гостях у туроператоров. Ребята испытали на себе все правила наблюдения за китами с сап-бордов, каяков, лодки, с прибрежных скал и с использованием дронов. На обратном пути группа посетила залив Рейнеке и мыс Литке.

Путешественники прочувствовали, что океан может быть суровым. На фоне этого солнечная бухта Врангеля со светлым песком и прозрачной бирюзовой водой воспринимается как рай. Не зря киты выбрали её. Но не верьте фотографиям — это всё то же Охотское море, которое требует постоянной собранности туристов. Путешествие к гренландским китам для любого горожанина станет также и откровением об Охотском море.

Район Охотского моря, где проходила экспедиция, путешественники обычно обобщенно называют Шантарскими островами. Это место славится очень сильными приливами и отливами. Сезон для посещения этих мест короткий — ещё в июле встречаются льдины в море, а к середине сентября шторма становятся регулярными. Здесь невероятные течения, которые визуально похожи на реки, протекающие прямо в море и несущие огромные коряги. По этой причине завалы плавника на берегу могут быть по несколько метров. Ну и, конечно, туманы — от них зависит, сколько островов, мысов и берегов увидят путешественники.

Экспедиция проходила именно в тех местах, где в 2018 году были отловлены 12 косаток. И теперь, спустя 2 года, исследователи и гиды замечают, что косаток стали встречать значительно реже, чем раньше. Благодаря защите сотен россиян в Охотском море уже два года не добывают косаток. Хочется верить, что их семьи восстановятся после тяжёлой утраты детёнышей.

Некоторые коммерсанты выбрали другой путь, они нашли способ более устойчивого и экологичного развития бизнеса. В нескольких заливах северо-западной части Охотского моря компании организуют туры по наблюдению за китами. Во всём мире это называется вейлвотчинг.

Вейлвотчинг — это реальный путь развития экономической деятельности без вылова животных из их среды обитания. Он заслуживает развития на Дальнем Востоке, но при этом требует высокой ответственности и согласованности действий между всеми, кто работает в этом районе. Организаторы таких туров обязаны выполнять целый ряд правил работы на судах рядом с китами, чтобы не мешать их кормлению, отдыху и естественному поведению. Ведь именно это стремятся увидеть люди — китов в природе. Такими, как их создала природа.

Популяция гренландских китов, которую наблюдают в Охотском море — это самая южная группа китов, которых ещё называют полярными. Гренландские киты занесены в международный красный список и в Красную книгу России. В Охотском море их с середины 19 века добывали китобои. От нескольких тысяч китов осталась пара сотен. Потрясает понимание, что с нами в бухте плавают морские долгожители, которые пережили китобоев.

В России нет официальных документов, регламентирующих поведение рядом с китами, поэтому огромную роль играют личная ответственность и бережное отношение к природе каждого: от простого посетителя до гидов, судоводителей и даже научных консультантов и поваров. Для многих людей увидеть кита — это мечта. Задача туроператоров сделать так, чтобы эта мечта сбылась у сотен людей. А значит, надо всё организовать так, чтобы киты не ушли, чтобы туризм не мешал им. Участники экспедиции тоже имеют мечту — чтобы киты и люди нашли гармонию.

Туристы могут наблюдать за китами с сап-бордов. Это небольшие судёнышки без шумных моторов, на которых можно подойти к месту, где были замечены киты с берега. И надо просто остановиться и ждать. Погони за китами недопустимы! И уж тем более не нужно пытаться потрогать кита. Надо уметь ждать и смотреть вокруг — самые терпеливые наездники сапов будут вознаграждены тем, что киты начнут всплывать и пускать фонтаны совсем рядом. А ещё могут виртуозно близко проплыть под сапом, показать грудные плавники и хвост и даже поднять голову над водой. При кормлении киты поворачиваются на бок так, что удаётся разглядеть веер китового уса у них во рту.

Часть туристов наблюдает за животными с берега. Но самая зрелищная картина открывается при использовании дрона. В те часы, когда вода достаточно прозрачная, киты видны полностью. Можно увидеть, как они чешутся о камни в надежде быстрее сбросить старую кожу и полинять. Или как киты плывут целой стаей с раскрытыми ртами и собирают планктон. Учёным работа с дроном помогает различить животных по рисунку пятен и царапин на теле.

Бумеранговцы второе десятилетие проводят экспедиции и проекты в Охотском море. Общественники видели достаточно много уникальных и хрупких природных уголков, которые притягивают путешественников и учёных. Задача людей — объединиться для сохранения таких мест. Туроператоры, учёные, туристы и инициативные группы должны принять чёткие правила поведения в доме морских животных. Только так получится сохранить баланс между деятельностью человека и жизнью дикой природы, сообщает ИА Sakh.com со ссылкой на пресс-службу «Бумеранга».

Киты могут быть так же похожи на людей, как и обезьяны и инструменты анализа песни. В этих четырех видах ученые видят значительную социальную сложность и индивидуальные различия. Они говорят о китах и ​​дельфинах с точки зрения культур и обществ и говорят, что китообразные обладают качествами личности.Они говорят, что то же самое, вероятно, верно и для других видов, которые просто еще не изучены.

«Только из-за отсутствия у нас знаний люди остаются этим исключительным видом», — сказал Шейн Геро, морской биолог из Университета Далхаузи. «Мы проводим много долгосрочных исследований китообразных, затрагивающих несколько поколений, и мы, наконец, можем ответить на эти вопросы». Хотя доказательств личности приматов все еще больше, чем китообразных, Геро сказал, что накопление исследований «начнет склонять чашу весов.

Геро учился у биолога из Университета Далхаузи Хэла Уайтхеда, который начал изучать китов в 1977 году. Исследователи из его лаборатории и лаборатории биолога из Сент-Эндрюсского университета Люка Ренделла, еще одного бывшего студента Уайтхеда, изучали кашалотов по всему миру. ответственны за большую часть того, что известно о социальном поведении китов, которое включает в себя большие различия в формировании групп, охоте и воспитании детей. Группы даже, кажется, общаются на своем собственном уникальном диалекте. предполагают, что культура китообразных занимает промежуточное положение между людьми и шимпанзе.Не в материальной культуре, а в большинстве других аспектов, — сказал Уайтхед. смех и сложное общение, последнее из которых может быть неврологически визуализировано в режиме реального времени

Но если китообразные не могут пройти эти тесты, они достигли одного критического лабораторного эталона высшего познания: самопознания.Вместе с когнитивистом Общества охраны дикой природы Дайаной Рейсс Лори Марино показала, что дельфины-афалины могут использовать зеркала, чтобы исследовать следы, скрытые на их телах. «Когда они смотрят в зеркало, они говорят: «Это я», — сказал Марино. «У них есть ощущение себя во времени».

И в широко известном первом задокументированном примере использования инструментов морскими млекопитающими семья дельфинов в Австралии использует губки для охоты.

Китообразные даже превосходят большинство приматов в использовании звука.«Мы уже давно знаем, что коммуникационные системы этих животных более сложны, чем мы можем себе представить», — сказал Марино. «Люди начинают использовать некоторые интересные статистические методы для изучения своего вокального репертуара, и они обнаруживают структурную сложность, которая предполагает наличие чего-то вроде грамматики, синтаксиса и даже языка».

Движущей силой эволюции общения китообразных является способность, наблюдаемая у дельфинов, горбатых китов и кашалотов, передавать песни и коды между поколениями и отдельными особями.

«Одним из необычных свойств дельфинов среди млекопитающих является их способность имитировать звуки. Большинство человекообразных обезьян едва способны модифицировать звуки, которые они произносят, исходя из того, что они слышат», — сказал Питер Тайак, биолог из Океанографический институт Вудс-Хоул. «Умение запоминать звуки и использовать их очень важно для человеческого общения».

Каково быть китом?

Мы могли бы начать с способа убийства кита, который почти никто сегодня не счел бы приемлемым.Осенью 1385 года, достаточно далеко назад во времени, что мы склонны думать о людях тогда и сейчас почти как о разных видах, кит выбросился на берег недалеко от южной оконечности Гренландии. Среди норвежских поселенцев, собравшихся вокруг животного, был недавно прибывший исландский вождь по имени Бьорн Эйнарссон, который, возвращаясь из Норвегии, нашел свою родную страну закованной в одноименный лед и был вынужден продолжать путь. С приближением зимы пришельцы изо всех сил пытались добыть достаточно еды.

Эйнарссон через шесть веков оставил впечатление человека, который рассчитывает на удачу.И действительно, когда поселенцы разделывали кита, они обнаружили в его плоти наконечник копья. По скандинавскому закону, половина кита принадлежала тому, кто нанес смертельный удар, и Эйнарссон узнал след наконечника копья. Он принадлежал Олафуру Исфирдингуру, который жил в том же районе Исландии, что и сам Эйнарссон. Ísfirðingur, очевидно, не мог быть достигнут своевременно (типичный закон той эпохи гласит, что нашедший мертвого кита должен предупредить охотника, если он может «путешествовать туда дважды в соответствующий день, если он уходит рано утром» ), а это означало, что Эйнарссон мог претендовать на «долю стрелков» китового мяса при обещании заплатить своему соседу позже.Мы можем себе представить большое ликование среди потерянных моряков.

Между строк мы также можем прочитать обрывки истории кита, которая гораздо более удручающая. Ранний скандинавский китобойный промысел в основном включал технику дрейфа копья: копье кита, а затем надежда, что оно дрейфует на берег поблизости, чтобы вы могли получить свою долю. К сожалению, процесс может быть медленным. Кит, который давал еду на стол Эйнарссона поздней осенью в Гренландии, скорее всего, был заколот копьем летом в Исландии.Когда пришел конец, он проплыл около тысячи миль за несколько месяцев, мучаясь от боли, ужасно израненный, медленно умирая.

Копьеносный китобойный промысел в конце концов был заменен более эффективными способами убийства китов. По пути мы достаточно отдалились от застрявшего в Гренландии разнообразного продовольственного отчаяния, чтобы согласиться с тем, что ранить животное и оставить его умирать на несколько часов, не говоря уже о месяцах, нехорошо. Тот беспокойный веган на званом обеде согласился бы, но с ним согласились бы и члены NRA, чей кодекс охотничьей этики призывает их «обеспечивать чистые, спортивные убийства».”

Признавая жестокость некоторых методов охоты, мы определили основу ответственности человека за благополучие диких животных: мы не должны причинять им чрезмерные страдания. В этом было много места для споров (активист, выступающий за мясо как убийство, охотник за ногой и ловец нахлыстом заходят в бар …). Тем не менее, базовый уровень имеет значение. На самом деле это имеет все большее и большее значение, потому что повседневная жизнь растущего числа диких существ стала настолько неприятной под нашим контролем и нашими руками, что их страдания требуют внимания со стороны разумных людей.Одним из таких животных оказался кит, североатлантический кит, обитающий вдоль восточного побережья Соединенных Штатов и Канады. Как сказал один исследователь: «На самом деле мы больше не выходим и не втыкаем в них кусок стали. Мы просто разрушаем их жизнь».


Американцы плохо видят китов, и не потому, что левиафаны живут в отдаленных местах. Недавно я провел целый день, ныряя в каждый участок общественного побережья, который только мог найти вдоль побережья Массачусетса между Бостоном и Кейп-Код.Североатлантические киты, находящиеся под угрозой исчезновения, насчитывают в общей сложности около 450 особей, но четверть всей популяции совершила сезонное паломничество в залив Кейп-Код, и на каждой остановке южные киты извергаются. (Существует три вида китов, разделенных обширными пространствами океана; здесь «кит» относится к североатлантической разновидности, если не указано иное.)

Потенциальные наблюдатели за китами знали, куда идти: есть приложение. И все же китов было легко не заметить, низкие черные торосы среди низких черных волн.Южные киты не бросаются вперед, выгибаясь дугой и ныряя; они затыкаются на поверхности, взад и вперед в стиле бустрофедона, а затем исчезают на долгое время. Наблюдая за тем, как люди наблюдают за китами, не терпя их незаметного присутствия и искренне разочаровываясь тем, что они не были более эффектными и захватывающими, берег казался разделительной линией между совершенно разными мирами.

Это деление — иллюзия, сказал мне морской биолог Скотт Краус, когда мы встретились в его офисе на набережной в Бостоне, всего в 30 милях от отвратительного дорожного движения.Краус, вице-президент по исследованиям в Аквариуме Новой Англии, вывел на экран своего компьютера изображение Восточного побережья США, покрытого матрицей линий, которые толпились в Атлантическом океане. — Это доставка, — сказал Краус. «Тогда мы добавим рыбалку». Он щелкнул другой слайд, который положил новую матрицу поверх предыдущей. И он продолжил, добавляя подводные трубопроводы и кабели, прибрежные ветроэнергетические поля и военные операции, пока изображение не стало похоже на фотографию карты Манхэттена с пятикратной экспозицией.Если вы расскажете об использовании океана широкой публикой, он сказал: «Я даже не могу представить. Это бы взорвало его».

Почти десять лет назад Краус прозвал настоящего кита «городским китом». Атлантическое побережье Северной Америки видно ночью из космоса как скопление света, интенсивность которого может соперничать только с частями Западной Европы. То, что его влияние распространяется на океан, никого не должно удивлять, и тем не менее это так. «Мы продолжаем рассматривать это как способ расширения цивилизации», — сказал Краус. «Знаете, весь океан там пустой.Мы можем все!»

Другим удобным заблуждением является наша склонность рассматривать вымирающие виды как снежинки эволюции: уникальные проявления разнообразия жизни, но при этом требующие особого ухода и, как правило, неспособные справиться с ударами. Трудно сделать это с правильными китами. Они эволюционировали по крайней мере 4 миллиона лет назад, вдвое глубже в прошлом, чем наш собственный род. Взрослая особь может весить 80 тонн и достигать 45 футов в длину, причем целая четверть этого приходится на большую наковальню головы и широкий, опущенный вниз рот.Отдельные люди могут жить 100 лет, а возможно, и больше — немногие имеют возможность узнать об этом.

Они получили свое название от того, что были «правильными» китами для охоты из-за ценности их жира и китового уса, и поэтому ко времени Американской революции они уже стали редкостью. И все же они не умирают легко. Преднамеренный отстрел китов был запрещен в 1935 году, но в марте того же года группе рыбаков, явно не владеющих международным правом, потребовалось шесть часов, семь гарпунов, брошенных вручную, и 150 винтовочных патронов, чтобы убить китов. 32-футовый теленок у берегов Форт-Лодердейла, Флорида.

Если киту угрожает вымирание, то не из-за недостатка мужества. Это потому, что их дом, который простирается на 2000 миль береговой линии от южной Канады до северной Флориды и не может быть описан как маленький или нишевый, является одним из наиболее измененных человеком и подверженных влиянию регионов на Земле. При всем уважении к Краусу, северный атлантический кит — это не столько городской кит, сколько антропоценовый кит.


Так называемые «обниматели китов» сталкиваются с необычной проблемой, когда речь заходит о благополучии вида: истории о страданиях китов часто настолько ужасны, что никто не хочет их слышать.(«Вы неизбежно засовываете голову в голову кита и спрашиваете: «Каково это?» И это не очень хорошее место», — сказал один из них.) К счастью, есть набор менее ужасных, но более терпимых недугов. также доступен для обсуждения. Мы можем оставить худшее на потом.

Одним из первых, кто начал думать о том, как мы делаем китов несчастными, а не о том, как мы их убиваем, был ученый-морской акустик Крис Кларк, ныне вышедший на пенсию в качестве дипломированного профессора Корнельского университета. В 1990-х годах, когда напряженность в период холодной войны пошла на спад, Кларк был выбран в качестве представителя США.Исследователь морских млекопитающих С. ​​Нэви.

Используя подводные посты прослушивания ВМФ, он смог настроиться на пение финвалов, уступающих по размеру только синему киту, на участке моря, большем, чем штат Орегон. В визуализации данных, которую он позже создал, поющие киты время от времени подмигивают: горячие точки возникают, распространяют свое звуковое свечение и исчезают. Затем по всему пространству прокатываются огромные вспышки. Это акустический отпечаток сейсмической воздушной пушки, используемой для поиска месторождений нефти и газа под морским дном.«Это было прозрение», — сказал Кларк. Он был свидетелем того, как звуки, издаваемые человеком, могут подавлять в огромных масштабах способность китов слышать и быть услышанными в океане.

Я спросил его мнение о повседневной жизни китов сейчас, два десятилетия спустя. «Акустический ад», — ответил Кларк. «Люди не могут понять масштабы оскорбления, которое мы выливаем в океан». Хотя никто не может сказать, как животное воспринимает свой мир, есть признаки того, что Кларк прав. Когда в 2001 году произошли теракты 11 сентября, исследователи из Аквариума Новой Англии оказались в заливе Фанди, прямо напротив США.С. граничит с Канадой, проверяя фекалии кита на гормоны стресса. В последующие дни движение лодок резко сократилось. Ученые были поражены тем, насколько отчетливо они могли слышать крики китов через свое оборудование, как будто они стояли рядом с замолкнувшей автострадой и вдруг услышали пение птиц. Уровни стресса китов, измеренные в этих спокойных водах, были самыми низкими за все четыре летних периода сбора проб.

Шум — это то, что биологи называют «сублетальным» воздействием, то есть он не приводит непосредственно к смерти.Однако список сублетальных воздействий расширился. У китов самая высокая распространенность инфекции Giardia и Cryptosporidium, в основном из сточных вод и стоков сельскохозяйственных навозов, когда-либо зарегистрированная у любого млекопитающего. У людей они вызывают заболевания, известные как бобровая лихорадка и крипто, соответственно, которые включают изнурительные жалобы на пищеварение. Никто не знает, какие проблемы они вызывают у китов.

Киты также подвергаются воздействию химических веществ (ДДТ, ПХБ, ПАУ и т. д.).), нефть и газ, антипирены, фармацевтика, пестициды — все выхлопы цивилизации. Затем происходит цветение красного прилива и других токсичных водорослей, которые могут вызвать паралич и смерть человека и встречаются все чаще. Одно исследование обнаружило паралитическое отравление моллюсками в фекалиях всех 16 отобранных китов. Опять же, никто не может сказать, какое влияние эти загрязняющие вещества могут оказывать на китов.

Мы знаем, что им становится все труднее добывать еду. Диета китов состоит в основном из блошиного планктона, называемого копеподами, соотношение размеров хищника и жертвы сравнимо с тем, как мы с вами удовлетворяем наши повседневные потребности, поедая пылинки.Мы приблизительно не представляем себе, как гигантские киты находят крошечный планктон в огромном океане, но мы знаем, что распространение веслоногих ракообразных стало еще более непредсказуемым по мере изменения климата.

Здесь стоит отметить, что киты, по-видимому, обладают не меньшей способностью чувствовать, чем другие животные, которые нам небезразличны (собаки, кошки, лошади и т. д.). Они реагируют — иногда с раздражением — даже на легкое прикосновение исследователями шестом к основанию их хвоста. В одном из таких случаев кит быстро ушел под воду, затем поднялся брюхом кверху, чтобы поднять лодку ученых из воды, раскачивать ее взад-вперед (один член экипажа упал в океан) и поставить судно на место. вниз, прежде чем заняться своими делами.Вам не нужна докторская степень. в биологии, чтобы понять сообщение, которое посылает кит, или восхититься его самообладанием.

Вам также не нужно быть экспертом, чтобы интерпретировать тот факт, что киты у берегов Исландии, по-видимому, более распространены там, где китобойный промысел разрешен (но редко), чем в прибрежной охраняемой зоне, где повсюду находятся лодки для наблюдения за китами. Киты спят иначе, чем мы (они усыпляют одно полушарие своего мозга), и все же мы можем поспорить, как это делают исследователи, что шумный, занятый, загрязненный океан является более сложным местом для сна, чем океан, когда-то это был океан, который некоторые киты достаточно стары, чтобы все еще помнить.

Tatsuro Kiuchi

«Эти киты страдают от последствий множественных кумулятивных ударов», — сказала Розалинда Ролланд, старший научный сотрудник Аквариума Новой Англии. Она указывает на резкий контраст между североатлантическими китами и южными китами, близкородственными видами, обитающими в гораздо менее гуманизированной среде. Однажды Роллан отправился на Оклендские острова, расположенные в 300 милях к югу от материковой части Новой Зеландии, чтобы провести визуальную оценку состояния здоровья южных китов. «Они были толстыми, они были счастливы, у них не было кожных повреждений, им было любопытно.Я имел дело с совершенно другим животным», — сказала она мне.

Как вы, наверное, догадались, североатлантические киты выглядят не так уж хорошо. Здоровье каждого класса гладких китов — самцов и самок, молодых и старых — заметно ухудшилось за последние три десятилетия. Они тоньше, сильнее заражены китовыми вшами, более выражены повреждениями и рубцами. Исследование, которое показало это, проведенное под руководством Роллана, также показало, что чем болезненнее внешний вид самки кита, тем меньше вероятность того, что она успешно родит детеныша.

Для исчезающего вида отсутствие рождений является своего рода смертью, и в этом году, впервые с начала надежного учета почти 30 лет назад, в популяции правого кита не родилось вообще ни одного детеныша. Благополучие животных теперь может быть настолько плохим, их страдания настолько серьезными, что сублетальные воздействия превратились в смертельные.


Традиционный взгляд на благополучие животных заключается в том, что мы несем ответственность за животных, находящихся под нашей опекой — домашних животных, домашний скот, животных зоопарка, лабораторных животных.Беспокойство о благополучии диких животных обычно заканчивалось вопросом о том, через что мы их подвергаем, убивая.

Ситуация начала меняться в 1990-х годах. В Великобритании некоторые члены Лондонского института зоологии пришли к признанию концепции антропоцена, хотя этот термин не войдет в широкое употребление до 21 века. «Большая часть поверхности Земли сейчас находится под контролем человека, частичным контролем или влиянием, и это неизбежно часто влияет на судьбу диких животных», — написали трое из них в новаторской статье 1994 года.«Мы несем определенную ответственность за их благополучие».

Четверть века спустя Дженнифер Жаке, доцент кафедры экологических исследований и зоотехники в Нью-Йоркском университете, высказывается более решительно. «Есть ли больше страдания диких животных? Я имею в виду, есть ли дикие животные? Есть ли страдания в дикой природе, или есть только измененные человеком животные, страдающие от вреда, причиненного человеком?»

Как и любая новая школа мысли, благополучие диких животных делает видимым то, что раньше упускалось из виду или игнорировалось.Например, вы можете разумно представить, что расчистка мест обитания диких животных под дома, фермы или торговые центры для автомобилей предполагает респектабельный компромисс: потребности людей и неудобства для животных. Исследование расчистки земель в Австралии, проведенное в 2017 году, посвящено тому, что на самом деле происходит. Оказывается, животные не просто пакуют чемоданы и начинают новую жизнь в новом месте. «Явный научный консенсус заключается в том, что большинство, а в некоторых случаях все люди, присутствующие на участке, умрут в результате удаления этой растительности либо сразу, либо в течение периода от нескольких дней до месяцев после этого», — пишут авторы.

Они подробно описывают страдания: животных раздавливают, пронзают или терзают. Некоторых хоронят заживо. Они переносят внутренние кровотечения, переломы костей, повреждения позвоночника, травмы глаз, травмы головы. Конечности потеряны. Происходит «удаление перчаток» — частичное снятие шкуры с живого. Те, кто покидает свои дома (многие делают это на удивление неохотно), часто попадают под колеса близлежащих дорог, запутываются в заборах, умирают от холода или становятся легкой добычей хищников. Вам не очень хочется это слышать, но древесные виды могут съеживаться в своих дуплах до того момента, как они пройдут через лесопилку или щепорезную машину.Вы на самом деле не хотите слышать, что коалы могут умереть от голода, когда земля будет расчищена — «вопрос, который на удивление не вызвал большого обсуждения». По оценке авторов, 50 миллионов млекопитающих, птиц и рептилий ежегодно умирают из-за расчистки земель только в двух австралийских штатах.

Благополучие диких животных так долго оставалось вне поля зрения отчасти потому, что связанный с этим вред часто является косвенным или непреднамеренным — никто не решился нарушить пищевую базу нужных китов или вызвать у них хронические стрессовые расстройства.Масштабы потенциальной ответственности также поощряют умышленную слепоту. Дэвид Фрейзер, заведующий кафедрой защиты животных в Университете Британской Колумбии, называет вред, который мы причиняем дикой природе в результате наших повседневных махинаций, «огромной, забытой проблемой века». До сих пор благополучие диких животных в значительной степени оставалось академической заботой, и некоторые мыслители неизбежно предлагали нам стать теми, кого называют «сострадательными богами», вязать свитера для лосей во время смертельных похолоданий и готовить заменители мяса для хищников, чтобы они тоже может стать веганом.Но аргумент о том, что люди должны предотвращать все жестокости жизни по отношению к другим видам, отличается от аргумента, который предполагает, что мы несем хотя бы некоторую ответственность за страдания, которые мы причиняем.

Вопросы большие и многочисленные. Рассмотрим мухоловку-пеструшку, европейскую певчую птицу, напоминающую миниатюрного пингвина. В прошлом сезон миграции и гнездования мухоловки совпадал с весенним появлением гусениц, которыми птицы кормят своих детенышей. Из-за изменения климата в последние 20 лет пик гусеницы наступает все раньше и раньше, в то время как мухоловки не проявляют никаких признаков увеличения миграции.Исследования в Нидерландах показали, что там, где цикл гусениц изменился, популяция мухоловки-пеструшки сократилась на 90 процентов. Учитывая, что страх, голод, тревога и т. д. обычно возникают в природе, в какой момент наш собственный вклад в страдание вызывает обязанность проявлять осторожность? Насколько вообще способна страдать мухоловка-пеструшка? Ослабляет ли тот факт, что вид еще не находится под угрозой исчезновения, моральную остроту ситуации? Призваны ли мы найти какое-то практическое решение — очевидного решения нет — для борьбы с мухоловками или просто списать это на свой счет как еще одно напоминание об этическом бремени изменения климата в целом?

«Смысл не в том, чтобы подавлять людей и заставлять их чувствовать себя полностью подавленными или виноватыми.Смысл в том, чтобы сделать все, что в наших силах», — сказал Жаке. «Я не думаю, что это будет решено за одну ночь, но я надеюсь, что моральный компас немного сдвинется».

Мы могли бы начать с тех случаев, которые наиболее четко связывают страдания диких животных с опасностью для видов и с ответственностью человека. Вот настоящий кит: по крайней мере умеренно умный и явно способный испытывать физическую и психологическую боль. Находящийся на грани исчезновения и зависящий от среды обитания, настолько радикально измененной действиями человека, что ученые-рыболовы описали его как «возможно одомашненный».И, чтобы мы не забыли, наверное, страдая каждый проклятый день.


Конечно, мы не только косвенно вредим китам. Мы также убиваем их наповал. Половина известных смертей гладких китов с 1980-х годов имеют прямые человеческие причины, и в это число не входят киты, тела которых никогда не находят или находят в таком состоянии разложения, что невозможно определить причину смерти. Истинный процент, безусловно, выше и продолжает расти.

Мы убиваем китов двумя основными способами: сбивая их с лодок (известный как «удар с корабля») и запутываясь в рыболовных снастях.С традиционной природоохранной точки зрения, которая в основном связана с выживанием видов, столкновение с кораблем и запутывание являются сопоставимыми кризисами: оба приводят к одинаковой гибели редких китов. Представьте идею защиты диких животных, и, к сожалению, это еще не все.

Непонятно, почему киты не могут избежать столкновения с лодками, но столкновение с кораблем, вероятно, не более необъяснимо, чем тот факт, что люди попадают под машины: Внезапно на фоне повседневной жизни появляется большой объект, поразить тебя.Хорошей новостью является то, что регулирующие органы добились определенных успехов в изменении судоходных путей и введении ограничений скорости судов в некоторых местах обитания китов. Это, однако, мало что делает для благополучия китов — «акустического ада», смертельно опасного океана. В этом случае сохранение, не учитывающее благосостояние, парадоксально. Мы можем спасти китов только для того, чтобы оставить их плавать в море боли.

По крайней мере, жертвы кораблекрушения обычно мало страдают: смерть приходит быстро. А теперь подумайте о том, как передовые ветеринары дикой природы описали мне результаты запутывания:

«Травмы — одни из худших, которые мы когда-либо видели у любого животного.

«Одно из самых грубых злоупотреблений чувствительностью диких животных в современном мире».

«В высшей степени варварство».

«Если бы это была запутавшаяся корова, мимо которой вы проезжали по пути на работу, обмотанная веревкой и перерезанная веревкой, — никто бы не смог проехать мимо».

Я сдерживался, как и обещал, от самых темных уголков этой истории. Но позвольте мне сделать неизбежным по крайней мере один случай глубочайшего страдания правого кита. Кит, о котором идет речь, никогда не получил ни одного из приветливых имен, применяемых к известным людям, таким как Клинекс, Черчилль или Портер.Вместо этого он был известен только по номеру в давнем каталоге фотоидентификации: № 2030.

Прочтите сообщение в СМИ о ките, связанном веревками или сетями, и вы, вероятно, подумаете, что это несчастный кит, похожий на морскую черепаху с пластиковой соломинкой в ​​носу. На самом деле запутывание не является чем-то редким и даже необычным для китов: это постоянное явление. У 85 процентов из них есть шрамы от прошлых связей, до четверти могут получить новые шрамы в любой данный год, и оба числа, кажется, растут.

С 2010 года почти 40 процентов известных смертей китов — всего 15 китов — были вызваны запутыванием в рыболовных снастях. Это главная причина смертности. (Помните, что многие потери остаются незарегистрированными; реальная цифра может быть в два раза выше.) Опять же, киты не безнадежно неадаптивны — доля тех, кто умирает от запутывания, ничтожно мала по сравнению с общим количеством запутываний. Просто веревки и рыболовные снасти почти неизбежны.

На больших участках обитания китов лов омаров и крабов настолько интенсивен, что даже некоторые рыбаки сравнивают его с сельским хозяйством.Может быть так много буев, обозначающих подводные ловушки для омаров, что лодка на поверхности не может двигаться по прямой линии — как сказал мне один рыбак с Кейп-Код: «Это смешно. Везде горшки. Вы не можете двигаться». Уже существуют «бесканатные» ловушки для крабов и омаров, которые могли бы заменить вертикальные линии в воде буями, которые поднимаются со дна только тогда, когда рыбаки приходят за уловом. Но такие решения требуют затрат для отрасли, которые, в свою очередь, перекладываются на потребителя.Мы предпочитаем, чтобы наши морепродукты поставлялись по разумной цене.

В 1999 году южный кит № 2030 был замечен на отмели Культиватор, примерно в ста милях к востоку от Кейп-Код. Всего 12 лет, но уже 45 футов в длину, она запуталась в жаберной сети и ее оснастке, которую подобрала ранее. Возможно, она наткнулась на снаряжение ночью, или во время погружения в темную воду, или просто потому, что была занята другими вещами. В любом случае, она отреагировала так же, как и многие киты, развернувшись в попытке освободиться.В конце концов она была связана петлями веревки и туго обмотана сеткой. Она была похожа на упряжную лошадь в тяжелой упряжке.

В следующий раз #2030 заметили в заливе Фанди. 10-дневная попытка срезать рыболовные снасти все еще оставила ее с тугими витками вокруг ласт, соединенными одной натянутой леской на спине и двумя под животом. На 11-й день она вышла из бухты и скрылась в открытом океане. Позже ее нашли плавающей мертвой у берегов Кейп-Мей, штат Нью-Джерси.

Майкл Мур участвовал в вскрытии.Старший морской биолог Океанографического института Вудс-Хоул и ветеринар группы по спасению и исследованию морских млекопитающих Международного фонда защиты животных, Мур начал свою карьеру на исландских вельботах в 1983 году, где он исследовал эффективность взрывных гарпунов. Он обнаружил, что они очень эффективны. Типичное время до смерти обычно составляло не более нескольких минут.

Это открытие запомнилось ему, когда он начал , в 1998 году исследовать тела запутавшихся китов.«У меня всегда было это действительно внутреннее чувство ужаса с точки зрения того, через что проходят эти животные», — сказал он мне. Каждый случай в целом похож, но по-своему ужасен в деталях. Веревка на спине #2030 прорезала шесть дюймов жира до плоти внизу, а затем начала прокладывать себе путь вдоль ее тела. Во времена китобойного промысла удаление жира мертвого кита стало называться свежеванием. Кита № 2030 освежевали заживо. С нее сняли перчатки. К тому времени, когда она умерла, у нее на спине было седло с открытой раной шириной более четырех футов.

Причина ее смерти была указана как «массивная травма». Голод тоже сыграл свою роль. Более поздние тесты показали, что снаряжение, свисающее с # 2030, увеличило сопротивление ее тела в воде на 161 процент, что стоило ей больше энергии, чем она могла получить в качестве пищи. Когда ее состояние ухудшилось, по ее телу распространилось столько оранжевых и белых китовых вшей, что она, казалось, стала другого цвета.

Скелет кита № 2030 висит в Музее Земли в Итаке, Нью-Йорк.Если вы знаете, что искать, вы можете увидеть, где в попытке тела защитить себя от своих оков возникали причудливые костные наросты, похожие на цветную капусту. Вы можете увидеть гладкие бороздки, протертые в суставах и костях его ласт, где рыболовные канаты перепиливались взад и вперед.

Кит № 2030 был впервые замечен запутавшимся 10 мая 1999 года и найден мертвым 20 октября того же года. Когда пришел конец, она проплыла около тысячи миль за несколько месяцев, мучаясь, ужасно раненая, медленно умирая. Другими словами, ее смерть была ничуть не менее ужасной, чем смерть дрейфующего кита, найденного скандинавскими поселенцами в Гренландии в 1385 году, достаточно далеко назад во времени, что мы склонны думать о людях тогда и сейчас почти как о разных видах.

Киты, косатки, дельфины и морские свиньи

Киты

«Увижу ли я кита?» — часто задаваемый вопрос в Point Lobos. Никто не говорит: «Увижу ли я китообразных?» это научное название большой группы морских млекопитающих с очень обтекаемой формой тела, веслообразными передними конечностями и хвостами, сплющенными в плавники. Киты могут быть очень большими, как синий кит, который может весить до 150 тонн, или совсем маленькими, как морская свинья, которая не больше среднего человека.Все киты подразделяются на две группы: усатые киты (Mysticeti) и зубатые киты (Odantoceti) , и оба типа китов можно увидеть (иногда!) на мысе Лобос.

У зубатых китов есть только зубы! Популяция зубатых китов, замеченных в Пойнт-Лобос, включает косаток или косаток, а также дельфинов и морских свиней, резвящихся в центральной части Тихого океана. Зубатые киты питаются разнообразной более крупной рыбой и другими морскими млекопитающими. Косатка известна тем, что охотится на самых крупных из всех морских млекопитающих, усатых китов.

Молодые студенты посещают Пойнт-Лобос

«Как я узнаю, что увижу кита?» Поиск носиков — самый распространенный способ увидеть китов в Пойнт-Лобос. Все киты должны всплывать, чтобы дышать воздухом, а извержение происходит из-за того, что горячий воздух из легких кита смешивается с холодным океанским воздухом. У серых китов и горбатых китов носики сердцевидные или густые, а носик у горбатых китов больше, чем у серых китов. Форма сердца вызвана двумя отверстиями в голове этих китов.Синий кит, самый крупный из всех китов, имеет эффектный вертикальный носик длиной до 38 футов! Косатки, дельфины и морские свиньи имеют прямой носик, поскольку у них есть одно дыхательное отверстие. Второе дыхало в черепах этих китов используется для определения местоположения гидролокатором! Сосальщики, эти большие хвостовые ласты, которые можно увидеть, когда кит ныряет, и спинные плавники, эти большие паруса на спине китов, также являются особенностями, на которые следует обращать внимание при обнаружении китов.

За пределами Музея китобойной станции в бухте Уэйлерс есть прекрасный пример усатого уса — жесткой челюсти, похожей на метлу, которая заменяет зубы у трех наиболее часто встречающихся китов в Пойнт-Лобос: у серых китов, горбатых китов и голубых китов.Слева виден ус серого кита. Усатые киты делают огромные глотки морской воды и пищи, а ус используется для их разделения. Океанская вода выдавливается через китовый ус и отправляется обратно в море, а небольшие кусочки пищи, которые остаются, затем проглатываются — как будто вы отделяете спагетти от воды для приготовления пищи! Усатые киты едят самых разных мелких животных — все, что они могут схватить в свои огромные пасти!

Из усатых китов, часто посещающих мыс Лобос, синий кит и горбатый кит занесены в список находящихся под угрозой исчезновения.Общая популяция синих китов оценивается в 10 000–25 000 особей, но эта популяция рассеяна по всем океанам мира, как в прибрежных, так и в глубоких океанских водах. Популяция синего кита в северо-восточной части Тихого океана считается более стабильной, чем большинство других. Популяция серых китов оценивается в 25 000 особей, но эта популяция встречается только у восточного побережья Тихого океана. Как и голубые киты, горбатые киты рассеяны по земным океанам, и их популяция оценивается в 80 000 особей.

В 1946 году была создана Международная китобойная комиссия, а в 1986 году МКК запретила коммерческий китобойный промысел, чтобы увеличить поголовье китов. Однако некоторые страны решили не входить в IWC, и китобойный промысел в этих странах продолжается. На заседании МКК в 2010 г. представители 88 государств-членов обсудили вопрос о снятии 24-летнего запрета на коммерческий китобойный промысел. Япония, Норвегия и Исландия призвали организацию снять запрет. Коалиция антикитобойных стран предложила компромиссный план, который позволит этим странам продолжать китобойный промысел, но с меньшими уловами и под пристальным наблюдением.

Эволюция кита | АМНХ

Поразительный переход произошел вскоре после появления групп современных млекопитающих, около 55 миллионов лет назад, в жаркий период в истории Земли. Динозавры, за исключением птиц, и крупные морские рептилии исчезли несколько миллионов лет назад.

Одна группа копытных все больше времени проводила в воде, питаясь там обильной пищей. В конце концов они вообще покинули сушу, превратившись в полностью водных китов.Взгляните на некоторых из этих ранних вымерших китов ниже.

Впечатление художника от Pakicetus attocki 
© Карл Бьюэлл, 2006 г.

Pakicetus attocki   

Pakicetus attocki жил на окраинах большого мелководного океана около 50 миллионов лет назад.Химическая информация от некоторых из этих мясоедов размером с волка показывает, что они ели рыбу.

Ушные кости Pakicetus демонстрируют особенность, уникальную для китов, что делает его самым ранним известным представителем современной линии китов.

Ambulocetus natans

Ambulocetus natans означает «ходячий кит, который плавает», имея в виду его образ жизни как в воде, так и на суше. Вероятно, он плавал, гребя ногами, и нырял, поджимая передние конечности и нанося мощные удары задними конечностями, что является характерным способом передвижения в воде.

Кажется, Ambulocetus слышал звук через нижнюю челюсть. Звук проходил от челюсти через мягкие ткани к уху. Это небольшое приспособление предвосхищает замечательную систему восприятия звука, используемую современными зубатыми китами.

Впечатление художника от Kutchicetus minimus
© Карл Бьюэлл, 2007 г.

Kutchicetus minimus  

Kutchicetus minimus с маленьким, похожим на выдру скелетом, жил между 43 и 46 миллионами лет назад.Как и другие ранние киты, Kutchicetus жили в тропических морях. Его окаменелости найдены в отложениях, которые образовались на мелководье, защищенном барьерными островами.

Как плавал Кутчицетус ? Его задние ноги меньше, чем у более ранних китов, и, вероятно, мало связаны с движением. Возможно, этот длинный хвост помог, хотя нет никаких свидетельств хвостовых сосальщиков, которые можно увидеть у живых китов.

Kutchinicetus , вероятно, провел больше времени под водой, чем Pakicetus .Волосы больше не были нужны в водной среде. Ворвань обеспечивала изоляцию и помогала обтекать тело, что, в свою очередь, способствовало плаванию.

Из коллекции Музея:   Andrewsarchus mongoliensis 

Этот близкий родственник кита, представитель отряда копытных, в который входят гиппопотамы и киты, известен по единственному черепу, обнаруженному в 1923 г. во время музейной экспедиции в Монголию. и Китай. Редко выставляемый образец теперь выставлен в «Киты: Гиганты глубин».  

Dorudon atrox

На выставке представлен слепок скелета и черепа Dorudon atrox , который представляет группу ранних ископаемых китов, называемых базилозавридами. Эти киты были полностью водными и жили от 34 до 40 миллионов лет назад. Издалека современные базилозавриды, вероятно, очень походили на современные виды.

Ноздри, или дыхало, сместились к макушке головы. Строение слуховых косточек предполагает, что базилозавры могли хорошо слышать под водой.Передние конечности превратились в веслообразные ласты, а задние конечности остались в зачаточном состоянии. Таз отделился от позвоночного столба, освободив нижнюю часть позвоночника для большего движения хвоста. Квадратные позвонки на кончике хвоста могли поддерживать трематоды.

Эта группа китов заселила все океаны мира.  

Маленький вымерший кит, эхолокированный подобно дельфинам

Albertocetus ранее был известен по одному черепу, но больше ничего по скелету.Эти новые образцы позволяют палеонтологам понять неизвестные детали анатомии ранних дельфиноподобных китов.

Боссенекер сказал: «Благодаря большому количеству качественных исследований, проведенных на ранних китах (археоцетах), в основном из Египта и Индо-Пакистана, мы многое знаем о том, как киты развивались и адаптировались к жизни в воде. Однако мы относительно мало знаем о том, как археоцеты превратились в ранних усатых китов и ранних эхолокационных китов, и еще меньше о том, как и когда произошло это разделение.Их исследования сосредоточены на эволюции размера мозга, чувств, таких как обоняние и слух, и передвижения у Albertocetus и его ближайших родственников, известных как ксенорофиды.

Эти новые образцы позволили Бессенекеру и его коллегам определить размер тела Albertocetus и сравнить его с размером их мозга. Они обнаружили, что у Albertocetus был необычно большой мозг для раннего кита, гораздо более похожий на то, что наблюдается у современных зубатых китов.Хотя мозг был большим, он не был полностью современным, будучи анатомически переходным между парнокопытными и живыми зубатыми китами.

Переходную анатомию также можно увидеть в хвосте, где позвонки показывают, что хвост был относительно толстым у основания хвостовых плавников, называемых хвостовым стеблем. Это состояние не похоже на то, что наблюдается у живых китов, но похоже на архаичных китов. Бессенекер, описывая его значение, сказал: « Albertocetus , вероятно, не имел бы узкого хвостового стебля, в отличие от всех современных китообразных, что позволяет предположить, что усатые киты и зубатые киты развили эту особенность независимо.

Ксенорофидов, таких как Albertocetus , обычно называют «дельфинами», потому что это маленькие зубатые киты. Однако они не являются прямыми предками современных дельфинов, но связаны с предками всех зубатых китов, включая кашалотов, клюворылов, морских свиней и дельфинов. Они будут очень похожи на живых дельфинов или клюворылых китов, но есть несколько ключевых отличий.

Описывая этих первых маленьких китов, Боссенекер сказал: «Ксенорофиды были где-то от 1.От 2 метров (4 фута) в длину тела до примерно 3-4 метров (10-13 футов). Ксенорофиды, как правило, имеют длинные морды с зубами с двойными корнями, которые смыкаются, носо-лицевые мышцы, участвующие в воспроизведении звуков для эхолокации, и слуховые косточки, приспособленные для прослушивания высокочастотных звуков для использования в биосонаре». Хвостовые позвонки прямоугольные, а это означает, что у Albertocetus были хвостовые плавники.

Albertocetus будет отличаться от современных зубатых китов некоторыми чертами лица.Эхолокационные киты имеют уникальный орган во лбу, называемый дыней, который помогает фокусировать вокализацию. У Albertocetus он был бы меньше и дальше вперед, чем у современных зубатых китов. Его дыхало также напоминало носы наземных животных, располагаясь перед глазами, а не на макушке. Вероятно, у них также было две ноздри, как у наземных животных и кашалотов.

Благодаря работе палеонтологов всего мира, в том числе Бессенекера, ранняя история эволюции китов и ранняя история двух живых линий с каждым днем ​​становится все более ясной.Будущие исследования Бессенекера включают в себя дополнительную работу по изучению ранних эхолокационных и зубатых усатых китов со всего мира, а также описание нескольких новых видов китов из Южной Каролины.

Прочтите оригинальное описание в PLOS ONE.

Пит

Буххольц
Старший писатель

Как киты и дельфины, доисторические «ящерицы-рыбы» согревались жиром | Наука

Ихтиозавры (по-гречески «ящерица-рыба») были крупными морскими рептилиями, которые жили рядом с динозаврами на протяжении большей части мезозойской эры.Бликвинкель/Алами Фото со стока

Ихтиозавры — классический случай конвергентной эволюции. От форм тела до образа жизни, связанного с ловлей рыбы, они стали пионерами образа жизни в морях, который гораздо позже был воспроизведен дельфинами. А теперь углубленное изучение исключительной окаменелости ихтиозавра добавило новые точки сходства между морскими рептилиями прошлого и китообразными наших современных морей, включая жировой, изолирующий слой ткани, называемый ворванью.

Опубликованное сегодня в Nature новое исследование, проведенное биологом из Университета штата Северная Каролина Мэри Швейцер и ее коллегами, посвящено особой ископаемой окаменелости, известной экспертам как MH 432. -летние слои Хольцмадена, Германия.

«Когда я ищу образец для изучения, одним из моих первых критериев является наличие признаков необычной сохранности», — говорит Швейцер.В случае MH 432 эта необычная сохранность проявилась в виде остатков мягких тканей, окружающих кости. Эта окаменелая ткань подняла вопрос о том, сколько мелких деталей может сохранить образец, вплоть до молекулярного уровня. «Это, вероятно, самый глубокий и разнообразный, междисциплинарный, химический и молекулярный анализ любого ископаемого образца, о котором я знаю», — говорит Швейцер.

Фотографическое (вверху) и схематическое (внизу) изображение окаменелости ихтиозавра возрастом около 180 миллионов лет.Йохан Линдгрен

То, что обнаружила исследовательская группа, стало неожиданностью. По словам Швейцера, молекулярный анализ окаменелостей из морской среды ранее не давал многообещающих результатов. Но в данном случае палеонтологи нашли массу информации, от признаков потемнения кожи ихтиозавров до свидетельств того, что эти морские рептилии были активными теплокровными пловцами.

Анализ рассмотрел Стеноптеригиус изнутри.«Возможность реконструировать образцы окраски вымерших организмов — одно из самых захватывающих последних достижений в палеонтологии», — говорит палеонтолог Университета Вандербильта Нил Келли. «Насколько мне известно, это первое сообщение о затенении у ихтиозавров». Благодаря наличию клеток, несущих пигмент, называемых хроматофорами, исследовательская группа обнаружила, что этот Stenopterygius , вероятно, имел темный оттенок сверху и светлый оттенок снизу, чтобы помочь слиться с океанской средой.

Работая с сохранившимися слоями мягких тканей окаменелости, Швейцер и его коллеги также обнаружили признаки жирового слоя под этой кожей. По словам Келли, многие морские млекопитающие, кожистые морские черепахи и пингвины имеют подобные отложения, а ворвань связана с повышенным метаболизмом и температурой тела, чтобы держать животное теплее, чем окружающая среда. Это открытие совпадает с предыдущими исследованиями, которые предполагали, что другой вид морских рептилий регулирует температуру своего тела внутри, и это согласуется с идеей о том, что «некоторые ихтиозавры, вероятно, были глубоководными ныряльщиками и должны были бы сохранять энергию и повышенные температуры, чтобы действовать в холоде, темноте». воды», — говорит Келли.

Сравнение искусственно созревшего кожного покрова современной морской свиньи и ископаемого жира ихтиозавра. Йохан Линдгрен и Мартин Яренмарк

Свидетельство того, что у Stenopterygius был ворвань, является еще одним подтверждением того, что ихтиозавры поддерживали повышенную температуру тела и были чрезвычайно активны. «Ворвань стоит дорого, — говорит Швейцер. «Единственные животные, которые производят его, используют его для сохранения тепла тела выше уровня окружающей среды, и единственные животные, которым это необходимо, — это те, которые в первую очередь выделяют тепло.Этот внутренний нагрев тела является еще одной точкой сходства между ихтиозаврами и современными дельфинами, китами и морскими свиньями. Древние морские рептилии и современные морские млекопитающие не просто похожи друг на друга, но и независимо друг от друга развили сходство, выходящее за рамки поверхностного взгляда.

«Открытие ихтиозавров с очертаниями мягких тканей действительно произвело революцию в нашем понимании их как животных еще в 19 веке», — говорит Келли. «Поэтому очень интересно и своевременно видеть, как они применяют такой широкий спектр передовых инструментов, чтобы буквально воссоздать этих вымерших животных.«Это исследование — самый близкий взгляд на анатомию и биологию ихтиозавра, который еще не собран.

Конечно, значение этих находок выходит за рамки ихтиозавров. В то время как палеонтологи раньше задавались вопросом, может ли сохранение окаменелостей перейти на молекулярный уровень, теперь эксперты используют различные методы для выявления и анализа этих микроскопических подсказок. «Я думаю, это показывает, что мы можем узнать из древних окаменелостей», — говорит Швейцер. И «что это намного больше, чем мы думали раньше.

Биология Динозавры океаны Палеонтологи

Рекомендуемые видео

китов и дельфинов ведут «человеческую жизнь» благодаря большому мозгу, говорится в исследовании | Наука

Жизнь под океанскими волнами не так уж и отличается.Дельфины-афалины используют простые инструменты, косатки называют друг друга по имени, а кашалоты разговаривают на местных диалектах. Многие китообразные живут сплоченными группами и проводят много времени в играх.

Это известно ученым. Но в новом исследовании исследователи составили список богатого поведения, обнаруженного у 90 различных видов дельфинов, китов и морских свиней, и обнаружили, что чем больше мозг вида, тем сложнее — более того, более «человечески» — их жизнь, вероятно, будет.

Это говорит о том, что «гипотеза культурного мозга» — теория, которая предполагает, что наш интеллект развился как способ справиться с большими и сложными социальными группами — может быть применима к китам и дельфинам, а также к людям.

Исследователи собрали записи о дельфинах, издававших характерные свистки для отсутствующих дельфинов. наблюдения, связаны с расширением мозга животных — процессом, известным как энцефализация.

Исследователи собрали записи о том, как дельфины играли с горбатыми китами, помогали рыбакам с уловом и даже издавали характерные свистки для отсутствующих дельфинов — предполагается, что животные могут даже сплетничать.

Другим распространенным поведением взрослых животных было выращивание неродственных детенышей. «Есть поговорка, что «чтобы воспитать ребенка, нужна деревня» [и это] кажется верным как для китов, так и для людей», — сказал Майкл Мутукришна, экономический психолог и соавтор исследования в Лондонской школе экономики. Экономика.

Дельфины у берегов Южной Африки. Фотография: Райнер Шимпф/Barcroft Media

Как и люди, считается, что китообразные, группа, состоящая из дельфинов, китов и морских свиней, в основном обучаются в обществе, а не индивидуально, что может объяснить, почему одни виды учатся более сложному поведению, чем другие. .«Те, кто преимущественно встречался в одиночку или небольшими группами, имели самый маленький мозг», — написали исследователи под руководством Сюзанны Шульц из Манчестерского университета.

Люк Ренделл, биолог из Сент-Эндрюсского университета, не участвовавший в исследовании, но изучавший кашалотов и их отличительные диалекты, предостерег от антропоморфизации и превращения животных в людей.

«Существует риск того, что это будет звучать так, как будто это единственная железнодорожная линия с людьми на конечной станции и другими животными на пути к ней.Правда в том, что каждое животное реагирует на собственное эволюционное давление», — сказал он.

«Конечно, сравнивать других животных с людьми опасно, особенно с учетом имеющихся данных. Но что мы можем сказать наверняка, так это то, что проверенная нами гипотеза культурного мозга присутствует у приматов и китообразных», — сказал Мутукришна.

Однако еще многое предстоит узнать, добавил он. «Исследования подводных млекопитающих сложны и сильно недофинансированы, поэтому мы так много не знаем об этих удивительных животных», — сказал он.

Увлечение, однако, должно быть интересно не только людям, изучающим животных. «Нам не нужно смотреть на другие планеты, чтобы искать инопланетян, потому что мы знаем, что под водой есть эти удивительные виды, у которых так много параллелей с нами в их сложном поведении», — сказал Мутукришна.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.