Содержание

Собачья упряжка


Собаки занимают свои места в упряжке не случайно, у каждой своя функция, одни дополняют других. Иерархическое положение той или иной собаки в стае не имеет никакого отношений к расположению в упряжке. В этом смысле собаки четко различаются: вожак стаи и вожак упряжки — разные понятия. Для того, чтобы определить роль каждой собаки в упряжке, руководствуются совершенно иными критериями.

Вожак
Это самая главная собака: без вожака нет упряжки. В связи с этим обучение вожака должно быть более углубленным и тщательным, чем других членов упряжки. Каюр в своих командах обращается, главным образом, к вожаку. Остальные собаки должны следовать в том же направлении, что и вожак, и на той же скорости. Вожак (описывая его характерологические особенности без использования наукообразных терминов) должен быть умным, серьезным, сообразительным и спокойным, обладать чувством трассы и опасности, иметь большой опыт работы в упряжке и уметь приспосабливаться ко всему новому и находить оптимальное решение в любой ситуации. В большой упряжке вожак находится относительно дальше других собак от груза, что значительно облегчает ему тягловую работу. Поэтому вожак, как правило, имеет несколько более легкое сложение, нежели другие собаки, и тягловое усилие он развивает пропорционально своим физическим возможностям. Однако в связи с его обязанностями вести упряжку на вожака ложатся большие психологические нагрузки. Зачастую ему необходимо быстро принимать самостоятельное решение, поэтому он должен обладать уравновешенной нервней системой, чтобы выдержать нагрузки такого рода. Итак, выбор вожака и его обучение имеют важное значение в формировании упряжки.


Рулевые собаки (коренники)
Собаки-коренники впряжены ближе всего к саням, поэтому они устают больше других, особенно в том случае, если сани тяжелые, дистанция пробега длинная, а трасса сложная. В связи с этим коренники должны обладать очень большой силой и выносливостью. Обычно на место рулевых собак ставят кобелей, а если упряжка состоит из ездовых собак разных пород, то это, как правило, маламуты и гренландские хаски (эскимосские лайки). Но рост и мускульная сила — это еще не все, необходимы такие качества характера, как желание работать и бодрое настроение-кураж. Крупная, вялая и ленивая собака будет работать не так эффективно, как менее мощная но очень энергичная. Собака. приученная к работе на месте коренника, никогда не станет вожаком: даже если она сердцем чувствует трассу. ей не понравится место в голове упряжки и она будет стремиться отойти назад Часто можно видеть, как рулевые собаки привыкают двигаться по косой линии, что дает им возможность немного отдохнуть и расслабиться, прежде чем снова натянуть шлею и занять положение вдоль оси упряжки.

Направляющие собаки
Эти собаки расположены непосредственно за вожаком и их роль очень важна. Они должны точно следовать в направлении, задаваемом вожаком: ошибка или своеволие с их стороны отражается на линии движения остальных собак, идущих следом. Это должны быть опытные собаки, которые не идут за вожаком вслепую, а при необходимости корректируют его оплошности, увлекая упряжку в нужном направлении. На самом деле, благодаря своему местоположению, у них очень хороший обзор трассы, и они ее знают часто так же хорошо, как и вожак. Они должны также хорошо знать и выполнять команды каюра. В некоторых случаях направляющих собак временно ставят на место вожака, который в этот день по каким-то причинам не может выполнять свою работу. На месте направляющих собак тоже часто ставят молодых собак, которых обучают на роль вожака упряжки, или же молодых собак, которые еще физически недостаточно развиты, чтобы работать на месте коренника.

Собаки центральной пары
Это собаки не столь одаренные, чтобы встать во главе упряжки, менее сильные, чем рулевые, однако их роль также существенна. От них требуется прежде всего упорство и желание тянуть ровно и в правильном направлении. Понятие, что их место меняется в зависимости от роли собак в упряжке: в большой упряжке их ставят в середину, а в небольшой — они могут выполнять роль рулевых или на-правляющих. Таким образом, они должны обладать универсальными качествами ездовой собаки. Самое главное качество таких собак — дисциплина: ошибка, сбой или путаница в голове упряжки быстро устраняются, если центральные собаки продолжают тянуть ровно, сохраняя порядок. Более того, если они заметят какую-то сумятицу позади себя, они вытянут коренных собак и помогут им восстановить правильный бег. Центральные собаки образуют, таким образом, прочную середину, на которую опирается вся упряжка.

Того и Балто — собаки-герои

В Центральном парке Нью-Йорка, недалеко от входа со стороны Пятой авеню, стоит памятник Балто — вожаку собачьей упряжки на Аляске. Бронзовый пёс весь подался вперёд. Кажется, что он остановился всего на миг и ожидает новой команды, чтобы сорваться с места и мчаться туда, где его с нетерпением ждут. На гранитной глыбе — бронзовая доска с надписью: «Посвящается неукротимому духу упряжных собак, которые, сменяя друг друга на протяжении шестисот миль, через тяжёлые снега, предательские льды и арктический буран доставили зимой 1925 года спасительную сыворотку из Ненаны в скованный льдами Ном. Выносливость. Преданность. Сообразительность».

Северные упряжные собаки: сибирский хаски, аляскинский маламут, самоедская собака. Фото автора (3).

Наука и жизнь // Иллюстрации

Наука и жизнь // Иллюстрации

Бронзовая статуя ездовой собаки Балто в Центральном парке в Нью-Йорке. Фото автора.

Карта маршрута Великой гонки милосердия на Аляске, 1925 год.

Король снежных трасс каюр Леонард Сеппала с легендарным вожаком упряжки Того. 1925 год.

Герои Великой гонки милосердия каюр Гуннар Каасен и вожак упряжки Балто.

На трассе самой экстремальной гонки на собачьих упряжках Айдитарод на Аляске. 2 марта 2013 года. Фото: Bill Roth.

Гонка Айдитарод 2013 года. Часть пути упряжки проходят ночью. Фото: Bill Roth.

Гонка Айдитарод 2013 года. Упряжка хаски мчится к финишу. Фото: Bill Roth.

Наука и жизнь // Иллюстрации

Я долго кружил вокруг, пытаясь найти наиболее выигрышную точку съёмки. «Что, нравится памятник?» — спросил меня пожилой мужчина. Услышав положительный ответ, он помолчал немного, а потом сказал: «Балто, конечно, молодец, не сбился с пути в буран и довёл упряжку до места, но настоящим героем той гонки был всё же не он, а другой пёс, о котором тогда забыли. И если говорить по справедливости, то именно его статуя должна стоять здесь на пьедестале».

Эти слова запали в память, и я начал собирать информацию о событиях, происшедших на Аляске почти девяносто лет назад…

Зимой 1925 года в маленьком городке Ном, расположенном чуть южнее полярного круга, на западной оконечности Аляски, вспыхнула эпидемия дифтерита.

Ном возник в 1898 году, в самый разгар «золотой лихорадки», после того как на этом месте нашли самородок размером с булыжник. Наверное, ничто другое, кроме золота, не могло бы подвигнуть людей построить город на этом диком, насквозь продуваемом ледяными ветрами берегу Берингова моря. Семь, а то и восемь месяцев в году здесь царствует зима, и всё необходимое для жизни обитателей доставлялось летом, когда льды позволяли кораблям подойти к берегу. Однако заказанная на тот год противодифтерийная сыворотка почему-то не была привезена.

Вечером 22 января городской врач Нома доктор Велч — единственный дипломированный доктор на многие сотни километров вокруг — сообщил в радиоэфир о разразившейся эпидемии и просил срочно доставить в Ном спасительную сыворотку. К этому дню в городе уже умерли четверо ребятишек и примерно у сорока наблюдались явные симптомы дифтерии.

В больницах западных штатов США сыворотки было достаточно, но отправить её в Ном раньше, чем через четыре или пять недель, не представлялось возможным. К счастью, небольшое количество вакцины отыскали на юге Аляски, в одном из госпиталей Анкориджа. Её следовало срочно переправить в Ном.

По решению губернатора территории была организована эстафета, для участия в которой привлекли самые быстрые упряжки и лучших каюров — погонщиков собак. Почти все они были потомками коренных жителей этого сурового края — индейцев и эскимосов — и служили почтальонами в Почтовой службе США. В те годы эта профессия была одной из самых уважаемых и высокооплачиваемых на Аляске и работали в ней мужественные и сильные духом люди.

В соответствии с первоначальным планом губернатора вакцину должны были доставить по железной дороге из Анкориджа на станцию Ненана, где начиналась санная почтовая трасса до Нома длиной почти 1100 километров. Трасса шла вначале по долине Юкона, «столбовой дороге Аляски», затем переваливала через ряд горных хребтов, выходила на побережье Берингова моря и, огибая залив Нортона, заканчивалась на крайнем западе страны, в Номе. В обычных условиях, останавливаясь на ночлег на крохотных почтовых станциях, построенных через каждые 30—50 километров пути, каюры преодолевали весь путь примерно за 25 дней, но в создавшейся ситуации это нужно было сделать значительно быстрее. Участники эстафеты, которая начиналась одновременно в двух направлениях — на запад из Ненаны и на восток из Нома, должны были двигаться безостановочно днём и ночью несмотря ни на какие погодные условия.

Поздно вечером 27 января укутанный в меха свёрток с сывороткой был доставлен поездом в Ненану. Его принял каюр Билл Шеннон. До посёлка Толована, где ждал следующий участник эстафеты, ему предстояло проехать 80 километров. Почтальоны обычно проходили этот путь за два дня с ночёвкой на промежуточной станции, но Шеннон должен был преодолеть его одним броском. Температура той ночью опустилась до –46

оС и продолжала падать.

Решившись отправиться в путь, Шеннон сознательно пренебрёг одним из неписаных «правил выживания», которых придерживались погонщики упряжек: не выезжать на трассу при температурах ниже 40 градусов. В такую погоду любая случайность могла привести к тяжёлым обморожениям, а то и к гибели каюра и всей упряжки.

В кромешной тьме Шеннон повёл упряжку из девяти собак по льду одного из притоков Юкона — реки Танана. Уже через пару часов его ноги и руки стали терять чувствительность. Чтобы согреться, приходилось всё чаще соскакивать с саней и бежать рядом с ними, но это помогало ненадолго. Наваливались усталость и апатия, притуплялось сознание, и каюр уже слабо контролировал собак. Упряжку вёл фактически её вожак, который несколько раз, резко меняя направление движения, сумел обойти невидимые в темноте опасные полыньи. Через шесть часов тяжелейшего пути Шеннон добрался до промежуточной станции. Термометр, закреплённый на двери крохотной хижины, показывал 52 градуса ниже нуля.

Взглянув на его обмороженное лицо, смотритель станции усадил Шеннона у печи, а сам стал распрягать и кормить измученных до предела собак.

Дав упряжке четыре часа отдыха, Шеннон начал готовиться к выходу, но три собаки так и не смогли подняться на ноги. Пришлось продолжить путь с шестью оставшимися, и утром следующего дня драгоценный груз был передан второму участнику эстафеты…

А навстречу из Нома выехала упряжка собак, которой управлял Леонард Сеппала — самый известный каюр Аляски, неизменный победитель наиболее трудных многодневных гонок собачьих упряжек. Согласно плану, «король снежных трасс» должен был двигаться на восток до встречи с упряжками, везущими вакцину из Ненаны, принять её и доставить в Ном. Предполагалось, что встреча произойдёт примерно на середине пути. Это означало, что упряжка Сеппалы должна была преодолеть около 1000 километров тяжелейшего пути — во много раз больше, чем все остальные.

На следующий день план был скорректирован: число упряжек, двигавшихся на запад, было увеличено, и встреча с Сеппалой планировалась уже километров на 200 ближе к Ному, а на заключительных 150 километрах трассы были размещены ещё три дополнительные упряжки. Однако Сеппала, с которым не было никакой связи, ничего не знал об этих изменениях.

Упряжку «короля» вёл её легендарный вожак Того. Быть вожаком собачьей упряжки на Аляске в те годы могла далеко не каждая собака. От вожака на трассе зависело очень многое. Это он должен был находить правильный путь в густом тумане или во время арктического бурана, когда ослеплённый снежными вихрями каюр терял ориентировку. Это он должен был принимать решение в случае неожиданной опасности, которую почему-то не заметил каюр, или, что ещё важнее, не выполнять ошибочную его команду, которая могла привести к катастрофе. Такие собаки были очень редки и ценились буквально на вес золота. Именно таким лидером был Того.

Температура в центральных районах Аляски продолжала падать и опустилась намного ниже 50-градусной отметки. На четвёртые сутки упряжки, двигавшиеся на запад, перевалили через горный хребет высотой около 1200 метров и, оставив позади экстремально холодные, но безветренные районы центральной части страны, спустились на побережье Берингова моря — в мир бешеных, леденящих ветров и неистовых буранов. Здесь, на заваленном сугробами берегу, один из участников восточного крыла эстафеты Генри Иванофф, дальний потомок первых русских поселенцев на Аляске, сумел разглядеть в сгущавшихся сумерках направлявшуюся на восток упряжку Сеппалы, ничего не знавшего об изменениях первоначального плана, остановить её и передать свёрток с бесценным грузом.

Упряжка «короля» к этому времени преодолела уже около 300 километров, совершив за несколько часов до встречи 65-километровый переход по льду залива Нортона. Это был самый опасный участок пути. Под влиянием приливов, отливов и постоянно меняющих направление ветров лёд в этом глубоко вдающемся в сушу языке Берингова моря находился в состоянии постоянного движения: огромные льдины откалывались и уносились в море, трещины длиной в сотни метров неожиданно раскалывали ледяные поля, расширялись и вновь смыкались, образуя длинные цепи торосов. Опасность значительно возрастала, когда ветер дул с суши в сторону моря, отрывая огромные льдины и унося их в океан. Далеко не каждый каюр решался выехать на изборождённый трещинами, непрерывно ломающийся лёд, но это был самый короткий путь в Ном. Окружной путь, по берегу залива, был длиннее на целый день.

Сеппала уже несколько раз пересекал залив. Случалось, что он был на волосок от гибели, но Того каждый раз находил выход из сложившейся ситуации. Теперь, когда каюр получил драгоценную сыворотку, только от него зависело, насколько быстро она попадёт в Ном, и ему надо было принять непростое решение: рисковать и вторично пересечь коварный залив по льду или избрать безопасный, но более долгий путь по берегу.

За несколько часов до этого, когда ранним утром упряжка вышла на предательский лёд, ветер дул с юга, в сторону суши, но к середине дня он начал менять направление и его порывы, с каждым часом всё более сильные, были уже направлены в сторону моря. Надвигался буран, и надо было действовать, пока он не набрал полную силу. И Сеппала решился. Он верил в свою упряжку и в её лидера.

Того, казалось, понимал нависшую над ними опасность. Лёд трещал под санями, но он, низко опустив голову, чтобы лучше «слышать лёд», вёл упряжку к противоположному берегу, выбирая кратчайший путь и не обращая внимания на леденящие порывы встречного ветра.

Поздно вечером того же дня Сеппала помог измученной упряжке втащить сани на скалистый мыс на противоположном берегу залива, где стояла небольшая почтовая хижина. Накормив собак, которые тут же заснули, свернувшись калачиком и уткнув носы в пушистые хвосты, каюр сам забылся тяжёлым сном. За последние сутки героическая упряжка практически без отдыха преодолела более 130 километров, а до следующей почтовой станции в бухте Головина оставалось ещё около 80 километров тяжелейшего горного пути.

Через шесть часов Сеппала снова вывел собак на трассу. Начавшийся накануне буран набрал силу и бушевал уже в полную мощь. Порывы ветра грозили перевернуть сани и сбросить собак и каюра со скалистого берега на лёд. Снежные вихри слепили, не давали дышать, сокращали видимость до двух-трёх метров.

Сильнейший буран встревожил мэра и врача Нома. Они понимали, что в таких экстремальных условиях вероятность гибели каюра и упряжки с сывороткой очень велика. Поэтому было решено остановить эстафету до окончания бурана и передать это распоряжение по телефону на трассу. Но удалось связаться только с двумя станциями, самая дальняя из которых находилась в 50 километрах от Нома. С остальными станциями связи не было, и, несмотря на ураганный ветер и слепящий каюров снег, упряжки продолжали свой путь к конечной цели.

Очередной участник эстафеты, Гуннар Каасен, получил свёрток с вакциной, когда до Нома оставалось около 80 километров. Высокий, атлетически сложённый норвежец работал на Аляске больше двадцати лет, но никогда ещё ему не приходилось выезжать на трассу в такой сильный буран. Его упряжке из 13 собак предстояло преодолеть около 50 километров горного пути и передать сыворотку последнему участнику гонки, который должен доставить её в Ном. Лидером упряжки был Балто, крупный, сильный пёс, с примесью волчьей крови, угольно-чёрный, с белой лапой. Каасен полностью доверял ему, в отличие от других каюров, считавших, что у Балто нет качеств, необходимых лидеру.

Трудности начались с первых же километров. Упряжка буквально увязала в свежем снегу, и каюру приходилось раз за разом останавливать собак и, проваливаясь по грудь, утаптывать снег, чтобы дать им возможность выбраться из сугробов. Снежные вихри слепили Каасена, и он несколько раз сбивался с пути, но Балто каждый раз удавалось выбраться на трассу. Но вот, переходя по льду горную реку, вожак внезапно остановился и отказался идти дальше, несмотря на команды каюра. Оказалось, что он стоял на краю свежей полыньи, которую в снежной круговерти не видел Каасен и в которую могла провалиться упряжка. Однако самое серьёзное происшествие случилось чуть позже, когда на спуске с очередной горной гряды порыв ветра перевернул нарты и сбросил каюра с собаками в глубокий сугроб. Выбравшись из сугроба, Каасен кинулся к саням и не нашёл в них свёртка с сывороткой. В темноте, сбросив рукавицы, он лихорадочно рылся в снегу и, к счастью, нащупал драгоценный груз.

Через несколько километров Каасен добрался наконец до почтового домика, где его должен был ждать последний участник гонки. Но оказалось, его никто не ждёт и свет в доме погашен. Как выяснилось позже, получив известие об остановке эстафеты до окончания бурана, каюр просто улёгся спать. Неизвестно почему, но Каасен не стал входить в дом и решил продолжить свой путь к Ному. Впоследствии многие обвиняли его в том, что он сделал это намеренно, чтобы слава человека, доставившего сыворотку в город, досталась ему одному, но, скорее всего, это было не так. Парализованный холодом и очень уставший, он уже не мог контролировать свои действия и просто лежал в санях, предоставив Балто вести упряжку. К счастью, буран стал понемногу стихать, и, пробежав без особых осложнений последние километры, собаки остановились на центральной улице городка. Великая гонка милосердия, как её позже назвали газеты, была завершена. Расстояние в 1100 километров удалось пройти за 127 часов и 30 минут.

Весть о благополучной доставке сыворотки в Ном мгновенно облетела страну, вызвав всеобщее ликование. Президент США Келвин Кулидж направил благодарственные письма всем участникам эстафеты. Сенат прервал заседание, чтобы, стоя, выразить восхищение героическими погонщиками и их собаками. Правительство Аляски выдало каждому из участников денежную премию в 25 (!) долларов и специальное удостоверение, скреплённое золотой печатью, а фармацевтическая фирма «Милфорд» наградила каждого из них памятной золотой медалью.

Каасен и Балто в одночасье стали знаменитыми. Однако, прославляя их, пресса и радио забыли обо всех остальных участниках эстафеты и в первую очередь о главных её героях — упряжке Сеппалы, которая за четыре дня, практически без отдыха, покрыла расстояние в 420 километров, в несколько раз большее, чем преодолел какой-либо другой участник эстафеты, и дважды, рискуя утонуть, пересекла по льду залив Нортона, сократив по меньшей мере на одни сутки время доставки вакцины в Ном.

Через несколько дней после завершения эстафеты Каасену поступило предложение снять фильм о Балто и совершить турне по городам западного побережья США, и в конце февраля он на своей упряжке отправился на юг Аляски и далее в Лос-Анджелес, где их ожидала восторженная встреча. Голливудская звезда тех лет Мэри Пикфорд позировала с Балто на ступенях мэрии, а мэр города увенчал вожака упряжки венком. В эти же дни из Нью-Йорка пришло сообщение о том, что городские власти приняли решение установить бронзовую статую Балто в Центральном парке Нью-Йорка, — неслыханное событие, такой чести до него удостоились только Колумб, Шекспир и известный общественный деятель США Александр Гамильтон.

Слава, как известно, недолговечна. Спустя некоторое время материалы о героической упряжке всё реже появлялись в печати, и о Балто стали постепенно забывать. А через несколько месяцев бизнесмен из Кливленда Кэмпбелл случайно обнаружил Балто и ещё шестерых собак сидевшими на цепи на задворках провинциального театра, голодных и больных. Остальных членов упряжки, скорее всего, уже распродали, либо они погибли. Возмущённый Кэмпбелл потребовал у продюсера продать ему оставшихся собак. Тот согласился, назначив цену 2000 долларов. Кэмпбелл вернулся домой и начал кампанию по сбору денег, которая всколыхнула весь город. Необходимая сумма была собрана за несколько дней. Собак выкупили и привезли в Кливленд, где они до конца своих дней жили в зоопарке, катая детей на колясках…

Сеппала спокойно относился к славе Каасена, но не мог остаться равнодушным к тому, что вклад его вожака в гонку, которая стала в США событием национального масштаба, не получил достойного признания и что в Нью-Йорке стоит памятник «не той» собаке. В 1926 году он задумал и осуществил небывалый пробег на сибирских хаски во главе с Того через всю страну из Калифорнии до восточного побережья. Тысячные толпы народа восторженно встречали его на всём пути. Кульминацией пробега стала демонстрация работы упряжных собак в Нью-Йорке, после чего знаменитый полярный исследователь Руал Амундсен под гром аплодисментов увенчал легендарного вожака золотой медалью.

Последние годы жизни Того провёл в питомнике в Мэне. В 1929 году ему исполнилось 16 лет. Он почти ослеп, страдал от болей в суставах, и в декабре того же года Сеппала был вынужден усыпить его. Знаменитый вожак оставил после себя многочисленное потомство. Гены его до настоящего времени живут в лучших сибирских хаски. Чучело Того находится на Аляске, в Музее упряжных собак в пригороде Анкориджа.

Собачьи упряжки оставались наиболее надёжным средством перевозки почты, грузов и пассажиров на Аляске вплоть до конца 1930-х годов, но постепенно, в первую очередь в связи с развитием авиации, их использовали в качестве транспортного средства всё меньше и меньше. Однако в 1970 году аляскинский старожил и энтузиаст собачьих упряжек Джо Редингтон и местный историк Дороти Пейдж решили, что необходимо воздать должное упряжным собакам и их огромному вкладу в развитие Аляски. По их мнению, самое лучшее, что можно было сделать, это организовать гонку из Анкориджа в Ном по маршруту Великой гонки милосердия 1925 года. Первое такое состязание, получившее название «Айдитарод»* (Iditarod), состоялось в 1973 году и с тех пор проводится ежегодно.

«Айдитарод» часто называют «Последней великой гонкой». Она пользуется поддержкой многих спонсоров и собирает тысячи зрителей из США, Канады и многих других стран мира.

Протяжённость гонки, которая стартует в первую субботу марта, — 1668 километров. Рекордное время — 8 дней 18 часов 46 минут и 39 секунд. Победитель соревнования получает денежный приз в 50 000 долларов и грузовой автомобиль в подарок. Остальные участники, закончившие гонку, также получают денежные призы в соответствии с занятым местом.

Трасса гонки, как и в 1925 году, проходит в основном по ненаселённой местности. Она очень сложна, и в среднем каждый пятый участник соревнования сходит с дистанции. В любой из упряжек изначально стартуют 16 собак, но добраться до финиша в полном составе не удаётся практически никому.

В гонке на равных условиях участвуют как мужчины, так и женщины. Двигаться по трассе разрешается круглосуточно. Каждый гонщик придерживается своей стратегии и сам определяет, какие участки пути ему следует проходить днём, а какие ночью. На пути к финишу спортсмены должны получить отметки о прохождении 25 контрольных пунктов, затерянных в необъятных аляскинских просторах. Гонка продолжается до тех пор, пока на дистанции находится хотя бы одна упряжка.

В 1991 году в гонке впервые приняли участие российские каюры Николай Эттыне и Александр Резнюк, занявшие соответственно 36-е и 37-е места. В 2000 году в ней участвовал известный российский путешественник Фёдор Конюхов. В 2013 году на трассе соревновались 65 упряжек. Михаил Тельпин, 59-летний профессиональный охотник на морского зверя из чукотского посёлка Янракыннот, финишировал пятидесятым.

***

Случай из жизни Того

В интернете на многих сайтах приводится рассказ о том, как вожак упряжки Того, проявив совсем не собачью сообразительность, во время Великой гонки милосердия 1925 года спас своего хозяина Сеппалу и других собак из упряжки. На самом деле Того совершил этот геройский поступок несколькими годами ранее. Он описан в книге «The Cruelest Miles. The Heroic Story of Dogs and Men in a Race Against an Epidemic» (авторы Gay Salisbury and Laney Salisbury), изданной в США в 2005 году. Приводим краткий перевод:

«Сеппала пересекал залив Нортона по льду и находился уже в нескольких милях от берега, когда раздался зловещий треск. Того, почувствовав опасность, помчался к берегу, но остановился на краю расширяющейся трещины. Дул сильный северо-восточный ветер и льдину с упряжкой стало уносить в море. Наступала ночь. Прижавшись друг к другу, собаки и Сеппала грели друг друга, надеясь на то, что ветер изменит направление и их снова прибьёт к берегу. Часов через десять так и случилось, и льдина стала приближаться к припаю (неподвижному льду у побережья. — Прим. авт.), но застряла, когда до кромки льда оставалось немногим менее двух метров, но перепрыгнуть на припай Сеппала почему-то не мог. (Возможно, край припая был выше, чем льдина, на которой находилась упряжка, или существовала какая-то другая причина, по которой каюр не решался прыгнуть, но в книге говорится о канале чистой воды шириной в шесть футов, отделяющем льдину от припая. — Прим. авт.) Тогда Сеппала привязал длинную верёвку к постромкам Того и перебросил его на припай. Вожак, казалось, понял, что надо делать, и, упёршись когтями в рыхлый лёд, начал подтягивать льдину. Однако плохо привязанная верёвка отвязалась от постромок и упала в воду. Того без колебаний прыгнул за ней, ухватил её зубами, снова вскарабкался на припай, несколько раз перекрутился, чтобы она плотнее обмоталась вокруг него, и тянул до тех пор, пока льдина не приблизилась к кромке настолько, чтобы позволить Сеппале и остальным собакам перебраться через трещину».

Комментарии к статье

* Айдитарод — название городка-призрака, возникшего в этих негостеприимных местах на берегу одноимённой реки в первые годы «золотой лихорадки» и покинутого затем его жителями.

Финские ездовые нарты для собак

Тем, кто любит скорость и зимние прогулки – когда солнце и снег слепят глаза, дух захватывает от терпкого морозца, а вокруг расстилаются заснеженные равнины – нужно обязательно купить нарты для ездовых собак и по-настоящему оценить этот вид спорта! Приятное напряжение мышц, ветром бросает в лицо легкую снежную пыль, скорость будоражит, и хочется мчаться под лай бегущих питомцев все быстрее и быстрее… Это и есть катание на собачьих упряжках!

Из истории возникновения собачьих нарт

История ездовых нарт уходит корнями в глубокую древность. На Новосибирских островах, что расположены в Северном Ледовитом океане, учеными при раскопках были обнаружены, кроме костей доисторических животных и предметов быта, остатки деревянных полозьев и ремней из сыромятной кожи, которые были идентифицированы как древняя нарта для собак. Возраст находки – около 8000 лет! Эвенки, чукчи, эскимосы, другие северные народы с давних пор используют такое снаряжение для охоты, рыбалки, дальних поездок с перевозкой домашней утвари и даже – в военном деле. Можно утверждать с уверенностью, что собачьи нарты – один из первых видов гужевого транспорта человечества.

И до сих пор там, где нет возможности купить нарты собачьи, северным народам приходится их изготавливать самостоятельно. Дело в том, что другие животные – олени – не могут составить конкуренцию собакам на территориях, где нет ягеля; не пройдут они и в прибрежной зоне, покрытой льдом. А вот собачья упряжка в этих местах проходит запросто. При хороших погодных условиях эти животные развивают скорость от 10 км и больше.

Использовать нарты для ездовых собак в качестве оборудования для спортивных состязаний стали еще народы севера – как один из видов развлечения. Позже настоящие гонки распространились в Канаде, США и дошли до России.

Какие бывают гонки на современных нартах?

Сегодня езда на собаках превратилась не только в популярный вид спорта, но и просто в приятное времяпровождение зимой – прогулок, для которых используются специальные нарты санки. Соревнования на облегченном современном варианте саней называется скипуллинг. Купить модели современных финских нарт для собак можно в нашем интернет-магазине Финсани.

В зависимости от цели состязаний выбирается и ездовая нарта купить которую можно у нас, и количество собак, запрягаемое в сани. Лимитированный вариант гонок – когда количество собак строго регламентировано, например, на 4 собаки; нелимитированный – можно запрягать в сани любое доступное число животных. Виды гонок по характеру проведения классифицируют таким образом:

  • спринт – забеги на короткие дистанции, в котором собаки должны продемонстрировать ловкость, умение обходить препятствия, развивать максимальную скорость;
  • грузовые – когда вместо человека на сани кладут груз определенного веса;
  • спортивное ориентирование – каюры на собачьих упряжках проходят заданный незнакомый им маршрут с помощью карты и компаса.

Дистанции, на которые бегут участники, могут быть короткими или длинными. Кроме того, существуют облегченные, тренировочные или прогулочные ездовые сани для собак, которые можно купить в интернет-магазине Финсани.

В этом виде спорта важна воля к победе, качественные сани, которые есть у нас в продаже, а еще – трогательная составляющая – слаженность непосредственных участников забега, их желание подарить своему хозяину победу. Все это делает катание на собачьей упряжке не только азартным занятием, но и добрым, «душевным» видом развлечений, воспитывающим лучшие человеческие качества у взрослых и детей.

Каких собак запрягают в сани-нарты?

Чтоб заниматься зимними соревнованиями или прогулками на нартах, необязательно большое количество животных: в нашем магазине в Санкт-Петербурге можно купить ездовые сани на одну или на 2 собаки. Основные требования, предъявляемые к ездовым собакам – это физическая сила, выносливость и высокая скорость бега. Какие породы используют для прогулок или гонок на нартах? Наиболее распространены следующие виды:

  • хаски – сильные, умные, добрые животные; в смешанных упряжках им отводится роль лидеров;
  • самоедская лайка – самостоятельная, активная, любящая детей собака, которая может самостоятельно принимать решения;
  • аляскинский маламут – выносливая, независимая, очень коммуникабельная порода.

Все породы идеально подходят для собачьей упряжки: они умны, самостоятельны, дружелюбны по отношению к человеку. Однако в условиях, когда нужно купить сани для прогулочной езды на собаках, наиболее часто используют хаски как породу, отлично адаптированную для городской жизни.

Нарты для собак: особенности конструкции

Современные нарты для собак – это гармоничное сочетание давних традиций и инновационных технологий. Сани могут быть различными по конструкции, весу, отличаться размерами, материалами изготовления – от этих показателей зависит, сколько будет стоить модель. У нас в интернет-магазине вы можете купить сани нарты, которые предназначены для тренировочных поездок, любительских соревнований и зимних загородных прогулок. Конструкция любых моделей саней для собачьих гонок должна содержать основные элементы:

  • широкие полозья, идущие параллельно земле под небольшим углом, придающим им устойчивость;
  • дуга, за которую держится человек во время езды на собаках;
  • ножки-копылья с подвижными креплениями для маневренности саней;
  • система торможения;
  • грузовой настил, обычно из дерева, используемый для пассажира.

На официальном сайте Финсани можно купить ездовые нарты для одной собаки из карельской березы, изготовленные согласно европейским стандартам качества и требованиям к этому виду зимнего прогулочного транспорта.

Как правильно выбрать собачьи нарты?

Для того, чтобы зимняя прогулка или тренировка принесла пользу и доставила удовольствие погонщику, чтобы собаки не переутомились, нужно правильно подойти к вопросу выбора нарт.

  • Вес. Конструкция финских саней нарт не должна быть тяжелой: после остановки в пути собаке придется напрягаться, чтобы сдвинуть их с места. Прогулочные или тренировочные нарты имеют вес не более 10 кг.
  • Материал изготовления. Сани должны быть достаточно прочными, чтобы не повредиться после первого же падения, прослужить не один сезон. Рама должна быть не жесткой, а шарнирной, чтобы сохранять маневренность и позволять проходить повороты по обширному радиусу. У нас в продаже сани для собак из карельской березы – прочного, легкого, износостойкого материала, хорошо скользящего по снежной поверхности.
  • Компактность. Для загородных забегов хорошо приобрести нарты небольшого размера, которые можно будет транспортировать на машине или общественном транспорте. Если нарты еще и складываются – это вообще наиболее удобный вариант для прогулок на природе.
  • Комфорт. Выбирая прогулочные или тренировочные ездовые сани для собак, следует обратить внимание на качество полозьев: он должны быть достаточно широкими и длинными, хорошо скользить по снегу. Передняя часть саней не должна иметь острых углов, чтобы при резкой остановке собаки не травмировались, и в то же время быть достаточно прочными, чтобы не поломаться при столкновении с деревом или камнем.
  • Тормозная система. Кроме того, на некоторых моделях предусмотрен тормоз – это значительно упрощает управление нартами, надежная тормозная система позволит удерживать сани на месте даже при упряжке в несколько собак.

Конструкция из качественных материалов, соответствующая всем упомянутым критериям, прослужит вам долгие годы, а собака будет чувствовать себя в упряжке комфортно и не переутомляться.

Где купить ездовые сани для собак?

Если вы любите сочетать зимние прогулки на свежем воздухе с азартом, если вам интересен активный отдых и нравится экзотический спорт – купите финские сани для собачьей упряжки, представленные в ассортименте на официальном сайте Финсани. На нашем сайте вы можете заказать и приобрести недорого качественные изделия от ведущих мировых производителей финских саней. Цены нарт для собачьей упряжки, представленных в нашем интернет-магазине, доступны и оптимальны для товара этой категории.

  • Модели, представленные в каталоге, подойдут для прогулочных и тренировочных забегов, для катания взрослых и детей.
  • Изделия выполнены из качественных материалов, деревянные элементы изготавливаются из прочной, долговечной и легкой карельской березы.
  • Надежная и вместительная грузовая площадка позволяет перевозить еще одного человека, либо использовать сиденье для отдыха во время привала.
  • Складная конструкция ездовых саней для собак , предлагаемых нами, обеспечивает возможность перевозить нарты в багажнике автомобиля или на общественном транспорте.

Кроме саней, у нас можно приобрести различное снаряжение для упряжи и другие товары для ездового спорта. Осуществляем доставку по Москве и другим регионам РФ.

5 удивительных фактов о гонках на собачьих упряжках Iditarod

Шестьдесят девять гонщиков мчатся по пустыне Аляски в надежде стать лучшими собаками в 42-й ежегодной гонке на собачьих упряжках Iditarod Trail.

С 1973 года сотни спортсменов приехали со всего мира, чтобы совершить путешествие длиной 1 150 миль (1 850 км) из Анкориджа в Ном. Обычно в мероприятии принимают участие от 60 до 100 команд. Каждая команда должна начать с 16 собак и закончить как минимум с шестью. (Прочитайте, что нужно, чтобы соревноваться в Iditarod.)

National Geographic поговорил с Дайан Джонсон, директором отдела образования Iditarod, чтобы узнать больше о так называемой последней великой гонке.

1. Идитарод — это город, река, тропа и гонка.

Идитарод означает «отдаленное» или «отдаленное место» на языках ингалик и холикачу, на которых говорят коренные атабаскские народы северо-западной Аляски. Это также название города, реки и тропы в том же районе.

Реликвия эпохи золотодобычи на Аляске, заброшенный город Идитарод расположен вдоль реки Идитарод (карта) и считается промежуточной точкой на южном маршруте гонок на собачьих упряжках.

Во времена золотой лихорадки единственным способом доставить почту в Идитарод была поездка на собачьей упряжке по Тропе Идитарод. Но после Второй мировой войны транспорт на Аляске начал меняться в пользу более быстрых способов передвижения, таких как снегоходы и самолеты.

«К 1970-м годам традиция собачьих упряжек почти исчезла, — сказал Джонсон.

Основатель гонки Iditarod и гонщик Джо Редингтон-старший создал гонку на длинные дистанции, названную в честь тропы, чтобы сохранить жизнь собачьим упряжкам на Аляске и помочь тропе Iditarod стать исторической тропой.

2. Стартовая линия может меняться.

Не по сезону теплая погода может сместить стартовую линию гонки Iditarod — известную как место перезапуска — если тропа начнет таять.

В 2003 году, когда трасса возле Уиллоу стала непроходимой из-за ухудшения условий, гонка была перенесена в Фэрбенкс, город в 359 милях (578 км) к северу от Анкориджа.

В этом году организаторы снова рассматривали возможность переноса трассы в более холодный Фэрбенкс, но решили, что условия трассы безопасны для гонщиков.

3. Чихуахуа не требуется.

Только северные породы собак, такие как сибирские хаски и аляскинские маламуты, допускаются к участию в гонках Iditarod. Правило было принято в начале 1990-х годов после того, как каюр Джон Сутер принял участие в соревнованиях 1988 года со стандартными европейскими пуделями в своей упряжке. Однако многих пуделей высадили на контрольно-пропускных пунктах из-за обмороженных лап и проблем со спутыванием шерсти.

«Большинство наших домашних собак не имеют подходящего подшерстка для путешествий по Аляске зимой», — сказал Джонсон.(Пройдите викторину National Geographic по собакам.)

Некоторые погонщики не согласны с решением допустить только собак северной породы, но организация настаивает на том, что правило заключается в защите собак, которые не подходят для гонок в холодную погоду.

Неизвестная упряжка собак взлетает 2 марта 2014 года.

ФОТО БОБА ХАЛЛИНЕНА, ANCHORAGE DAILY NEWS, AP

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

4. Лоси опасны.

Лоси представляют угрозу для собачьих упряжек, сказал Джонсон.

Это потому, что крупные животные могут атаковать сани и ранить собак. Такие нападения вокруг Уиллоу настолько часты, что некоторые погонщики прозвали этот район «Лосиной аллеей».

В 2012 году лось напал на погонщика Карен Рэмстед, когда она тренировалась на Лосиной аллее. Ей удалось избежать нападения, но лось ранил одну из ее собак.

5. Красные фонари финишируют последними.

Награда «Красный фонарь» вручается последней команде, завершившей Iditarod. Победитель обычно завершает гонку за восемь-десять дней, хотя самое долгое время, которое потребовалось любой команде, чтобы закончить гонку, составляло 32 дня.5 дней.

Традиция красных фонарей зародилась в 1953 году во время трехдневной гонки на собачьих упряжках Fur Rendezvous в Анкоридже и была передана более новому и гораздо более длинному Iditarod. Название относится к фонарю, который горит во время гонки и не гаснет, пока последняя собака не пересечет финишную черту.

Лучшая собака или нет, в Iditarod у каждой собаки есть свой день.

Подпишитесь на Энджи Макферсон в Твиттере.

Катание на собачьих упряжках жестоко? Правда о поездках на собачьих упряжках

Мы разрушаем мифы и углубляемся в исследования, чтобы задать вопрос: жестоко ли кататься на собачьих упряжках?

Катание на собачьих упряжках жестоко? Мы верим, что нет.

Является ли катание на собачьих упряжках бесчеловечным? Это то, что нас всегда интересовало, и основная причина того, что до недавнего времени мы никогда не пробовали это занятие.

На протяжении многих лет мы слышали ужасные истории о том, что собаки переутомляются, переутомляются или что похуже, и когда у нас появилась возможность попробовать это на себе в Канаде, мы не знали, что делать.

Мы всегда были активными сторонниками ответственного туризма, особенно когда речь идет о встречах с дикой природой и справедливом обращении с животными.

Мы категорически против таких занятий, как катание на слонах, знакомство с большими кошками крупным планом и другие подобные туристические достопримечательности дикой природы, и идея использовать собак, чтобы тащить нас по снегу, просто не подходила нам.

Однако делать поспешные выводы, не проведя надлежащего исследования, против нашей природы, поэтому мы начали изучать как можно больше историй.

Наш первый раунд исследований дал печальные результаты. Гонка Iditarod на Аляске, возможно, самая известная гонка на собачьих упряжках в мире, имеет трагическую историю гибели собак: только в 1997 году погибло 107 великолепных щенков.

Затем была ужасная история с экипировщиком собачьих упряжек в Уистлере, который был пойман на усыплении 56 своих собак после зимних Олимпийских игр, так как заказы упали, и они больше не могли позволить себе кормить их всех.

Мгновенно занятие катанием на собачьих упряжках показалось нам чем-то, в чем мы не могли участвовать. Но опять же, это были два самых известных негативных случая, о которых мы уже слышали. Что, если эти два события на самом деле не представляли всю отрасль?

Катание на собачьих упряжках по Юкону.

К счастью, мы продолжили чтение, и то, что мы нашли, было гораздо более воодушевляющим. Бесчисленные ветеринары и компании, занимающиеся собачьими упряжками, клялись, что хаски на самом деле любят качку, и что с каждым щенком обращались очень хорошо, регулярные ветеринарные осмотры, много перерывов на отдых и здоровое питание.

Мы также поболтали с несколькими друзьями с похожими моральными и этическими принципами, которые катались на собачьих упряжках за границей, и все они не возражали против своего решения продолжать эту деятельность.

Дело в том, что чем больше мы погружались в вопрос о том, жестоко ли катание на собачьих упряжках, тем больше информации, которую мы получали, говорило, что ничего подобного не было.

В конце концов, если верховая езда считалась совершенно прекрасной, то почему собачья упряжка была бы другой, если бы собаки были способными и за ними правильно ухаживали?

Не зная, что делать, мы решили действовать и принять собственное решение. То, что мы обнаружили, было просто восхитительно.

Много любви к собакам на ранчо Sky High Wilderness Ranch.

Жестоко ли кататься на собачьих упряжках? Наш личный опыт

Мы отправились в Юкон на крайнем севере Канады и записались на 4-дневный тур на собачьих упряжках с ранчо Sky High Wilderness Ranch.Эти ребята были известны как лучшие операторы по отгонке собак в стране, и нам не терпелось проверить это.

Наше время в Канаде было как нельзя лучше для этого исследования, так как мы фактически приземлились в Уайтхорсе за ночь до начала Юконского квеста.

Это одна из самых сложных гонок на собачьих упряжках в мире, но, в отличие от печально известного аналога Iditarod на Аляске, Yukon Quest не изобилует ужасными историями.

Утром мы спустились к стартовой линии Yukon Quest, чтобы посмотреть, какая там атмосфера, а главное, как поживают собаки.

Во дворах стояли десятки грузовиков и упряжек, и бессчетное количество великолепных собак готовились к предстоящей гонке.

Мы довольно много болтали с ветеранами и гонщиками в Yukon Quest, когда гуляли в начале мероприятия, и все они уверяли нас, что собаки искренне любят гонки и никогда не выходят за рамки своих возможностей.

Наблюдая за тем, как каюры играют со своими собаками, нам тоже казалось, что они искренне любят своих питомцев, а не обращаются с ними исключительно как с инструментами для своего ремесла.

Мы наблюдали, как один человек провел почти 5 минут с каждой из своих собак, любовно поглаживая и массируя их, и улыбки на собаках, несомненно, были настоящими.

Наше отношение к катанию на собачьих упряжках улучшилось, и стало только лучше, когда мы отправились в собственное приключение.

С того момента, как мы прибыли на ранчо Sky High Wilderness Ranch, стало очевидно, что владельцы и работники любят собак как членов семьи.

Куда бы мы ни посмотрели, люди играли с собаками, угощали их, обнимали и проявляли ласку.Это не было спектаклем для туристов, здесь собаки были первыми.

Когда мы вышли во двор, чтобы встретить ездовых собак, мы сначала увидели, что они все прикованы цепями к своим загонам (деревянный ящик с сеном для изоляции).

Когда мы узнали больше о ездовых собаках, мы поняли, что это необходимо. В конце концов, собаки — стайные животные, и если бы хаски разрешили гулять в таком энергичном месте, они неизбежно в конечном итоге столкнулись бы друг с другом, что привело бы к дракам и травмам.

Их загоны были простыми, но обеспечивали достаточно тепла и защиты от непогоды в случае настоящей плохой погоды.

Одной из наших первых проблем было то, что собак оставили на улице, когда ртутный столбик падает до -40. Однако хаски наделены чрезвычайно густым мехом, и даже когда было так холодно, мы никогда не видели, чтобы они искали укрытие или дрожали. Скорее их можно было найти катающимися по снегу и льду, наслаждаясь каждым моментом этого.

Счастливые собаки на снегу.

Старые ездовые собаки, вышедшие на пенсию, свободно бродили вокруг, доживая свои золотые годы в мире со свободой идти куда хотят и когда хотят.

Мы спросили, отдавали ли когда-нибудь собак на ранчо Sky High Wilderness для усыновления, но нам сказали, что это невозможно, поскольку они выросли на территории и знают только жизнь качки.

Они были слишком энергичными, чтобы кто-то из города мог завести их в качестве обычных питомцев. Вот почему они доживали свои дни в мире, который всегда знали.

Когда дело дошло до настоящей охоты, мы действительно увидели, насколько собакам понравилось это занятие.

Как только мы подходили к их загонам с поводком в руке, собаки возбужденно прыгали вверх и вниз, дергая свою цепь к нам, когда мы приближались. Счастье на их лицах было неопровержимым.

Как только мы их собрали и сняли цепь с их загона, они фактически потащили нас к месту погрузки саней. Они знали, что делали, и хотели это делать.

То же самое было, когда мы начали готовить их к сегодняшнему дню. Они сразу успокаивались, когда мы надевали их шлейки, позволяя нам поднимать их ноги через петли (или даже поднимая их уже, чтобы помочь нам).

На финальном этапе, собираясь в путь, мы привязывали их к саням. В этот момент собаки превратились в ездовые машины, подпрыгивая в воздухе и изо всех сил пытаясь тащить сани вперед. Мы должны были прочно закрепить якорь, иначе они исчезнут, прежде чем мы успеем погрузиться.

Собаки выстроились в очередь, чтобы покататься на санях в течение дня.

Как только мы вышли на тропу, собаки продолжали двигаться в стабильном темпе, постоянно двигаясь вперед и оглядываясь назад, чтобы убедиться, что мы в порядке.

Наши проводники были очень строги к нам, и если мы когда-нибудь дойдем до подъема, мы должны были слезть с саней и толкнуть их, чтобы помочь с собаками.

Точно так же, если мы едем под гору, мы должны постоянно опираться на тормоза, чтобы не потерять управление и случайно не врезаться в спины собак.

Нам было приказано всегда следить за ездовыми собаками, следить за тем, чтобы веревки не запутались, и немедленно сообщать проводникам, если мы заметим, что одна собака прыгает или замедляется.

Катание на собачьих упряжках, безусловно, было забавным занятием, но не в ущерб здоровью собак.

Когда дни подходили к концу, мы возвращали собак во двор, кормили их, делали им массаж и следили за тем, чтобы они снова были в безопасности в своих загонах.

Мы долго говорили с гидами и владелицей ранчо Sky High Wilderness Ranch Джоселин Леблан о том, что катание на собачьих упряжках считается жестоким.

Все они согласились, что в прошлом было несколько трагических примеров, но на самом деле они были довольно необычными. Собаки были их средством к существованию, и без их благополучия они также не могли вести бизнес.

Покупатели тоже не были дураками. Они могли сказать, если что-то не так, как только они вошли на территорию или взглянули на собак.

Было также очевидно, что эти люди искренне любили своих собак. Они знали их всех по именам, всегда играли с ними и постоянно проявляли ласку.

Наш личный опыт работы на ранчо Sky High Wilderness Ranch был только положительным и полностью убедил нас в том, что это совершенно ответственное занятие.

Посмотрите на эту любовь к собаке!

А как насчет других мест?

В течение следующих нескольких недель в Канаде мы побывали в Квебеке и Банфе, двух местах, которые также славились поездками на собачьих упряжках.

Хотя мы не присоединились к каким-либо новым турам в этой поездке, мы все же посетили компанию по прокату собачьих упряжек в Квебеке и немного поболтали с персоналом и владельцем.

Это был точно такой же опыт, как когда мы были на Юконе. Эти люди ставят своих собак на пьедестал. Хозяйка даже усыновила собак, которых RSPCA собиралась усыпить, хотя их нельзя было заставить работать, исключительно для того, чтобы она могла дать им прекрасную жизнь в своей собственности.

Причина, по которой мы не поехали туда на санках, заключалась в том, что прошлой ночью было так много снега. «Слишком много работы для собак — таскать столько снега, лучше дать им день отдыха и вернуть клиентам их деньги», — с гордостью сказала она.

Пока мы искали, чем заняться в Банфе, мы присоединились к компании на день ледолазания и спросили гида, есть ли опыт катания на собачьих упряжках.

«Сам я никогда так не делал, — поделился он, — но у меня есть несколько друзей, которые работают в компаниях, занимающихся собачьими упряжками, и собакам это очень нравится. Они рождены для этого, и у них действительно хорошая жизнь!»

Во время нашего допроса мы никогда не сталкивались с другой историей жестокого обращения с ездовыми собаками, кроме двух примеров, которые мы видели ранее.В конце концов мы решились. Катание на собачьих упряжках жестоко? Ни в малейшей степени.

Любимая ездовая собака Алеши, Доупи, отдыхает у его загона.

Могут ли собаки тянуть сани?

Этот вопрос часто задают люди, размышляя о том, является ли катание на собачьих упряжках бесчеловечным. Вот что мы узнали.

Собаки, которые используются для упряжки, в основном это хаски или породы, очень похожие на хаски, и эти собаки действительно рождены для каши. Это у них в крови.

Это сильные рабочие животные, и если им представится возможность, они будут бегать без остановки в течение нескольких дней.У них так много энергии для сжигания, что они жаждут физических упражнений.

Что касается дополнительного веса упряжки, то поэтому собак всегда сажают упряжками по 4, 5, 6 и даже больше, в зависимости от того, сколько человек будет ехать в упряжке.

Как только сани начинают двигаться, все дело в инерции. Легче держать что-то на ходу, когда оно уже движется, чем тянуть стационарный объект.

По этой причине всякий раз, когда упряжка едет с собаками, человек, управляющий ей, спрыгивает с нее и толкается, чтобы помочь собакам.То же самое делается с участками подъема — человек толкает, поэтому вся работа не остается на собак.

Как насчет холода?

У этих ездовых собак очень густая шерсть, предназначенная для жизни при минусовых температурах. В то время как нам может понадобиться много слоев при -20, эти собаки почти не чувствуют холода при такой температуре.

Однако, когда становится совсем холодно (например, -40), гиды часто надевают на них маленькие джемперы, а иногда и пинетки для защиты ног. В этом нет необходимости, но они обеспечивают дополнительный комфорт для собак.

Пойдем ли мы снова кататься на собачьих упряжках?

Как мы уже упоминали, мы очень заботимся об ответственных путешествиях и устойчивом туризме. Мы категорически против любого жестокого обращения с животными и всегда будем использовать наши платформы для информирования об этих негативных действиях.

Катание на собачьих упряжках совсем не то. Основываясь на нашем опыте и исследованиях, мы бы сказали, что катание на собачьих упряжках ничем не хуже, чем на лошадях. На самом деле, с собаками, вероятно, обращаются лучше.

Если кто-нибудь когда-нибудь спросит нас, «жестоко ли катание на собачьих упряжках», мы можем твердо стоять на своем опыте и сказать, что ни в малейшей степени не верим в это.

При этом всегда изучайте любые компании, к которым вы решите присоединиться для деятельности животных.

Запряжение ездовых собак для эпического дня катания на собачьих упряжках.

История собачьих упряжек | Hurtigruten Норвежский прибрежный экспресс

Взгляните на историю собачьих упряжек и на то, как они помогли сформировать общество.

Собаки всегда были важной частью общества, и, возможно, в Арктике это более верно, чем где-либо еще в мире.Их густая шерсть и мягкие лапы сделали их хорошо приспособленными для выживания и процветания в холоде и снегу. Из-за этого собаки оказали огромную помощь в формировании жизни на Крайнем Севере. Одним из самых знаковых способов, с помощью которых люди работали с собаками, чтобы создать жизнь за Полярным кругом, является катание на собачьих упряжках.

Сегодня пассажиры Hurtigruten и другие путешественники, посещающие Норвегию, могут отправиться в туры на собачьих упряжках. Эти экскурсии дают людям возможность почувствовать особую связь между возницей и ездовыми собаками, а также позволяют заглянуть в прошлое, когда эти животные были лучшим средством передвижения.Взгляните на историю катания на собачьих упряжках и на то, как это помогло сформировать арктическое общество:

Первые собачьи упряжки

Хотя собачьи упряжки, возможно, существовали и раньше, самые старые археологические свидетельства этого способа передвижения датируются примерно 1000 г. н.э. Насколько могут судить археологи, собачьи упряжки были изобретены коренными жителями и инуитами в северных частях современной Канады. затем он быстро распространился по всему континенту. Ранние собачьи упряжки не были похожи на современные собачьи упряжки.Вместо больших упряжек, ведомых множеством собак, обычно это была всего лишь одна собака, тянущая минимальный груз — обычно дрова и другие припасы. Однако со временем возможности использования нескольких собак стали более привлекательными. Большие грузы можно было переносить на большие расстояния, когда усилия распределялись между большим количеством животных. Несмотря на это, упряжки на собачьих упряжках были намного меньше, чем сегодня, и обычно состояли из двух-шести собак на упряжку.

Вокруг света

Колонистам не потребовалось много времени, чтобы осознать ценность и силу использования собак зимой, и европейские поселенцы быстро начали включать ездовых собак в свою жизнь.Французско-канадские военные фактически использовали собачьи упряжки во время Семилетней войны. Они были особенно полезны, потому что были дешевле лошадей, но были одинаково (а часто и лучше) приспособлены для работы с большими грузами и в морозную погоду.

По мере того, как слухи об этой практике распространялись по колониям, эта идея в конце концов вернулась в Европу. Это особенно понравилось полярным авантюристам, которые увидели ценность использования этих животных в своих поисках полюсов. Руаль Амундсен, норвежский исследователь, который стал первым человеком, достигшим Южного полюса, использовал в своем путешествии собачьи упряжки.

Гонки

Скорее всего, в катании на собачьих упряжках всегда был случайный спортивный аспект, но первая официальная гонка состоялась в 1850 году. В 1908 году первая гонка на собачьих упряжках состоялась в Номе, Аляска. Этот маршрут стал известен немногим более десяти лет спустя, когда Леонхард Сеппала, уроженец Норвегии, доставил лекарство от дифтерии в борющийся город. Это путешествие стало хорошо известной частью американской истории, и в память об этом героическом поступке в Нью-Йорке установлена ​​статуя ведущего пса Балто.

Iditarod — самая известная гонка на собачьих упряжках в США. Первые проблески современного Iditarod были замечены в 1967 году, когда в то время гонщики собачьих упряжек пытались создать гонку, которая поддерживала бы интерес к собачьим упряжкам перед лицом современных альтернатив, таких как снегоходы. Первые несколько гонок были очень посещаемы, а затем интерес угас. Создатели планировали новую трассу через Аляску — более длинную, более интенсивную и простирающуюся от Анкориджа до Нома. В 1973 году первому победителю потребовалось три недели, чтобы проделать весь путь.

норвежских наездника, вдохновленных созданием Iditarod, организовали самую длинную собачью гонку в Европе Finnmarkslopet. Первая гонка состоялась в 1981 году, в ней участвовало всего три гонщика. Сегодня интерес настолько высок, что гонка может состоять из двух отдельных классов: одна трасса для команд с количеством собак до восьми, а другая для команд с максимум 14 собаками. Гонки охватывают примерно 310 и 620 миль соответственно и проводятся на 10-я неделя каждого года. Большинство участников — уроженцы Норвегии, но к ним присоединяются и водители собачьих упряжек из других стран.

6 фактов о собачьих упряжках — Princess Cruises

Picture 12 счастливых, прыгающих собак, готовых и рвущихся к тому, чтобы привести свою упряжку в движение — без утайки, эти собаки были выведены, чтобы тянуть сани. Катание на собачьих упряжках играет важную роль в истории Аляски. Прежде чем отправиться в следующий круиз, узнайте немного больше об истории катания на собачьих упряжках. С этими фактами о собачьих упряжках вы будете готовы к этой популярной экскурсии в круизах по Аляске.

  1. Ездовые собаки реагируют на голосовые команды.

    Связь между собаками и их погонщиками крепка. Для безопасности и сплоченности всей команды эти собаки должны быть очень умными, хорошо обученными и чутко реагирующими на словесные команды.

  2. На протяжении всей истории люди использовали собак для перевозки грузов.

    Народы юпик и инупиак, жившие вдоль Берингова пролива на Аляске, использовали упряжки собак для перевозки упряжек еще в 1732 году. Упряжки ездовых собак широко использовались для личного транспорта и доставки почты по Аляске, и они продолжали использоваться Армия США для поисково-спасательных операций в отдаленных районах Аляски во время Второй мировой войны.История собачьих упряжек — это гораздо больше, чем просто гонки!

  3. Дрессировка ездовых собак проводится круглый год.

    Когда ездовые собаки не участвуют в гонках, они тренируются. В течение летнего сезона круизов по Аляске собаки тренируются, тяня сани на колесах, что помогает превратить их в команду, работающую в унисон.

  4. Iditarod, самая известная гонка на собачьих упряжках на Аляске, посвящена спасительной эстафете в Номе.

    В 1925 году городу Ном на Аляске угрожала эпидемия дифтерии.Двадцать упряжек собак и погонщиков доставили спасательную сыворотку из Ненаны в скованный льдом город Ном всего за пять дней. Сегодня их 674-мильный маршрут, который пролегал через город Идитарод, называется тропой Идитарод. В 1973 году были проведены первые гонки на собачьих упряжках Iditarod Trail протяженностью 1000 миль от города Кник до Нома и вдоль тропы Iditarod Trail в память о храбрых командах собак и погонщиков, спасших жителей Нома. Iditarod превратился в всемирно признанное спортивное мероприятие, в котором участвуют участники со всего мира.

  5. Погода и дикие животные представляют наибольшую угрозу для ездовых собак и погонщиков.

    В середине зимы температура может упасть до 100 градусов (по Фаренгейту) ниже нуля. Снег имеет решающее значение — его слишком много или слишком мало могут создать сложные, а иногда и опасные условия, влияющие на исход гонки. Ветер, дождь, метели и оттепели могут создавать опасные условия как для собак, так и для погонщиков. Лоси и волки также представляют опасность на тропе.

  6. Ездовым собакам нужно много еды.

    В зависимости от размера и уровня активности домашним собакам может потребоваться до 1700 калорий в день. Ездовые собаки, как правило, аляскинские маламуты, сибирские хаски или эскимосы, могут легко потреблять до 10 000 калорий в день — результат их силы и рабочих нагрузок.

В то время как на большей части Аляски собачьи упряжки были заменены самолетами и снегоуборочными машинами, такие гонки, как Iditarod, сохраняют наследие этих удивительных собачьих упряжек и их погонщиков.

Теперь, когда вы узнали эти увлекательные факты о собачьих упряжках, вы захотите зарегистрироваться, чтобы своими глазами увидеть этих удивительных собак. Пассажирам круизов на Аляску предлагаются приключения на собачьих упряжках в Джуно на леднике Менденхолл, а также в Скагуэе.

Летние катания на собачьих упряжках — Брекенридж, Колорадо

Летние собачьи упряжки в Брекенридже

Вы когда-нибудь задумывались, чем летом занимаются ездовые собаки? Посетите питомник Good Times Adventures, насладитесь летними пробежками на собачьих упряжках и получите бесконечные влажные поцелуи от хаски!

Питомник The Good Times, расположенный всего в 10 минутах езды от Брекенриджа, штат Колорадо, является домом для более чем 150 сибирских хаски, которым не терпится отправиться на прогулку.Ваш летний опыт катания на собачьих упряжках включает в себя экскурсию по собачьему двору, а также поездку по тропе от вашей собственной упряжки.

Экскурсия по собачьему двору

Познакомьтесь со своей собачьей командой и 150 их ближайшими друзьями на собачьем дворе Good Time Adventures.

Если вы любите собак, это, вероятно, будет вашей любимой частью тура. В этот день вы познакомитесь с командой собак, которые возьмут вас на экскурсию, и узнаете их имена, черты характера и то, как выглядит их дрессировка. Пока команда готовится к поездке, вы сможете познакомиться с остальными собаками Good Times.Good Times является домом для более чем 150 сибирских хаски, которым не терпится отправиться в путь. Во время экскурсии вы узнаете, как Good Times заботится о своих спортсменах и тренирует их в летние месяцы, чтобы они подготовились к зимним катаниям на собачьих упряжках. Готовимся к множеству возможностей погладить собак и получить пушистые поцелуи!

Тур на собачьих упряжках

Исследуйте тропы вместе со своим набором пушистых компаньонов.

Группы до пяти человек могут кататься на каждой тележке, пока собаки тренируются на трехкилометровой трассе по красивой и живописной долине реки Суон.Лучшая часть? Летний мушинг предлагает отличные возможности для фото и уникальный, веселый опыт обучения! Вы будете месить мимо полей полевых цветов, сосны

Туры

обычно проводятся с июня по сентябрь.

Что нужно знать перед поездкой

Есть много возможностей для фотографирования, поэтому возьмите с собой камеру или заряженный мобильный телефон. Прием мобильного телефона в Good Times не очень хорош, поэтому вам нужно прибыть с полностью заряженным аккумулятором и перевести телефон в режим аэропорта, чтобы он не разряжался слишком быстро.Вы также захотите прибыть готовыми к приключениям. Good Times рекомендует носить брюки для тура. Вы также должны быть готовы немного испачкаться из-за всех щенячьих поцелуев, объятий и собачьей шерсти. Оденьтесь по погоде дня, нанесите солнцезащитный крем и возьмите с собой воду.

Хотите больше летних развлечений? Проверьте 100 лучших вещей, которые нужно сделать в Брекенридже этим летом!

История ездовых собак | Hetta Huskies — Катание на собачьих упряжках Финляндия | Разминка в Финляндии

История ездовых собак

Собачья сила использовалась для охоты и путешествий на протяжении сотен и даже тысяч лет.Еще в 10 веке собак использовали для облегчения жизни человека.

Старейший в мире полозья для саней, которому 9000 лет, был найден в Финляндии, но мы не уверены, толкали ли его и тянули люди или собаки. Совсем недавно в Финляндии было найдено множество бегунов, которым около 5000 лет, и исследователи полагают, что их тянули и толкали люди и тянули собаки. (Северный олень, вероятно, к тому времени еще не был приручен). Возвращаясь еще дальше, в каменный век, весьма вероятно, что люди и собаки тянули сани, а позже для игр стали использовать лошадей и волов.

Однако катание на собачьих упряжках в том виде, в каком мы его знаем сегодня, стало образом жизни по крайней мере в трех арктических регионах, где большую часть года было много мяса.

Один из них был на острове Гренландия, где так называемые гренландские собаки со временем превратились в отдельную породу. Инуиты ценили сильных, выносливых и хорошо покрытых шерстью собак. Собаки помогали им путешествовать по морскому льду и охотиться на белого медведя, используя сани, сделанные из коряги и кожаных ремней. Собак традиционно связывали «веерной» командой — 10-14 собак, привязанных по отдельности к центральной линии, ведущей к саням или к самим саням, и двигались вперед без явного лидера.Эти собаки чрезвычайно крепки как телом, так и умом; они хорошо переносят голод и холод, и их трудно дрессировать. Их часто оставляют почти на произвол судьбы на изолированных островах в летние месяцы, и, следовательно, в этой породе генетический отбор часто осуществляется путем выживания наиболее приспособленных. Таким образом, агрессия между собаками более распространена среди гренландских собак, чем в других линиях хаски, где линия в большей степени контролировалась человеческим отбором.

Сибирский хаски

Сибирский хаски происходит от tjuktjerfolket в северо-восточной части Сибири и считается одной из старейших пород в мире.Следовательно, физические и умственные характеристики современных сибиряков восходят к сотням, если не тысячам лет разведения, которые ушли на создание подходящей собаки для жизни в Арктике. Генетические данные свидетельствуют о том, что распространенное предположение (основанное на внешнем виде) о том, что хаски произошли от волка, верно: однако точная природа и время первого скрещивания между дикими собаками и волками неизвестны.

«Генетическая структура чистокровной домашней собаки» — впервые опубликованный в 2004 г. анализ образцов ДНК среди различных пород, тем не менее убедительно показывает, что хаски на самом деле является частью гораздо более крупного семейства собак, происходящих от волков из различных пород. регионы: Центральная Африка (басенджи), Ближний Восток (салуки и афган), Тибет (тибетский терьер и лхасский апсо), Китай (чау-чау, пекинес, шарпей и ши-тцу), Япония (акита и шибаину) и Арктика (аляскинский маламут и сибирский хаски).В том же исследовании выдвигается гипотеза, что ранние собаки-парии возникли в Азии и мигрировали с кочевыми группами людей как на юг, в Африку, так и на север, в Арктику, с последующими миграциями, происходящими по всей Азии. Это перемещение кочевых племен в Арктику с первым из их гибридов собаки и волка вполне может быть источником сибирского хаски.

Первыми известными людьми, использовавшими сибирских хаски, были чукчи; группа, которая полагалась как на охоту на морских млекопитающих, так и на оленеводство для выживания.Живя более тысячи лет на Чукотском полуострове (на самой западной окраине Сибири; там, где находится российская сторона ледяного моста, некогда соединявшего Азию и Северную Америку), чукчи использовали хаски в качестве ездовых, сторожевых собак и для выпаса оленей. Выносливая порода собак веками жила с племенем чукчей, и практический цикл разведения последнего для собаки объяснял ее почти физическое совершенство. Две современные полярные породы происходят из этого региона: сибирский хаски (иногда известный как чучи) и ныне чисто-белый пушистый самоед.

Сибиряки худощавого телосложения (вопреки распространенному мнению), очень общительные собаки, с хорошей выносливостью. У них мало охранных или охотничьих инстинктов (большинство наших собак трудно заинтересовать игрушками), и многие их характеристики проистекают из того факта, что их первоначальные чукотские владельцы хорошо обращались со своими собаками. Они считали себя живыми духами умерших и делились с ними пищей и палатками даже во время голода. Некоторые из собак сопровождали взрослых на охоте через равнины, прикрепленные к легким саням, которые были связаны ветвями карликовой березы, и подчинялись голосовым командам.Другие оставались дома в ката, чтобы присматривать за маленькими детьми, пока взрослых не было дома. Неудивительно поэтому, что сегодняшние сибиряки в высшей степени доброжелательны к людям. В этой части света, где гренландский «Веер» был бы нецелесообразен из-за лесной и горной местности, собак стали гонять попарно.

Сегодня сибирский хаски представляет собой активную, энергичную и выносливую породу, чьи предки были выведены чукчами Северо-Восточной Азии для перевозки тяжелых грузов на большие расстояния в сложных условиях.Первоначально завезенная на Аляску во время Золотой лихорадки, эта порода зарекомендовала себя не только как надежная ездовая собака, но и как любящий компаньон. Позже это привело к тому, что собаки распространились по всей территории Соединенных Штатов и Канады. Сегодня эту породу легко узнать по двойной густой шерсти, курчавому хвосту, стоячим треугольным ушам с закругленными кончиками и характерным отметинам. Сибирский хаски также известен как чукча, чукша, хаски и айси.

Сибирский хаски прибыл в Америку в 1908 году и вызвал как насмешки, так и споры.Русский торговец мехом Уильям Гусак импортировал свору сибирских хаски для участия в розыгрыше All Alaska Sweepstakes 1909 года (гонка на собачьих упряжках протяженностью около 408 миль с призовым фондом 10 000). Конкуренты Гусака, привыкшие использовать в гонках более крупных собак, высмеивали его выбор — некоторые доходили до того, что называли хаски «сибирскими крысами». Однако раса вскоре изменила свое мнение; команда Гусака (во главе с датским моряком Луи Терстропом) заняла сильное третье место. Некоторые утверждают, что команда Гусака на самом деле выигрывала гонку, но было сделано так много ставок против команды, что его победа разрушит Банк Нома, поэтому Гусака подкупили, чтобы он позволил двум другим командам обойти его.

После All Alaska 1909 года сибирский хаски стал опорой на этапе гонок на собачьих упряжках; закрепили свою репутацию в гонке 1910 года, когда три упряжки собак, собранные в Сибири Фоксом Мауле Рамзи (участником гонки 1909 года, который был чрезвычайно впечатлен выступлениями хаски), заняли 1-е, 2-е и 4-е места, при этом команда, занявшая 1-е место, разгромила рекорд скорости в гонке. Вскоре почти все команды на всех соревнованиях состояли из хаски, а у «крыс из Сибири» появился новый дом в Америке

Аляскинский хаски

Аляска — третий по значимости регион в истории развития ездовых собак.

История аляскинских хаски начинается с многочисленных местных деревенских собак Северной Америки, обитавших в этом регионе задолго до прихода европейцев и русских. В доколумбовый период, до путешествия Христофора Колумба в 1492 году, археология доказала, что в Северной Америке обитало большое разнообразие собак. Люди инну, коренные жители современного северо-восточного Квебека и Лабрадора, жили на этих землях как охотники-собиратели в течение нескольких тысяч лет и имели охотничьих собак на каноэ.

Были салишские шерстяные собаки, которых разводили коренные народы современного штата Вашингтон и Британской Колумбии специально для изготовления из их шерсти одеял и одежды. У индейцев талтан с тихоокеанских северо-западных территорий Канады была медвежья собака талтан. Это была маленькая собака, которую обычно носили в рюкзаке из лосиной шкуры и использовали для охоты. В дополнение к ним было множество других обычных индийских или деревенских собак на континентах Северной и Южной Америки.Именно от этих ранних деревенских собак, а именно от прибрежной эскимосской собаки и самой северной деревенской собаки того времени, собаки внутренней деревни Аляски, произошел аляскинский хаски.

И прибрежная эскимосская собака, и аляскинская внутренняя деревенская собака произошли от древних собак кочевых охотничьих сообществ, которые использовали Берингов мост для миграции через Берингов пролив на Аляску более 14 000 лет назад. Согласно недавнему анализу ДНК, эти ранние собаки произошли от восточно- или среднеазиатских волков.Найденные артефакты показывают, что они были полностью одомашнены во время миграции.

Для ранних племенных групп Северной Америки эти собаки были важной частью выживания и выполняли множество ролей. Собак использовали для охоты и выслеживания дичи в поисках пищи, в качестве компаньонов и охранников дома. Они также использовались для переноски грузов летом и перетаскивания припасов по снегу зимой, когда первые кочевники Аляски мигрировали из одного района в другой.

Предполагается, что ранняя технология катания на санях или ее появление сыграли важную роль и оказали наиболее значительное влияние на развитие современных аляскинских хаски.С появлением упряжки появилась возможность использовать силу и выносливость этих ранних собак, чтобы помочь в охоте, ловле и рыбалке. Появление саней также привело к небольшим деревенским соревнованиям, поскольку местные соплеменники хотели узнать, у кого самая быстрая и выносливая собака. Они начали специально разводить этих первых ездовых собак из-за их силы, выносливости и скорости, а также охотничьих способностей. Внешний вид ранней прибрежной эскимосской собаки, как правило, варьировался от региона к региону: в некоторых районах производились более крупные и сильные собаки, а в других — более мелкие, быстрые, более длинноногие или длинные животные.

Одним общим знаменателем их внешности, независимо от места их проживания, было то, что все они были хорошо опушены, имели туго закрученные хвосты, большие головы и были похожи на хаски, без лисьих признаков современных сибирских хаски. Эти прибрежные деревенские или эскимосские собаки были выносливыми собаками с тяжелым костяком, которые могли выжить при очень небольшом количестве пищи и воды. Как и для многих древних пород, естественный отбор сыграл важную роль в развитии аляскинских хаски. Из-за нехватки еды; поскольку на большинство мясных продуктов, потребляемых сельскими жителями, приходилось охотиться, многих собак кормили только зимой, а летом они должны были заботиться о себе.Также было обычным делом высаживать этих собак на остров летом, кормя их лишь изредка, опять же оставляя их на произвол судьбы большую часть времени. Эта практика «выживает только сильный» создала породу собак, которая была и по сей день способна на невероятные силовые подвиги. Например, одна из задач заключалась в том, чтобы иметь возможность перетаскивать большие куски кита вглубь суши по морскому льду для дальнейшей разделки. Свидетелями этих собак был английский моряк и исследователь Мартин Форбишер в 1577 году, а позже, в 1897 году, норвежский исследователь Фритьоф Нансен.

Внутренние деревенские собаки Аляски, с другой стороны, иногда имели короткие полухвосты или метлы и, как правило, были более стройными и выносливыми по внешнему виду, чем прибрежные эскимосские собаки. В отличие от прибрежной эскимосской собаки, которая была сохранена в современной инуитской ездовой собаке, канадской эскимосской собаке и гренландере, собака внутренней деревни была полностью разбавлена ​​импортированными европейскими и сибирскими породами и ушла в прошлое.

Первые письменные сообщения о том, что европейцы достигли Аляски, поступили из России от русского исследователя Семена Дежнева, которого сбило с курса и унесло на Аляску во время плавания от устья реки Колымы через Северный Ледовитый океан и вокруг восточной оконечности Азии к Анадырь в 1648 году.Его открытие так и не было передано центральному правительству России, что оставило открытым вопрос о том, связана ли Сибирь с Северной Америкой. В 1725 году российский царь Петр I созвал еще одну экспедицию на эту территорию.

Вторая Камчатская экспедиция, как она называлась, состояла из двух кораблей: «Святой Павел» под командованием россиянина Алексея Чирикова и «Святой Петр» под командованием датчанина Витуса Беринга. Вместе они отплыли в июне 1741 года из российского камчатского порта Петропавловск.Хотя в пути их быстро разлучила ненастная погода, они продолжили путь. Капитан Чириков на борту «Сент-Пол» первым увидел побережье Аляски острова Принца Уэльского на юго-востоке Аляски 15 июля 1741 года. Впоследствии он отправил группу своих людей на берег на баркасе, что сделало их первыми европейцами, высадившимися на берег на северо-западное побережье Северной Америки. На следующий день капитан Беринг также заметил материковую часть Аляски у горы Святого Ильи и после короткой посадки повернул на запад в сторону России, чтобы сообщить новости об открытии.

Капитан Чириков, напротив, задержался немного дольше, отправившись в обратный путь только в конце октября. Это решение означало, что он будет вынужден попытаться пересечь Берингово море в начале зимы. Известен как один из самых опасных водоемов в мире из-за его небольшой глубины, нестабильной погоды, чрезвычайно низких температур моря и коротких плотных волн, которые обладают большей силой, чем глубокие морские волны; переход зимой был сродни самоубийству. При этом в ноябре корабль Беринга потерпел крушение у полуострова Камчатка на острове Беринга в Беринговом море.Вынужденный покинуть корабль, он и его команда высадились на острове и могли только наблюдать, как сильный ветер и бурное море разносят его корабль в щепки. Именно здесь Беринг в конце концов заболел и умер, пытаясь пережить зиму на острове со своей командой. Когда зима наконец отступила, уцелевшие члены экипажа построили небольшую лодку из обломков, которые можно было спасти, и в августе 1742 года отплыли домой. Достигнув берега Камчатки в России, они привезли с собой известие об экспедиции и шкуры калана.Именно эти шкуры, признанные лучшим мехом в мире, вызвали интерес русских к поселению на Аляске.

В последующие годы группы торговцев мехом прибывали на Аляску из Сибири в экспедициях, чтобы добыть этот прибыльный ресурс. Они называли эту территорию «Алашак» или «Алыеска», что означало «широкая земля». Они начали создавать фактории и к концу 1790-х гг. обосновались на Аляске постоянными поселениями. Вслед за русскими пришли французские и английские мореплаватели, рыбаки, китобои и охотники.Как и русские, они тоже хотели извлечь выгоду из ценных природных ресурсов китов, каланов, моржей и тюленей. Желая закрепить свое присутствие, французская компания Гудзонова залива в 1820 году начала открывать торговые посты, такие как Great Whale River.

Большой интерес у этих капиталистов вызывали эскимосы малемиут и добрые и почти неутомимые крупные и сильные собаки (аляскинские маламуты), которых они использовали в качестве тягловых/универсальных животных как летом, так и зимой. Аляскинский маламут был способен работать в почти убийственных условиях, достаточно вынослив, чтобы пережить холод, нуждался в очень небольшом количестве пищи и был способен перевозить чрезвычайно тяжелые грузы и припасы на большие расстояния.Все качества, которые сделали аляскинского маламута чрезвычайно привлекательным для работы в меховой торговле. Иностранцы начали знакомиться с местными коренными эскимосами, так как у них были собаки и умение обращаться с ними и использовать их для катания на тяжелых упряжках. Однако белым людям было очень трудно купить аляскинских маламутов из-за их немногочисленности и высокой ценности, которую им придавали эскимосы Махлемиут. Это также помогает объяснить относительно небольшое количество собак-основателей, которые составляют основу сегодняшних аляскинских маламутов.

Однако к концу 1800-х из-за чрезмерной охоты и появления нефти рынок мехов, китового жира и китового уса рухнул. Поскольку Аляска перестала приносить прибыль, иностранные захватчики ушли, оставив гренландских китов, моржей и северных оленей на грани исчезновения. Для эскимосов Махлемиут выживание зависело от способности охотиться за едой, и на этой новой земле без животных многие умерли от голода. К трагедии добавлял тот факт, что у них не было естественного иммунитета к чужеродным заболеваниям, и многие другие умерли от эпидемий гриппа и кори.Подсчитано, что за это время коренное население Малемиут сократилось на 50%.

Клондайк «золотая лихорадка»

Когда в начале 1900-х годов начался бум Клондайкской «золотой лихорадки», интерес к Аляске возродился, и возникла огромная потребность в буксировке собак, которую невозможно было быстро удовлетворить. Так началась кончина собак аляскинской внутренней деревни. Учебные и хорошо покрытые шерстью собаки, такие как маламуты, стали чрезвычайно ценными, и в сегодняшних деньгах команда может стоить 10 000 евро.Из-за общей нехватки подходящих собак некоторые люди привозили с собой европейских охотничьих собак и ставили их в упряжь. Другие использовали любые породы, которые могли найти, и пытались создать из них хороших ездовых собак.

Один предприимчивый торговец мехом, Уильям Гусак, решил добавить в ассортимент сибирских хаски. В начале 1900-х годов он совершил несколько торговых миссий в Тюктьен, чтобы перевезти на Аляску несколько сотен собак чукотских и корякских народов северо-восточной Сибири. Первые чукчи прибыли в 1909 году, и со временем некоторые из них смешались.

С таким количеством собак из стольких мест в одном районе и высоким спросом на тягловых собак (в том числе со стороны почтовой службы, которая пыталась поддержать демографический взрыв), неудивительно, что этот регион стал плавильным котлом саней. породы собак. Это стало особенно актуально после роста популярности гонок на собачьих упряжках.

От чистопородных маламутов, таким образом, использование перешло к гибридным собакам, предназначенным для любого конечного использования (почта / скачки / грузовые перевозки), для которого они разводились.Следовательно, термин «Аляскинский хаски» — это просто термин, обозначающий собак смешанной породы, используемых для этой цели. Пока собаки могли тянуть необходимый вес, обладали выносливостью, необходимой для преодоления заданных расстояний (от 5 до 80+ миль в день), имели достаточную скорость для преодоления этих расстояний за разумное время и достаточно теплую шерсть, чтобы выжить в ручных условиях, они считались подходящими ездовыми собаками.

Таким образом, не было ничего необычного в том, что команды фоксхаундов, оленьих гончих или очень случайных помесей удовлетворяли потребности таких разных групп, как торговцы Гудзонова залива, Королевская канадская конная полиция, лесорубы, врачи и священники.Эти гибридные собаки — наполовину хаски, наполовину гончая, немецкий дог, ньюфаундленд и т. д., стали известны как аляскинские хаски.

В первые дни они, как правило, были довольно крупными собаками, которых разводили больше для буксировки, чем для скорости, и они пытались воспроизвести физические атрибуты и способности прибрежной эскимосской собаки. Тем не менее, скрещивание пойманных волков, сенбернаров и ньюфаундалендов просто привело к получению слишком агрессивных собак без обязательно большой арктической шерсти.

Со временем, по мере роста популярности гонок, предпочтение отдавалось и другим качествам.Во второй половине 20-го века в категории аляскинских хаски был разработан ряд специализаций по типам, включая фрахтовых собак (хаски реки Маккензи, маламут), спринтерских аляскинских собак (еврохаунд) и дальних аляскинских собак.

Начало гонок

Интересно, что вся популярность гонок восходит к эпохе золотой лихорадки на Аляске. С таким количеством разных команд, работающих в одной и той же области, используя так много разных типов собак (даже команды стандартных пуделей, как печально известная команда стандартных пуделей, которая бросила вызов предубеждениям о подходящих ездовых собаках, завершив Iditarod с 1988 по 1991 год), неудивительно, что люди хотели испытать свою команду против других.

Клуб собаководов Нома был основан в 1908 году, и они организовали ежегодную гонку на 408 миль из Нома в Кэндл и обратно под названием All Alaska Sweepstakes. Победа означала признание, денежные призы и известность в регионе и за его пределами. В первые дни это были импортированные сибирские ездовые собаки, которых иногда называли сибирскими крысами из-за их более легкого строения тела и меньшего размера, чем маламуты и смешанные породы, традиционно используемые на Аляске, которые вскоре завоевали славу и успех — не только как очень быстрые участники грандиозных гонок на собачьих упряжках эпохи золотой лихорадки, а также курьеры почты и даже вакцин, которые спасли человеческие жизни (один очень известный пример которого запомнился классической гонкой Iditarod).Полученные кроссы гоночного типа, нацеленные на скорость, ознаменовали начало того, что некоторые объявили «эпохой упадка арктических ездовых собак».

Призовые деньги, которые можно было заработать на гонках, также стимулировали разведение собак, и это стало относительно распространенным времяпрепровождением в городах золотодобытчиков, поскольку люди стремились разводить все более быстрых собак. Когда золотая лихорадка закончилась, владельцы этой «новой» породы как сибирских, так и аляскинских хаски покинули Аляску и взяли с собой несколько своих собак, тем самым расширив географическую базу хаски.

Тем не менее, гоночная слава и дружелюбное поведение ездовых собак начали привлекать к ним внимание людей во всем мире – в значительной степени благодаря одному человеку, Леонарду Сеппяля. Друг Амундсена, Сеппяля, американский гонщик на собачьих упряжках норвежского происхождения, получил задание обучить группу собак, которые будут сопровождать Амундсена в его попытке достичь Северного полюса. (См. раздел о ездовых собаках и исследованиях.) Однако, когда Амундсен отменил экспедицию — отчасти из-за Первой мировой войны, а отчасти из-за того, что Кук и Пири заявили права на Северный полюс, собаки остались с Сеппяля и участвовали в гонках. с ним к победе в гонках по северо-западу от Аляски.

Со временем он отвечал за дальнейшее разбавление и замену собак из аляскинской внутренней деревни путем смешивания с его импортированными сибирскими хаски. Эти новые собаки были значительно быстрее, чем более крупные и медленные эскимосские собаки и другие крупные собаки смешанных пород, использовавшиеся в то время. Известные своей выносливостью, веселым характером и трудолюбием, многочисленные сибирские хаски были доставлены в сельские деревни и смешаны с местными деревенскими собаками, создав Аляски [предок аляскинских хаски].

Именно из этой линии произошли печально известные Того и Балто из Идитеродской славы. (Наши Того и Балто названы в их честь.) Хорошим примером одной из этих ранних смешанных пород хаски-гончих или пойнтеров является знаменитый «Балто». Он был ведущей ездовой собакой на заключительном этапе пробега сыворотки 1925 года в Ном, в ходе которого антитоксин дифтерии был доставлен из Ненаны, Аляска, в Ном на собачьих упряжках для борьбы со вспышкой болезни. Сегодня этот пробег отмечается ежегодной гонкой на собачьих упряжках Iditarod Trail.

Линия

Seppala — сибирские ездовые собаки Seppala — продолжается и сегодня, исходя из той же наследственной базы, что и сибирские хаски. Вы можете узнать больше о Того, Балто и Сеппяля здесь…

WW1 и WW2

Во время Первой мировой войны французы не могли обеспечить свои войска припасами и в качестве решения обратились к ездовым собакам. Они наняли известного кучера Скотти Аллана в качестве дрессировщика, а собак доставили из Нома в Квебек на железнодорожном вагоне, где их научили вести себя тихо на корабле, чтобы они не привлекали внимание немецких подводных лодок. перевозят в ящиках, прикованных цепями к палубе.Оказавшись во Франции, Аллан обучил 50 французских горных солдат управлять собаками, используя английские команды. Некоторые из команд возили припасы, некоторые работали часовыми, а другие служили в Красном Кресте в районах, которые ранее были недоступны. Одной команде удалось сократить снабжение отдаленной артиллерийской батареи, которое ранее занимало более 2 недель с использованием людей, лошадей и мулов, всего до 96 часов. Весной и летом они продолжали возить грузы, прицепляясь к узкоколейным вагонам.Три собаки получили Croix de Guerre, одну из высших военных наград Фрэнсис, за боевые действия, и все они были награждены праздной жизнью в конце войны за службу своей приемной стране. На севере России и в Сибири британская армия также использовала упряжки ездовых собак для спасения раненых солдат с линии фронта.

Запуск сыворотки в 1925 году не стал последним примером героизма хаски в Соединенных Штатах. В 1930 году, в том же году, когда Американский кеннел-клуб официально признал породу, Советский Союз прекратил дальнейший экспорт хаски.Три года спустя контр-адмирал ВМФ Ричард Э. Берд использовал команды, состоящие из более чем 50 хаски, в экспедиции под названием «Операция Highjump» — исследовательском забеге на 16 000 миль вокруг побережья Антарктиды. Их универсальность, упорство и сила, доказанные Serum Run и операцией Highjump, хаски попали в вооруженные силы Соединенных Штатов; служил во время Второй мировой войны в Арктическом поисково-спасательном подразделении Воздушно-транспортного командования.

Во время Второй мировой войны ездовые собаки также использовались армией США для перевозки почты, провизии, боеприпасов и медикаментов.Хотя ни одна порода не считалась лучшей, большинство этих миссий было выполнено смесью аляскинских маламутов, речных хаски Маккензи и некоторых эльзасских овчарок. Они даже лежат c. 20 футов телефонного провода за одну ночь для связи солдат, а также участвовали в стандартных операциях по поиску и спасению сбитых пилотов — основной работе, которой запомнились собаки с войны.

Военные США предпочли собак для перевозки грузов, а не лошадей, поскольку считали их более экономичными.Они считали, что 2 упряжки из семи собак могут выполнять работу 5 лошадей в труднопроходимой местности и что они могут выдержать условия, в которых не может ни одно другое домашнее животное. Они дали руководство по их использованию в полевом руководстве под названием «Транспортировка собачьей упряжки» и верили, что, когда все другие виды транспорта не сработают, ездовые собаки смогут их доставить. Однако информации об этом мало — кроме работы Чарльза Л. Дина в «Солдатах и ​​ездовых собаках». Катание на военных собачьих упряжках зародилось в Нью-Гэмпшире, Новая Англия, где ездовые собаки стали такими же популярными, как и на Аляске.Однако вскоре обучение переместилось в Монтану из-за ее арктической местности.

Прототипом оригинальных армейских собачьих упряжек было восемь собак на упряжку с одной запасной, а также санки размером около 8 футов на 31 дюйм. Упряжь была шириной около 1 дюйма, сделана из военного хлопка и набита шерстяным войлоком. Для этих саней не было установленной конструкции. Это варьировалось от отдельного владельца, но это была исходная структура. Солдаты лыжного патруля были обучены сопровождать собачьи упряжки, и более двухсот упряжек ездовых собак прошли обучение в период с 1942 по 1944 год.Многие были отправлены в Канаду и Арктику для поисково-спасательных операций. К концу Второй мировой войны поисково-спасательные отряды людей и собак эффективно эвакуировали около 150 выживших, 300 пострадавших и оборудование на миллионы долларов. Другими словами, ездовые собаки были транспортным средством американской истории, которое спасало жизни во время одной из самых страшных войн, которые знал этот мир. Однако миссия ездовых собачьих упряжек закончилась с окончанием войны, по иронии судьбы, примерно в то же время, когда ВВС стали самостоятельным родом вооруженных сил.

Один аляскинский маламут по кличке «Типпер» доблестно служил вместе со своим куратором капралом морской пехоты Гарольдом «Аль» Тешем во время самых ожесточенных боев на Гуадалканале, Гуаме и Иводзиме. Однако в первую очередь их служба ограничивалась Аляской, северо-восточным побережьем Канады, Гренландией, полярным кругом и европейским театром военных действий. В битве при Арденнах эти героические собаки перевозили раненых с фронта.

Будучи универсальными и выносливыми, многие из этих собак стали опытными парашютистами и, как и их человеческие собратья, смогли заработать крылья парашютистов после пяти успешных прыжков.Было отмечено, что «… после того, как они были подвешены под навесом, им, казалось, нравилась поездка … они все время виляли хвостами и очень возбуждались каждый раз, когда их привязывали ремнями безопасности».

Многочисленные собаки отдали свои жизни во время Второй мировой войны, потери аляскинских маламутов были настолько велики, что после войны количество выживших племенных собак было опасно низким. Это было основной причиной, по которой AKC решил повторно открыть реестр, хотя вскоре он был закрыт.После Второй мировой войны вооруженные силы Соединенных Штатов содержали ездовых собак для поисково-спасательных операций. Будущий отец Iditarod «Джо Редингтон-старший». служил на послевоенной Аляске с этими героическими собаками. Он использовал свои собачьи упряжки для спасения самолетов, потерпевших крушение в труднодоступной отдаленной гористой местности, а также для спасения выживших или восстановления останков тех, кто не выжил. С 1949 по 1957 год он и его собачьи упряжки спасли авиационное оборудование на миллионы долларов и спасли сотни застрявших военнослужащих в этих отдаленных горных районах.

После Второй мировой войны

После Второй мировой войны поголовье хаски на Аляске сократилось, так как сначала стали доступны авиаперелеты, а затем, в 60-х годах, появились снегоходы. Собак все меньше и меньше нужно было возить. Тем не менее, жители реки Юкон пытались сохранить породу, и атабасско-индейская деревня под названием Хуслия добилась особого успеха. Поэтому его часто называют домом для аляскинских хаски. Кстати, именно оттуда произошли легендарный каюр Джордж Аттла и многие современные аттла-аляскинские хаски.

Примерно в то же время (1930-е годы) стандарт породы сибирской хаски был разработан и принят в качестве официальной породы собак AKC (Американским клубом собаководства). Все современные сибирские хаски произошли от этих же собак, хотя заводчики в разных частях Аляски стали подчеркивать разные качества в своих собаках, а в 1940-х и 1950-х годах порода разделилась на рабочую (гоночную), линейную и выставочную. .

Даже внутри этих двух линий можно различить несколько подтипов.Во всем мире большинство сегодня являются частью шоу-линии. Тем не менее, более 90% поголовья северных собак, происходящих от Леонхарда Сеппала, являются рабочими собаками, возможно, из-за снежных зим. Именно внутри этих собак сохраняются качества, наиболее схожие с качествами исходных хаски – здоровье, выносливость и добродушие. В целом сибирские хаски трудолюбивы; у них длинные волосы и заостренные уши, и они обычно имеют коробчатую форму. Они дружелюбны к людям, но не всегда так дружелюбны с другими собаками.

Возрождение охоты на лошадях на Аляске с 1970-х годов является прямым результатом огромной популярности гонок на собачьих упряжках Iditarod Trail, которые чтят историю собачьих гонок со многими традициями, увековечивающими забег сыворотки. Другие породы, такие как гончие, пойнтеры и ирландские сеттеры, были добавлены для увеличения различных характеристик, таких как скорость, выносливость и выносливость. Популярность гонок на длинные дистанции в 1970-х годах также привела к тому, что борзые были добавлены в генофонд аляскинских хаски.

Некоторые современные гоночные питомники даже добавили в смесь пойнтеров и салюки, создав специализированных «еврохаундов». Хотя технически это все еще аляскинский хаски, на самом деле это помесь аляскинского хаски и немецкого короткошерстного пойнтера. Многие считают еврохаунда самой грозной спринтерской собакой в ​​мире. Эта собака сочетает в себе многовековую отточенную ездовую способность аляскинского хаски с энтузиазмом и атлетизмом немецкого короткошерстного пойнтера.Современный аляскинский хаски или аляскинский хаски представляет собой смесь всех этих собак. «Аляскинский хаски представляет собой смесь лучшего», как сказано в следующем отрывке из истории аляскинского хаски Линды Сперлин, основательницы породы аляскинского кли-кай.

Сегодня сибирские хаски приходят и уходят во всех окрасах, и ни один рисунок шерсти/глаз или окрас не считаются стандартом породы, хотя они остаются теплыми при низких температурах, так как их шерсть в два раза толще нормальной, с грубым подшерстком и нормальной шерстью.Только благодаря Голливуду люди стали ассоциировать хаски с голубоглазыми черно-белыми собаками.

В то время как иногда трудно определить, является ли собака сибирской или аляскинской хаски по внешнему виду, у некоторых это очень ясно. Одной из простых отправных точек является то, что если у собаки нет заостренных ушей, она не может быть сибиряком, тогда как у аляскинцев могут быть заостренные или висячие уши.

Хотя эти три региона действительно являются ключевыми географическими точками в истории ездовых собак, и хотя на самом деле есть только три типа собак, которые люди сегодня классифицируют как хаски — аляскинские маламуты, аляскинские хаски и сибирские хаски — на самом деле существует ряд других менее известных полярных пород, которые развивались с течением времени, которые можно дифференцировать по региону, росту, весу и окрасу…

Современные аляскинские хаски очень далеки от оригинальной аляскинской породы.По сути, это незарегистрированные гибридные хаски, часто похожие по внешнему виду на гоночную линию сибирских хаски (поскольку они, несомненно, являются основным компонентом генетической смеси аляскинских хаски), хотя обычно они выше и длиннее с более выраженной подтянутостью. Они, как правило, имеют умеренный размер, в среднем от 46 до 50 фунтов для мужчин и от 38 до 42 фунтов для женщин, хотя помесь беговых гончих или немецкий короткошерстный пойнтер могут быть крупнее и тяжелее.

Поскольку не существует предпочтительного типа и ограничений по происхождению, он определяется только своим назначением, которое заключается в создании высокоэффективной, генетически здоровой смешанной ездовой собаки.Следовательно, он не является породой. Сегодня аляскинцы являются предпочтительными ездовыми собаками для спринтерских соревнований мирового класса по гонкам на собачьих упряжках, и, поскольку цвет и отметины совершенно безразличны для гонщиков и сафари-компаний, аляскинцы могут быть любого возможного собачьего окраса и иметь любой рисунок отметин. .

Глаза также могут быть любого цвета, хотя, как и у сибирских хаски, нередки светло-голубые глаза. (Около 60% хаски имеют карие глаза, 20% голубые и 20% имеют один голубой и один карий глаз.) Шерсть почти всегда от короткой до средней длины, никогда не длинная и обычно менее густая, чем у северных чистокровных; длина шерсти определяется необходимостью эффективного отвода тепла во время гонок. Заводчики ищут собак с сильной трудовой этикой, дружелюбием к людям (особенно для работы в сфере туризма), хорошей выносливостью, силой, скоростью и выносливостью.

Основные специализации включают фрахтовых собак (например, речной хаски Маккензи), спринтерских аляскинских собак и дальних аляскинских собак. У многих аляскинских хаски заостренные уши, что означает, что они фактически классифицируются как собаки типа шпиц.Спринтерские аляскинцы обычно являются «помесями гончих», и многие погонщики собак обычно различают аляскинских хаски и «помеси гончих», поэтому, возможно, существует неофициальное признание того, что аляскинские хаски должны демонстрировать некоторую степень северного собачьего типа. Гончих ценят за выносливость и выносливость. Выигрышные скорости часто превышают 19 миль в час (31 км/ч) в течение трех дней, составляя от 20 до 30 миль (от 32 до 48 км) каждый день

Высокоэффективные гонщики Аляски могут быть очень ценными.Гоночная ведущая собака высшего уровня может стоить от 10 до 15 000 долларов. Ни одна из чистокровных северных (сибирских) пород не может конкурировать с лучшими аляскинскими хаски по чистой скорости гонок, поэтому они часто соревнуются в своих подклассах. В сложных гонках на скорость, таких как Fairbanks, Alaska Open North American Championship и Anchorage Fur Rendezvous, неизменно побеждают команды аляскинских хаски или аляскинцы, скрещенные с гончими или охотничьими собаками.

По словам 11-летнего Ландера Вуда, это то, что делает современного гонщика…

Катание на собачьих упряжках в Мамонтовых озерах и Восточной Сьерре

 

 

Зима пришла… забронируйте приключение на собачьей упряжке уже сегодня!

У нас есть интересные планы в работе, при щедрой поддержке некоторых замечательных людей, которые хотят увидеть, как процветают команды мамонтовых собак! Будущее светло для наших сотрудников и особенно для наших собак.

Знаете ли вы, что погони за собаками — второе по старшинству средство передвижения для людей? Это правда, собаки использовались людьми для транспортировки более 10 000 лет…

 

Нажмите здесь, чтобы забронировать номер сегодня 

Прочитайте, что другие гости говорят о мамонтовой собаке Команды

Смотрите и наслаждайтесь нашими видео о катании на собачьих упряжках 


Команда Mammoth Dog Teams ищет хендлеров и каюров для Предстоящий сезон 2018/2019.

Если вы или кто-то из ваших знакомых ищете высокооплачиваемую работу, с отличной командой и хочет проводить дни на свежем воздухе с собаками и нашими замечательными клиентами, это может быть прекрасная возможность для вас!

Поднимите лапу вперед и начните работать с собаками этим летом.

Позвоните Джиму для получения более подробной информации:

(760) 914-1019


Обязательная к прочтению статья Дэна Краусса, опубликованная в NY Times:

С небольшим снегом и небольшой работой, погонщик беспокоится

В горах Мамонтовых озер засуха в Калифорнии нанесла большой урон местному бизнес, который процветает на снегу. Последствия оставили Джима Уимета и его 35 собак почти без работы.Уимет это владелец Mammoth Dog Teams, ездовой компании в пяти милях от города, которая предлагает туры на собачьих упряжках, предоставление личного опыта одного из первых видов транспорта… [Подробнее]


Рабочий день в командах Mammoth Dog

За Белыми горами на востоке появляется зарево, многообещающее немного тепла днем. Тридцать или около того галлонов супа уже начали кипеть, дымиться и затем повторное замораживание, да повторное замораживание — трассы будут покрыты льдом и в отличном состоянии этим утром для наших приключения на собачьих упряжках.Стая шевелится, еще не совсем проснувшись, но азарт бегущих танцев на холоде утра. Суп означает увлажнение, но он гораздо глубже, это означает еще один день, чтобы тянуть сани, и это то, ради чего они живут, эхом отдаваемое тысячами лет и бесконечными милями пути. снежные тропы, сквозь каждый вздох предков.

Все дело в ездовых собаках. Они приняли меня, как каюра, в команду, требовались все, что находится внутри, и ожидайте большего с каждым пробуждением.Нет выбора, потому что наши миры слились, на самом деле они так переплетены, что каждую ночь проходят через самые темные и самые холодные части моего разума, брызгая теплом на мои мечты. Это не с девяти до пяти, это образ жизни.

Утренние дела выполняются без особых усилий, быстро двигаясь, чтобы избежать сильного холода, и к тому времени, когда Команда загружена, вывезена на трассу и настроена, солнце светит ярко и тепло. Вскоре после, приезжает первая семья.Многие семьи никогда раньше не встречали ездовых собак, и многие возвращаются сюда через год. год, спрашивая об определенных собаках по именам, поскольку каждая из них кроткая и обладает своим привлекательным характером. Волнение берет верх, как только кто-то сядет в сани. Семья усаживается поудобнее, пока ремни безопасности прикреплен к буксирному канату. Так это всегда делалось, охватывая границы местной истории собачьих упряжек Мамонтовых озер, истории Аляски и Юкона. Это был образ жизни, который поддерживали пограничных звероловов и снабжали целые города в холодном грозном климате.

Якорь тянут, и сквозь высокоэнергетическое облако коры гонщик кричит: «Поход!» Сани, изготовленные вручную по образцу традиционных грузовых саней Аляски, скользят. по все еще обледеневшей снежной тропе через заснеженные луга с суровыми горными пейзажами и через живописные леса. Разговор мягко скользит по снегу от конкретных собак и личностей, команды позиции, сани, местная и естественная история, история «Великой последней гонки», Iditarod и легенда о Балто, собаке, которая спасла весь город Ном на Аляске.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.