Содержание

Русский спаниель окрасы (32 фото)

1

Русский охотничий спаниель черно белый


2

Кокер спаниель русский охотничий


3

Спрингер спаниель стойка


4


5

Русский охотничий спаниель экстерьер


6

Русский спрингер спаниель


7

Русский охотничий спаниель


8

Русский охотничий спаниель коричневый с подпалом


9

Спаниель Сибирская пегая


10

Понт-одемерский спаниель


11

Щенок русского охотничьего спаниеля — РКФ


12

Большой спаниель порода


13

Гладко Шорский спаниель Поволжье щенки фото


14

Русский охотничий спаниель чисто белый


15

Русский охотничий спаниель коричнево белый


16

Племенная сука русский охотничий спаниель


17

Русский охотничий спаниель расцветка


18

Русский спаниель


19

Русский охотничий спаниель черный Пегий с крапом


20

Охотничий кокер спаниель


21

Чистокровные собаки


22

Русский охотничий спаниель белый


23

Кокер спаниель английский охотничий


24

Спаниель окрасы


25

Кокер спаниель белый


26

Русский охотничий спаниель рыже Пегий


27

Русский спаниель подпалый


28

Русский спаниель черно Пегий


29

Русский спаниель коричнево Пегий


30

Спаниель русский охотничий спаниель


31

Собака русский охотничий спаниель


32

Стрингер английский спаниель

Чем отличается русский спаниель от английского: мнение эксперта

Русский спаниель отличается от английского даже внешне. Но разница касается не только внешнего вида, но и характера, особенностей поведения, темперамента и условий содержания.

Русский спаниель

Русский охотничий спаниель — крепкая собака средних размеров. Телосложение гармоничное, компактное, шерсть умеренно длинная, с хорошим подшёрстком. Лапы сильные, с пучками шерсти между пальцами. Уши висячие, края достают до кончика носа, посадка умеренно низкая. Окрас может быть различным, но преобладают оттенки рыжего и коричневого, чёрный и белый в различных сочетаниях. Хвост обычно купируется наполовину — это снижает риск травм на охоте.

Шерсть представителей этой породы практически не имеет запаха.

Собаки отличаются дружелюбным, характером, они активны, но не агрессивны. Хорошо дрессируются, используются для охоты на водную и боровую дичь.

Английский кокер-спаниель

Английский кокер-спаниель не такой крупный, как русский, но имеет внушительный вид благодаря длинной густой шерсти. Блестящий ворс покрывает корпус, образуя красивый воротник и «штанишки» на лапах и «юбку» в нижней части тела.
Уши у кокера очень длинные, расширяющиеся книзу в виде капли. Очень важна низкая посадка на уровне глаз. Плохое качество шерсти считается дисквалифицирующим пороком. Телосложение у собаки крепкое, с ровной спиной и сильными лапами. Животное не должно быть костлявым или толстым. Хвост купируется в трёхдневном возрасте.

По одной из версий, предком этой породы была легендарная вислоухая птичья собака, завезённая на территорию Британии войсками Юлия Цезаря.

Характер у кокеров активный, весёлый, очень контактный. Собака доброжелательно относится к детям и не конфликтует с другими животными. Порода нуждается в хорошей физической нагрузке и долгих прогулках, это отличный компаньон и друг для всей семьи.

Кого лучше завести

Русских спаниелей чаще покупают охотники, планирующие ходить на боровую дичь и водоплавающую птицу. Эти собаки менее требовательны к условиям содержания, неприхотливы, выносливы. Однако и англичане вполне приспособлены к охоте: после специальной тренировки их можно брать даже на кабана. Ну а в добыче уток, вальдшнепов и другой мелочи они не уступят другим породам.

Английский кокер — очень красивая собака. Но её длинная шерсть требует регулярного ухода: мытья, расчёсывания, стрижки и тримминга. Чтобы собака сохраняла презентабельный вид, хозяину придётся овладеть искусством груминга или регулярно водить питомца в салон, что обойдётся недёшево.

Тем, кто хочет участвовать в международных выставках, стоит сделать ставку на английского спаниеля. Русский не признан международной кинологический ассоциацией — участвовать в соревнованиях он не сможет. Щенки английского кокера стоят дороже, и приобрести их проще, ведь заводчики чаще занимаются именно этой породой.

Компактный англичанин больше подходит для содержания в городской квартире. Владельцам частного дома стоит остановить выбор на русском спаниеле — он может жить в помещении и в вольере, выступать в роли охотника, компаньона и сторожа.

Спаниели — контактные, дружелюбные и активные собаки, хорошо уживающиеся с детьми и домашними животными. Эти питомцы отличаются хорошим здоровьем, долго живут, быстро дрессируются, нетребовательны к условиям содержания.

описание, фото, характер, содержание и уход за породой собак

Охотничьи собаки пользуются огромной популярностью. Они преданные, верные и очень послушные. Это самые надежные друзья. К таким относится и русский охотничий спаниель. Особенности внешнего описания и характера этой породы рассмотрим в данном материале.

ПоказатьСкрыть

Характер и внешний вид

Спаниели идеально подходят для охоты в условиях суровой русской зимы. Приземистые, на невысоких лапах, собаки отличаются своей активностью и любовью к тренировкам.

Знаете ли вы? Длительный и пристальный взгляд в глаза собаки воспринимают как угрозу.

Описание и фото

  • Страна: Российская Федерация.
  • Шерсть: длинная, хорошей густоты, мягкая и блестящая.
  • Окрас спаниеля: может быть однотонным (черный, рыжий, коричневый), двухцветным или трехцветным.
  • Телосложение: крепкое и мускулистое.
  • Средняя длительность жизни:
    около 15 лет.
  • Предназначение: охота на перепелку, дергача, кулика, зайцев и диких коз.

Характер питомца

Во время охоты собака ведет себя послушно, выполняя команды всех, у кого в руках есть оружие. Остальную часть жизни спаниель выполняет роль друга, товарища, компаньона. Это очень преданная и любящая хозяина порода. Ее представители предпочитают все время быть рядом с человеком.

Ознакомьтесь с типичными представителями спаниеля в двух частях: 1, 2. Русские спаниели любят плавать, играть и бегать. Легко находят общий язык с детками. К домашним животным также относятся по-доброму, без агрессии.

Кота, как члена семьи, собака трогать не будет, но посторонних животных с чужого двора на своей территории не потерпит. Кроме того, спаниели легки в обучении, внимательны и спортивны. Они отличаются высоким уровнем выносливости и упорством.

Плюсы и минусы породы

Плюсами породы являются:

  • хороший нюх;
  • умственные способности;
  • доброта;
  • эмоциональность;
  • преданность хозяину;
  • хорошее отношение к детям;
  • возможность содержания даже в условиях небольшой квартиры.

Минусов же почти нет, кроме длинной шерсти, необходимости частых и длительных выгулов и, возможно, чрезмерной активности.

История породы

Порода русский охотничий спаниель появилась в середине XIX века на основе английских кокер- и спрингер-спаниелей, поскольку возникла потребность в быстрой и ловкой охотничьей собаке, которая в то же время будет с легкостью переносить непростые погодные условия России.

В конце 30-х годов XX века порода стала достаточно распространенной, ее представителей можно было встретить в Москве, Ленинграде и даже Свердловске. В военное время их количество значительно снизилось и только благодаря скрупулезной племенной работе уже в 1951 году был утвержден первоначальный стандарт породы. Последний раз в него вносили изменения в 2000 году.

Как правильно выбрать щенка

Купить щенка спаниеля можно в специализированном питомнике. Покупка с рук — дело опасное. Приобретая себе такого друга и будущего охотника, поинтересуйтесь и его родителями. Сам щеночек должен быть любознательным, активным, содержаться в хороших условиях и вовремя получить необходимые прививки.

Из помета не выбирайте самого маленького пса, так как он более предрасположен к последующему возникновению проблем с развитием. Что касается стоимости щенков этой породы, их цена колеблется в районе 100–1100 долларов.

Знаете ли вы? Отпечаток носа собаки уникален, подобно отпечаткам пальцев у человека.

Приобретение в питомнике обойдется дороже, чем с рук. Цена малыша также зависит от класса, родословной и документов. Кроме того, русский охотничий спаниель должен соответствовать официальному описанию породы.

Условия для содержания

Можно содержать животное как в собственном доме, так и в квартире. Если спаниеля содержат в квартирных условиях, забывать о физических нагрузках нельзя (прогулки и активное времяпровождение).

Содержание в частном доме также требует отдельной территории для игр и физического развития собаки. Помимо того, спаниели любят купание в водоеме и прогулки в лесу. Позаботьтесь о месте для сна. Малышу понадобятся игрушки и инвентарь для ухода за шерстью.

Грамотный уход

Кроме соблюдения условий содержания, русскому охотничьему спаниелю также необходим и соответствующий уход. Расчесывание, купание, стрижка, выгул — все, как и со всеми псами.

Шерсть

Расчесывать шерсть необходимо регулярно (более трех раз в месяц) с помощью фурминатора. Колтуны, если таковые имеются, нужно убирать. Стригут питомца так, чтобы это было практически незаметно. Для этого используют машинку либо ножницы.

Важно! Хвост, тыльные части ног и живот трогать нельзя.

Не рекомендуется стричь шерсть в области шеи, груди и ушек. То есть стрижка должна быть гигиенической. Убрать шерсть на лапках и между пальцами нужно обязательно.

Купание

Купают питомца дважды либо трижды в месяц. Используйте специальный зоошампунь или средство для сухого типа волос. После процедуры шерсть обязательно смазывают косметическим маслом, чтобы не было колтунов.

Знаете ли вы? Самая быстра порода собак — гончая грейхаунд. Максимальная скорость — 70 км/ч.

Также для легкого расчесывания и защиты паразитов можно ополоснуть шерстку легким раствором кислоты (лимонной, уксусной).

Осмотр на наличие инфекций

Очень важно периодически осматривать ушки и глаза собачек. Глазки часто слезятся, а уши очень склонны к инфекциям, поэтому нуждаются в регулярной чистке, как и зубы. Что касается когтей, их стричь не нужно, если питомец большую часть времени проводит на улице.

Ежедневные прогулки

Независимо от того, в каких условиях проживает спаниель, прогулки псу просто необходимы. Держите его в хорошей форме с помощью тренировок, особенно если планируете участвовать вместе в охоте. Выгуливайте питомца как можно чаще, играйте с ним, дрессируйте.

Важно! Выпускать щенка побегать по земле можно только после первой вакцинации.

Гуляйте со спаниелем дважды в день. Длительность выгула — до трех часов. Лучше выбрать место вдали от дороги (лужайка или лес). Спускать с поводка рядом с людьми можно только пса, который слушается вас и знает команды.

Рацион и продукты

Чтобы спаниель был здоровым и активным, ему нужно правильное и полноценное питание. Рацион может состоять из специального корма или натуральных продуктов.

Питание щенка

Щенков кормят так же, как и заводчик. Если вы хотите изменить питание, то делайте это аккуратно, следите за самочувствием малыша. Как правило, щенки кушают 6 раз за день.

Чем кормить взрослую собаку

Сухой корм выбирайте в качестве основы только если времени на готовку у вас вовсе нет.

Если же выбор пал на натуральные продукты, отдайте предпочтение:

  • нежирному мясу и субпродуктам;
  • морской рыбе;
  • овощам и фруктам.

Взрослым собакам нужен один разгрузочный день в две недели. Это полезно для организма русского охотничьего спаниеля. Разгрузка предполагает получение питомцем только 60 % привычного рациона.

Рекомендуем вам почитать о таких популярных породах собак-охотников, как уиппет, вельштерьер, венгерская выжла, ирландский сеттер, керн терьер, ягдтерьер, фокстерьер, афганская борзая, шарпей, лайка, акита-ину, джек рассел терьер, английский пойнтер, такса, веймаранер, родезийский риджбек и тайский риджбек. Кормите пса только теплой и свежей едой. Двух раз в сутки вполне достаточно. Не заставляйте кушать, но и при отказе от пищи не забудьте показать собачку врачу.

Особенности здоровья

Эта порода, как и все охотники, склонна к некоторым болезням и инфекциям.

Возможные болезни

  • Отит
  • Ожирение
  • Аллергия на некоторую пищу
  • Микоз
  • Лептоспироз
  • Токсо- и пироплазмоз
  • Кишечный паразитоз
  • Закупорка анальных желез
  • Пиометра.
Профилактическими мерами против этих болезней являются регулярные осмотры ветврача и своевременная вакцинация.

Прививки для собак

Иммунитет мамы защищает малыша только в первые 2 месяца жизни. На девятой неделе делается первая прививка. Некоторое время после вакцинации избегайте купания, переохлаждения и прогулок на улице. Все прививки вносятся в паспорт животного, а от бешенства — подтверждается сертификатом.

Исходя из характеристик породы, русский охотничий спаниель станет отличным другом для вас и ваших деток. Он хороший охотник, обладающий сильным обонянием. Если вы активный человек, то такой пес определенно вам подходит. Он без ума от прогулок и физических нагрузок. Будьте внимательны к здоровью своего питомца, следите за его рационом питания, и вы проведете вместе много счастливых лет.

Была ли эта статья полезна?

Да

Нет

34 раза уже
помогла

Описание породы собак русский охотничий спаниель

Русский охотничий спаниель является охотничьей породой собак, выведенной с помощью скрещивания разнообразных пород спаниелей и пойнтера. Русский спаниель создан специально для российских условий и крайне популярен в охотничьих кругах. Данную собаку используют во время проведения охоты на уток, других пернатых и даже зайцев.

Особенности характера русского спаниеля

Русский спаниель обладает уравновешенным характером. Это дружелюбная, активная, игривая и очень ласковая порода (также как и мальтезе — zoo-bazar.com/p/malteze/). Сильно любит и даже боготворит своих хозяев и семью, в которой проживают. Спаниели совершенно безопасны для детей и любят с ними играть.

Также собаки этой породы спокойно относятся к другим домашним животным, которые могут проживать с ними на одной территории. Но стоит помнить, что охотничий инстинкт у русских спаниелей очень сильно развит, поэтому мелких животных они могут воспринимать как добычу. От природы собака наделена чутьем, выносливостью и настойчивостью.

Данная порода очень любит внимание, но не будет постоянно крутиться под ногами. Они приносят радость в семьи и могут скрасить одиночество.

Описание и стандарты породы

Порода относится к длинношерстным собакам небольшого роста. Достаточно часто шерсть мягкая и немного волнистая. На передней части ног и голове волос короткий и прямой. В описание данной породы обязательно стоит отметить крепкое телосложение и хорошо развитую мускулатуру. Высота в холке в среднем достигает 40 см у кобелей и 38 см у сук. 

Голова умеренно длинная с выпуклым лбом. Особенностью данной породы являются длинные висячие уши, которые достаточно плотно примыкают к скулам. Глаза небольшого размера овальной формы. Они бывают темно или светло карего цвета, в зависимости от главного окраса шерсти. Сильно выделяются надбровные дуги. Зубы у русского спаниеля крепкие и хорошо развитые.

Имеются 3 вида окраса данной породы: одноцветные, двухцветные и трехцветные. Хвост достаточно толстый, особенно у основания. Он купируется в среднем на половину первоначальной длины.

Особенности ухода

Данная порода собак может спокойно проживать в квартирах, но обязательно требуются длительные прогулки со значительными физическими нагрузками. Они очень любят плавать, поэтому в летнее время нужно предоставлять им такую возможность.

Без нагрузок русский спаниель быстро теряет форму и полнеет. Но во время прогулок лучше собаку держать на поводке, а спускать ее в наиболее безлюдных местах. Это связано с ее дружелюбным характером.

Данная порода любит подвижные игры с другими собаками. В результате таких контактов можно подхватить блох или другие заболевания.

Шерсть у русского охотничьего спаниеля не обладает специфическим запахом, который присущ некоторым другим породам. Но ее необходимо регулярно чистить, а также расчесывать, особенно после проведенной охоты.

Несколько раз в год надо купать собаку, с использованием специальных шампуней. Также стоит регулярно и тщательно осматривать ушные раковины и подстригать ногти.

Важно следить за правильным питанием собаки. Данная порода весьма склонна к перееданию. Хозяин самостоятельно делает выбор в пользу сухого или натурального питания. Но рацион должен изменяться в процессе взросления собаки.

Обязательно использование витаминов. Русский спаниель нуждается в непременном ветеринарном контроле, как и собаки других пород. Важно делать все необходимые прививки вовремя.

Данная собака имеет крайне игривый характер и нужно быть готовым к небольшим шалостям, которые она может себе позволить. Например, она может разорвать газету или пожевать домашние тапки. В любом случае, Вы не пожалеете, если приобретете данного домашнего любимца! Советуем почитать еще 1 статью с нашего сайта – описание породы собак лабрадор ретривер.

 

Понравилась статья?

Мне нравитсяНе нравится

Груминг русского спаниеля: стрижка, купание и уход за шерстью русского спаниеля | Породы собак

Первые спаниели стали появляться в России с конца XIX столетия, а русская разновидность спаниеля сложилась к средине XX столетия. Таким образом, спаниель является одной из наиболее молодых пород русских собак. Большую известность порода приобрела в 90-ых годах, рост популярности русского спаниеля был вызван началом работы ежегодной Московской выставки собак. Изначально спаниель был охотничьей собакой, его задача в основном заключалась в поиске и подносе добычи, однако, он может с успехом действовать и в качестве легавой.

Особенности породы русский спаниель

Русский спаниель достигает 44 см в холке, минимальный рост для этой породы составляет 35 см. Половой диморфизм у спаниелей выражен слабо. Вес животного не нормирован, но наиболее подходящим весом для «охотника» считаются 12-16 кг. Особенностью русского спаниеля являются длинные лапы. Половину роста собаки составляет длина лапы от земли до колена, это резко отличает русского спаниеля от английского, у последнего задние и передние лапы намного короче. Также русский спаниель отличается очень густой шерстью.

Уход за шерстью

Спаниели относятся к длинношерстным породам собак. У русского спаниеля хороша развита и остевая шерсть, и подшерсток. Шерсть относительно мягкие, поэтому у собаки довольно часто появляются колтуны. Повышенное внимание стоит уделять хвосту, подмышкам, ушам и паху, именно в этих местах колтуны образуются особо часто. Расчесывать спаниеля нужно каждый день или минимум раз в два дня. Если заниматься этой процедурой нерегулярно, то шерсть животного будет забиваться отмершим пухом и волосками, это может вызвать кожные заболевания или просто неприятные ощущения у собаки. Для вычесывания собаки стоит использовать массажную щетку средней жесткости.

Линька у спаниелей происходит постоянно. Хотя русский спаниель и является длинношерстной собакой, но не стоит купать его чаще, чем раз в месяц или два, можно купать собаку всего несколько раз в год. Слишком частые водные процедуры не дают сформироваться защитному жировому слою на внешних покровах животного. Кроме этого, шерсть собаки может потускнеть или даже начать выпадать.

Шампунь подходит для собак длинношерстных пород.

Спрей очищает шерсть животных без использования шампуня.

Груминг русского спаниеля

Русский спаниель обладает шерстью средней длины, покров густой и волнистый. Длина шерсти у спаниеля разная: на животе, груди и задних лапах она длинная, волнистая, такая же волнистая шерсть на ушах собаки, на морде и передних лапах — более короткая.

На теле животного плотный подшерсток, который не пропускает воду и обеспечивает тепло для собаки.

Процедуры по уходу

Учитывая особенности шерсти спаниеля, необходимы следующие процедуры:

  1. Регулярное расчесывание. Щенков спаниеля расчесывают мягкими щетками, чтобы не поранить кожу, использовать расческу можно только после достижения ими трёхмесячного возраста.
  2. Купание. Купать собаку нужно минимум раз в 2-3 недели, так как шерсть во время прогулок сильно пачкается. Для мытья необходимо использовать специальный шампунь для животных, который не сушит, это не обязательно должно быть специальное зоологическое средство, подойдет и обычный детский вариант. Можно использовать шампунь для сухих волос с ополаскивателем.
  3. Обработка шерсти. Даже при частом купании могут возникать колтуны, чаще всего они появляются под лапами и на суставах. Сразу после купания рекомендуется использовать специализированные бальзамы для шерсти, что сделает ее мягкой и предотвратит появление колтунов.
  4. Стрижка. Первая стрижка обычно делается в возрасте двух месяцев, затем — по мере скорости ее обрастания. Стрижка может быть полной или частичной, полную обычно проводят раз в два-три месяца. Частичную проводят раз в две недели, при этом удаляется шерсть на лапах, в паху и вокруг ушей. Обратите внимание: стричь шерсть на спине нельзя.

Уход за длинношерстными собаками подразумевает постоянное внимание: длинная шерсть часто сбивается, а длинные пряди вокруг ушей раздражают животное и мешают ему нормально слышать.

Многие не расчесывают щенков и во время купания моют им только лапы, что неправильно: щенок не сможет привыкнуть к грумингу и в дальнейшем ухаживать за ним будет сложнее: все процедуры будут вызывать стресс, сопротивление животного и уход за внешним видом станет обременительным. Если же начать вычесывать спаниеля с первых недель жизни, этот процесс не будет для него страшным или болезненным.

 

Русский кокер спаниель собака. Описание, особенности, уход и цена породы

 

Отечественный спаниель унаследовал от английских предков лучшие качества охотника. Кинологи России вывели породу, идеально адаптированную к суровым климатическим условиям. Русский кокер спаниель стал не только компаньоном собаководов, он вошел любимым питомцем во многие семьи.

Описание и особенности

Работа отечественных кинологов-селекционеров над охотничьей породой была успешно завершена в середине 20 века. Азартный пес, послушный хозяину, с прекрасными навыками и чутьем, унаследовал упорство, неприхотливость от спаниелей разнообразных пород – английских кокер, вельш спрингер, суссекс и других.

Русский охотничий кокер спаниель, в отличие от сородичей, стал длинноногим, выносливым, что расширило возможности передвижения по отечественным просторам с хорошей скоростью. Стандарт породы был разработан дважды, последний в 1966 году. Знатоки высоко оценивают полученный результат селекционной работы, хотя на международном уровне порода осталась не признанной.

Согласно стандарту настоящие русские спаниели небольшого размера – рост 32-45 см, вес 15-20 кг. Особи мужского пола чуть крупнее, женского, соответственно, меньше. Сложение крепкое, с развитой мускулатурой. Тело гибкое, слегка вытянутое, с пружинистыми ребрами. Живот подтянут. Хвост прямой, подлежит купированию наполовину согласно стандарту.

Конечности длинные, составляют половину роста собаки. Задние ноги поставлены шире передних. Пальцы плотно собраны. Голова размером пропорциональна туловищу. Переход к морде явно выражен. Большие уши свисают ниже морды, аккуратно прилегают к голове. Выразительные глаза карие, с различными оттенками в зависимости от окраса.

Шерсть у спаниелей длинная, часто волнистая. Прямошерстные собаки при оценке породы не имеют преимуществ. Короткий волос на голове и лапах, длинный покрывает спину, бока, живот. Плотный подшерсток греет, защищает от быстрого намокания. На ощупь шерсть очень мягкая.

Окрас встречается разных сочетаний:

  • одноцветный – черный, золотистый, темно-коричневый;
  • двухцветный – белый с черным крапом, рыже-черный, коричнево-рябой;
  • трехцветный – черно-коричневый с крапом, белый с темными пятнами разных оттенков в цвет основных отметин.

Русский кокер спаниель, черный либо рыжий, на солнце особенно отливают блеском шерсти. Отклонениями от стандарта признают неправильный прикус, куцый хвост, несоответствие признакам полового диморфизма. В общении собака отличается добрым нравом, бесконечной привязанностью к хозяину.

Живой ум, высокий уровень обучаемости, снисходительное отношение к прочей домашней живности делают спаниелей верными друзьями. С дрессировкой питомца справится даже новичок. Благодаря небольшому размеру собак без проблем держат в квартире. Природная активность требует насыщенного общения, ежедневных прогулок, подвижных развлечений.

К порокам особей относят агрессивное поведение, проявления трусости. Истинная порода русский кокер спаниель отличается умением концентрироваться на цели. Характерная особенность охотничьей собаки – отсутствие стойки. В отличие от других пород пес не замирает в ожидании команды, а стремительно бросается в заросли, чтобы выгнать дичь.

Характер

Дружелюбие, преданность – главные преимущества питомца. Русский кокер спаниель на фото выглядит очень привлекательным, добрым животным. Собака прекрасно приспосабливается к условиям квартиры, дома.

К посторонним людям относится доброжелательно, но интуитивно хорошо чувствует недоброжелателей. Хозяина и его вещи собака защищает самоотверженно. В целом злоба не присуща спаниелям, поэтому не стоит пробуждать излишнее рвение собаки в охране. Правильное воспитание не включает развитие агрессии.

Умеет без труда отличать своих от чужих. Если домашних кошечек и дворовую живность пес не обидит, то чужих вытеснит прочь. Испытывать охотничий инстинкт не рекомендуется. Хомячки, попугайчики, морские свинки могут пробудить природный азарт добытчика.

Некоторые считают спаниелей назойливыми, но собака выражает полную готовность следовать за хозяином, быть рядом в любой момент. Собака готова терпеть дискомфорт, неудобство, но находиться возле своего владельца.

Истинное призвание собаки раскрывается на охоте. Поиск добычи спаниели готовы вести даже в трудных условиях. Со щенячьего возраста начинают обучение навыкам работы, которая доставляет искреннюю радость питомцу. Хозяину стоит взять в руки предметы для охоты, как питомец оживится, начнет скулить, суетиться, чтобы быстрее отправиться на любимое занятие.

Прогулки на природе, в парке доставляют собаке огромное удовольствие. Бегать по дорожкам, гонять голубей, плавать в водоеме – все приносит радость. Собак привлекают все звуки, шорохи, передвижения.

С детьми собаки терпеливы, доброжелательны. Малыша можно безбоязненно оставить с собакой как с нянькой. Совместные игры, общение доставляют обоюдную радость. Если собака почувствует назойливость, то не проявит агрессии, а просто уйдет, спрячется. В содержании собак под контролем следует держать их аппетит.

Стремление что-то найти и съесть проявляется в самых неподходящих местах. Поедание брошенных отходов, случайной зверушки в лесу приводит к проблемам со здоровьем. Правильное воспитание и уход корректируют слабости питомца, которому за верность и преданность хозяева готовы многое простить.

Виды

Группа близких сородичей включает основные разновидности английского и американского кокер спаниеля. Американский спаниель прекрасно сохранил экстерьер, подготовлен к выставочной деятельности, но утерял основные рабочие качества.

Английский спаниель – замечательная домашняя собака для большой семьи. Хотя стандарты породы предписывают ему охотничье направление, возродить навыки стоит большого труда – требуется специальное натаскивание.

 

Собака русский кокер спаниель чтит одного хозяина, охотничьи задатки устойчиво сохраняются во всех представителях породы даже без особого обучения.

Другие виды спаниелей:

Тибетский спаниель. Небольшие по величине четвероногие с укороченной мордочкой, короткими ножками родом из Китая. Особенность породы проявляется в непереносимости собаками закрытого пространства. Отличные охранники. Характер живой, игривый, смышленый, преданный.

Ирландский водяной спаниель. Древняя порода, известная крупными представителями собак – до 60 см роста. Верные компаньоны на охоте, в прочих совместных занятиях. Собаки требуют активной нагрузки, хорошего воспитания.

Уход и содержание

Русский спаниель не требует особых условий содержания. В квартире ему нужно место для сна, на улице – утепленная будка. Температурные колебания переносит хорошо. Основная забота связана с периодическим вычесыванием длинной шерсти, осмотра глаз и ушей спаниеля для предупреждения недугов. После прогулок питомца следует осматривать, чтобы избежать появления паразитов, клещей.

Во время линьки важен ежедневный уход за шерстью. Для облегчения процедуры собаку слегка сбрызгивают раствором лимонной кислоты. Спаниелей, не участвующих в выставках, не стригут.  Участников – готовят особым образом, чтобы следов стрижки не было заметно. Тримминг делают на отдельных участках, где шерсть обретает неестественный оттенок.

Собак в 8-9 месяцев с отторжением щенячьего пуха только вычесывают. После стрижки шерсть не будет расти гладкой – внешний вид навсегда окажется испорченным. Купать спаниеля достаточно раз в 3 месяца.

Правильное содержание русского кокер спаниеля заключается в обеспечении физической нагрузки питомца. Собаке нужно бегать, прыгать, чтобы не снижалась мышечная активность. Совместные путешествия, прогулки, игры будут держать в тонусе питомца и хозяина.

Питание

Русскому спаниелю требуется калорийное питание, насыщенное минералами и витаминами. Активная собака должна восполнять запасы энергии, быть в хорошей физической форме. С учетом склонности питомца к перееданию порции нужно ограничивать, не баловать, кормить дважды в день. Питьевую воду держать в постоянном доступе.

Основой рациона является мясная пища. Рабочих собак важно кормить фаршем, субпродуктами, мясными отходами в вареном виде. В противном случае на охоте спаниели будут рвать добычу. В меню рекомендуется добавлять морскую рыбу без костей, крупы, овощи в виде каш, молочные продукты, ржаной хлеб.

Запрещены сладости, колбасы, копченые продукты, выпечка. Бобовые вызывают повышенное газообразование. Кормление сухими кормами допускается, если они высокого качества, сбалансированные по составу. Собаководы рекомендуют устраивать собаке раз в неделю разгрузочный день с уменьшением объема пищи на четверть.

Размножение и продолжительность жизни

К размножению щенки русского кокер спаниеля физиологически готовы в 9 месяцев, но собаководы рекомендуют не торопиться до 2-годовалого возраста питомцев. Ранние вязки приводят к сложным родам, слабому потомству. Оптимальный возраст спаниелей для размножения ограничен 10-летним рубежом. Наибольшая плодовитость наблюдается в период 4-7 лет.

Владельцам собак нужно контролировать периодичность спаривания, чтобы самки рожали не более раза в год. В противном случае происходит истощение организма, щенки рождаются слабыми. Продолжительность жизни собак составляет 13-15 лет, полностью зависит от качества ухода, питания, содержания питомцев. Рекордсменам-долгожителям было 19-20 лет.

Цена

Покупка щенка – ответственное занятие. Владельцам требуется четко осознавать цель приобретения собаки:

  • для выставочных целей;
  • помощника на охоте;
  • исключительно для семейного общения, компаньона для активного отдыха.

Выбор питомца первых двух категорий предполагает тщательное изучение родословной, рабочих качеств родителей. Голос щенка должен быть звонким, а сам питомец сильным, крупным, активным. Цена русского кокер спаниеля чистой породы в крупных питомниках будет в среднем 300-450 долларов. Щенки премиум-класса в 2-3 раза дороже.

Приобретение домашнего любимца менее затратно, но не менее ответственно. Не следует покупать у продавцов по объявлениям, в питомниках предложат здоровых щенков за 100 долларов, если есть небольшие отклонения от стандарта породы. Важно, чтобы при первом общении щенок тоже «выбрал» хозяина, тогда неправильный окрас или длина ног не станут препятствием в искренней дружбе, верности.

Дрессировка

Заниматься воспитанием спаниеля сможет даже неопытный собаковод. Питомец быстро усваивает основные команды. Особого внимания требует навык сдержанности, выполнения подзыва, чтобы природный азарт не препятствовал послушанию.

Отработку рабочих качеств желательно проводить в полевых условиях. Острый нюх, выносливость, целеустремленность заложены в русских спаниелях наследственностью, хозяину следует корректировать поведение в заданных условиях. Задачей охотничьей собаки является поиск добычи, поднятие, доставка хозяину.

Спаниель будет усердствовать даже в сложной обстановке, иногда рискуя собственной жизнью. Поиск подстреленной утки может затянуться, привести к переохлаждению собаки в водоеме. Спаниеля берут помощником для охоты на зайца. Поймать его собака не сможет, но с задачей найти и поднять для охотника успешно справляется.

 

Возможные болезни и способы их лечения

Спаниели унаследовали достаточно крепкий иммунитет, обладают хорошим здоровьем. Но в активной жизни, на охоте пес может подхватить инфекцию от клещей, купания в загрязненной воде. Профилактика заключается в периодических осмотрах, консультациях ветеринара, своевременных прививках.

Типичные заболевания русских спаниелей – отит, ожирение, пищевая аллергия вследствие недостаточного ухода, ошибок в кормлении. Владельцы собак, внимательные к питомцам, сводят к минимуму риски заболеваний, чтобы питомец радовал жизненной энергией, азартом, готовностью всегда служить своему хозяину.

 

внешний вид, описание и характеристика охотничьей собаки

Ещё с древних времён эти собаки использовались для охоты на дичь. На волка и медведя выводились даже отдельные породы, обладающие неимоверной силой, а для охоты на птиц нужны были очень выносливые особи.

С этой целью в конце XIX столетия в Россию завезли английского кокер спаниеля, однако, для работы в суровых климатических условиях потребовалось усовершенствование породы и, таким образом, в середине прошлого века появилась новая охотничья порода собак — русский кокер спаниель, обладающий хорошими полевыми качествами.

Русский спаниель: характеристика породы

Это собака средних размеров вытянутой формы с мускулистым, но суховатым телосложением. Имеет длинную шерсть и активный темперамент. Русский кокер спаниель легко поддаётся дрессировке, это очень преданный, дружелюбный и отважный пёс. Кобели отличаются массивностью и выраженной растянутостью головы, короткой спиной и более широким черепом. Вес взрослой особи достигает 10−18 кг, рост суки — 38−43 см, кобеля — 40−45 см.

Стандарт породы

Стандарт породы спаниель подразумевает следующие характеристики:

  • Голова не очень большая, пропорциональна туловищу, покрыта подтянутой кожей. Длина черепного отдела и морды почти одинаковы. Лобная линия умеренно широкая, затылок средне выражен, при визуальном осмотре сверху череп выглядит немного выпуклым. Кости глазниц чётко выражены, переход ото лба к морде плавный, но очень заметный. Губы полностью пигментированы, плотно прилегающие к морде, практически скрывают нижнюю челюсть. Нос подвижный, плоский, широкий, имеет ноздри округлой формы. Его пигментация определяется основным окрасом либо цветом отметин — чёрный или коричневых оттенков.
  • Зубы плотно и вертикально поставлены, пропорционального размера, с ножницеобразным прикусом.
  • Глаза выразительные, среднего размера с овальным разрезом, в меру неглубоко и широко поставлены. Их цвет определяется оттенком шерсти.
  • Уши мягкие, длинные, опущенные, расположены немного выше линии уголка глаз либо совпадают с ней. Ушной хрящик подвижен у основания. Длина уха в вытянутом положении должна доставать до мочки носа.
  • Туловище прямоугольной формы, линия спины ниспадает от холки к крупу (у сук допускается наличие прямой спины). Кожа эластичная, подтянутая, без признаков рыхлости и лишних складок. Шея пропорциональная, мускулистая, загривок средне выражен. Грудь глубокая, не очень просторная, вытянутая, с пружинистыми, чётко выраженными рёбрами. Спина широкая, упругая, не очень длинная с приподнятой поясницей, круп мускулистый и покатый. Линия паха подтянутая.
  • Лапы сильные с крепкими суставами. Длина передних конечностей до локтей — 0,5 роста в холке. Передние лапы прямые, поставлены немного шире крайних линий груди, имеют суховатую мускулатуру.
  • Плечи хорошо выражены с прямыми предплечьями, пясти наклонно поставлены, сильные. Задние конечности поставлены чуть шире передних, голени наклонные, бёдра мускулистые и удлинённые, плюсны отвесные, скакательные суставы сильные. Пальцы сводистые, плотно сжатые, подогнуты, между них находится густая шерсть.
  • Хвост подвижный и крепкий. Во избежание травмирования при работе его, как правило, купируют на половину длины, однако, это необязательно. При процедуре стандартизации купированный хвост преимуществом не является. Он является продолжением позвоночника либо находится чуть выше (если пёс возбуждён).

Окрас и тип шерсти русского охотничьего спаниеля

Шерстяной покров русского охотничьего спаниеля состоит из остевого волоса и не пропускающего влагу, плотного подшёрстка. Ость прямая либо немного волнистая, средней длины, со здоровым блеском. На фронтальной стороне конечностей и морде она очень плотная и короткая, на задней стороне шеи и корпусе — средней длины. На тыльной части конечностей, груди, ушах, животе и хвосте имеется длинный, мягкий волос.

Животное с волнистой шерстью, равно как и гладкошёрстная собака при оценке не имеют никаких преимуществ.

Расцветка русского спаниеля может быть различной:

  • Однотонная с подпалом или без него — коричневая, чёрная, красная вплоть до тёмно-рыжей.
  • Двухцветная. Основным цветом является белый, отметины имеют чёткие границы, могут быть контрастных коричневых, чёрных или рыжих оттенков. Допускается крап в тон пятен, смешанный рост окрашенных и белых волосков.
  • Трёхцветная — сочетания подобные двухцветным, только с подпалом, который должен гармонировать с общим окрасом. Также допускается крап и смешивание пятен с белым окрасом.

Описание характера русского охотничьего спаниеля

Русский спаниель является не только хорошим охотничьим псом, но и может стать для вас верным, преданным другом. Собаки этой породы сильно привязываются к своему владельцу и готовы проводить с ним практически всё время. Вы даже можете спокойно взять питомца на рыбалку, где он будет спокойно сидеть рядом, даже не думая мешать вам.

Русские охотничьи спаниели обожают плавать, поэтому по возможности не лишайте их подобного удовольствия. Не стоит держать пса в помещении, а если вы проживаете в частном доме, почаще выпускайте своего любимца во двор, где он сможет вдоволь порезвиться.

Представители этой породы очень любят детей и с огромным удовольствием играют с ними. Они будут прыгать, бегать, исполнять различные команды малышни. Не бойтесь оставить русского охотничьего спаниеля наедине со своим чадом — собака очень дружелюбная и никогда не обидит юного друга.

Что касается взаимоотношений с другими домашними питомцами, то собаки спаниели относятся к ним ровно, не проявляя какой-либо агрессии. Однако, это касается только животных, проживающих в одной квартире. Например, к чужим котам русский спаниель не испытывает таких тёплых чувств и немедленно прогонит их со своей территории.

Если вы решили завести у себя дома русского спаниеля, необходимо помнить, что эти животные не переносят присутствия экзотических видов (морские свинки, хомячки и т. д.). Не исключено, что в один прекрасный момент у вашего питомца вдруг проснётся охотничий инстинкт и он примет небольшое создание за добычу.

Русские спаниели — это активные, сильные и настойчивые собаки с отличным чутьём. Они имеют добродушный, спокойный нрав, легко поддаются обучению и очень преданы своему хозяину.

Другие виды спаниелей

Спаниель, как порода первоначально появился в Испании, где этих собак использовали для охоты на разную дичь. В то время спаниели считались самыми лучшими охотниками, но позже были выведены и другие разновидности, среди которых есть как большие псы, так и декоративные.

Кокер спаниель считается охотником, который отлично себя чувствует и в воде, и на суше. Щенки появляются на свет с длинной шерстью, постепенно густеющей и растущей по мере взросления собаки.

Тибетский спаниель

Это небольшие собачки, их рост составляет примерно 24 см, а вес — не более 6 кг. Имеют чуть укороченную мордочку с высоко расположенными ушами, короткие конечности и прямую спину. Однако, несмотря на миниатюрные размеры, Тибетский спаниель отлично справляется с ролью охранника и даже принимает участие в собачьих боях.

Животные не переносят закрытого пространства, поскольку при этом испытывают психический и физиологический дискомфорт. Собаки этой породы очень скоро привязываются к своим владельцам, к чужакам не проявляют злобы, однако, относятся с осторожностью. Это игривый, весёлый и жизнерадостный пёс, обладающий острым умом, станет вам верным и надёжным другом. Родиной Тибетского спаниеля является Китай.

Вельш спрингер спаниель

Использовались для охоты на вальдшнепов (отсюда и название). С виду эти животные кажутся игривыми и добродушными созданиями, однако, охотничьи инстинкты берут своё. Спрингеры имеют небольшие размеры: рост суки достигает 43 см, кобеля — 43−48 см, вес взрослой особи — около 16−21 кг.

  • Тело не очень длинное, голова средних размеров, конечности крепкие.
  • Уши свисающие, плотно прилегающие к скулам.
  • Телосложение крепкое, мускулистое, шерсть немного вьющаяся.
  • Это весьма забавные, игривые животные, которые с большим удовольствием будут участвовать в пробежках вместе с хозяином.

Филд спаниель

Порода появилась в Великобритании. Филд — пропорционально и элегантно сложенная собака с уравновешенным и покладистым характером. Довольно послушный и выносливый пёс, хорошо поддающийся дрессировке. Вес взрослой особи составляет 16−30 кг, рост — примерно 46 см.

  • Тело средних размеров, конечности сильные, длинноватые, спина крепкая.
  • Голова собаки удлинённая с хорошо выраженным затылочным выступом. Глаза миндалевидной формы, тёмно-коричневого цвета.
  • Уши свисающие, полностью покрытые шерстью.
  • Хвост низко расположенный, его, как правило, купируют на 1/3 от общей длины.

Сверкающая и гладкая шёрстка нуждается в ежедневном расчёсывании, в противном случае она начнёт сбиваться в клочки, что существенно портит вид животного.

Ирландский водяной спаниель

Является одним из самых древних видов. Изначально собака использовалась лишь для охоты на водяную дичь, которую с большим удовольствием доставала из водоёма. Это довольно выносливый пёс, который достойно справляется даже с 15-часовой охотой, причём в любых условиях. Особенностью данного вида является рост животного — приблизительно 60 см.

  • Туловище спаниеля мускулистое и мощное.
  • Голова квадратной формы, пропорциональная и объёмная, с чётко выраженным переходом от морды ко лбу.
  • Хвостик небольшой, сужается на кончике.
  • Конечности округлой формы.
  • Шерсть густая, спереди немного короче. Окрас тёмно-коричневый с лиловым блеском.

Это довольно шумные, энергичные и легко возбудимые животные, поэтому заводить их рекомендуется не менее активному хозяину, который сможет обеспечить питомцу продолжительные прогулки на свежем воздухе вблизи водоёма. Неотъемлемой частью поддержания здоровья и воспитания собаки являются активные физические нагрузки.

Водяной спаниель легко поддаётся дрессировке, однако, требует уважения и не переносит грубого отношения со стороны владельца, иначе последний рискует навсегда потерять доверие и любовь своего питомца. Если надлежащим образом ухаживать за животным и заниматься его воспитанием, в его лице можно обрести преданного друга и верного компаньона.

Континентальный той спаниель

Это миниатюрная собачка с очень ласковым нежным характером. Отличительной чертой данного вида является размер, который составляет всего 20−28 см, а вес — не более 4 кг.

  • Голова небольшая, заострённой формы, с чётко выраженным переходом ото лба к морде, кончик носа тёмный.
  • Глаза крупные, миндалевидные, низко посаженные, тёмно-коричневого цвета.
  • Уши высоко расположены, имеют свисающую длинную бахрому, похожи на крылышки бабочки. Именно поэтому той спаниель имеет второе название — папийон, что по-французски означает бабочка.
  • Шея у собачки продолговатая, животик подтянутый, спина прямая.
  • Лапки немного угловатые, короткие. На внешних сторонах конечностей, а также на морде шерсть короче.
  • Хвост удлинённой формы, с густым волосяным покровом.

Окрас собаки белый с различными цветными пятнами, также встречаются особи чёрно-подпалого цвета.

Континентальный спаниель имеет две разновидности: фален и папийон. Папийон является обладателем высоко расположенных и широко расставленных стоячих ушек, которые с внешней стороны покрыты густой шерстью. Фален имеет довольно подвижные высоко расположенные уши, находящиеся в полу стоячем положении. Шерсть животного густая и волнистая, что придаёт животному аккуратный вид.

Континентальный спаниель — это весёлый и жизнерадостный пёс, обожает ласкаться и развлекаться. Собака очень дружелюбная, преданная, не переносит грубого отношения к себе. Легко находит общий язык со всеми домочадцами, любит игры с детьми. Для этих животных характерной чертой является их сообразительность и обучаемость. Они могут запросто общаться с кошками, не проявляют агрессивности по отношению к другим домашним любимцам.

Кламбер спаниель

Предками Кламбер спаниеля считаются бланхаунд, бассет хаунд и сенбернар, поэтому животное имеет окрас и рост, которые достались ему от прародителей. Рост собаки составляет 51 см, масса тела — около 39 кг.

  • Голова крупная, со свисающими ушами и квадратным носом.
  • Шерсть густая, плотно прилегает к телу.
  • Окрас белый с оранжевым или коричневым крапом.

Кламбер имеет спокойный и мягкий характер, к чужим людям относится с недоверием. Отлично ладит с другими домашними питомцами, любит всех членов семьи, но выбирает только одного хозяина, которому сохраняет преданность на всю жизнь.

Русский спаниель — довольно необычная порода собак, сочетающая в себе качества домашнего питомца и характеристики хорошего охотничьего пса. При правильном воспитании эти навыки неплохо дополняют друг друга и гармонируют между собой.

Санкционная политика — наши внутренние правила

Эта политика является частью наших Условий использования. Используя любой из наших Сервисов, вы соглашаетесь с этой политикой и нашими Условиями использования.

Как глобальная компания, базирующаяся в США и осуществляющая деятельность в других странах, Etsy должна соблюдать экономические санкции и торговые ограничения, включая, помимо прочего, те, которые введены Управлением по контролю за иностранными активами («OFAC») Департамента США. казначейства. Это означает, что Etsy или любое другое лицо, использующее наши Сервисы, не может принимать участие в транзакциях, в которых участвуют определенные люди, места или предметы, происходящие из определенных мест, как это определено такими агентствами, как OFAC, в дополнение к торговым ограничениям, налагаемым соответствующими законами и правилами.

Эта политика распространяется на всех, кто пользуется нашими Услугами, независимо от их местонахождения. Ознакомление с этими ограничениями зависит от вас.

Например, эти ограничения обычно запрещают, но не ограничиваются транзакциями, включающими:

  1. Определенные географические области, такие как Крым, Куба, Иран, Северная Корея, Сирия, Россия, Беларусь, Донецкая Народная Республика («ДНР») и Луганская Народная Республика («ЛНР») области Украины, или любое физическое или юридическое лицо, работающее или проживающее в этих местах;
  2. Физические или юридические лица, указанные в санкционных списках, таких как Список особо обозначенных граждан (SDN) OFAC или Список иностранных лиц, уклоняющихся от санкций (FSE);
  3. Граждане Кубы, независимо от местонахождения, если не установлено гражданство или постоянное место жительства за пределами Кубы; и
  4. Предметы, происходящие из регионов, включая Кубу, Северную Корею, Иран или Крым, за исключением информационных материалов, таких как публикации, фильмы, плакаты, грампластинки, фотографии, кассеты, компакт-диски и некоторые произведения искусства.
  5. Любые товары, услуги или технологии из ДНР и ЛНР, за исключением подходящих информационных материалов и сельскохозяйственных товаров, таких как продукты питания для людей, семена продовольственных культур или удобрения.
  6. Ввоз в США следующих товаров российского происхождения: рыбы, морепродуктов, непромышленных алмазов и любых других товаров, время от времени определяемых министром торговли США.
  7. Вывоз из США или лицом США предметов роскоши и других предметов, которые могут быть определены США.S. Министр торговли, любому лицу, находящемуся в России или Беларуси. Список и описание «предметов роскоши» можно найти в Приложении № 5 к Части 746 Федерального реестра.
  8. Товары, происходящие из-за пределов США, на которые распространяется действие Закона США о тарифах или связанных с ним законов, запрещающих использование принудительного труда.

Чтобы защитить наше сообщество и рынок, Etsy принимает меры для обеспечения соблюдения программ санкций. Например, Etsy запрещает участникам использовать свои учетные записи в определенных географических точках.Если у нас есть основания полагать, что вы используете свою учетную запись из санкционированного места, такого как любое из мест, перечисленных выше, или иным образом нарушаете какие-либо экономические санкции или торговые ограничения, мы можем приостановить или прекратить использование вами наших Услуг. Участникам, как правило, не разрешается размещать, покупать или продавать товары, происходящие из санкционированных районов. Сюда входят предметы, которые были выпущены до введения санкций, поскольку у нас нет возможности проверить, когда они были действительно удалены из места с ограниченным доступом. Etsy оставляет за собой право запросить у продавцов дополнительную информацию, раскрыть страну происхождения товара в списке или предпринять другие шаги для выполнения обязательств по соблюдению.Мы можем отключить списки или отменить транзакции, которые представляют риск нарушения этой политики.

В дополнение к соблюдению OFAC и применимых местных законов, члены Etsy должны знать, что в других странах могут быть свои собственные торговые ограничения и что некоторые товары могут быть запрещены к экспорту или импорту в соответствии с международными законами. Вам следует ознакомиться с законами любой юрисдикции, когда в сделке участвуют международные стороны.

Наконец, члены Etsy должны знать, что сторонние платежные системы, такие как PayPal, могут независимо контролировать транзакции на предмет соблюдения санкций и могут блокировать транзакции в рамках своих собственных программ соответствия.Etsy не имеет полномочий или контроля над независимым принятием решений этими поставщиками.

Экономические санкции и торговые ограничения, применимые к использованию вами Услуг, могут быть изменены, поэтому участникам следует регулярно проверять ресурсы по санкциям. Для получения юридической консультации обратитесь к квалифицированному специалисту.

Ресурсы: Министерство финансов США; Бюро промышленности и безопасности Министерства торговли США; Государственный департамент США; Европейская комиссия

Последнее обновление: 18 марта 2022 г.

«Не моя жизнь»: многоквартирный дом отражает новую Украину

Многоквартирные дома советских времен в конце трамвайной линии в этом западноукраинском городе демонстрируют безразличное к миру лицо, пустое и серое.Но за каждым освещенным окном стоит история, как никогда, как сейчас. Львов на поверхности тоже выглядит спокойно. Но город является уникальным представителем 10 миллионов человек, перемещенных внутри Украины после вторжения России, и принял не менее 500 000 новых жителей.

Russia_Ukraine_War_The_Apartment_11761 Ирина и Владимир, внутренне перемещенные лица из Ирпени, опираются друг на друга на лестничной площадке рядом с квартирой, в которой они укрылись вместе с четырьмя другими взрослыми из Ирпени, во Львове, Западная Украина, воскресенье, 3 апреля 2022 года.Ирина и ее муж Владимир несколько дней находились в ловушке между украинскими и российскими войсками и быстро научились различать входящий и исходящий огонь. Они укрылись в подвале и всякий раз, когда обстрел ослабевал, вылезали наружу, чтобы кричать соседям, чтобы узнать, живы ли они.

AP Photo/Nariman El-Mofty

Russia_Ukraine_War_The_Apartment_09678 Многоквартирный дом, в котором проживают семьи из самых пострадавших населенных пунктов Украины: обстрелянный Кархов у границы с Россией, разрушенный Ирпень и столица Киев во Львове, западная Украина, воскресенье, 3 апреля 2022 года.Львов на первый взгляд выглядит спокойным, но город является уникальным представителем 6 миллионов человек, перемещенных внутри Украины после вторжения России.

AP Photo/Nariman El-Mofty

Russia_Ukraine_War_The_Apartment_13698 Ольга Саливончук, глава местного объединения собственников квартир, смотрит из окна в своей жилой зоне, на свою квартиру, во Львове, Западная Украина, воскресенье, 3 апреля 2022 года.Ольга никогда не думала об отъезде, даже когда российский авиаудар по Львову заставил их здание трястись.

AP Photo/Nariman El-Mofty

Russia_Ukraine_War_The_Apartment_59809 Общий вид многоквартирного дома из окна кухни, где укрылась семья Шлапак, вынужденных переселенцев из Харькова, во Львове, Западная Украина, воскресенье, 3 апреля 2022 года.В первый день вторжения России семья отправилась в поисках укрытия в метро, ​​оставив их без крова на семь дней вместе с сотнями других жителей.

AP Photo/Nariman El-Mofty

Russia_Ukraine_War_The_Apartment_25369 Ольга Саливончук, глава местного объединения собственников квартир, несет свою птицу в своей квартире во Львове, Западная Украина, воскресенье, 3 апреля 2022 года.Ольга никогда не думала об отъезде, даже когда российский авиаудар по Львову заставил их здание трястись.

AP Photo/Nariman El-Mofty

Russia_Ukraine_War_The_Apartment_56316 Игровая площадка перед многоквартирным домом, в котором проживают семьи из самых разрушенных населенных пунктов Украины: обстрелянный Кархов у границы с Россией, разрушенный Ирпень и Киев, сама столица, во Львове, западная Украина, воскресенье, 3 апреля. , 2022.Львов на первый взгляд выглядит спокойным, но город является уникальным представителем 6 миллионов человек, перемещенных внутри Украины после вторжения России.

AP Photo/Nariman El-Mofty

Russia_Ukraine_War_The_Apartment_48710 Ольга Саливончук, глава местного объединения собственников квартир, сидит со своей 13-летней дочерью Соломией в своей квартире во Львове, Западная Украина, воскресенье, 3 апреля 2022 года.Ольга никогда не думала об отъезде, даже когда российский авиаудар по Львову заставил их здание трястись.

AP Photo/Nariman El-Mofty

Russia_Ukraine_War_The_Apartment_50579 Ирина и Владимир, внутренне перемещенные лица из Ирпени, спускаются по лестничной клетке возле квартиры, в которой они укрылись с четырьмя другими взрослыми из Ирпеня, во Львове, западная Украина, воскресенье, 3 апреля 2022 года.Ирина и ее муж Владимир несколько дней находились в ловушке между украинскими и российскими войсками и быстро научились различать входящий и исходящий огонь. Они укрылись в подвале и всякий раз, когда обстрел ослабевал, вылезали наружу, чтобы кричать соседям, чтобы узнать, живы ли они.

AP Photo/Nariman El-Mofty

Russia_Ukraine_War_The_Apartment_

Ирина и Владимир, внутренне перемещенные лица из Ирпени, курят возле многоквартирного дома, в котором они укрылись вместе с четырьмя другими взрослыми из Ирпеня, во Львове, Западная Украина, воскресенье, 3 апреля 2022 года.Ирина и ее муж Владимир несколько дней находились в ловушке между украинскими и российскими войсками и быстро научились различать входящий и исходящий огонь. Они укрылись в подвале и всякий раз, когда обстрел ослабевал, вылезали наружу, чтобы кричать соседям, чтобы узнать, живы ли они.

AP Photo/Nariman El-Mofty

Russia_Ukraine_War_The_Apartment_12594 Ирина и Владимир, внутренне перемещенные лица из Ирпени, опираются друг на друга возле квартиры, в которой они укрылись вместе с четырьмя другими взрослыми из Ирпеня, во Львове, Западная Украина, воскресенье, 3 апреля 2022 года.Ирина и ее муж Владимир несколько дней находились в ловушке между украинскими и российскими войсками и быстро научились различать входящий и исходящий огонь. Они укрылись в подвале и всякий раз, когда обстрел ослабевал, вылезали наружу, чтобы кричать соседям, чтобы узнать, живы ли они.

AP Photo/Nariman El-Mofty

Russia_Ukraine_War_The_Apartment_19242 Многоквартирный дом, в котором проживают семьи из самых разрушенных населенных пунктов Украины: обстрелянный Кархов у границы с Россией, разрушенный Ирпень и сама столица Киев во Львове, западная Украина, воскресенье, 3 апреля 2022 года.Львов на первый взгляд выглядит спокойным, но город является уникальным представителем 6 миллионов человек, перемещенных внутри Украины после вторжения России.

AP Photo/Nariman El-Mofty

Russia_Ukraine_War_The_Apartment_93282 Ирина Копан играет со своим 6-летним внуком Назаром в квартире, подаренной им членом семьи после побега из дома в Киеве, во Львове, западная Украина, воскресенье, 3 апреля 2022 года.В течение многих лет Ирина, архитектор, вкладывала свои деньги и талант в строительство нового дома своей дочери. «Работа всей моей жизни, — говорит Ирина. Ее работа, как и почти все остальное, осталась позади.

AP Photo/Nariman El-Mofty

Russia_Ukraine_War_The_Apartment_53299 Макар и его 6-летний брат Назар играют в квартире, где они укрылись после побега из дома в Киеве, подаренного им двоюродным братом, во Львове, Западная Украина, суббота, 2 апреля 2022 года.Семья хочет остаться в Украине, но долгосрочных планов у них нет.

AP Photo/Nariman El-Mofty

Russia_Ukraine_War_The_Apartment_23151 Марта, на 38-й неделе беременности, держит на руках своего 6-летнего сына Назара в квартире, подаренной им двоюродным братом после побега из дома в Киеве, Львов, Западная Украина, воскресенье, 3 апреля 2022 года. место в Киеве, где должна была родить Марта, разбомбили.Ее план рождения, как и почти все остальное, остался позади.

AP Photo/Nariman El-Mofty

Russia_Ukraine_War_The_Apartment_21958 Доктор Марта Копан, плачет, вспоминая свою историю побега из дома в Киеве вместе со своим мужем доктором Максимом Моцей и их 3-летним сыном Макаром в квартире, подаренной им двоюродным братом, в Львов, Западная Украина, воскресенье, 3 апреля 2022 г.Марта также находится на 38-й неделе беременности. Место в Киеве, где она собиралась рожать, разбомбили. Ее план рождения, как и почти все остальное, остался позади.

AP Photo/Nariman El-Mofty

Russia_Ukraine_War_The_Apartment_54423 Назар рисует на кухне в квартире, подаренной его семье двоюродным братом после того, как они сбежали из дома в Киеве, Львов, Западная Украина, воскресенье, 3 апреля 2022 года.Семья хочет остаться в Украине, но долгосрочных планов у них нет.

AP Photo/Nariman El-Mofty

Russia_Ukraine_War_The_Apartment_67246 Одежда висит для просушки в квартире, где укрылась семья Шлапак, вынужденных переселенцев из Харькова, во Львове, западная Украина, воскресенье, 3 апреля 2022 г. В первый день российского вторжения семья уехала в ищут спасения в метро, ​​оставив их без крова на семь дней вместе с сотнями других жителей.

AP Photo/Nariman El-Mofty

Russia_Ukraine_War_The_Apartment_04080 Злата-Мария Шлапак сидит в ванне со своим щенком Летти во время срабатывания воздушной сирены в квартире, в которой ее семья укрылась и в настоящее время снимает, во Львове, Западная Украина, суббота, 2 апреля 2022 года. Злата особо драк в Харькове не видела, но «когда слышит громкие звуки, пытается спрятаться», — говорит ее мать.

AP Photo/Nariman El-Mofty

Russia_Ukraine_War_The_Apartment_21149 Оля Шлапак и ее муж Саша Александр рассказывают свою историю после побега из дома в Харькове в квартире, в которой они укрылись и которую снимают во Львове, Западная Украина, воскресенье, 3 апреля 2022 г. Семья оставалась без крова в течение семь дней, когда они искали убежища в метро вместе с сотнями других жителей.Оля вспоминает «самый большой страх в моей жизни», разбудивший дочь, чтобы сказать ей, что началась война.

AP Photo/Nariman El-Mofty

Russia_Ukraine_War_The_Apartment_53870 Религиозная икона на стене кухни, где укрылась семья Шлапак, вынужденных переселенцев из Харькова, во Львове, Западная Украина, воскресенье, 3 апреля 2022 года.В первый день вторжения России семья отправилась в поисках укрытия в метро, ​​оставив их без крова на семь дней вместе с сотнями других жителей.

AP Photo/Nariman El-Mofty

Russia_Ukraine_War_The_Apartment_24936 Злата-Мария Шлапак (слева) играет со своей новой подругой из Львова Софией в квартире, в которой ее семья укрылась и в настоящее время снимает, во Львове, Западная Украина, суббота, 2 апреля 2022 года.В Харькове Злата не видела особых драк, но «когда слышит громкие звуки, то пытается спрятаться», — говорит ее мать.

AP Photo/Nariman El-Mofty

ЛЬВОВ, Украина (AP) — Многоквартирные дома советских времен в конце трамвайной линии в этом западноукраинском городе демонстрируют безразличное к миру лицо, пустое и серое.Но за каждым освещенным окном стоит история.

Супруги сетуют на то, что им никогда не жить в строящемся для них доме в кровавой Буче. Есть семья, которая провела часы в своем подвальном убежище в Ирпене, оказавшись в ловушке между армиями. Есть женщина, которая бежала из Харькова, оказавшись вынужденной переселенкой во второй раз за десятилетие.

Все они бежали во Львов вместе с еще примерно 500 000 человек — малой частью из 10 миллионов украинцев, которых война изгнала из их домов и переселила в другие части страны.

Многие спят на циновках в домах культуры и школах, укрываются в переполненных комнатах у родственников и друзей. Некоторые планируют двигаться дальше, возможно, пересекая границу с соседней Польшей и дальше. Другие пустили первые хрупкие корни. Остальные понятия не имеют, что делать.

Большинство просто хотят домой, если дом еще стоит.

В девятиэтажке на Триловском бульваре нашли приют 50 человек. Тихо; они могут заглянуть в свои окна и увидеть школу, детскую площадку, а не танк или ракетный обстрел.Это мир вдали от опасности, из-за которой они бежали из своих домов, хотя в последние дни Львов тоже стал целью российских ракет.

Семьи живут в двух шагах друг от друга. Они не знают друг друга, но узнают таких же переселенцев, как они сами, с первого взгляда, не обменявшись ни словом. Поднимитесь на маленьком лязгающем лифте, пройдите по тусклым коридорам и загляните к ним в их временные апартаменты, и вы обнаружите лимб.

«Это не моя квартира. Это не моя жизнь», — говорит Марта Копан.— Но теперь я здесь.

___

Марта на 40 неделе беременности; ребенок, девочка, энергично пинает ее, когда она перебирает пакеты с детской одеждой в квартире на четвертом этаже, которую семья позаимствовала у двоюродного брата. Ее план рождения, как и многое другое, был заброшен — место, где она ожидала родить, было взорвано.

«24 февраля наша счастливая жизнь остановилась», — говорит 36-летняя Марта. Она помнит, как смотрела в окно киевской квартиры семьи и смотрела на вереницы машин, направляющихся в безопасное место.Через несколько дней к ним присоединились Копаны — Марта, ее муж и двое сыновей.

Сейчас, за 300 миль, она иногда ничего не чувствует. Иногда всего слишком много.

«Мне не нужно читать новости», — говорит она и начинает плакать. «Я просто получаю новости от своих друзей». Они рассказывают ей о разрушенных домах и найденных телах. Одна подруга сейчас работает над родами в подземном приюте. Он прислал ей фотографии почти 200 беременных женщин, ожидающих родов.

Марта знает, что это могла быть она.

Киев не вся семья осталась позади. Новый дом, спроектированный матерью Марты, ждал семью в Буче, недалеко от столицы. Рядом лес с тропами для пеших прогулок и возможностью сбора грибов и ягод. Теперь русские оккупанты отступили, оставив после себя одни из худших ужасов войны, и семья не знает, остался ли дом их мечты нетронутым.

Они хотят остаться в Украине, но у них нет долгосрочного плана. Марта и ее муж врачи и хотят остаться и помочь.А пока они живут день за днем. Старший сын, 6-летний Назар, продолжает обучение онлайн.

Хотя ему виднее, но иногда он просит вернуться домой в Киев. «Я хочу нормальной жизни», — говорит он.

Марта тоже. «Я хочу, чтобы у моих детей были свои комнаты с их Lego, с их разными карандашами», — говорит она.

Мальчик сворачивается калачиком и целует живот матери, утешая ее и приветствуя сестру. «Надеюсь, она ему понравится, когда она будет плакать», — говорит Марта.

Час спустя, сразу после захода солнца, завыла сирена воздушной тревоги. Семья, как и многие здесь, не ходит в приют. Марта сидит в пуховике на качелях, одна в сумерках, а Назар играет.

___

Ирина Санина, 33 года, говорит в подъезде на бетонной площадке между этажами. Она опирается на своего мужа Владимира и носит единственный свитер, который взяла с собой, когда они бежали из Ирпеня. У нее пушистые тапочки и босые лодыжки, даже когда она выходит на улицу покурить в морозную погоду.

Ее глаза наполняются слезами, когда она рассказывает свою историю. Она и ее муж несколько дней находились в ловушке между украинскими и российскими войсками, быстро научившись различать входящий и исходящий огонь. Мост к безопасности был разрушен украинской стороной, чтобы замедлить продвижение русских. Несмотря на то, что ее муж настаивал на том, чтобы она ушла, она хотела остаться.

Они спрятались в подвале убежища во дворе. Когда стихал обстрел, они вылезали кричать соседям, проверяя, живы ли они.

Владимир пробыл в Ирпене дольше, чем она, помогая с эвакуацией, но это была борьба; шины были быстро разорваны осколками на земле. Из-за отсутствия связи Ирина могла связаться с ним только по текстовому сообщению. «Я видела, что он получал сообщения, но не мог ответить», — говорит она. «Я несколько дней не знал о его судьбе, и это было ужасно».

В конце концов пожилые соседи уговорили его уехать ради 14-летнего сына. Сейчас мальчик укрывается у бабушки в трех часах езды от Львова, в более безопасном месте, где вообще нет сирен воздушной тревоги.

Ирина и Владимир делят свою квартиру на шестом этаже с четырьмя другими взрослыми из Ирпени, все они коллеги в фармацевтической компании, где работает пара. Очень трудно жить с другими, говорит Ирина, но «мы знаем, что многие люди потеряли все».

Супруги не хотят, чтобы другие знали, что они из Ирпеня. Они не хотят выглядеть жертвами. Они хотят вернуться домой, каким бы разрушенным он ни был, и отстроиться заново.

Больше всего на свете, говорит Ирина, «я хочу вернуться и проснуться 1 февраля.24», еще до того, как все началось. Она снова в слезах.

___

Потолок на кухне облезает. Кровать представляет собой надувной матрас. Комнаты в основном голые. Но 8-летняя дочь Оли Шлапак Злата крутится в своей спальне с новой подругой и говорит родителям: «Останемся во Львове».

28-летняя Оля и ее муж Саша переживают, что в Харькове некуда возвращаться, а дом они купили всего полгода назад. В первый день вторжения России они покинули его в поисках спасения в метро вместе с сотнями других жителей.

Оля вспоминает «самый большой страх в моей жизни», разбудивший дочь, чтобы сказать ей, что началась война. К счастью, по ее словам, Злата не видела много драк, но «когда слышит громкие звуки, пытается спрятаться».

Через неделю поехали во Львов, рассчитывая задержаться на день-два. Они живут со своим кокер-спаниелем Летти в квартире на восьмом этаже, найденной «другом друга друга друга». Обеспечить место в переполненном Львове было трудно; некоторые помещики возражали против собаки или даже против Саши.«Многие говорят, что муж должен быть на фронте», — говорит Оля.

Саша продолжает работать в сфере информационных технологий. Оля не может заставить себя искать работу. Это означало бы признать, что они могут остаться во Львове навсегда. «Я жду», — говорит она. «Это не жизнь для меня сейчас».

года назад Оля бежала из Донецкой области на востоке Украины во время боевых действий. Этот опыт научил ее не паниковать. Но ее потрясло воздействие российской военной пропаганды на людей, которых она любит.Она едва может говорить со своими родителями в Донецке, много лет находившемся под властью России, о войне. Их сложно убедить, что Украина не нападает на свой народ.

Друзья в России прислали подобные сообщения или еще хуже. «Вы, украинцы, заслуживаете смерти», — написал один из них. Оля сказала ей отказаться от наркотиков и алкоголя. В то время это казалось лучшим ответом.

В течение многих лет она избегала смотреть новости. Теперь она смотрит его часами. Она готовит. Она играет со своей дочерью.Она работает волонтером, помогая другим переселенцам.

Чтобы скоротать время, семья собирает на полу пазл. Но собака съела несколько кусочков, и он может никогда не быть полным.

___

Ольга Саливончук не является переселенцем, хотя давно готовится им стать.

В отличие от многих украинцев, она серьезно восприняла разговоры на Западе о российском вторжении и в ноябре собрала «дорожную сумку» с одеждой, медикаментами, продуктами и документами.24 февраля ее разбудил муж: «Началось». Вспоминая тот момент, она плачет.

Глава местного товарищества собственников квартир Ольга наблюдала, как дом опустел с началом войны. «Люди, которые здесь жили, особенно с детьми, просто исчезли в один миг», — говорит она. «Это было похоже на пустое здание. Вечером света нет. Нет машин на стоянке. Это было очень страшно.»

Но потом, поняв, что Львов не на передовой, люди вернулись.И в последующие дни и недели 41-летняя Ольга наблюдала, как украинцы приезжали из таких мест, как Чернигов и Харьков, втискиваясь в квартиры с друзьями, семьей и коллегами.

Ольга сама несколько дней принимала у себя в квартире на девятом этаже дорогую подругу из Киева, прежде чем помочь ей переехать. На восьмом этаже въехала киевская семья и спросила, чем они могут помочь. Они взялись за изготовление маскировочных сетей, которые покрывают блокпосты в городе, из запасной ткани.

Ольга никогда не собиралась уходить, даже когда от удара российской авиации их здание содрогнулось.Ее семья жила в городе на протяжении нескольких поколений, а она жила в квартире дюжину лет.

Каждый раз, когда звучит сирена воздушной тревоги, она, ее муж и 13-летняя дочь Соломия несут свои сумки в импровизированное убежище в коридоре. Она заклеила окна скотчем после того, как увидела, как это делают люди, бежавшие с востока Украины. «Может быть, они что-то знают», — говорит она.

Ольга знает о чувствительных нервах окружающих ее недавно перемещенных лиц. «Я просто говорю: «Ты новенький», — говорит она.«Я не хочу задавать вопросы. Я не уверен, что они хотят говорить о войне. Но если они начнут этот разговор, я слушаю».

Для нового дома нужно немногое, говорит она: Чай, одеяла, фотографии и разговор. Новички учатся этому сейчас.

«Они теперь такие же, они украинцы», — говорит Ольга. Они с тоской говорят об оставленных общинах, но «понимают, что здесь и у них есть дом».

___

Следите за репортажами AP о войне на https://apnews.com/hub/россия-украина

Авторское право © 2022 Ассошиэйтед Пресс. Все права защищены. Этот материал не может быть опубликован, передан в эфир, написан или перераспределен.

‘Не моя жизнь’: Многоквартирный дом отражает новую Украину | Новости Тайваня

ЛЬВОВ, Украина (AP) — Многоквартирные дома советских времен в конце трамвайной линии в этом западноукраинском городе демонстрируют безразличное к миру лицо, пустое и серое.Но за каждым освещенным окном стоит история.

Есть пара, которая сокрушается, что может никогда не жить в строящемся для них доме в кровавой Буче. Есть семья, которая провела часы в своем подвальном убежище в Ирпене, оказавшись в ловушке между армиями. Есть женщина, которая бежала из Харькова, оказавшись вынужденной переселенкой во второй раз за десятилетие.

Все они бежали во Львов вместе с еще примерно 500 000 человек — небольшой частью из 10 миллионов украинцев, которых война выгнала из их домов и переселила в другие части страны.

Многие спят на циновках в домах культуры и школах, укрываются в переполненных комнатах у родственников и друзей. Некоторые планируют двигаться дальше, возможно, пересекая границу с соседней Польшей и дальше. Другие пустили первые хрупкие корни. Остальные понятия не имеют, что делать.

Большинство просто хотят домой, если дом еще стоит.

В девятиэтажке на Триловском бульваре нашли приют 50 человек. Тихо; они могут заглянуть в свои окна и увидеть школу, детскую площадку, а не танк или ракетный обстрел. Это мир вдали от опасности, из-за которой они бежали из своих домов, хотя в последние дни Львов тоже стал целью российских ракет.

Семьи живут в шагах друг от друга.Они не знают друг друга, но узнают таких же переселенцев, как они сами, с первого взгляда, не обменявшись ни словом. Поднимитесь на маленьком лязгающем лифте, пройдите по тусклым коридорам и загляните к ним в их временные апартаменты, и вы обнаружите лимб.

«Это не моя квартира. Это не моя жизнь», — говорит Марта Копан. — Но теперь я здесь.

___

Марта на 40 неделе беременности; ребенок, девочка, энергично пинает ее, когда она перебирает пакеты с детской одеждой в квартире на четвертом этаже, которую семья позаимствовала у двоюродного брата.Ее план рождения, как и многое другое, был заброшен — место, где она ожидала родить, было взорвано.

«24 февраля наша счастливая жизнь остановилась», — говорит 36-летняя Марта. Она помнит, как смотрела в окно киевской квартиры семьи и смотрела на вереницы машин, направляющихся в безопасное место. Через несколько дней к ним присоединились Копаны — Марта, ее муж и двое сыновей.

Сейчас, на расстоянии около 300 миль, она иногда ничего не чувствует.Иногда всего слишком много.

«Мне не нужно читать новости», — говорит она и начинает плакать. «Я просто получаю новости от своих друзей». Они рассказывают ей о разрушенных домах и найденных телах. Одна подруга сейчас работает над родами в подземном приюте. Он прислал ей фотографии почти 200 беременных женщин, ожидающих родов.

Марта знает, что это могла быть она.

Киев – это не вся семья, оставшаяся позади. Новый дом, спроектированный матерью Марты, ждал семью в Буче, недалеко от столицы. Рядом лес с тропами для пеших прогулок и возможностью сбора грибов и ягод. Теперь русские оккупанты отступили, оставив после себя одни из худших ужасов войны, и семья не знает, остался ли дом их мечты нетронутым.

Они хотят остаться в Украине, но у них нет долгосрочного плана.Марта и ее муж врачи и хотят остаться и помочь. А пока они живут день за днем. Старший сын, 6-летний Назар, продолжает обучение онлайн.

Хотя ему виднее, иногда он просит вернуться домой в Киев. «Я хочу нормальной жизни», — говорит он.

Марта тоже. «Я хочу, чтобы у моих детей были свои комнаты с их Lego, с их разными карандашами», — говорит она.

Мальчик сворачивается калачиком и целует живот матери, утешая ее и приветствуя сестру. «Надеюсь, она ему понравится, когда она будет плакать», — говорит Марта.

Через несколько часов, сразу после захода солнца, завыла сирена воздушной тревоги. Семья, как и многие здесь, не ходит в приют. Марта сидит в пуховике на качелях, одна в сумерках, а Назар играет.

___

33-летняя Ирина Санина говорит в лестничной клетке на бетонной площадке между этажами. Она опирается на своего мужа Владимира и носит единственный свитер, который взяла с собой, когда они бежали из Ирпеня. У нее пушистые тапочки и босые лодыжки, даже когда она выходит на улицу покурить в морозную погоду.

Ее глаза наполняются слезами, когда она рассказывает свою историю.Она и ее муж несколько дней находились в ловушке между украинскими и российскими войсками, быстро научившись различать входящий и исходящий огонь. Мост к безопасности был разрушен украинской стороной, чтобы замедлить продвижение русских. Несмотря на то, что ее муж настаивал на том, чтобы она ушла, она хотела остаться.

Они спрятались в подвальном укрытии во дворе. Когда стихал обстрел, они вылезали кричать соседям, проверяя, живы ли они.

Владимир оставался в Ирпене дольше, чем она, помогая с эвакуацией, но это было нелегко; шины были быстро разорваны осколками на земле. Из-за отсутствия связи Ирина могла связаться с ним только по текстовому сообщению. «Я видела, что он получал сообщения, но не мог ответить», — говорит она. «Я несколько дней не знал о его судьбе, и это было ужасно».

В конце концов пожилые соседи уговорили его уйти ради 14-летнего сына.Сейчас мальчик укрывается у бабушки в трех часах езды от Львова, в более безопасном месте, где вообще нет сирен воздушной тревоги.

Ирина и Владимир делят свою квартиру на шестом этаже с четырьмя другими взрослыми из Ирпени, все они коллеги в фармацевтической компании, где работает пара. Очень трудно жить с другими, говорит Ирина, но «мы знаем, что многие люди потеряли все».

Супруги не хотят, чтобы другие знали, что они родом из Ирпеня.Они не хотят выглядеть жертвами. Они хотят вернуться домой, каким бы разрушенным он ни был, и отстроиться заново.

Больше всего на свете, говорит Ирина, «я хочу вернуться и проснуться 24 февраля», до того, как все началось. Она снова в слезах.

___

Потолок на кухне облезает. Кровать представляет собой надувной матрас.Комнаты в основном голые. Но 8-летняя дочь Оли Шлапак Злата крутится в своей спальне с новой подругой и говорит родителям: «Останемся во Львове».

28-летняя Оля и ее муж Саша переживают, что в Харькове некуда возвращаться, а дом они купили всего полгода назад. В первый день вторжения России они покинули его в поисках спасения в метро вместе с сотнями других жителей.

Оля вспоминает «самый большой страх в моей жизни», разбудивший дочь, чтобы сказать ей, что началась война.К счастью, по ее словам, Злата не видела много драк, но «когда слышит громкие звуки, пытается спрятаться».

Через неделю поехали во Львов, рассчитывая остаться на день-два. Они живут со своим кокер-спаниелем Летти в квартире на восьмом этаже, найденной «другом друга друга друга». Обеспечить место в переполненном Львове было трудно; некоторые помещики возражали против собаки или даже против Саши. «Многие говорят, что муж должен быть на фронте», — говорит Оля.

Саша продолжает работать в сфере информационных технологий. Оля не может заставить себя искать работу. Это означало бы признать, что они могут остаться во Львове навсегда. «Я жду», — говорит она. «Это не жизнь для меня сейчас».

Много лет назад Оля бежала из Донецкой области на востоке Украины из-за боевых действий. Этот опыт научил ее не паниковать. Но ее потрясло воздействие российской военной пропаганды на людей, которых она любит.Она едва может говорить со своими родителями в Донецке, много лет находившемся под властью России, о войне. Их сложно убедить, что Украина не нападает на свой народ.

Друзья в России присылали подобные сообщения, если не хуже. «Вы, украинцы, заслуживаете смерти», — написал один из них. Оля сказала ей отказаться от наркотиков и алкоголя. В то время это казалось лучшим ответом.

В течение многих лет она избегала смотреть новости.Теперь она смотрит его часами. Она готовит. Она играет со своей дочерью. Она работает волонтером, помогая другим переселенцам.

Чтобы помочь заполнить время, семья собирает головоломку на полу. Но собака съела несколько кусочков, и он может никогда не быть полным.

___

Ольга Саливончук не переселенец, хотя давно к этому готовилась.

В отличие от многих украинцев, она серьезно восприняла разговоры на Западе о российском вторжении и в ноябре собрала «дорожную сумку» с одеждой, медикаментами, продуктами и документами. 24 февраля ее разбудил муж: «Началось». Вспоминая тот момент, она плачет.

Глава местного товарищества собственников квартир Ольга наблюдала, как с началом войны дом опустел.«Люди, которые здесь жили, особенно с детьми, просто исчезли в один миг», — говорит она. «Это было похоже на пустое здание. Вечером света нет. Нет машин на стоянке. Это было очень страшно.»

Но потом, поняв, что Львов не на линии фронта, люди вернулись. И в последующие дни и недели 41-летняя Ольга наблюдала, как украинцы приезжали из таких мест, как Чернигов и Харьков, втискиваясь в квартиры с друзьями, семьей и коллегами.

Сама Ольга несколько дней принимала у себя в квартире на девятом этаже дорогую подругу из Киева, прежде чем помочь ей переехать. На восьмом этаже въехала киевская семья и спросила, чем они могут помочь. Они взялись за изготовление маскировочных сетей, которые покрывают блокпосты в городе, из запасной ткани.

Ольга никогда не собиралась уходить, даже когда от удара российской авиации их здание содрогнулось.Ее семья жила в городе на протяжении нескольких поколений, а она жила в квартире дюжину лет.

Каждый раз, когда звучит сирена воздушной тревоги, она, ее муж и 13-летняя дочь Соломия несут свои сумки в импровизированное убежище в коридоре. Она заклеила окна скотчем после того, как увидела, как это делают люди, бежавшие с востока Украины. «Может быть, они что-то знают», — говорит она.

Ольга знает о нежных нервах окружающих ее недавно перемещенных лиц.«Я просто говорю: «Ты новенький», — говорит она. «Я не хочу задавать вопросы. Я не уверен, что они хотят говорить о войне. Но если они начнут этот разговор, я слушаю».

По ее словам, для создания нового дома нужно немногое: чай, одеяла, фотографии и разговор. Новички учатся этому сейчас.

«Они сейчас такие же, они украинцы, — говорит Ольга.Они с тоской говорят об оставленных общинах, но «понимают, что здесь и у них есть дом».

___

Следите за репортажами AP о войне на https://apnews.com/hub/russia-ukraine

.

Многоквартирный дом отражает новую Украину

ЛЬВОВ, Украина (AP) — Многоквартирные дома советских времен в конце трамвайной линии в этом западноукраинском городе демонстрируют безразличное к миру лицо, пустое и серое.Но за каждым освещенным окном стоит история.

Супруги сетуют на то, что им никогда не жить в строящемся для них доме в кровавой Буче. Есть семья, которая провела часы в своем подвальном убежище в Ирпене, оказавшись в ловушке между армиями. Есть женщина, которая бежала из Харькова, оказавшись вынужденной переселенкой во второй раз за десятилетие.

Все они бежали во Львов вместе с еще примерно 500 000 человек — небольшой частью из 10 миллионов украинцев, которых война изгнала из их домов и переселила в другие части страны.

Многие спят на циновках в домах культуры и школах, укрываются в переполненных комнатах у родственников и друзей. Некоторые планируют двигаться дальше, возможно, пересекая границу с соседней Польшей и дальше. Другие пустили первые хрупкие корни. Остальные понятия не имеют, что делать.

Большинство просто хотят домой, если дом еще стоит.

В девятиэтажке на Триловском бульваре нашли приют 50 человек.Тихо; они могут заглянуть в свои окна и увидеть школу, детскую площадку, а не танк или ракетный обстрел. Это мир вдали от опасности, из-за которой они бежали из своих домов, хотя в последние дни Львов тоже стал целью российских ракет.

Семьи живут в двух шагах друг от друга. Они не знают друг друга, но узнают таких же переселенцев, как они сами, с первого взгляда, не обменявшись ни словом. Поднимитесь на маленьком лязгающем лифте, пройдите по тусклым коридорам и загляните к ним в их временные апартаменты, и вы обнаружите лимб.

«Это не моя квартира. Это не моя жизнь», — говорит Марта Копан. — Но теперь я здесь.

___

Марта на 40 неделе беременности; ребенок, девочка, энергично пинает ее, когда она перебирает пакеты с детской одеждой в квартире на четвертом этаже, которую семья позаимствовала у двоюродного брата. Ее план рождения, как и многое другое, был заброшен — место, где она ожидала родить, было взорвано.

«24 февраля наша счастливая жизнь остановилась, — говорит 36-летняя Марта.Она помнит, как выглядывала из окна киевской квартиры семьи и наблюдала за шеренгой машин, направляющихся в безопасное место. Через несколько дней к ним присоединились Копаны — Марта, ее муж и двое сыновей.

Сейчас, за 300 миль, она иногда ничего не чувствует. Иногда всего слишком много.

«Мне не нужно читать новости», — говорит она и начинает плакать. «Я просто получаю новости от своих друзей». Они рассказывают ей о разрушенных домах и найденных телах.Одна подруга сейчас работает над родами в подземном приюте. Он прислал ей фотографии почти 200 беременных женщин, ожидающих родов.

Марта знает, что это могла быть она.

Киев не вся семья осталась позади. Новый дом, спроектированный матерью Марты, ждал семью в Буче, недалеко от столицы. Рядом лес с тропами для пеших прогулок и возможностью сбора грибов и ягод. Теперь русские оккупанты отступили, оставив после себя одни из худших ужасов войны, и семья не знает, остался ли дом их мечты нетронутым.

Они хотят остаться в Украине, но у них нет долгосрочного плана. Марта и ее муж врачи и хотят остаться и помочь. А пока они живут день за днем. Старший сын, 6-летний Назар, продолжает обучение онлайн.

Хотя ему виднее, но иногда он просит вернуться домой в Киев. «Я хочу нормальной жизни», — говорит он.

Марта тоже. «Я хочу, чтобы у моих детей были свои комнаты с их Lego, с их разными карандашами», — говорит она.

Мальчик сворачивается калачиком и целует живот матери, утешая ее и приветствуя сестру. «Надеюсь, она ему понравится, когда она будет плакать», — говорит Марта.

Час спустя, сразу после захода солнца, завыла сирена воздушной тревоги. Семья, как и многие здесь, не ходит в приют. Марта сидит в пуховике на качелях, одна в сумерках, а Назар играет.

___

Ирина Санина, 33 года, говорит в подъезде на бетонной площадке между этажами.Она опирается на своего мужа Владимира и носит единственный свитер, который взяла с собой, когда они бежали из Ирпеня. У нее пушистые тапочки и босые лодыжки, даже когда она выходит на улицу покурить в морозную погоду.

Ее глаза наполняются слезами, когда она рассказывает свою историю. Она и ее муж несколько дней находились в ловушке между украинскими и российскими войсками, быстро научившись различать входящий и исходящий огонь. Мост к безопасности был разрушен украинской стороной, чтобы замедлить продвижение русских.Несмотря на то, что ее муж настаивал на том, чтобы она ушла, она хотела остаться.

Они спрятались в подвале убежища во дворе. Когда стихал обстрел, они вылезали кричать соседям, проверяя, живы ли они.

Владимир пробыл в Ирпене дольше, чем она, помогая с эвакуацией, но это была борьба; шины были быстро разорваны осколками на земле. Из-за отсутствия связи Ирина могла связаться с ним только по текстовому сообщению.«Я видела, что он получал сообщения, но не мог ответить», — говорит она. «Я несколько дней не знал о его судьбе, и это было ужасно».

В конце концов пожилые соседи уговорили его уехать ради 14-летнего сына. Сейчас мальчик укрывается у бабушки в трех часах езды от Львова, в более безопасном месте, где вообще нет сирен воздушной тревоги.

Ирина и Владимир делят свою квартиру на шестом этаже с четырьмя другими взрослыми из Ирпени, все они коллеги в фармацевтической компании, где работает пара.Очень трудно жить с другими, говорит Ирина, но «мы знаем, что многие люди потеряли все».

Супруги не хотят, чтобы другие знали, что они из Ирпеня. Они не хотят выглядеть жертвами. Они хотят вернуться домой, каким бы разрушенным он ни был, и отстроиться заново.

Больше всего на свете, говорит Ирина, «я хочу вернуться и проснуться 24 февраля», до того, как все началось. Она снова в слезах.

___

Потолок на кухне облезает.Кровать представляет собой надувной матрас. Комнаты в основном голые. Но 8-летняя дочь Оли Шлапак Злата крутится в своей спальне с новой подругой и говорит родителям: «Останемся во Львове».

28-летняя Оля и ее муж Саша переживают, что в Харькове некуда возвращаться, а дом они купили всего полгода назад. В первый день вторжения России они покинули его в поисках спасения в метро вместе с сотнями других жителей.

Оля вспоминает «самый большой страх в моей жизни», разбудивший дочь, чтобы сказать ей, что началась война.К счастью, по ее словам, Злата не видела много драк, но «когда слышит громкие звуки, пытается спрятаться».

Через неделю поехали во Львов, рассчитывая задержаться на день-два. Они живут со своим кокер-спаниелем Летти в квартире на восьмом этаже, найденной «другом друга друга друга». Обеспечить место в переполненном Львове было трудно; некоторые помещики возражали против собаки или даже против Саши. «Многие говорят, что муж должен быть на фронте», — говорит Оля.

Саша продолжает работать в сфере информационных технологий. Оля не может заставить себя искать работу. Это означало бы признать, что они могут остаться во Львове навсегда. «Я жду», — говорит она. «Это не жизнь для меня сейчас».

года назад Оля бежала из Донецкой области на востоке Украины во время боевых действий. Этот опыт научил ее не паниковать. Но ее потрясло воздействие российской военной пропаганды на людей, которых она любит. Она едва может говорить со своими родителями в Донецке, много лет находившемся под властью России, о войне.Их сложно убедить, что Украина не нападает на свой народ.

Друзья в России прислали подобные сообщения или еще хуже. «Вы, украинцы, заслуживаете смерти», — написал один из них. Оля сказала ей отказаться от наркотиков и алкоголя. В то время это казалось лучшим ответом.

В течение многих лет она избегала смотреть новости. Теперь она смотрит его часами. Она готовит. Она играет со своей дочерью. Она работает волонтером, помогая другим переселенцам.

Чтобы скоротать время, семья собирает на полу пазл.Но собака съела несколько кусочков, и он может никогда не быть полным.

___

Ольга Саливончук не является переселенцем, хотя давно готовится им стать.

В отличие от многих украинцев, она серьезно восприняла разговоры на Западе о российском вторжении и в ноябре собрала «дорожную сумку» с одеждой, медикаментами, продуктами и документами. 24 февраля ее разбудил муж: «Началось». Вспоминая тот момент, она плачет.

Глава местного товарищества собственников квартир Ольга наблюдала, как дом опустел с началом войны. «Люди, которые здесь жили, особенно с детьми, просто исчезли в один миг», — говорит она. «Это было похоже на пустое здание. Вечером света нет. Нет машин на стоянке. Это было очень страшно.»

Но потом, поняв, что Львов не на передовой, люди вернулись. И в последующие дни и недели 41-летняя Ольга наблюдала, как украинцы приезжали из таких мест, как Чернигов и Харьков, втискиваясь в квартиры с друзьями, семьей и коллегами.

Ольга сама несколько дней принимала у себя в квартире на девятом этаже дорогую подругу из Киева, прежде чем помочь ей переехать. На восьмом этаже въехала киевская семья и спросила, чем они могут помочь. Они взялись за изготовление маскировочных сетей, которые покрывают блокпосты в городе, из запасной ткани.

Ольга никогда не собиралась уходить, даже когда от удара российской авиации их здание содрогнулось. Ее семья жила в городе на протяжении нескольких поколений, а она жила в квартире дюжину лет.

Каждый раз, когда звучит сирена воздушной тревоги, она, ее муж и 13-летняя дочь Соломия несут свои сумки в импровизированное убежище в коридоре. Она заклеила окна скотчем после того, как увидела, как это делают люди, бежавшие с востока Украины. «Может быть, они что-то знают», — говорит она.

Ольга знает о чувствительных нервах окружающих ее недавно перемещенных лиц. «Я просто говорю: «Ты новенький», — говорит она. «Я не хочу задавать вопросы. Я не уверен, что они хотят говорить о войне.Но если они начнут этот разговор, я слушаю».

Для нового дома нужно немногое, говорит она: Чай, одеяла, фотографии и разговор. Новички учатся этому сейчас.

«Они теперь такие же, они украинцы», — говорит Ольга. Они с тоской говорят об оставленных общинах, но «понимают, что здесь и у них есть дом».

___

Следите за репортажами AP о войне на https://apnews.com/hub/россия-украина

‘Не моя жизнь’: Многоквартирный дом отражает новую Украину

Оля Шлапак и ее муж Саша Александр рассказывают свою историю после побега из дома в Харькове, в квартире, в которой они укрылись и которую снимают во Львове, Западная Украина, в воскресенье, 3 апреля 2022 года.Семья оставалась без крова в течение семи дней, так как они искали убежища в метро вместе с сотнями других жителей. Оля вспоминает «самый большой страх в моей жизни», разбудивший дочь, чтобы сказать ей, что началась война. (AP Photo/Нариман Эль-Мофти) Нариман Эль-Мофти АП Львов, Украина

Многоквартирные дома советских времен в конце трамвайной линии в этом западноукраинском городе демонстрируют безразличное к миру лицо, пустое и серое.Но за каждым освещенным окном стоит история.

Супруги сетуют на то, что им никогда не жить в строящемся для них доме в кровавой Буче. Есть семья, которая провела часы в своем подвальном убежище в Ирпене, оказавшись в ловушке между армиями. Есть женщина, которая бежала из Харькова, оказавшись вынужденной переселенкой во второй раз за десятилетие.

Все они бежали во Львов вместе с еще примерно 500 000 человек — малой частью из 10 миллионов украинцев, которых война изгнала из их домов и переселила в другие части страны.

Многие спят на циновках в домах культуры и школах, укрываются в переполненных комнатах у родственников и друзей. Некоторые планируют двигаться дальше, возможно, пересекая границу с соседней Польшей и дальше. Другие пустили первые хрупкие корни. Остальные понятия не имеют, что делать.

Большинство просто хотят домой, если дом еще стоит.

50 человек нашли приют в девятиэтажке на Триловском бульваре. Тихо; они могут заглянуть в свои окна и увидеть школу, детскую площадку, а не танк или ракетный обстрел.Это мир вдали от опасности, из-за которой они бежали из своих домов, хотя в последние дни Львов тоже стал целью российских ракет.

Семьи живут в двух шагах друг от друга. Они не знают друг друга, но узнают таких же переселенцев, как они сами, с первого взгляда, не обменявшись ни словом. Поднимитесь на маленьком лязгающем лифте, пройдите по тусклым коридорам и загляните к ним в их временные апартаменты, и вы обнаружите лимб.

«Это не моя квартира. Это не моя жизнь», — говорит Марта Копан.— Но теперь я здесь.

___

Марта на 40 неделе беременности; ребенок, девочка, энергично пинает ее, когда она перебирает пакеты с детской одеждой в квартире на четвертом этаже, которую семья позаимствовала у двоюродного брата. Ее план рождения, как и многое другое, был заброшен — место, где она ожидала родить, было взорвано.

«24 февраля наша счастливая жизнь остановилась», — говорит 36-летняя Марта. Она помнит, как смотрела в окно киевской квартиры семьи и смотрела на вереницы машин, направляющихся в безопасное место.Через несколько дней к ним присоединились Копаны — Марта, ее муж и двое сыновей.

Сейчас, за 300 миль, она иногда ничего не чувствует. Иногда всего слишком много.

«Мне не нужно читать новости», — говорит она и начинает плакать. «Я просто получаю новости от своих друзей». Они рассказывают ей о разрушенных домах и найденных телах. Одна подруга сейчас работает над родами в подземном приюте. Он прислал ей фотографии почти 200 беременных женщин, ожидающих родов.

Марта знает, что это могла быть она.

Киев не вся семья осталась позади. Новый дом, спроектированный матерью Марты, ждал семью в Буче, недалеко от столицы. Рядом лес с тропами для пеших прогулок и возможностью сбора грибов и ягод. Теперь русские оккупанты отступили, оставив после себя одни из худших ужасов войны, и семья не знает, остался ли дом их мечты нетронутым.

Они хотят остаться в Украине, но у них нет долгосрочного плана. Марта и ее муж врачи и хотят остаться и помочь.А пока они живут день за днем. Старший сын, 6-летний Назар, продолжает обучение онлайн.

Хотя ему виднее, но иногда он просит вернуться домой в Киев. «Я хочу нормальной жизни», — говорит он.

Марта тоже. «Я хочу, чтобы у моих детей были свои комнаты с их Lego, с их разными карандашами», — говорит она.

Мальчик сворачивается калачиком и целует живот матери, утешая ее и приветствуя сестру. «Надеюсь, она ему понравится, когда она будет плакать», — говорит Марта.

Несколько часов спустя, сразу после захода солнца, завыла сирена воздушной тревоги. Семья, как и многие здесь, не ходит в приют. Марта сидит в пуховике на качелях, одна в сумерках, а Назар играет.

___

Ирина Санина, 33 года, говорит в подъезде на бетонной площадке между этажами. Она опирается на своего мужа Владимира и носит единственный свитер, который взяла с собой, когда они бежали из Ирпеня. У нее пушистые тапочки и босые лодыжки, даже когда она выходит на улицу покурить в морозную погоду.

Ее глаза наполняются слезами, когда она рассказывает свою историю. Она и ее муж несколько дней находились в ловушке между украинскими и российскими войсками, быстро научившись различать входящий и исходящий огонь. Мост к безопасности был разрушен украинской стороной, чтобы замедлить продвижение русских. Несмотря на то, что ее муж настаивал на том, чтобы она ушла, она хотела остаться.

Они спрятались в подвальном укрытии во дворе. Когда стихал обстрел, они вылезали кричать соседям, проверяя, живы ли они.

Владимир пробыл в Ирпене дольше, чем она, помогая с эвакуацией, но это была борьба; шины были быстро разорваны осколками на земле. Из-за отсутствия связи Ирина могла связаться с ним только по текстовому сообщению. «Я видела, что он получал сообщения, но не мог ответить», — говорит она. «Я несколько дней не знал о его судьбе, и это было ужасно».

В конце концов пожилые соседи уговорили его уехать ради 14-летнего сына. Сейчас мальчик укрывается у бабушки в трех часах езды от Львова, в более безопасном месте, где вообще нет сирен воздушной тревоги.

Ирина и Владимир делят свою квартиру на шестом этаже с четырьмя другими взрослыми из Ирпени, все они коллеги в фармацевтической компании, где работает пара. Очень трудно жить с другими, говорит Ирина, но «мы знаем, что многие люди потеряли все».

Супруги не хотят, чтобы другие знали, что они из Ирпеня. Они не хотят выглядеть жертвами. Они хотят вернуться домой, каким бы разрушенным он ни был, и отстроиться заново.

Больше всего на свете, говорит Ирина, «я хочу вернуться и проснуться 1 февраля.24», еще до того, как все началось. Она снова в слезах.

___

Потолок на кухне облезает. Кровать представляет собой надувной матрас. Комнаты в основном голые. Но 8-летняя дочь Оли Шлапак Злата крутится в своей спальне с новой подругой и говорит родителям: «Останемся во Львове».

28-летняя Оля и ее муж Саша переживают, что в Харькове некуда возвращаться, а дом они купили всего полгода назад. В первый день вторжения России они покинули его в поисках спасения в метро вместе с сотнями других жителей.

Оля вспоминает «самый большой страх в моей жизни», разбудивший дочь, чтобы сказать ей, что началась война. К счастью, по ее словам, Злата не видела много драк, но «когда слышит громкие звуки, пытается спрятаться».

Через неделю поехали во Львов, рассчитывая задержаться на день-два. Они живут со своим кокер-спаниелем Летти в квартире на восьмом этаже, найденной «другом друга друга друга». Обеспечить место в переполненном Львове было трудно; некоторые помещики возражали против собаки или даже против Саши.«Многие говорят, что муж должен быть на фронте», — говорит Оля.

Саша продолжает работать в сфере информационных технологий. Оля не может заставить себя искать работу. Это означало бы признать, что они могут остаться во Львове навсегда. «Я жду», — говорит она. «Это не жизнь для меня сейчас».

Много лет назад Оля бежала из Донецкой области на востоке Украины во время боевых действий. Этот опыт научил ее не паниковать. Но ее потрясло воздействие российской военной пропаганды на людей, которых она любит.Она едва может говорить со своими родителями в Донецке, много лет находившемся под властью России, о войне. Их сложно убедить, что Украина не нападает на свой народ.

Друзья в России присылали подобные сообщения, а то и хуже. «Вы, украинцы, заслуживаете смерти», — написал один из них. Оля сказала ей отказаться от наркотиков и алкоголя. В то время это казалось лучшим ответом.

В течение многих лет она избегала смотреть новости. Теперь она смотрит его часами. Она готовит. Она играет со своей дочерью.Она работает волонтером, помогая другим переселенцам.

Чтобы скоротать время, семья собирает на полу пазл. Но собака съела несколько кусочков, и он может никогда не быть полным.

___

Ольга Саливончук не является переселенцем, хотя давно готовится им стать.

В отличие от многих украинцев, она серьезно отнеслась к разговорам на Западе о российском вторжении и в ноябре собрала «дорожную сумку» с одеждой, медикаментами, продуктами и документами.24 февраля ее разбудил муж: «Началось». Вспоминая тот момент, она плачет.

Глава местного товарищества собственников квартир Ольга наблюдала, как дом опустел с началом войны. «Люди, которые здесь жили, особенно с детьми, просто исчезли в один миг», — говорит она. «Это было похоже на пустое здание. Вечером света нет. Нет машин на стоянке. Это было очень страшно.»

Но потом, поняв, что Львов не на передовой, люди вернулись.И в последующие дни и недели 41-летняя Ольга наблюдала, как украинцы приезжали из таких мест, как Чернигов и Харьков, втискиваясь в квартиры с друзьями, семьей и коллегами.

Ольга сама несколько дней принимала у себя в квартире на девятом этаже дорогую подругу из Киева, прежде чем помочь ей переехать. На восьмом этаже въехала киевская семья и спросила, чем они могут помочь. Они взялись за изготовление маскировочных сетей, которые покрывают блокпосты в городе, из запасной ткани.

Ольга никогда не собиралась уходить, даже когда российский авиаудар потряс их здание.Ее семья жила в городе на протяжении нескольких поколений, а она жила в квартире дюжину лет.

Каждый раз, когда звучит сирена воздушной тревоги, она, ее муж и 13-летняя дочь Соломия несут свои сумки в импровизированное убежище в коридоре. Она заклеила окна скотчем после того, как увидела, как это делают люди, бежавшие с востока Украины. «Может быть, они что-то знают», — говорит она.

Ольга знает о чувствительных нервах окружающих ее недавно перемещенных лиц. «Я просто говорю: «Ты новенький», — говорит она.«Я не хочу задавать вопросы. Я не уверен, что они хотят говорить о войне. Но если они начнут этот разговор, я слушаю».

Для нового дома нужно совсем немного, говорит она: Чай, одеяла, фотографии и разговор. Новички учатся этому сейчас.

«Они теперь такие же, они украинцы», — говорит Ольга. Они с тоской говорят об оставленных общинах, но «понимают, что здесь и у них есть дом».

___

Следите за репортажами AP о войне на https://apnews.com/hub/russia-ukraine

Многоквартирный дом отражает новую Украину

ЛЬВОВ, Украина (AP) — Многоквартирные дома советских времен в конце трамвайной линии в этом западноукраинском городе показывают безразличное лицо к миру , пустой и серый. Но за каждым освещенным окном стоит история.

Супруги сетуют на то, что им никогда не жить в строящемся для них доме в кровавой Буче. Есть семья, которая провела часы в своем подвальном убежище в Ирпене, оказавшись в ловушке между армиями.Есть женщина, которая бежала из Харькова, оказавшись вынужденной переселенкой во второй раз за десятилетие.

Все они бежали во Львов вместе с еще примерно 500 000 человек — небольшой частью из 10 миллионов украинцев, которых война изгнала из их домов и переселила в другие части страны.

Многие спят на циновках в домах культуры и школах, укрываются в переполненных комнатах у родственников и друзей. Некоторые планируют двигаться дальше, возможно, пересекая границу с соседней Польшей и дальше.Другие пустили первые хрупкие корни. Остальные понятия не имеют, что делать.

Большинство просто хотят домой, если дом еще стоит.

В девятиэтажке на Триловском бульваре нашли приют 50 человек. Тихо; они могут заглянуть в свои окна и увидеть школу, детскую площадку, а не танк или ракетный обстрел. Это мир вдали от опасности, из-за которой они бежали из своих домов, хотя в последние дни Львов тоже стал целью российских ракет.

Семьи живут в двух шагах друг от друга. Они не знают друг друга, но узнают таких же переселенцев, как они сами, с первого взгляда, не обменявшись ни словом. Поднимитесь на маленьком лязгающем лифте, пройдите по тусклым коридорам и загляните к ним в их временные апартаменты, и вы обнаружите лимб.

«Это не моя квартира. Это не моя жизнь», — говорит Марта Копан. — Но теперь я здесь.

___

Марта на 40 неделе беременности; ребенок, девочка, энергично пинает ее, когда она перебирает пакеты с детской одеждой в квартире на четвертом этаже, которую семья позаимствовала у двоюродного брата.Ее план рождения, как и многое другое, был заброшен — место, где она ожидала родить, было взорвано.

«24 февраля наша счастливая жизнь остановилась», — говорит 36-летняя Марта. Она помнит, как смотрела в окно киевской квартиры семьи и смотрела на вереницы машин, направляющихся в безопасное место. Через несколько дней к ним присоединились Копаны — Марта, ее муж и двое сыновей.

Сейчас, за 300 миль, она иногда ничего не чувствует. Иногда всего слишком много.

«Мне не нужно читать новости», — говорит она и начинает плакать. «Я просто получаю новости от своих друзей». Они рассказывают ей о разрушенных домах и найденных телах. Одна подруга сейчас работает над родами в подземном приюте. Он прислал ей фотографии почти 200 беременных женщин, ожидающих родов.

Марта знает, что это могла быть она.

Киев не вся семья осталась позади. Новый дом, спроектированный матерью Марты, ждал семью в Буче, недалеко от столицы.Рядом лес с тропами для пеших прогулок и возможностью сбора грибов и ягод. Теперь русские оккупанты отступили, оставив после себя одни из худших ужасов войны, и семья не знает, остался ли дом их мечты нетронутым.

Они хотят остаться в Украине, но у них нет долгосрочного плана. Марта и ее муж врачи и хотят остаться и помочь. А пока они живут день за днем. Старший сын, 6-летний Назар, продолжает обучение онлайн.

Хотя ему виднее, но иногда он просит вернуться домой в Киев. «Я хочу нормальной жизни», — говорит он.

Марта тоже. «Я хочу, чтобы у моих детей были свои комнаты с их Lego, с их разными карандашами», — говорит она.

Мальчик сворачивается калачиком и целует живот матери, утешая ее и приветствуя сестру. «Надеюсь, она ему понравится, когда она будет плакать», — говорит Марта.

Час спустя, сразу после захода солнца, завыла сирена воздушной тревоги.Семья, как и многие здесь, не ходит в приют. Марта сидит в пуховике на качелях, одна в сумерках, а Назар играет.

___

Ирина Санина, 33 года, говорит в подъезде на бетонной площадке между этажами. Она опирается на своего мужа Владимира и носит единственный свитер, который взяла с собой, когда они бежали из Ирпеня. У нее пушистые тапочки и босые лодыжки, даже когда она выходит на улицу покурить в морозную погоду.

Ее глаза наполняются слезами, когда она рассказывает свою историю.Она и ее муж несколько дней находились в ловушке между украинскими и российскими войсками, быстро научившись различать входящий и исходящий огонь. Мост к безопасности был разрушен украинской стороной, чтобы замедлить продвижение русских. Несмотря на то, что ее муж настаивал на том, чтобы она ушла, она хотела остаться.

Они спрятались в подвале убежища во дворе. Когда стихал обстрел, они вылезали кричать соседям, проверяя, живы ли они.

Владимир пробыл в Ирпене дольше, чем она, помогая с эвакуацией, но это была борьба; шины были быстро разорваны осколками на земле.Из-за отсутствия связи Ирина могла связаться с ним только по текстовому сообщению. «Я видела, что он получал сообщения, но не мог ответить», — говорит она. «Я несколько дней не знал о его судьбе, и это было ужасно».

В конце концов пожилые соседи уговорили его уехать ради 14-летнего сына. Сейчас мальчик укрывается у бабушки в трех часах езды от Львова, в более безопасном месте, где вообще нет сирен воздушной тревоги.

Ирина и Владимир делят свою квартиру на шестом этаже с четырьмя другими взрослыми из Ирпени, все они коллеги в фармацевтической компании, где работает пара.Очень трудно жить с другими, говорит Ирина, но «мы знаем, что многие люди потеряли все».

Супруги не хотят, чтобы другие знали, что они из Ирпеня. Они не хотят выглядеть жертвами. Они хотят вернуться домой, каким бы разрушенным он ни был, и отстроиться заново.

Больше всего на свете, говорит Ирина, «я хочу вернуться и проснуться 24 февраля», до того, как все началось. Она снова в слезах.

___

Потолок на кухне облезает.Кровать представляет собой надувной матрас. Комнаты в основном голые. Но 8-летняя дочь Оли Шлапак Злата крутится в своей спальне с новой подругой и говорит родителям: «Останемся во Львове».

28-летняя Оля и ее муж Саша переживают, что в Харькове некуда возвращаться, а дом они купили всего полгода назад. В первый день вторжения России они покинули его в поисках спасения в метро вместе с сотнями других жителей.

Оля вспоминает «самый большой страх в моей жизни», разбудивший дочь, чтобы сказать ей, что началась война.К счастью, по ее словам, Злата не видела много драк, но «когда слышит громкие звуки, пытается спрятаться».

Через неделю поехали во Львов, рассчитывая задержаться на день-два. Они живут со своим кокер-спаниелем Летти в квартире на восьмом этаже, найденной «другом друга друга друга». Обеспечить место в переполненном Львове было трудно; некоторые помещики возражали против собаки или даже против Саши. «Многие говорят, что муж должен быть на фронте», — говорит Оля.

Саша продолжает работать в сфере информационных технологий. Оля не может заставить себя искать работу. Это означало бы признать, что они могут остаться во Львове навсегда. «Я жду», — говорит она. «Это не жизнь для меня сейчас».

года назад Оля бежала из Донецкой области на востоке Украины во время боевых действий. Этот опыт научил ее не паниковать. Но ее потрясло воздействие российской военной пропаганды на людей, которых она любит. Она едва может говорить со своими родителями в Донецке, много лет находившемся под властью России, о войне.Их сложно убедить, что Украина не нападает на свой народ.

Друзья в России прислали подобные сообщения или еще хуже. «Вы, украинцы, заслуживаете смерти», — написал один из них. Оля сказала ей отказаться от наркотиков и алкоголя. В то время это казалось лучшим ответом.

В течение многих лет она избегала смотреть новости. Теперь она смотрит его часами. Она готовит. Она играет со своей дочерью. Она работает волонтером, помогая другим переселенцам.

Чтобы скоротать время, семья собирает на полу пазл.Но собака съела несколько кусочков, и он может никогда не быть полным.

___

Ольга Саливончук не является переселенцем, хотя давно готовится им стать.

В отличие от многих украинцев, она серьезно восприняла разговоры на Западе о российском вторжении и в ноябре собрала «дорожную сумку» с одеждой, медикаментами, продуктами и документами. 24 февраля ее разбудил муж: «Началось». Вспоминая тот момент, она плачет.

Глава местного товарищества собственников квартир Ольга наблюдала, как дом опустел с началом войны. «Люди, которые здесь жили, особенно с детьми, просто исчезли в один миг», — говорит она. «Это было похоже на пустое здание. Вечером света нет. Нет машин на стоянке. Это было очень страшно.»

Но потом, поняв, что Львов не на передовой, люди вернулись. И в последующие дни и недели 41-летняя Ольга наблюдала, как украинцы приезжали из таких мест, как Чернигов и Харьков, втискиваясь в квартиры с друзьями, семьей и коллегами.

Ольга сама несколько дней принимала у себя в квартире на девятом этаже дорогую подругу из Киева, прежде чем помочь ей переехать. На восьмом этаже въехала киевская семья и спросила, чем они могут помочь. Они взялись за изготовление маскировочных сетей, которые покрывают блокпосты в городе, из запасной ткани.

Ольга никогда не собиралась уходить, даже когда от удара российской авиации их здание содрогнулось. Ее семья жила в городе на протяжении нескольких поколений, а она жила в квартире дюжину лет.

Каждый раз, когда звучит сирена воздушной тревоги, она, ее муж и 13-летняя дочь Соломия несут свои сумки в импровизированное убежище в коридоре. Она заклеила окна скотчем после того, как увидела, как это делают люди, бежавшие с востока Украины. «Может быть, они что-то знают», — говорит она.

Ольга знает о чувствительных нервах окружающих ее недавно перемещенных лиц. «Я просто говорю: «Ты новенький», — говорит она. «Я не хочу задавать вопросы. Я не уверен, что они хотят говорить о войне.Но если они начнут этот разговор, я слушаю».

Для нового дома нужно немногое, говорит она: Чай, одеяла, фотографии и разговор. Новички учатся этому сейчас.

«Они теперь такие же, они украинцы», — говорит Ольга. Они с тоской говорят об оставленных общинах, но «понимают, что здесь и у них есть дом».

___

Следите за репортажами AP о войне на https://apnews.com/hub/россия-украина

Многоквартирный дом отражает новую Украину

ЛЬВОВ, Украина (AP) — Многоквартирные дома советских времен в конце трамвайной линии в этом западноукраинском городе демонстрируют безразличное к миру лицо, пустое и серое. Но за каждым освещенным окном стоит история.

Супруги сетуют на то, что им никогда не жить в строящемся для них доме в кровавой Буче. Есть семья, которая провела часы в своем подвальном убежище в Ирпене, оказавшись в ловушке между армиями.Есть женщина, которая бежала из Харькова, оказавшись вынужденной переселенкой во второй раз за десятилетие.

Все они бежали во Львов вместе с еще примерно 500 000 человек — небольшой частью из 10 миллионов украинцев, которых война изгнала из их домов и переселила в другие части страны.

Многие спят на циновках в домах культуры и школах, укрываются в переполненных комнатах у родственников и друзей. Некоторые планируют двигаться дальше, возможно, пересекая границу с соседней Польшей и дальше.Другие пустили первые хрупкие корни. Остальные понятия не имеют, что делать.

Большинство просто хотят домой, если дом еще стоит.

В девятиэтажке на Триловском бульваре нашли приют 50 человек. Тихо; они могут заглянуть в свои окна и увидеть школу, детскую площадку, а не танк или ракетный обстрел. Это мир вдали от опасности, из-за которой они бежали из своих домов, хотя в последние дни Львов тоже стал целью российских ракет.

Семьи живут в двух шагах друг от друга. Они не знают друг друга, но узнают таких же переселенцев, как они сами, с первого взгляда, не обменявшись ни словом. Поднимитесь на маленьком лязгающем лифте, пройдите по тусклым коридорам и загляните к ним в их временные апартаменты, и вы обнаружите лимб.

«Это не моя квартира. Это не моя жизнь», — говорит Марта Копан. — Но теперь я здесь.

___

Марта на 40 неделе беременности; ребенок, девочка, энергично пинает ее, когда она перебирает пакеты с детской одеждой в квартире на четвертом этаже, которую семья позаимствовала у двоюродного брата.Ее план рождения, как и многое другое, был заброшен — место, где она ожидала родить, было взорвано.

«24 февраля наша счастливая жизнь остановилась», — говорит 36-летняя Марта. Она помнит, как смотрела в окно киевской квартиры семьи и смотрела на вереницы машин, направляющихся в безопасное место. Через несколько дней к ним присоединились Копаны — Марта, ее муж и двое сыновей.

Сейчас, за 300 миль, она иногда ничего не чувствует. Иногда всего слишком много.

«Мне не нужно читать новости», — говорит она и начинает плакать. «Я просто получаю новости от своих друзей». Они рассказывают ей о разрушенных домах и найденных телах. Одна подруга сейчас работает над родами в подземном приюте. Он прислал ей фотографии почти 200 беременных женщин, ожидающих родов.

Марта знает, что это могла быть она.

Киев не вся семья осталась позади. Новый дом, спроектированный матерью Марты, ждал семью в Буче, недалеко от столицы.Рядом лес с тропами для пеших прогулок и возможностью сбора грибов и ягод. Теперь русские оккупанты отступили, оставив после себя одни из худших ужасов войны, и семья не знает, остался ли дом их мечты нетронутым.

Они хотят остаться в Украине, но у них нет долгосрочного плана. Марта и ее муж врачи и хотят остаться и помочь. А пока они живут день за днем. Старший сын, 6-летний Назар, продолжает обучение онлайн.

Хотя ему виднее, но иногда он просит вернуться домой в Киев. «Я хочу нормальной жизни», — говорит он.

Марта тоже. «Я хочу, чтобы у моих детей были свои комнаты с их Lego, с их разными карандашами», — говорит она.

Мальчик сворачивается калачиком и целует живот матери, утешая ее и приветствуя сестру. «Надеюсь, она ему понравится, когда она будет плакать», — говорит Марта.

Час спустя, сразу после захода солнца, завыла сирена воздушной тревоги.Семья, как и многие здесь, не ходит в приют. Марта сидит в пуховике на качелях, одна в сумерках, а Назар играет.

___

Ирина Санина, 33 года, говорит в подъезде на бетонной площадке между этажами. Она опирается на своего мужа Владимира и носит единственный свитер, который взяла с собой, когда они бежали из Ирпеня. У нее пушистые тапочки и босые лодыжки, даже когда она выходит на улицу покурить в морозную погоду.

Ее глаза наполняются слезами, когда она рассказывает свою историю.Она и ее муж несколько дней находились в ловушке между украинскими и российскими войсками, быстро научившись различать входящий и исходящий огонь. Мост к безопасности был разрушен украинской стороной, чтобы замедлить продвижение русских. Несмотря на то, что ее муж настаивал на том, чтобы она ушла, она хотела остаться.

Они спрятались в подвале убежища во дворе. Когда стихал обстрел, они вылезали кричать соседям, проверяя, живы ли они.

Владимир пробыл в Ирпене дольше, чем она, помогая с эвакуацией, но это была борьба; шины были быстро разорваны осколками на земле.Из-за отсутствия связи Ирина могла связаться с ним только по текстовому сообщению. «Я видела, что он получал сообщения, но не мог ответить», — говорит она. «Я несколько дней не знал о его судьбе, и это было ужасно».

В конце концов пожилые соседи уговорили его уехать ради 14-летнего сына. Сейчас мальчик укрывается у бабушки в трех часах езды от Львова, в более безопасном месте, где вообще нет сирен воздушной тревоги.

Ирина и Владимир делят свою квартиру на шестом этаже с четырьмя другими взрослыми из Ирпени, все они коллеги в фармацевтической компании, где работает пара.Очень трудно жить с другими, говорит Ирина, но «мы знаем, что многие люди потеряли все».

Супруги не хотят, чтобы другие знали, что они из Ирпеня. Они не хотят выглядеть жертвами. Они хотят вернуться домой, каким бы разрушенным он ни был, и отстроиться заново.

Больше всего на свете, говорит Ирина, «я хочу вернуться и проснуться 24 февраля», до того, как все началось. Она снова в слезах.

___

Потолок на кухне облезает.Кровать представляет собой надувной матрас. Комнаты в основном голые. Но 8-летняя дочь Оли Шлапак Злата крутится в своей спальне с новой подругой и говорит родителям: «Останемся во Львове».

28-летняя Оля и ее муж Саша переживают, что в Харькове некуда возвращаться, а дом они купили всего полгода назад. В первый день вторжения России они покинули его в поисках спасения в метро вместе с сотнями других жителей.

Оля вспоминает «самый большой страх в моей жизни», разбудивший дочь, чтобы сказать ей, что началась война.К счастью, по ее словам, Злата не видела много драк, но «когда слышит громкие звуки, пытается спрятаться».

Через неделю поехали во Львов, рассчитывая задержаться на день-два. Они живут со своим кокер-спаниелем Летти в квартире на восьмом этаже, найденной «другом друга друга друга». Обеспечить место в переполненном Львове было трудно; некоторые помещики возражали против собаки или даже против Саши. «Многие говорят, что муж должен быть на фронте», — говорит Оля.

Саша продолжает работать в сфере информационных технологий.Оля не может заставить себя искать работу. Это означало бы признать, что они могут остаться во Львове навсегда. «Я жду», — говорит она. «Это не жизнь для меня сейчас».

года назад Оля бежала из Донецкой области на востоке Украины во время боевых действий. Этот опыт научил ее не паниковать. Но ее потрясло воздействие российской военной пропаганды на людей, которых она любит. Она едва может говорить со своими родителями в Донецке, много лет находившемся под властью России, о войне. Их сложно убедить, что Украина не нападает на свой народ.

Друзья в России прислали подобные сообщения или еще хуже. «Вы, украинцы, заслуживаете смерти», — написал один из них. Оля сказала ей отказаться от наркотиков и алкоголя. В то время это казалось лучшим ответом.

В течение многих лет она избегала смотреть новости. Теперь она смотрит его часами. Она готовит. Она играет со своей дочерью. Она работает волонтером, помогая другим переселенцам.

Чтобы скоротать время, семья собирает на полу пазл.Но собака съела несколько кусочков, и он может никогда не быть полным.

___

Ольга Саливончук не является переселенцем, хотя давно готовится им стать.

В отличие от многих украинцев, она серьезно восприняла разговоры на Западе о российском вторжении и в ноябре собрала «дорожную сумку» с одеждой, медикаментами, продуктами и документами. 24 февраля ее разбудил муж: «Началось». Вспоминая тот момент, она плачет.

Глава местного товарищества собственников квартир Ольга наблюдала, как дом опустел с началом войны. «Люди, которые здесь жили, особенно с детьми, просто исчезли в один миг», — говорит она. «Это было похоже на пустое здание. Вечером света нет. Нет машин на стоянке. Это было очень страшно.»

Но потом, поняв, что Львов не на передовой, люди вернулись. И в последующие дни и недели 41-летняя Ольга наблюдала, как украинцы приезжали из таких мест, как Чернигов и Харьков, втискиваясь в квартиры с друзьями, семьей и коллегами.

Ольга сама несколько дней принимала у себя в квартире на девятом этаже дорогую подругу из Киева, прежде чем помочь ей переехать. На восьмом этаже въехала киевская семья и спросила, чем они могут помочь. Они взялись за изготовление маскировочных сетей, которые покрывают блокпосты в городе, из запасной ткани.

Ольга никогда не собиралась уходить, даже когда от удара российской авиации их здание содрогнулось. Ее семья жила в городе на протяжении нескольких поколений, а она жила в квартире дюжину лет.

Каждый раз, когда звучит сирена воздушной тревоги, она, ее муж и 13-летняя дочь Соломия несут свои сумки в импровизированное убежище в коридоре. Она заклеила окна скотчем после того, как увидела, как это делают люди, бежавшие с востока Украины. «Может быть, они что-то знают», — говорит она.

Ольга знает о чувствительных нервах окружающих ее недавно перемещенных лиц. «Я просто говорю: «Ты новенький», — говорит она. «Я не хочу задавать вопросы. Я не уверен, что они хотят говорить о войне.Но если они начнут этот разговор, я слушаю».

Для нового дома нужно немногое, говорит она: Чай, одеяла, фотографии и разговор. Новички учатся этому сейчас.

«Они теперь такие же, они украинцы», — говорит Ольга. Они с тоской говорят об оставленных общинах, но «понимают, что здесь и у них есть дом».

___

Следите за репортажами AP о войне на https://apnews.com/hub/россия-украина

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.