Содержание

Мнение: Мимикрия у людей | Разное

Мимикри́я (подражание, маскирование, фр. mimétisme, англ. mimicry) — выражение, введённое в зоологию первоначально Генри Уолтером Бейтсом для обозначения некоторых особенных случаев чрезвычайного внешнего сходства между различными видами животных, принадлежащих к различным родам и даже семействам и отрядам.

Если у человека живущего в России (особенно родившегося в России), русофобия не вызывает желания набить морду, значит с ним что-то не так. И да, неважно какой процент русской крови, течёт у него в жилах.
Это есть мой субъективный взгляд (а в прочем и многих людей) на тему русофобии, далее под чертой будет иной взгляд на эту тему.
Не могу сказать, что я не согласен с этим человеком, так, разве по мелочам только.
___________________________________________________________________________________________________________

Как только русское начинает оформляться и крепнуть, найдется какая нибудь падла, которая разбрасывается русскостью на лево и на право, записывая в русских всех подряд просто поприколу, и выдумывая какой-нибудь фетиш. Например:

«Русский националист сегодня — это образованный мужчина в дорогом костюме или красивая эрудированная барышня в элегантном платье.
Причём у русского националиста реально может быть фамилия Симоньян, а дед татарином.
Быть русским — значит, быть русским, прежде всего, в своей голове и ставить интересы России и русской нации во главу угла своей жизни» – – Сыны монархии

Нет, я вовсе не против чтобы русские люди были успешными и строго соответствовали дресс-коду чьей-то больной фантазии, но я решительно против откровенно пиздежа и типов с больной фантазией.

Начнем с фамилий и татарских предков. Конечно, теоретически, человек с фамилией Симоньян, или дедушками и бабушками татарами, может быть глубоко русским человеком. Может быть. То есть, такое возможно, но это скорее исключение. Так что эти вещи следует рассматривать адекватно — погрешность. Неадекватное отношение к этим вещам привело уже к резне русских в 90х, которая идёт и по сей день. Если непонятно, то в республиках сейчас советские щемят советских, а в РФ российские режут российских. К тупости товарища с названием

Сыны монархии я давно уже присмотрелся, и потому меня не удивляет, что человек добивается чтобы русские резали русских в итоге, но погибать этой резне будут в основном только русские, а не “русские”.
Впрочем, чего еще ожидать от человека стабильно пресмыкающегося под пропагандистов? Разве он может сказать что-то, что способно удивить?

Теперь про фетиш. Так получилось, товарищ Сыны монархии, что если у человека работает мозг, то обязательно воспользуется этим органом, и попробует прикинуть соотношении просто людей обитающих на постоянной основе в дорогих костюмах, и людей которые просто не могут себе позволить такой купить даже, не то что носить постоянно. Неосознанно применит принцип базового процента, и получится что людей в костюмах ну очень немного по сравнению с людьми без костюмов. Потом на основе все того же базового процента прикинет сколько русских националистов может оказаться среди костюмированных, и среди не костюмированных… И окажется, что и сегодня, и вчера, русский националист — это самый обычный среднестатистический русский человек. И сидит этот человек, смотрит за всем этим трешем, и ахуевает – он вообще оказывается не соответствует образу русского националиста: обычный работяга, костюма нет, жена в джинсах ходит, с фамилией не повезло — Петров потому что, да и с дедушками тоже как то не вышло — некошерной национальности…

Есть прекрасное понятие – россиянин. Пользуйтесь. Для вас специально придумали. Прекрасное понятие. Каждый нерусский, который считает себя патриотом России, хочет ей процветания, и желает принести пользу — россиянин. Как и каждый русский проживающий на территории РФ — тоже россиянин. Но нерусский россиянин, стать русским может только в результате процесса ассимиляции русским народом. И это не мной придумано, и не сегодня. И всех это устраивает. Это нормально. Так же нормально, как приехать из Марокко во Францию и не быть французом по нации, но любить эту страну, и хотеть ей добра и процветания, а не бегать с черной рожей и рассказывать французам, что вот так должен выглядеть современный французский националист.

(С) Человек

Large Visitor Globe

Источник: Достало

МИМИКРИЯ СОЦИАЛЬНАЯ — это… Что такое МИМИКРИЯ СОЦИАЛЬНАЯ?

МИМИКРИЯ СОЦИАЛЬНАЯ

англ. mimicry, social; нем. Mimikry, soziales. Защитное приспособление индивида или группы, имитирующих поведение и мнение окружения.

Antinazi. Энциклопедия социологии, 2009

  • МИМИКРИЯ
  • МИНИМУМ

Смотреть что такое «МИМИКРИЯ СОЦИАЛЬНАЯ» в других словарях:

  • МИМИКРИЯ — МИМЕТИЗМ или МИМИКРИЯ (mimetisme, mimicry подражание, маскирование). Подражательная окраска и сходство животных с неодушевленными предметами или с местом их обитания, предохраняющие их от взоров врагов. Миметизм в минералогии, закономерное… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • Социальная адаптация — (лат. – приспособление к обществу) – приспособление человека к условиям социальной среды, способность изменяться самому в зависимости от изменения этих условий или при попадании в новую среду. Социальная адаптация – это усвоение человеком… …   Основы духовной культуры (энциклопедический словарь педагога)

  • защита психологическая — система регуляторных механизмов, служащих устранению или сведению до минимума негативных, травмирующих личность переживаний, сопряженных с внутренними или внешними конфликтами, состояниями тревоги или дискомфорта. Ситуации, порождающие З. п.,… …   Большая психологическая энциклопедия

  • Русская литература — I.ВВЕДЕНИЕ II.РУССКАЯ УСТНАЯ ПОЭЗИЯ А.Периодизация истории устной поэзии Б.Развитие старинной устной поэзии 1.Древнейшие истоки устной поэзии. Устнопоэтическое творчество древней Руси с X до середины XVIв. 2.Устная поэзия с середины XVI до конца… …   Литературная энциклопедия

  • УНИВЕРСАЛИИ ЦИВИЛИЗАЦИИ —         круг понятий, в к рых определены итоги технологич. деятельности; ее продукты со вт. пол. 19 в. стали восприниматься как энтропийный негатив культуры. В отличие от универсалий культуры, У.ц. присущ лже экзистентный характер и они знаменуют …   Энциклопедия культурологии

  • Драма — Д. как поэтический род Происхождение Д. Восточная Д. Античная Д. Средневековая Д. Д. Ренессанса От Возрождения к классицизму Елизаветинская Д. Испанская Д. Классическая Д. Буржуазная Д. Ро …   Литературная энциклопедия

  • НАСЕКОМЫЕ — (Insecta), самый крупный класс животных, объединяющий больше видов, чем все прочие группы вместе взятые. Относится к членистоногим беспозвоночным. Как и у всех этих животных, у насекомых сегментированное тело с членистыми придатками, покрытое… …   Энциклопедия Кольера

  • Тюмень — У этого термина существуют и другие значения, см. Тюмень (значения). Город Тюмень Флаг Герб …   Википедия

  • Живая этика — Проверить нейтральность. На странице обсуждения должны быть подробности. У этого термина существуют и другие значения, см. Агни (значения). Живая Этика, или Агни Йога  …   Википедия

  • Финансовая пирамида — (Financial Pyramid) Финансовая пирамида это денежная структура, которая аккумулирует денежные средства путем постоянного привлечения новых инвесторов Финансовая пирамида: список финансовых пирамид, борьба с финансовыми пирамидами, финансовые… …   Энциклопедия инвестора

«социальная мимикрия»: le_joueur — LiveJournal

  Священный «дарвинизм», с его стержневым постулатом о выживаемости наиболее приспособленных, всё-таки могучая штукенция, которая многое довольно-таки правдоподобно объясняет. Взять такую занятную вещь, как «мимикрия». Кто подзабыл, «мимикрия», если вкратце, — это «маскировка» («подражание») одних видов живности под другие, или же «маскировка» видов под действительность, что их окружает.

  В природе, прежде всего, широко распространена «мимикрия цвета». Живность весьма шустро научилась мимикрировать под климатические условия свого проживания. Очевиден тот общеизвестный научный факт, что среди арктических животных весьма часто наблюдается белая окраска тела, в местностях же, на лето освобождающихся от снега, зачастую бурая окраска зверья сменяется на белую только ближе к зиме, в пустынях же земного шара формы жизни и вовсе зачастую этакого «песчаного» цвета, во всевозможных его оттенках. Потом же, ярко окрашенные «экзотические» рыбки, грубовато вырванные из контекста естественной среды обитания, кажутся нам жутко «пёстрыми» и чрезвычайно заметными, но посреди привычных им коралловых рифов, подобных красавиц не так-то уж легко разглядеть.

  Среди морской фауны, кстати, есть и более сложные случаи «мимикрии». Например, там встречаются множество всяческих форм живности лишенных вообще какого-либо внятного цвета. То есть, щеголяющих этакой «стекловидной прозрачностью» тела, что ли. А также, существует изрядное количество видов, которые по-хамелеонски способны изменять свой цвет в зависимости от цвета дна над которым барражируют.

  Различные же «пятна» и «полоски» на живности, между прочим, тоже не «просто так» возникают, а являются не чем иным, как следствием приспособления к известным условиям освещения, игры света и тени…

  Этот камуфлирующий свето-цветовой эффект, весьма способствующий выживанию, давненько подмечен прозорливыми людьми, и «зимний маскхалат» с «формой цвета хаки» отнюдь не с бухты-барахты родились.

  Помимо «мимикрия цвета» бытует и «мимикрия формы». То бишь, когда живность приобретает необыкновенное сходство не только по окраске, но и по форме с отдельными предметами, среди которых живёт. Особенно много примеров такой мимикрии между насекомыми. Многие гусеницы, к примеру, часто притворяются сухими веточками, экскрементами птиц, опавшими сережками берёз и так далее. Некоторые же бабочки довольно-таки успешно маскируются под увядшие листья.

  Окромя «мимикрия цвета» и «мимикрия формы» живность любит мимикрировать под «жертву» (притворяясь, например, «мёртвой» особью) и под «хищника» (выезжая в гонке выживания, например, на обманчивом сходстве со своими хорошо защищенными «собратьями»). Иначе говоря, маскируясь под какой-то иной вид, в зависимости от цели, для подкарауливания и привлечения «добычи» или, наоборот, для отпугивания опасных для себя «хищников». Я бы, самолично, выделил бы ещё и такой вид мимикрии, как «втирание в доверие». Это тогда, когда какой-либо злостный вид маскируется под «своего», дабы воспользоваться этим внешним сходством для каких-то своих сугубо корыстных целей. Например, к таким бы «оборотням» я бы отнёс мух из рода «volucella». Они, благодаря своему сходству со шмелями или осами, могут безнаказанно проникать в гнёзда этих доверчивых насекомых и откладывать там яички, а затем личинки зловредных мух вероломно питаются личинками хозяев гнезда…

  В какой-то степени, мимикрия существует и среди растений. Как пример: «глухая крапива» по своим листьям чрезвычайно напоминает «жгучую крапиву», за счёт чего и отпугивает осторожных и трепетных травоядных животных.

  В общем, в чём выгода явления и зачем подобная мимикрия нужна живности, надеюсь, объяснять лишний раз не надо. Да-да, эта «приспособляемость» служит лучшей сохраняемости вида. Что, собственно, лишний раз наглядно подтверждает умопостроения Дарвина.

  В человеческом же обществе, как мне видится, тоже существует нечто подобное. Существует, в частности, некая «социальная мимикрия». Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы подметить, как люди корректируют своё поведение в зависимости от окружающей их действительности.

  Ну, я имею в виду, например, то, что внезапно разбогатевшие человечки, подстраиваясь под новую среду, в которую только-только вознеслись, начинают усердно покупать «статусные вещи», которые им, по правде говоря, не очень-то и нужны (привыкли-то они совсем к другому), но без которых не удастся «сойти за своего» в «определённых кругах».

  Или ещё хорошенький пример острой «социальной мимикрии», когда человек думает и желает одного, но ему приходится несколько мимикрировать, «играть по определённым правилам», и говорить и делать что-то другое, дабы соответствовать традициям и нравам той «социальной группы», чьим благорасположением сей человек дорожит. То бишь, очень легко можно просчитать, что в одних «социальных группах» определённые темы лучше уж совсем не затрагивать, чтобы не скомпрометироваться, а какие-то иные, наоборот, «пойдут на ура». Одни и те же слова, в разных «социальных группах», могут вызвать самую противоположную реакцию. От благосклонной до гневно осуждающей. Вот и получается, что человек перманентно мимикрирует, живёт «с оглядкой» на своё «окружение», держа в уме, что говорить и делать можно и должно, а чего ни в коем разе не следует. Типа, «товарищи не поймут».

  По-другому, впрочем, в рамках выживания в «социальной группе» и нельзя, так как, коли перестанешь мимикрировать под «окружение», то «социальная группа» быстренько тебя исторгнет из своей среды (что закономерно и справедливо, ибо любая «социальная группа» образуется на некоторой схожести интересов и ценностей, «отщепенцам» же с иными приоритетами, как мне кажется, там ловить нечего).

  Вот такая петрушка. Изложил, возможно, «кудрявенько», но уповаю, что доходчиво…

  А к теме «социального дарвинизма», конечно, мы ещё не раз вернёмся.

  Есть о чём перетереть, пацаны.

Поддерживают ли исследования идею мимикрии, укрепляющей доверие?

Хорошим руководством по психологическим эффектам мимикрии является обзор Chartrand и Lakin (2013), которые определяют мимикрию как «автоматическую имитацию жестов, поз, манер и других двигательных движений» (см. Также этот предыдущий вопрос ).

Они приводят несколько выводов, свидетельствующих о том, что мимикрия действительно способствует позитивным отношениям между людьми . Например, люди, имитируемые имитацией, становятся более просоциальными по отношению к подражателю, что выражается в увеличении симпатии, сочувствия, помогающего поведения и ощущении близости. Чартранд и Лакин описывают мимику как своего рода «социальный клей», объединяющий людей.

Более конкретно, что касается вашего вопроса, несколько исследований соответствуют идее, что мимикрия повышает доверие .

Например, согласно Chartrand и Lakin (2013):

Ван Свол (2003) имел единомышленника, пытаясь изменить мнение участника по теме, имитировать его или ее поведение (или нет). Позже участники сообщили, что они воспринимали подражателя как более знающего и убедительного, хотя в конечном итоге они не изменили свое мнение по темам. В этом повороте Bailenson & Yee (2005) обнаружил, что участникам нравится компьютерный аватар, который имитирует движения головы больше, чем тот, который этого не делал, и был более убедителен своими аргументами.

Они также ссылаются на исследования, которые измеряли доверие конкретно:

Доверие к поведению имеет тенденцию возрастать после того, как человек подражал. Например, имитируемые участники выглядят более охотно, чем те, кто не имитировался, чтобы разглашать личную информацию незнакомцам, даже если эта информация может вызывать смущение (Gueguen et al. 2012). Согласно Maddux и соавт. (2008), мимика также сглаживает ход переговоров. Они поручили переговорщикам либо имитировать, либо не имитировать поведение партнеров, а затем оценивали влияние мимикрии на результаты переговоров. Mimickers испытали более высокие индивидуальные и диадические выгоды и были более готовы прийти к соглашению с другими в отношении трудного решения, и отношения были опосредованы межличностным доверием (см. Также Swaab et al. 2011)

Всегда ли мимикрия работает?

НЛП считает, что зеркалирование является мощной техникой. Тем не менее, обратите внимание, что приведенные результаты документируют только скромные средние различия, показывая, что мимикрия может иметь эффект. Тем не менее, размер и важность этого эффекта все еще могут быть поставлены под сомнение.

Кроме того, при некоторых обстоятельствах мимика может не работать или даже иметь неприятные последствия .

Лакин и Чартранд (2013):

Оказывается, нужно подражать «правильным» людям, чтобы наслаждаться положительными последствиями мимики. Недавние исследования показали, что подражание может иметь неприятные последствия (с точки зрения общественного мнения о своей социальной компетентности), если кто-то подражает недружелюбному человеку. После просмотра того, как кто-то подражал недружественному поведению, люди думали, что подражатель был менее социально компетентен, чем тот, кто подражал дружественному партнеру, или кто-то, кто не подражал никому (Kavanagh et al. 2011).

Кроме того, мимика может работать не так хорошо, если люди подражают членам внешней группы, если имитируют неаффилиативные выражения (например, гнев), или когда у людей есть собственное мышление или высокий уровень социальной тревоги (Chartrand & Lakin, 2013).

Наконец, в некоторых ситуациях дополнительное (а не наоборот), а не подражательное поведение может усилить симпатию. Например, Tiedens и Fragale (2003) просили конфедератов имитировать или дополнять позы тела доминирования или подчинения (используя расширенную или сжатую позу). Участникам, чье поведение было дополнено (конфедерат показал покорную позу, когда участник вел себя доминирующим образом, или наоборот), больше понравился конфедерат. Таким образом, в отношениях власти или статуса мимикрия может иметь различные эффекты.

Ссылки

Chartrand, TL, & Lakin, JL (2013). Предшественники и последствия человеческой поведенческой мимики. Ежегодный обзор психологии, 64, 285–308. DOI: 10,1146 / annurev-псих-113011-143754

МИМИКРИЯ. : psylosk — LiveJournal

Мимикрия – это процесс обезличивания через слияние с пространством, который реализуется в морфологических изменениях некоторых животных видов. Воистину здесь происходит искушение пространством, нарушение восприятия пространства, стирание границ между организмом и средой. «И тогда становится ясным, до какой степени живой организм тесно связан с окружающей средой. И вокруг, и внутри него обнаруживаются одни и те же структуры и отмечается действие одних и тех же законов, так что, собственно, он не внутри «среды», но сам еще есть эта «среда»» – замечает Роже Кайуа. Жизнь как бы отступает, стирая границы организма с окружающей средой.
«Желание уподобиться пространству, отождествиться с материей часто встречается в лирике – это пантеистская тема растворения индивида в мировом целом, тема, выражающая, по мнению психоаналитиков, ностальгию о бессознательности зародышевого состояния».
Надлежит свести к общему источнику явления мимикрии как в сфере биологии, так и в сфере магии, а равно и переживания, характерные для психастении, что диктуется самими фактами: таким источником является элементарно-механическое влечение к пространству. Термин «психастения» Кайуа взял у французского психолога Пьера Жане (1859-1947), а общая концепция восходит к Зигмунду Фрейду, в работе которого выводится неизбежное присутствие в человеческой психике «инстинкта смерти». Наконец, обобщающую формулу такой смертельной мимикрии, где культурные практики имитации смыкаются с природной «гибелью всерьез».
У людей мимикрия часто связана с необходимостью соответствия установкам референтной группы или конкретных значимых людей, чтобы получить их признание или любовь. «Мы попадаем в область психологии психастении, а точнее, в область легендарной психастении, если таким образом назвать нарушение устойчивых отношений между личностью и пространством».
Следы мимикрии, можно заметить в отношении – пространство и индивидуум. Миметические способности относятся не только к рефлекторным функциям, но и к функциям общения, социальности как таковой (это заметил ещё Платон в «Государстве»). Культура, безусловно, соединяет природные и социальные отношения, а ядро психоанализа – это различие природы и культуры. Область социальных стереотипов определяет для индивидуума соответствующие ей эталоны. Приобретая значимые внешние атрибуты, можно занять желаемое положение в выбранной социальной группе. Необходимо всё сделать «правильно», для той группы, но не для себя. Варианты: эстетика тела, одежда, гаджеты, машина, район проживания, фото с именитыми друзьями в соц. сетях, посещение элитных мероприятий и т.д. Хочу назвать это, не мной придуманным словом, – «глянцевая жизнь». Блеск «глянца», может затмить подлинную жизнь, которая «отступает на шаг назад», и есть вероятность, что она может исчезнуть вовсе. В процессе работы, между анализатором и анализируемым происходит столкновение с бессознательным, значит столкновение со спрятанными чувствами. Открыть свои чувства и научиться ими пользоваться это то, что может вернуть человека из состояния мимикрии.

Людмила Лоскутова
психолог
кандидат психологических наук

Мимикрия человека.: valeryn2 — LiveJournal

Мимикрия – подражание или маскирование свойственно не только животным и растениям, но человеку. Однако человеческая мимикрия носит осознанный характер. Рассмотрим виды человеческой мимикрии. 

Большинство людей так или иначе стремятся изменить своё тело. Самое простое и самое здоровое изменение – улучшение вида и возможностей тела с помощью физических упражнений. Человек убирает животик, улучшает форму и, следовательно, привлекательность тела, накачивает мускулы. Одновременно с этим улучшается осанка и походка человека. Кроме улучшения здоровья, всё это повышает привлекательность человека в глазах человека противоположного пола.

Повышению привлекательности способствует и удаление неприятных запахов тела. Это достигается частым мытьём тела. А так как в Средние века частое мытьё считалось грехом, то неприятные запахи не удалялись, а подавлялись с помощью косметики в виде ароматических мазей и жидкостей. Причём использовали косметику как женщины, так и мужчины.

https://zen.yandex.ru › media › zagadki_history:

«Свидетельств о том, что люди в те далекие времена не очень дружили с водой, множество. 

Изабелла – испанская королева, по некоторым данным, мылась всего дважды за время своего существования. Первый – после рождения, второй – перед вступлением в брак. Представляется, что подтвердить или опровергнуть этот факт сложно. Но говорят, что так и было.

Русских послов, которые бывали на приеме у Людовика Четырнадцатого, можно цитировать: «смердит, аки дикий зверь».

В чем смысл мытья? Очистить кожу от грязи. Сделать так, чтобы нашему телу было легче. Священники говорили: «Это все пустое. Не нужно заниматься мытьем тела. Чем ему хуже, чем оно грязнее, тем проще душе попасть в рай».»

Татуировка, серьги, бусы, кольца, удлинение шеи, изменение причёски и цвета волос, косметика – некоторые из многих способов изменить свою внешность, существующие с давних времён.

https://ru.wikipedia.org › wiki › Выбритый_лоб:

«В европейском Средневековье красивыми считались бледный цвет лица, стройная «лебединая (змеиная) шея» и высокий чистый лоб. Для удлинения овала лица дамы выбривали волосы надо лбом и выщипывали брови, а для того, чтобы шея казалось длиннее, брили затылки[4]. Высокий выпуклый лоб был модным, и для его создания волосы надо лбом и затылком (для создания эффекта длинной шеи) иногда подбривали на два, а то и четыре пальца, а брови выщипывали. Также упоминаются случаи выщипывания ресниц, как верхних, так и нижних» 

https://www.cosmo.ru/lifestyle/society/ubiystvennaya-krasota-10-tendenciy-ot-kotoryh-zhenshchiny-muchitelno-umirali/:

«Идеал женской красоты все время менялся, но на протяжении веков одно правило оставалось неизменным: попытки соответствовать канонам красоты жестоко калечили женщин. Или убивали.

Белладонна — ядовитое растение, причем яд содержат все его части. Сок белладонны с древних времен использовали как наркотическое средство, поэтому тем более странным кажется использование этого сока в косметических целях. Женщины закапывали сок ягод беладонны в глаза, отчего зрачки расширялись и взгляд становился бездонным и сияющим. На какое-то время. Затем женщины слепли.

Женщины народа падаунг (Мьянма и Таиланд) до сих пор добровольно калечат себя, вытягивая шеи. В возрасте пяти лет на шею девочек накручивают медную спираль, и с каждым годом количество витков увеличивается, вытягивая шею. У взрослой женщины количество витков может достигать пары десятков, а вес спирали — четырёх-пяти килограммов. Несмотря на то что шея выглядит длинной, на самом деле она не удлиняется. Эффект вытянутой шеи достигается за счет деформации плечевого пояса. Мышцы шеи при этом атрофируются, и, если снять с женщины спираль, она, скорее всего, погибнет от перелома шейных позвонков.

Только в ХIХ веке врачи заговорили, наконец, о вреде корсетов, а до этого женщин затягивали в эти пыточные приспособления из ткани и китового уса. Вот неполный список осложнений, которые ждали женщину, ежедневно носившую корсет: сдавливание сердечной мышцы, деформация костей грудной клетки, парализация работы легких, удушье, обмороки и самопроизвольные аборты. И все это — в лучшем случае. В худшем — смерть по одной из этих причин.

В Средневековье в моду вошла бледная кожа и дамы наносили на лицо белила. Проблема только в том, что белая пудра содержала свинец — ядовитый металл. Свинцовые белила были популярны до XIX века. Невозможно представить, сколько женщин умерло от отравления свинцом. Впрочем, симптомы отравления — бледность, неуверенная походка, худоба и отсутствие аппетита — тоже считались качествами, украшающими девушку.»

Для чего всё это делалось и делается? А для того, чтобы выделиться из общей массы, стать привлекательней и красивей по понятиям современного человеку общества. 

Существенную роль в мимикрии человека играет одежда. Кроме своей основной функции – защиты от холода, ветра и солнца – одежда указывает на принадлежность человека к той или иной прослойке общества. Использование соответствующей одежды позволяет имитировать такую принадлежность. Кроме того, одежда может указывать на род занятий человека, например, одежда служителей церкви или военная форма. Качество одежды позволяет судить о состоятельности человека. 

Специальная одежда используется для маскировки солдат во время военных действий. Так белая одежда служит маскировкой на снежном поле, а пёстрая одежда – маскировкой в кустарнике.

Более изощрённой, но и более трудной является мимикрия под солдат и офицеров противника. Для неё требуется не только переодевание во вражескую форму, но и свободное владение языком противника, а также знание внутреннего распорядка в частях противника. Яркими примерами разведчиков, в совершенстве владевших подобной мимикрией, являются легендарные Рихард Зорге и Николай Кузнецов.

Другим видом мимикрии разведчиков является мимикрия под человека толпы, малозаметного среди уличных прохожих.Тут также играет роль подбор одежды, типичной для прохожих, а также внешний вид и походка, позволяющие максимально не выделяться среди окружающих. Такая маскировка позволяет максимально близко подобраться к интересующим объектам.

Мимикрия малозаметности успешно используется и при слежке за человеком, причём она используется не только правоохранительными органами, но и криминалом. 

Стоит также упомянуть о внедрении в криминальные сообщества сотрудников полиции, использующих мимикрию под преступников. 

Широко распространена мимикрия в виде обмана с целью получить выгоду, с целью обобрать ближнего. Для этого, как правило, обманщик мимикрирует под хорошего человека, стремящегося помочь ближнему. В результате происходит ограбление ближнего, иногда одного, а иногда массы людей. Это и гадалки и так называемые экстрасенсы. и некоторые риэлторы, и создатели финансовых пирамид. Все они выдают себя за благодетелей, стремящихся помочь людям, а на деле стремящихся обобрать людей до нитки.

Мимикрию под хорошего человека, заботящегося об интересах людей, используют карьеристы, стремящиеся к власти, будь то выборы главы садового товарищества или города. Ту же тактику используют руководители всех рангов, вожди и диктаторы. 

Ну не всё так плохо. Например, в театре, кино или цирке мимикрия или искусство перевоплощения просто необходимо. Один и тот же артист в двух различных спектаклях, иногда даже в одном может исполнять две непохожие роли, скажем, положительного и отрицательного персонажа.

А артисты эстрады, в совершенстве владеющие искусством мимикрии? Прекрасно имитирующие чужой голос. манеру речи и движений изображаемого лица, например, Максим Галкин. Или артисты – имитаторы различных звуков. Или пранкеры – телефонные хулиганы, разыгрывающие известных людей. Жертвами пранкеров становились либо популярные артисты (Филипп Киркоров, Борис Моисеев, Ксения Собчак, Лолита Милявская и др.), либо политические деятели и бизнесмены (Жак Ширак, Николя Саркози, Сеголен Руайаль и др.).

Мимикрия используется и охотниками, подражающими голосам зверей и птиц с целью их подманивания. Для этой цели используются манки.

https://ru.wikipedia.org › wiki › Манок:

«Мано́к — приспособление или инструмент, имитирующий своим звучанием голоса зверей или птиц. Служит для их приманивания, например, на охоте. С помощью манка охотник издает звуки, похожие на кормовые сигналы или звуки ухаживания определенного животного.»

В обычной жизни часто используется житейская мимикрия. Ею владеет даже плачущий младенец. Ребёнок плачет, чтобы привлечь внимание взрослых. Если его плач не привлекает взрослых, то он начинает менять тональность плача, выбирая более действенную. Если и это не помогает, то младенец начинает изображать будто бы он задыхается, что привлекает внимание взрослых. Повзрослев, ребёнок так же использует плач или имитацию истерики, чтобы добиться исполнения взрослыми его желаний. Причём плач и истерика постоянно совершенствуются с целью усиления влияния на взрослых. Всё это часто приходится наблюдать на улице или ещё чаще в магазине. Мимикрия же взрослых – имитация строгости либо ласки часто проигрывает мимикрии ребёнка и им приходится сдаваться на милость победителя. 

В отношениях взрослых между собой так же много фальши. Как мужчинам, так и женщинам, особенно в семейной жизни, приходится маскировать свои истинные чувства для достижения своих целей или чтобы избежать ссоры. 

Большую роль мимикрия играет в домашней тирании, то есть в подчинении прихотям одного члена семьи остальных её членов. В частности, это происходит, когда этот член семьи тяжело болен. Однако такого же результата удаётся добиться, если успешно имитировать тяжёлую болезнь. Другой вариант домашней тирании, когда семейный тиран запугивает и подавляет семью своей жестокостью, а в присутствии посторонних или соседей изображает из себя примерного семьянина, мимикрирует под хорошего человека. О подобном тиране Андрее Бовте недавно рассказывали по телевизору:

https://spb.mk.ru/incident/2019/12/17/otca-vosmi-detey-zaderzhali-za-mnogoletnee-seksualnoe-nasilie-nad-docheryu.html:

«Отца восьми детей задержали за многолетнее сексуальное насилие над дочерью. Особый подход у мужчины был к воспитанию детей. По словам местных жителей, детвора не ходила в школу и садик. Их даже на прогулку выпускали только, когда папы не было дома. Что еще интереснее — дети даже не могут назвать свою фамилию. Судя по захламленности в комнатах, благополучными условия их жизни не назовешь. Есть предположения, что в своем спортзале многодетный отец не только тренировался сам, но и муштровал там детей.»

В трудном положении находятся школьные учителя и работники детских учреждений. Им приходится постоянно имитировать заботу и участие к опекаемым ими детям независимо от настроения и собственного самочувствия.

В таком же положении находятся няни, сиделки, врачи, работники медучреждений. Они должны проявлять терпение и доброту к пациентам, в каком бы настроении те не находились и как бы себя не вели. Однако иногда медицинские работники, пользуясь беспомощностью и бесправием больных, срывают на них накопившуюся злобу.

То же можно сказать о работниках магазинов, продавцах, работниках сферы обслуживания и многочисленных контор, в которые вы приходите, чтобы оформить какую-либо бумажку.

Воспитание в детских садах и учёба в школе в большой степени определяется мимикрией, подражанием детей воспитателям и учителям. Это налагает дополнительные требования на поведение воспитателей и учителей. Дети перенимают как хорошие, так и дурные привычки своих наставников. Собственно наставниками могут быть и старшие дети со своими дурными и хорошими привычками. 

Остаётся только пожелать подрастающему поколению больше наставников с хорошими привычками и меньше с плохими.

Мимикрия как средство обмана и выживания

Беззащитные животные и сильные хищники выживают одной стратегией. Они под личиной чужой маски, отождествляя себя либо с растением, почвой, водой или даже с другим животным, проскальзывают перед самых носом хищника нетронутыми, а хищники в свою очередь, используя те же преимущества подкрадываются к своей жертве незаметно для нее.

Данный тип маскировки носит научное название — мимикрия.

Данная стратегия выживания возникла около 550 млн. лет назад, когда возникли сильные и слабые группы животных. В результате, слабые, чтобы выжить, были вынуждены маскироваться под окружающую действительность или под хищника, а хищники, чтобы поймать хитрую и ловкую добычу, сами вынуждены были маскироваться, чтобы их не заметили.

Эволюция в мимикрии коснулась всех видов животных, а также некоторых видов растений.

Совершенствование, подражание и подстраивание под окружающий мир идет непрерывно.

Например, у насекомых есть род бабочек, которые как две капли воды похожи на шмеля с той же раскраской и фигурой. Шмель обладает жалом и предупреждающей раскраской и поэтому его никто не трогает, пока он жив. Этим и пользуется беззащитная бабочка.

Насекомые хищники — богомолы, научились маскироваться под листья растений, на которых они поджидают свою добычу.

Насекомоядные растения научились подстраиваться под обычные с красивыми цветами, привлекая и заманивая в ловушку бедных насекомых. Как только насекомое сядет на такой цветок, чтобы отведать нектара или пыльцы, оно тут же будет схвачено присосками.

Существует и ряд нехищных растений, которые просто используют насекомых в своих целях. Они представляют собой нечто наподобие кувшина, наверху которого находится цветок с тычинками и пыльцой, а на дне находится завязь. Они способны размножаться только с помощью мух, и научились выделять такой запах гнилого мяса, который приводит мух в состояние экстаза и они откладывают яйца на этих цветках.
Из яиц вылупляются личинки мух, которые выволявшись в пыльце на верху цветка скатываются вниз к пестику, опыляют его. Но сами обречены на голодную смерть, так как никакой пищи в виде органических остатков цветок им предложить не может.

Подражание и маскировка встречается повсеместно. На суше и в океане, на деревьях и на почве.

Например, подводные хищники — скаты, маскируются на дне под песок, чтобы их не видела жертва. А такая же плоская камбала, уже прячется в песке. Морские коньки маскируются под водоросли, другие рыбы под камни.

Мимикрия нашла применение среди всех классов животных, от насекомых до млекопитающих.

Интересно и то, что и порой среди людей находятся те, кто пытается подражать сильным и походить на красивых мира сего. Разве это не проявление мимикрии?

границ | Функциональность спонтанной мимикрии и ее влияние на принадлежность: отчет о неявной социализации

Введение

Науке известно много фактов о спонтанной мимике — непреднамеренном воспроизведении поведения модели, включая жесты, позы, мимику, акценты и манеры. Тем не менее, функциональное объяснение этого явления все еще неуловимо. Здесь мы утверждаем, что, как и другие формы подражания, спонтанная мимикрия в первую очередь служит для приобретения соответствующих действий и реакций, включая эмоциональные реакции, но имплицитным образом (см. Kavanagh, 2015 для первоначальной формулировки).Мы утверждаем, что несколько загадочных особенностей спонтанной мимикрии проистекают из этой функции обучения, в том числе бессознательная природа мимики, ее модерация членством в группе и симпатиями, положительная реакция моделей на мимику, низкая достоверность мимики и ее кажущееся стратегическое использование. Прежде чем обсуждать нашу версию, мы кратко рассмотрим основные эмпирические выводы и теории.

Мимикрия человека: шесть основных эмпирических данных и некоторые отличия

Исследования выявили несколько особенностей мимикрии (Chartrand and Lakin, 2013).Во-первых, это неявно произведенных и воспринятых . То есть люди не замечают, когда они подражают другим или когда другие подражают им, и имеют ограниченный сознательный контроль даже при наличии экономических стимулов (Belot et al., 2013). Во-вторых, человек похожи на тех, кто имитирует их (Chartrand and Bargh, 1999). В-третьих, индивидуумов имитируют людей, которых они знают и любят , например, когда испытуемые подражают друзьям больше, чем незнакомцам (например, McIntosh, 2006). В-четвертых, человек меньше имитируют членов чужой группы или даже делают противоположное .Например, в соревновательных ситуациях участники хмурятся в ответ на улыбки соперников так же быстро, как и на улыбки товарищей по команде (Lanzetta and Englis, 1989; Carr et al., 2014).

Есть также загадочные аспекты спонтанной мимикрии. Во-первых, несмотря на его неявный характер, он может казаться стратегическим. Например, ранее неудавшаяся аффилация с одним человеком подталкивает участников к усилению мимикрии в последующем взаимодействии с другим человеком, особенно когда у участников была первоначальная цель аффилироваться (Lakin and Chartrand, 2003; см. также Thelen et al., 1980; Ван и Гамильтон, 2012 г.). Кроме того, мимикрия тонкая, приблизительная (низкая точность) и зависящая от времени . Например, вопиющая, точная (высокоточная) или несвоевременная мимикрия обычно имеет неприятные последствия (например, Parrill and Kimbara, 2006; Ashton-James et al., 2007). Наконец, мимика может быть вызвана относительно простыми особенностями жестов и выражений и, таким образом, вызвана даже искусственными агентами (Bailenson and Yee, 2005; Hofree et al., 2014).

Здесь важны некоторые отличия.Люди спонтанно имитируют движения, жесты, позы и аффективные выражения. Ясно, что формы подражания различаются. Например, быстрая мимика движений пальцев включает в себя простое сопоставление явно видимых действий, тогда как мимика эмоциональных выражений может также включать сопоставление коррелированных лежащих в основе состояний. Однако в нашей короткой статье эти феномены будут рассмотрены как похожие, поскольку все они могли бы выполнять ту функциональную роль, которую мы отводим мимикрии. Тем не менее, мы признаем, что наши утверждения могут быть наиболее применимы к аффективной мимикрии просто потому, что аффекты и эмоции в наибольшей степени отражают предпочтения и ценности.Наконец, стоит помнить, что не все феномены имплицитной координации связаны с мимикой и поэтому могут потребовать отдельного анализа.

Сохранившиеся отчеты о спонтанной мимикрии: какова основная функция?

Было предложено несколько функциональных описаний спонтанной мимикрии. Все они предлагают полезную информацию о возможных функциях, но с трудом приспосабливаются к некоторым эмпирическим фактам, обсуждавшимся ранее. Здесь мы упомянем несколько учетных записей, хотя наше сокращенное изложение не отражает их сложности.Наша цель здесь — подчеркнуть необходимость другого типа функционального объяснения, которое мы вскоре предложим.

90 004 Один класс отчетов подчеркивает функцию мимикрии для обучения, координации и синхронии, подкрепленную идеомоторными механизмами, связывающими восприятие и действие (например, Chartrand and Bargh, 1999; Preston and de Waal, 2002; Heyes, 2011). Эти отчеты элегантны, но в них нелегко приспособить результаты, демонстрирующие модуляцию симпатией, стратегическую мимикрию и антимимикрию членов чужой группы.Лакин и др. (2003) согласны с тем, что мимикрия изначально была развитым механизмом обучения, но позже стала своего рода «социальным клеем», поскольку демонстрировала сходство с другими. Этот взгляд на мимикрию как на внешнюю демонстрацию «сходства» разделяют Овер и Карпентер (2012), которые считают, что способность мимикрии завоевывать благосклонность других обусловлена ​​биологической предрасположенностью к симпатии к другим, похожим на нас. В пользу этой точки зрения свидетельствует, например, то, что участников больше привлекают другие, чьи экспериментальные кодовые номера совпадают с цифрами их собственных дней рождения (Jones et al., 2004). Заметим, однако, что многие случаи спонтанной мимикрии нельзя объяснить попытками вызвать впечатление сходства. Например, менее влиятельные люди имитируют более могущественных, но такая мимикрия на самом деле сигнализирует о различиях в силе, а не о сходстве (Over and Carpenter, 2015). Кроме того, как уже упоминалось, мимикрия имеет тенденцию быть неточной, но учет сходства предполагает более высокую эффективность мимикрии с высокой точностью.

Ван и Гамильтон (2012) постулируют сложный процесс в своей теории макиавеллистской мимикрии.Это предполагает, что люди стратегически используют мимикрию для достижения своих целей принадлежности и повышения социального положения с помощью модели. Эта теория имеет проблемы с бессознательными аспектами мимикрии. Что еще более проблематично, это подразумевает асимметричные уровни рациональности между мимиком (тот, кто умен) и моделью (тот, кто обманут) в расширенной макиавеллистской гонке вооружений. То есть, если мимикрия — это Макиавелли, то почему модели должны положительно реагировать на нее в долгосрочной перспективе? То же относится и к идее о том, что мимикрия использует врожденное влечение к подобным другим.Если мимикрия указывает только на внешнее сходство, то долгосрочная целесообразность присоединения к мимикрии сомнительна.

Текущее предложение

Текущее предложение, как и приведенные выше версии, предполагает, что мимикрия решает проблему и что существуют механические ограничения на возможные решения. Однако, в отличие от предыдущих описаний, мы подчеркиваем функциональность (т.е. экологическую рациональность) и мимикрии и модельной принадлежности к мимикриям, то есть мы стремимся удовлетворить критерии «симметричной функциональности» мимикрии и аффилиативных реакций на нее.Кроме того, мы стремимся сделать учетную запись максимально экономной. На самом деле мы не приписываем никаких особых навыков, кроме способности связывать восприятие и действие и модифицировать эти связи на основе структур вознаграждения окружающей среды (Heyes, 2011). Мы считаем, что проблема, которую в первую очередь решает спонтанная мимикрия, как и другие формы подражания, заключается в необходимости обучения навыкам и действиям, специфичным для группы и окружающей среды, — проблема, особенно ярко выраженная для людей, живущих в обособленных, конкурирующих группах. Однако в этом случае приобретаемые знания носят имплицитный характер и находятся под ограниченным сознательным контролем.Кроме того, мы предполагаем, что разумно честно и спонтанно усваивать неявные, некаузальные знания людей, которые сталкиваются с аналогичными непредвиденными обстоятельствами действия-реакции в окружающей среде. Отметим также, что эти критерии аппроксимируются внутригрупповой принадлежностью. Кроме того, мы предполагаем, что мимикрия является экологически достоверным сигналом о стремлении к принадлежности. Мы предполагаем, что стратегическое использование мимикрии прямо следует из этих предположений. Далее мы подробнее остановимся на этих моментах.

Спонтанная мимикрия предназначена для обучения

Намеренное подражание считается важным инструментом культурного обучения, включая обучение инструментальным действиям (Tomasello et al., 1993; Гергели и Цибра, 2005 г.; Уайт и др., 2009). Однако обратите внимание, что аналогичный имитационный механизм обучения также задействован в приобретении имплицитных телесных действий и навыков , которые часто связаны с невербальными манерами и эмоциями. Когда такая мимикрия повторяется неоднократно, она приводит к постоянному сохранению чужих реакций. Одним из классических примеров этого является приобретение акцентов. Другой — эмоциональное заражение — «улавливание» соматических и чувственных состояний других.Важно отметить, что реакции людей, вызванные процессами заражения, обычно не признаются «вызванными» моделью, а рассматриваются как собственная реакция человека на окружающую среду. Это важно, потому что, учитывая неосведомленность людей о своем внешнем происхождении, подражаемое поведение и чувства становятся приватизированными точно так же, как любые ощущения (например, возбуждение и настроение), когда они подвергаются внутренней (неправильной) атрибуции (Schwarz, 2011). Например, когда другие смеются над шуткой, люди тоже будут смеяться, даже если они на самом деле упустили изюминку (Provine, 2001).Когда для людей не очевидно, что их веселье вызвали другие, заразительный смех может заставить их решить, что шутка действительно смешнее (Bush et al., 1989). Точно так же оценки видеопрограммы сходятся больше, когда испытуемые могут видеть своего партнера, эффект, опосредованный уровнями мимикрии (Ramanathan and McGill, 2007).

Критически важно, что люди не только перенимают чужие эмоциональные проявления, но и чужие позы (Bernieri, 1988). Телесные состояния, в свою очередь, могут влиять на восприятие, познание и мотивацию (см. обзор Winkielman et al., 2015). Например, участники, которых заставили принять вертикальное, а не сгорбленное положение, демонстрируют большую настойчивость при выполнении задачи (Riskind and Gotay, 1982), а участники, которым было предложено наклониться вперед, глядя на стимул, показали нейронные индикаторы повышенного желания (Harmon-Jones и Peterson). , 2009). Короче говоря, позы, даже наведенные извне, формируют убеждения и мотивы людей. Ясно, что мы не утверждаем, что перенятые чувства или позы других всегда являются неправильными атрибуциями (т. е. неадекватными ошибками).Однако мы утверждаем, что люди могут упускать из виду, что другие являются непосредственным источником их чувств. Следовательно, люди сосредотачиваются на том, что для них значат «захваченные» состояния, вызывая интернализацию чувств других — важный аспект социализации. Таким образом, это неосознавание в некотором смысле «рационально», поскольку оно производит адаптивное социальное поведение, используя относительно простые сигналы для создания правильных внутренних состояний.

Избирательность мимикрии для обучения у ингрупп

Но почему спонтанная мимикрия преимущественно используется внутри ингрупп? Мы предполагаем, что мимикрия влечет за собой потенциальную цену приобретения неадекватного поведения и привычек.В частности, в то время как привычки членов своей группы сохранились в аналогичной социальной среде, привычки членов чужой группы — нет (Donald, 2005). Поскольку эта передача знаний от одного человека к другому является неявной, существует риск загрязнения принимающих людей ложной информацией, о включении которой они не подозревают. Таким образом, мимика должна активизироваться при наличии предварительных сигналов о том, что сопутствующие чувства представляют собой «желаемую информацию». Однако этот процесс следует отключить, когда предшествующие сигналы указывают на то, что он внесет «нежелательную информацию» в когнитивную систему.Другими словами, можно утверждать, что мимикрия действует как имплицитный процесс «Системы 1» (Evans and Stanovich, 2013), который регулируется экологически рациональным образом (Gigerenzer et al., 2011).

Какие факторы должны рационально (адаптивно) модифицировать склонность индивидов к мимикрии? Люди образуют группы на основе сходства ценностей и приоритетов, что указывает на то, что общие чувства необходимы для социальной функции (например, McPherson et al., 2001). Люди должны иметь общие оценки во время коллективных действий любого рода, от решения, что есть, до того, как наказать за преступление.Таким образом, характеристики, которые отмечают кого-то как члена «внутренней группы», во многом совпадают с условиями, при которых он адаптивен, чтобы делиться чувствами (Cikara et al., 2011). Чувства членов ингруппы очень информативны в отношении того, какими должны быть наши собственные чувства или были бы, если бы у нас было больше опыта. Очевидным примером является склонность ребенка бояться в ответ на выражение страха родителем. Таким образом, большее подражание должно иметь место, когда модель рассматривается как хороший источник информации о правильных реакциях, а членство в группе служит хорошим показателем этих критериев.Конечно, по мере того, как люди набираются опыта в сложной социальной среде, они узнают, что некоторые характеристики других людей коррелируют с вознаграждением за спонтанную мимикрию. Такие сигналы будут включать симпатию других, внешние маркеры принадлежности к ингруппе и их статус внутри ингруппы (например, «босс»). Люди с высоким статусом, как «лидеры мнений», скорее всего, будут более выгодно подражать социальным деятелям, стремящимся согласовывать чувства со своей группой. Иногда люди также неявно узнают, что определенные социальные ситуации требуют комплементарного или контрмимикрального поведения, такого как, например, покорная улыбка, когда человек с высоким статусом хмурится (Carr et al., 2014). Способность использовать контекст, чтобы определить, кому и как подражать, имеет решающее значение и отражает нашу социальную компетентность (Kavanagh et al., 2011).

Наконец, обратите внимание, что с нашей точки зрения высокоточное (детальное) воспроизведение должно быть ограничено определенным контекстом. Обзор литературы по мимике лица, проведенный Хессом и Фишером (2014), согласуется с этой точкой зрения, утверждая, что многое из того, что исследователи считали мимикой выражения лица, на самом деле связано с реакцией на валентные стимулы. Например, улыбки являются положительными стимулами, и, как и все положительные стимулы (т.г., конфеты) люди улыбаются им в ответ. Но это не мимика, и на самом деле в этом случае индивидуумы не воспроизводят детальных черт наблюдаемого выражения, а только его аффективные элементы. Некоторые данные свидетельствуют о том, что мимика, включающая детальное воспроизведение эмоциональных выражений, проявляется сильнее в ситуациях, когда взаимодействующие лица обращают внимание на один и тот же стимул (Bourgeois and Hess, 2008). На наш взгляд, это имеет смысл, если мимикрия является частью обучения тому, как чувствовать что-то от других.Таким образом, хотя повторение действий и выражений других людей иногда кажется неразборчивым, имплицитный процесс мимикрии, вероятно, направлен на изучение более глубокой структуры ценностей, отражающих их предпочтения, цели и групповую принадлежность (Carr and Winkielman, 2014).

Принадлежность как вторичный результат мимикрии: почему мимики нравятся, но только если они тонкие и приближенные

Мы предполагаем, что мимикрия выгодна мимику, потому что она облегчает когнитивную и аффективную конвергенцию с моделью.Если это так, то в качестве наблюдаемого действия мимика является честным сигналом модели о том, что (i) отправитель рассматривает получателя как хороший источник, из которого можно узнать о телесных действиях и эмоциональных реакциях, и (ii) отправитель мотивирован. сходиться во взглядах, выборе и ценностях. Другими словами, не только новые люди извлекают пользу из обучения адаптивному невербальному поведению членов ингруппы, но члены ингруппы также получают выгоду от того, что новые люди честно изучают свое невербальное поведение.Обратите также внимание на то, что шансы нового члена ингруппы использовать выученные привычки в гнусных целях ограничены в условиях ингруппы, где вероятны совместные действия и сотрудничество. Таким образом, если социокультурное обучение является основной причиной мимикрии, то модели должны положительно реагировать на мимикрию, поскольку она сигнализирует о вероятности полезных, предсказуемых, качественных взаимодействий и совместных действий. Таким образом, мимикрия может быть непосредственным средством достижения принадлежности, даже если мы можем не знать о мимикрии.Тем не менее, общая динамика может быть опосредована контекстуальными переменными, обсуждавшимися ранее (например, привлекательность или внутригрупповой и социальный статус). Также вероятно, что широкие контекстуальные сигналы аналогичным образом стимулируют стратегическую или, по крайней мере, мимикрию, зависящую от цели (см. Heyes, 2011, где обсуждается, как контекстуальные переменные могут смягчить спонтанное подражание).

Однако, если модели положительно реагируют на мимикрию, присоединяясь к мимику, то ожидание этой реакции создает стимулы подражать другим , чтобы получить их принадлежность (потенциально в целях Макиавелли), а не в целях аккультурации.Таким образом, модели сталкиваются с проблемой различения истинных и ложных сигналов принадлежности. Один из способов, с помощью которых модели могут решить эту проблему, — сформировать ожидание «надлежащего» количества и времени мимикрии. Таким образом, если предварительное знание о новом человеке порождает ожидание низкого уровня мимикрии, то высокий уровень мимикрии вызывает недоверие. Связанный набор сигналов происходит от верности, времени и тонкости. Высокоточная мимика — очень точное воспроизведение и синхронизация — вызывает подозрение (если только она не происходит в условиях, подобных увлечению, Wiltermuth and Heath, 2009; Manson et al., 2013). Причина в том, что такая мимикрия требует стратегического познания, возможности, направленной на временные цели, а не имплицитного познания, отражающего устойчивые, привычные цели. Обратите внимание, что многие невербальные формы поведения функционируют как подлинные сигналы внутренних состояний, когда они воспроизводятся спонтанно (например, улыбка Дюшенна и непрошенный смех), но их также можно подделать (Boone and Buck, 2003; Bryant and Aktipis, 2014). Точно так же, как и спонтанный смех (там же), спонтанная мимика более показательна для истинной склонности к сотрудничеству, чем ее преднамеренный двойник.Мимикрия может быть особенно информативной, поскольку она часто возникает в ходе типичного социального взаимодействия, даже при загруженной рабочей памяти (van Leeuwen et al., 2009).

Мимикрия непоследовательных действий

Наконец, читатели могут задаться вопросом, как наша версия объясняет, почему принадлежность создается даже путем мимикрии кажущихся несущественными жестов (например, скрещивания ног) или действий, производимых искусственными агентами. Во-первых, людям обычно трудно оценить последствия невербального поведения, отчасти потому, что им не хватает ясного понимания этого поведения (Burgoon et al., 2010). Во-вторых, произвольность поведения иногда играет ключевую роль в его роли группового маркера (Legare et al., 2015). В-третьих, как уже говорилось, люди полагаются на эвристическую, глобальную оценку полезности мимикрии в целом, а не на всестороннюю оценку затрат или выгод конкретного мимикрирующего поведения. Соответственно, данные свидетельствуют о том, что общие тенденции к подражанию регулируются глобальными целевыми состояниями, а имитация конкретных видов поведения — нет (Heyes, 2011). Наконец, мимикрия даже несущественного поведения по-прежнему будет сигнализировать моделям о том, что мимик рассматривает их как хороший источник имплицитной информации (что, опять же, подразумевает возможность полезного взаимодействия).

Заключение

Мимикрия приводит к постепенному усвоению имитируемого поведения (жесты, позы, выражения, акценты и манеры) и последующему воспроизведению подобного поведения даже в отсутствие модели. Этот процесс в основном связан с развитием, когда дети учатся не только тому, что и кому подражать, но и тому, как подражать, при этом их навыки становятся более неявными и более приспособленными к «невербальным» акцентам своей внутренней группы. На протяжении всего обучения дети учатся ожидать надлежащей степени и времени, что позже позволяет игнорировать вопиющую мимикрию.Хотя индивидуумам трудно установить важность некоторых подражательных форм поведения, мы утверждаем, что в целом этот процесс имеет симметрично положительные последствия как для индивидуальной социализации, так и для групповой функции. Это связано с тем, что мимикрия влечет за собой скоординированные аффекты, действия или реакции, тем самым сигнализируя модели о том, что мимик, вероятно, будет иметь или развивать общие ценности, необходимые для социальности. Поскольку мимикрия является достоверным сигналом того, что мимик, вероятно, будет иметь полезные социальные взаимодействия с моделью и ее группой, принадлежность к мимику также является адаптивной для группы.Положительная реакция и использование этого сигнала так же, как и улыбка, осложняются побуждениями к макиавеллистской эксплуатации. Однако риск такой эксплуатации снижается за счет преимуществ выборочного включения ценностей внутренней группы в качестве собственных, издержек интернализации неадекватного поведения и чувств чужой группы, а также благодаря наличию сигналов спонтанности во времени и верности.

Вклад авторов

Авторы, LK и PW совместно разработали теоретическую основу и подготовили рукопись.

Финансирование

Эта работа была поддержана премией RO177G от Академического сената UCSD для PW.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Ссылки

Эштон-Джеймс, К., Ван Баарен, Р. Б., Чартран, Т. Л., Десети, Дж., и Карреманс, Дж. (2007). Мимикрия и я: влияние мимикрии на самоинтерпретацию. Соц. Познан. 25, 518–535. doi: 10.1521/soco.2007.25.4.518

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Байленсон, Дж. Н., и Йи, Н. (2005). Цифровые хамелеоны: автоматическая ассимиляция невербальных жестов в иммерсивных виртуальных средах. Психолог. науч. 16, 814–819. doi: 10.1111/j.1467-9280.2005.01619.x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Белот, М., Кроуфорд, В.П., и Хейес, К.М. (2013). Игроки с «парными монетками» автоматически имитируют жесты оппонентов против сильных стимулов. Проц. Натл. акад. науч. США 110, 2763–2768. doi: 10.1073/pnas.1209981110

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Берньери, Ф. Дж. (1988). Скоординированные движения и взаимопонимание во взаимодействии учителя и ученика. Дж. Неглагол. Поведение 12, 120–138. дои: 10.1007/BF00986930

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Бун, Р. Т., и Бак, Р. (2003). Эмоциональная выразительность и надежность: роль невербального поведения в эволюции сотрудничества. Дж. Неглагол. Поведение 27, 163–182.

Академия Google

Брайант, Г. А., и Актипис, К. А. (2014). Животная природа спонтанного человеческого смеха. Эволюция. Гум. Поведение 35, 327–335. doi: 10.1016/j.evolhumbehav.2014.03.003

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Бургун, Дж. К., Герреро, Л. К., и Флойд, К. (2010). Невербальное общение. Бостон, Массачусетс: Allyn & Bacon.

Академия Google

Буш, Л.К., Барр, С.Л., МакХьюго, Г.Дж., и Ланцетта, Дж.Т. (1989). Влияние контроля лица и мимики на субъективные реакции на комедийные номера. Мотив. Эмот. 13, 31–52. дои: 10.1007/BF00995543

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Карр, Э. В., и Винкельман, П. (2014). Когда зеркальное отображение одновременно простое и «умное»: как мимикрия может быть воплощенной, адаптивной и нерепрезентативной. Фронт. Гум. Неврологи. 8:505. doi: 10.3389/fnhum.2014.00505

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Карр, Э.В., Винкельман П. и Овейс К. (2014). Трансформация зеркала: сила коренным образом меняет выражение лица в ответ на эмоциональные выражения. Дж. Экспл. Психол. Генерал 143, 997–1003. дои: 10.1037/a0034972

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Chartrand, T.L., and Bargh, J.A. (1999). Эффект хамелеона: связь восприятия-поведения и социальное взаимодействие. Дж. Перс. соц. Психол. 76, 893–910.

Реферат PubMed | Академия Google

Дональд, М.(2005). «Имитация и мимесис», в Perspectives on Imitation: Immitation, Human Development, and Culture , eds S. Hurley and N. Chater (Cambridge, MA: MIT Press), 283–300.

Академия Google

Гергели, Г., и Чибра, Г. (2005). Социальное конструирование культурного разума: имитационное обучение как механизм человеческой педагогики. Взаимодействие. Стад. 6, 463–481. doi: 10.1075/is.6.3.10ger

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Гигеренцер, Г., Хертвиг ​​Р. и Пачур Т. (ред.). (2011). Эвристика: основы адаптивного поведения. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Академия Google

Хофри Г., Руволо П., Бартлетт М. С. и Винкельман П. (2014). Соединение механического и человеческого разума: спонтанная мимикрия физически присутствующего андроида. PLoS ONE 9:e99934. doi: 10.1371/journal.pone.0099934

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Джонс, Дж.Т., Пелхам, Б.В., Карвалло, М., и Миренберг, М.С. (2004). Как я люблю тебя? Позвольте мне посчитать «Дж»: скрытый эгоизм и межличностное влечение. Дж. Перс. соц. Психол. 87, 665–683. дои: 10.1037/0022-3514.87.5.665

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Кавана, Л., Сухлер, К., Черчленд, П., и Винкельман, П. (2011). Когда подражание — ошибка: неожиданные репутационные издержки мимикрии. Психолог. науч. 22, 1274–1276.дои: 10.1177/0956797611418678

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Кавана, Л.К. (2015). «Мимикрия сигнализирует о принадлежности, но почему?», Proceedings of the EuroAsianPacific Joint Conference on Cognitive Science (EAPCogSci 2015) , Vol. 1419 г., Ахен, 352–257.

Академия Google

Лакин, Дж. Л., Джефферис, В. Е., Ченг, К. М., и Чартран, Т. Л. (2003). Эффект хамелеона как социальный клей: свидетельство эволюционного значения бессознательной мимикрии. Дж. Неглагол. Поведение 27, 145–162. дои: 10.1023/A:1025389814290

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Ланцетта, Дж. Т., и Энглис, Б. Г. (1989). Ожидания сотрудничества и конкуренции и их влияние на косвенные эмоциональные реакции наблюдателей. Дж. Перс. соц. Психол. 56, 543–554. дои: 10.1037/0022-3514.56.4.543

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Легар, Ч. Х., Вен, Н. Дж., Херрманн, П. А., и Уайтхаус, Х.(2015). Имитационная гибкость и развитие культурного обучения. Познание 142, 351–361. doi: 10.1016/j.cognition.2015.05.020

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Мэнсон, Дж. Э., Брайант, Г. А., Жерве, М., и Клайн, М. (2013). Конвергенция скорости речи в разговоре предсказывает сотрудничество. Эволюция. Гум. Поведение 34, 419–426. doi: 10.1016/j.evolhumbehav.2013.08.001

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Макинтош, Д.Н. (2006). Спонтанная мимика лица, симпатия и эмоциональное заражение. Польский психолог. Бык. 37, 31–42.

Академия Google

Макферсон, М., Смит-Ловин, Л., и Кук, Дж. М. (2001). Рыбки одного поля: гомофилия в социальных сетях. год. Преп. Соц. 27, 415–444. doi: 10.1146/annurev.soc.27.1.415

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Овер, Х., и Карпентер, М. (2012). Внедрение социального в социальное обучение: объяснение как избирательности, так и верности в копирующем поведении детей. Дж. Комп. Психол. 126, 182–192. дои: 10.1037/a0024555

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Паррилл, Ф., и Кимбара, И. (2006). Двоение зрения и слуха: влияние мимики в речи и жестах на наблюдателей. Дж. Неглагол. Поведение 30, 157–166. doi: 10.1007/s10919-006-0014-2

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Престон, С.Д., и де Ваал, Ф.Б.М. (2002). Эмпатия: ее конечная и ближайшая основы. Поведение. наук о мозге. 25, 1–72.

Академия Google

Provine, RR (2001). Смех: научное исследование. Лондон: Penguin Press.

Академия Google

Раманатан, С., и Макгилл, А.Л. (2007). Потребление с другими: социальные влияния на ежеминутные и ретроспективные оценки опыта. Дж. Консум. Рез. 34, 506–524. дои: 10.1086/520074

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Рискинд, Дж.H. и Gotay, CC (1982). Физическая осанка: может ли она оказывать регулирующее или обратное влияние на мотивацию и эмоции? Мотив. Эмот. 6, 273–298. дои: 10.1007/BF00992249

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Телен, М. Х., Миллер, Д. Дж., Ференбах, П. А., Фраучи, Н. М., и Фишбейн, М. Д. (1980). Подражание в игре как средство социального воздействия. Детская разработка. 51, 918–920. дои: 10.2307/1129487

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Томаселло, М., Крюгер А.С. и Ратнер Х.Х. (1993). Культурное обучение. Поведение. наук о мозге. 16, 495–511. дои: 10.1017/S0140525X0003123X

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

ван Левен, М.Л., ван Баарен, Р.Б., Мартин, Д., Дейкстерхуис, А., и Беккеринг, Х. (2009). Исполнительное функционирование и имитация: увеличение нагрузки на рабочую память облегчает поведенческую имитацию. Нейропсихология 47, 3265–3270. doi: 10.1016/j.neuropsychologia.2009.06.005

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Ван Ю.и Гамильтон, А.Ф. (2012). Модуляция социальной реакции сверху вниз (STORM): модель контроля мимикрии в социальном взаимодействии. Фронт. Гум. Неврологи. 6:153. doi: 10.3389/fnhum.2012.00153

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Уайтэн, А., МакГиган, Н., Маршалл-Песчини, С., и Хоппер, Л. М. (2009). Эмуляция, подражание, чрезмерное подражание и возможности культуры для ребенка и шимпанзе. Филос. Транс. Р. Соц. Б биол. науч. 364, 2417–2428.doi: 10.1098/rstb.2009.0069

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Winkielman, P., Niedenthal, P., Wielgosz, J., Eelen, J., and Kavanagh, L.C. (2015). «Воплощение познания и эмоций», в APA Handbook of Personality and Social Psychology, Attitudes and Social Cognition , Vol. 1, ред. М. Микулинсер, П. Р. Шейвер, Э. Боргида и Дж. А. Барг (Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация), 151–175.

Академия Google

Его влияние на человеческое суждение и поведение

Европейский журнал социальных наук – Том 8, номер 2 (2009)

259

[18] Harris, M., & Klingbeil, D. 1976. Влияние этнической принадлежности субъекта и акцента и зависимости

сообщника на агрессивность и альтруизм, Журнал социальной психологии, 98, стр. 47-

53.

[19] Jefferis, VE, van Baaren, R. & Chartrand, TL 2009. Функциональная цель мимикрии для

создания межличностной близости, Готовится рукопись, Государственный университет Огайо.

[20] Карабеник, С., Лернер, Р. и Бичер, М. 1975.Помощь в поведении и конгруэнтности отношения

к смертной казни, Журнал социальной психологии, 96, стр. 295-296.

[21] Кизи, К., и Кизи, К., 1971. Прямые и модные просители мира. Документ, прочитанный на собрании

Восточной психологической ассоциации.

[22] LaFrance, M. 1982. Отражение осанки и взаимопонимание. В редакторе М. Дэвиса, Ритмы взаимодействия:

Периодичность в коммутативном поведении, стр. 279-298. Нью-Йорк: Издательство гуманитарных наук.

[23] ЛаФранс, М. 1979. Невербальная синхронность и взаимопонимание: анализ методом скрещенных ног

, Social Psychology Quaterly, 42, стр. 66-70.

[24] Лакин, Дж., Л., и Чартранд, Т.Л. 2003. Использование бессознательной поведенческой мимикрии для создания

принадлежности и взаимопонимания, Психологическая наука, 14, стр. 334-339.

[25] Лакин, Дж. Л., Джефферис, В. Е., Ченг, С. М., и Чартранд, Т. 2003. Эффект хамелеона как

социального клея: свидетельство эволюционного значения бессознательной мимикрии, Журнал

Невербальное поведение, 27 , стр.145-162.

[26] Maddux W.W., Mullen E. & Galinsky A.D. 2008. Хамелеоны пекут большие пироги и берут

больших кусков: Стратегическая поведенческая мимикрия облегчает результаты переговоров, Journal of

Experimental Social Psychology, 44, стр. 461-468.

[27] Маурер, Р. Э., и Тиндалл, Дж. Х. 1983. Влияние постуральной конгруэнтности на восприятие клиентом

эмпатии консультанта, Journal of Counseling Psychology, 30, стр. 158-163.

[28] Провайн, Р.Р. 1992. Лица как пускатели заразной зевоты: подход к обнаружению лиц

с использованием нормальных людей, Бюллетень Психономического общества, 27, стр. 211-214.

[29] Quigley, B.M., & Collins, R.L. 1999. Моделирование потребления алкоголя: метааналитический обзор

, Journal of Studies on Alcohol, 60, стр. 90–98.

[30] Suedfeld, P., Bochner, S., & Matas, C. 1971. Одежда петиционера и подписание петиции миром

демонстрантов: полевой эксперимент по сходству референтных групп, Journal of Applied Social

Psychology, 1 , стр.278-283.

[31] Suedfeld, P., Bochner, S., & Wnek, D. 1972. Сходство помощника и пострадавшего и конкретный запрос о помощи

о помощи: вмешательство свидетеля во время мирной демонстрации, Journal of Applied Social

Psychology, 2, стр. 17-23.

[32] Ван Баарен, Р. Б., Холланд, Р. В., Каваками, К. и Ван Книппенберг, А. 2004. Мимикрия и

просоциальное поведение, Психологическая наука, 14, стр. 71-74.

[33] Ван Баарен, Р. Б., Холланд, Р.В., Стинарт, Б., и Ван Книппенберг, А. 2003. Мимикрия за

денег: поведенческие последствия имитации, Журнал экспериментальной социальной психологии, 39,

, стр. 393-398.

[34] Ябар, Ю., Джонстон, Л., Майлз, Л., и Пис, В. 2006. Имплицитная поведенческая мимикрия:

Исследование влияния членства в группе, Журнал невербального поведения, 30, стр. 97 -113.

[35] Уэбб, Дж.Т. 1972. Синхронность интервью: исследование двух показателей скорости речи.В

А.В. Сигман и Б. Поуп, ред., Исследования диадической коммуникации, стр. 115–133. Нью-Йорк:

Pergamon Press.

[36] Вегнер, Д., и Крано, В. 1975. Расовые факторы помогающего поведения: эксперимент с ненавязчивым полем

, Журнал личности и социальной психологии, 32, стр. 901-905.

Что такое эффект хамелеона?

Что такое эффект хамелеона?


Эффект хамелеона — это явление, при котором мы имитируем манеры, жесты или выражение лица людей, с которыми чаще всего общаемся.Это заставляет вас подсознательно вносить изменения в поведение, чтобы соответствовать поведению людей из ваших близких социальных кругов или даже незнакомцев.

Явление получило свое название от хамелеона, животного, которое меняет внешний вид своей кожи, чтобы слиться с любой средой, в которой оно находится.

Возможно, вы заметили, что друг или любимый человек использует вашу любимую крылатую фразу или жесты руками, или сами делаете то же самое. Это эффект хамелеона и действие, и это совершенно нормально.Практически каждый хоть раз в жизни сталкивался с этим.

Почему мы это делаем?

Имитация человека, бессознательно или нет, — это то, что мы все делаем регулярно. Хотя мы можем сознательно подражать человеку ради удовольствия, неясно, почему мы подражаем другим людям подсознательно.

Исследователи считают, что мы делаем это, потому что это может положительно повлиять на наше социальное взаимодействие с другими людьми. Когда вы зеркально отражаете поведение близкого вам человека, человек, чье поведение зеркально отражается, замечает это, и это вызывает к вам положительные чувства.

Стоит отметить, что термин «подражание» иногда может принимать отрицательную интонацию, но это просто означает копирование и в большинстве случаев делается безвредно.

Воздействие эффекта хамелеона

Эффект хамелеона — это неосознанная имитация поведения других людей, и это совершенно нормально. Если вы живете или взаимодействуете с другим человеком или людьми достаточно долго, вы обязательно усвоите некоторые из их поведения, манер, мимики и жестов. Вы можете особенно заметить эффект хамелеона у пар, которые были вместе в течение долгого времени, или у лучших друзей.

Было показано, что эффект хамелеона оказывает положительное влияние на социальные взаимодействия людей. По словам Тани Л. Чартран и Джона А. Барга, двух психологов, которые первыми исследовали этот феномен, очень чуткие люди с большей вероятностью будут подражать другим, чем люди, которые этого не делают.

Когда человек по-настоящему чуткий, он уделяет больше внимания и формирует более глубокие связи с человеком, с которым взаимодействует, что делает его более склонным к подражанию.

Однако, когда люди, которые не очень чуткие, пытаются подражать кому-то другому, этот жест может звучать фальшиво и иметь эффект, противоположный социальным преимуществам, которые обычно получают из-за эффекта хамелеона.

Как работает имитация

Есть два способа, которыми люди склонны подражать другим, когда дело доходит до телесных жестов. Самый распространенный метод эффекта хамелеона — зеркальный.

Когда человек зеркально имитирует другого человека, он делает противоположное тому, что делает человек, которого он имитирует. Таким образом, если имитируемый двигает правой рукой в ​​определенном жесте во время разговора, подражатель будет двигать левой рукой, делая тот же жест.

Вы также можете анатомически подражать другому человеку.Здесь вы делаете те же движения, что и человек, которому вы подражаете. Так что, если человек часто притопывает левой ногой, думая о чем-то, вы тоже будете притопывать левой ногой.

Хотя описание различий между этими двумя методами имитации может показаться незначительным, исследования показывают, что оба они имеют разные социальные последствия.

В одном исследовании участников просили взаимодействовать с цифровым человеком в виртуальной среде. Участники, которых имитировали анатомически, более негативно реагировали на цифрового человека, чем те, кого имитировали зеркально или не имитировали вообще.

Это показывает, что если вы склонны имитировать человека анатомически, даже если это может быть бессознательно, это может привести к тому, что человек, которого имитируют, будет взаимодействовать с вами более негативно.

Как сделать эффект хамелеона

Эффект хамелеона естественен для людей, и вам не следует его практиковать. Однако важно осознавать его социальные преимущества и принимать это явление.

Будь то комната, полная незнакомцев, или люди, которых вы знаете много лет, эффект хамелеона может сделать вас более симпатичным и общительным.Вполне нормально сознательно использовать эффект хамелеона, чтобы чувствовать себя более комфортно и заставить людей более тесно общаться с вами в некоторых социальных условиях.

Вы можете использовать эффект хамелеона в своих интересах. Исследование, в котором исследователь имитировал жесты и манеры группы участников, показало, что участники, которых исследователь имитировал, находили их более симпатичными, чем те, кто этого не делал.

Общие манеры и поведение, которые обычно имитируются, включают:

  • Выражение лица
  • Акцент
  • Высота голоса
  • Тон голоса

Когда вы подражаете человеку, он видит в вас человека, понимающего мир так же, как и он.Это делает вас более близким и с вами легче общаться.

Однако просто позвольте эффекту хамелеона прийти к вам естественным путем. Когда человеку, с которым вы общаетесь, становится очевидным, что вы подражаете ему, он может неправильно истолковать ваши намерения как оскорбление или насмешку, и это приведет к эффекту, противоположному желаемому.

Когда вы намеренно имитируете человека, вы, скорее всего, сделаете это анатомически, а это значит, что вы будете точно повторять его жесты, а это, как доказано, имеет негативные социальные последствия.

Вот несколько советов, которые помогут вам развить эффект хамелеона в более позитивном ключе:

  • Научитесь быть более чутким к другим людям .
  • Станьте хорошим слушателем. Слушайте, чтобы понять, а не просто отвечать, когда разговариваете с другим человеком.
  • Делайте это по правильным причинам. Навязывание эффекта хамелеона с целью получения определенных преимуществ над человеком легко просматривается.
  • Стремитесь построить здоровые отношения с человеком, с которым общаетесь.

Люди бессознательно двигаются синхронно с роботами

Люди, как и большинство социальных животных, копируют манеры и выражения лиц друг друга посредством акта, который психологи называют мимикой. Чаще всего мимика помогает людям чувствовать себя более позитивно по отношению к человеку, с которым они находятся.

«Когда люди взаимодействуют друг с другом, они перенимают ритмы других в плане дыхания, речи и движений — и это бессознательно», — говорит Жиль Мостафауи, исследователь из Университета Сержи-Понтуаз во Франции.Это, по его словам, «своего рода социальный клей».

В некоторых случаях мимикрия может облегчить межвидовые связи, например, между людьми и обезьянами. Но можно ли наблюдать это подражание между человеком и роботом? «Если бы у нас был такой тип взаимодействия с машинами, роботами или компьютерами, вы могли бы добиться лучшего, интуитивно понятного взаимодействия», — говорит Мостафауи.

В ходе небольшого исследования, опубликованного на этой неделе в журнале PLOS ONE , он и его коллеги обнаружили, что люди действительно отражают движения человекоподобных роботов, с которыми они взаимодействуют, и ритмическая координация между человеком и роботом похожа на координацию между человеком и человек.

«У нас была одна или две публикации с подтверждением концепции», — говорит Мостафауи. «Это первое доказательство того, что люди могут непреднамеренно координировать свои действия с роботом, если робот движется так же, как люди».

Боп как бот бопс

Установка была простой. Пятнадцать человек были помещены напротив гуманоидного робота по имени НАО, сидящего на столе лицом к ним. Испытуемых просили вытянуть руку прямо перед собой и двигать ею вверх и вниз.Робот сделал то же самое. Его движения контролировались внешним компьютером с алгоритмом, который позволял роботу либо синхронизировать движения рук с движениями человека, либо двигаться в фиксированном темпе, как метроном. Люди не были заранее проинформированы о том, что робот собирается делать — они не знали, двигался ли робот сам по себе или реагировал на то, как они двигались.

Исследователи попросили каждого человека двигать руками так, как они хотят, независимо от того, что делает робот.Затем они попросили испытуемого попытаться подстроиться под ритм робота. Также было условие контроля, в котором люди свободно двигали руками с повязкой на глазах и наушниками.

[См.: Ученые Массачусетского технологического института научили роботов саботировать друг друга ]

Они заметили, что почти все испытуемые в итоге совпали с ритмом робота. Выбросом была танцовщица, которая всегда двигалась синкопировано или необычно с роботом.«Нам так и не удалось синхронизировать ее с роботом, даже когда робот управлялся с помощью нейронной модели, которую я разработал для синхронизации с людьми», — говорит Мостафауи. «Мы думаем, что она намеренно избегала ритма робота».

Большинство участников заметили, что они синхронизируются с роботом, но не были уверены, кто регулировал их темп — они сами или робот. Возможно, поиск способа измерения интенциональности с помощью ЭЭГ или фМРТ мог бы стать следующим шагом в сопоставлении этого паттерна поведения с нейробиологией, предполагает Мостафауи.

Это исследование может найти практическое применение. Мостафауи был частью команды, которая использовала робота NAO для пациентов с шизофренией, чтобы восстановить их координацию движений. Идея заключалась в том, чтобы использовать NAO, чтобы помочь пациентам откалибровать координацию движений. Многие из этих пациентов не занимаются спортом активно и могут иметь социальный дефицит, из-за чего им трудно координировать свои действия, объясняет Мостафауи, что еще больше ухудшает их способность осуществлять нормальные социальные взаимодействия.

Недавно его попросили изучить влияние робота на пациентов с кататонией — болезнью, из-за которой люди неконтролируемо замирают в движениях. Но что особенного в этом состоянии, отмечает Мостафауи, так это то, что если вы будете двигаться перед ними, они будут бессознательно подражать вам. Он думает, что бот мог бы помочь здесь.

Должны ли инженеры обучать роботов простым социальным навыкам?

Непреднамеренная координация важна в социальных условиях, возможно, потому, что она связана с вниманием и обучением.И если это важно для взаимодействия человека с человеком, значит, это важно и для взаимодействия человека с машиной.

[Связанный: Достаточно ли мы доверяем роботам, чтобы поставить их во главе? ]

Итак, что это значит для разработки роботов будущего? Инженеры начали переходить от жестких механических роботов к более мягким, имеющим особенности физиологии человека или животных, которые могли бы сделать движения и жесты более естественными. Но для того, чтобы их присутствие в нашем мире ощущалось более естественным, Мостафауи считает, что эти роботизированные системы должны реагировать на нас.Это означает создание новых систем, роботов и алгоритмов с реалистичными двигательными и сенсорными рефлексами, и они не обязательно должны быть такими сложными, чтобы быть эффективными. Для их эксперимента было не так важно, чтобы робот выглядел как человек; скорее, было важнее, чтобы он двигался как единое целое.

«Если я попытаюсь предсказать все, что вы сделаете, наше взаимодействие будет не очень естественным», — говорит он. «Нам не нужно контролировать или предсказывать положение каждой артикуляции». Что делает двустороннее взаимодействие плавным, так это простые понятия, такие как кивание головой, когда другой человек делает это, чтобы подтвердить, что вы слушаете.

Почему подражание лежит в основе человеческого бытия

Шимпанзе, ближайшие родственники человека, животные, имеют до 98 процентов общих генов. Их человеческие руки и выражение лица могут вызывать у посетителей зоопарка жуткую дрожь от самоузнавания.

Тем не менее, люди и шимпанзе живут очень по-разному.Сегодня в нескольких лесных уголках Африки живет менее 300 000 диких шимпанзе, в то время как люди колонизировали все уголки земного шара, от арктической тундры до пустыни Калахари. Человеческая популяция, насчитывающая более 7 миллиардов человек, превосходит почти всех других млекопитающих, несмотря на наши физические слабости.

Что может объяснить невероятные эволюционные успехи нашего вида?

Реклама Икс

Знакомство с набором инструментов «Большое добро»

Из GGSC на вашу книжную полку: 30 научно обоснованных инструментов для хорошего самочувствия.

Один из очевидных ответов — наши большие мозги. Возможно, наш необработанный интеллект дал нам беспрецедентную способность мыслить нестандартно, находя инновационные решения сложных проблем по мере того, как люди мигрировали по всему миру. Вспомните Марсианин , где Мэтт Деймон, оказавшись в одиночестве на исследовательской станции на Марсе, героически «научно» выбирается из верной смерти.

Но все большее число ученых-когнитивистов и антропологов отвергают это объяснение. Эти исследователи считают, что вместо того, чтобы зарабатывать на жизнь как новаторы, люди выживают и процветают именно потому, что мы не думаем сами за себя.Вместо этого люди справляются со сложными климатическими и экологическими условиями, тщательно копируя других, особенно тех, кого мы уважаем. Вместо Homo sapiens , или «человек знающий», мы на самом деле Homo imitans : «человек-подражатель».

Смотреть и учиться

В известном исследовании психологи Виктория Хорнер и Эндрю Уайтэн показали двум группам испытуемых — детям и шимпанзе — механическую коробку с лакомством внутри. В одном состоянии коробка была непрозрачной, а в другом — прозрачной.Экспериментаторы продемонстрировали, как открыть коробку, чтобы достать лакомство, но они также включили не относящийся к делу шаг постукивания палкой по коробке.

Как ни странно, человеческие дети тщательно копировали все шаги, чтобы открыть коробку, даже когда они могли видеть, что палка не имеет практического эффекта. То есть копировали иррационально: вместо того, чтобы делать только то, что было необходимо для получения вознаграждения, дети рабски копировали каждое действие, свидетелями которого они были.

Конечно, это исследование включало только трех- и четырехлетних детей.Но дополнительные исследования показали, что дети старшего возраста и взрослые еще более склонны бездумно копировать действия других, а маленькие младенцы менее склонны к чрезмерному подражанию, то есть к точному копированию даже непрактичных действий.

Напротив, шимпанзе в исследовании Хорнера и Уайтена чрезмерно имитировали только в непрозрачном состоянии. В прозрачном состоянии — когда они видели, что палка механически бесполезна — они полностью игнорировали этот шаг, просто открывая коробку руками. С тех пор другие исследования подтвердили эти выводы.

Когда дело доходит до копирования, шимпанзе более рациональны, чем человеческие дети или взрослые.

Преимущества следования без вопросов

Откуда берется кажущееся иррациональным человеческое предпочтение сверхподражания? В своей книге «Секрет нашего успеха » антрополог Джозеф Хенрих указывает, что люди во всем мире полагаются на технологии, которые зачастую настолько сложны, что никто не может их рационально изучить. Вместо этого люди должны изучать их шаг за шагом, полагаясь на мудрость более опытных старших и сверстников.

Например, лучший способ научиться делать лук — это наблюдать за успешными охотниками, делающими это, и исходить из того, что все, что они делают, важно. Как неопытный ученик, вы еще не можете судить, какие шаги действительно важны. Поэтому, когда лучший охотник в вашей группе натирает тетиву двумя пальцами или касается уха, прежде чем натянуть тетиву, вы копируете его.

Таким образом, человеческая склонность к чрезмерному подражанию делает возможным то, что антропологи называют кумулятивной культурой: долгосрочное развитие навыков и технологий на протяжении поколений.Ни один человек не может понять все практические причины каждого шага к изготовлению лука или вырезанию каноэ, не говоря уже о превращении редкоземельных минералов в айфоны. Но пока люди копируют с высокой точностью, технология передается.

Ритуалы и религия также являются сферами, в которых люди совершают действия, не связанные ощутимым образом с практическими результатами. Например, католический священник благословляет вафли и вино для причастия, произнося серию повторяющихся слов и делая странные движения руками.Можно простительно задаться вопросом, какое отношение эти ритуальные действия имеют к поеданию хлеба, точно так же, как шимпанзе не видит никакой связи между постукиванием палкой и открытием коробки.

Но ритуалы имеют скрытый эффект: они связывают людей друг с другом и демонстрируют культурную принадлежность. В качестве поучительного отрицательного примера рассмотрим студента, который отказывается поддержать Клятву верности. Ее действия ясно показывают, что она отвергает право властей указывать ей, как себя вести.И, как указал антрополог Рой Раппапорт, участие в ритуале бинарно: либо вы произносите клятву, либо нет. Эта ясность делает очевидным, кто предан группе, а кто нет.

Неожиданный секретный ингредиент, который делает нас людьми

Таким образом, в более широком смысле чрезмерное подражание помогает сделать многое из того, что составляет характерную человеческую культуру, которая оказывается гораздо более сложной, чем механическая причина и следствие.

В глубине души люди не храбрые, самоуверенные новаторы, а осторожные, хотя и сообразительные конформисты.Мы совершаем и имитируем кажущиеся непрактичными действия, потому что это является ключом к обучению сложным культурным навыкам, а также потому, что ритуалы создают и поддерживают культурную идентичность и солидарность, от которых зависит наше выживание. Действительно, копирование других — это мощный способ установить социальные отношения. Например, подражание языку тела другого человека может заставить его полюбить вас и больше доверять вам.

Так что в следующий раз, когда вы услышите, как кто-то страстно доказывает, что все должны принять нонконформизм и избегать подражания другим, вы можете немного посмеяться.Мы ведь не шимпанзе.

Первоначально эта статья была опубликована на The Conversation. Прочитайте оригинальную статью.

Доказательства того, что кошка распознает поведение человека и имитирует его

Кредит: Animal Cognition (2020). DOI: 10.1007/s10071-020-01428-6

Небольшая группа исследователей из отдела этологии Университета Этвеша Лоранда в Будапеште наблюдала за тем, как домашняя кошка распознает, а затем имитирует человеческое поведение.Группа написала статью с описанием своих наблюдений и опубликовала ее в журнале Animal Cognition .

Было замечено очень мало видов, имитирующих человеческое поведение — только косатки, человекообразные обезьяны, слоны, дельфины и сороки — и теперь этот список расширился и включает домашних кошек. Это открытие стало неожиданностью, потому что считалось, что кошки не обладают необходимыми когнитивными способностями, чтобы намеренно имитировать действия других существ.

Работа была вдохновлена ​​окольными путями. Ведущий исследователь Клаудия Фугацца, специалист по поведению животных, встретилась с коллегой по имени Фуми Хигаки, которая рассказала, что научила свою домашнюю кошку копировать некоторые ее действия по команде. И Фугацца, и Хигаки изучали технику дрессировки животных под названием «Делай, как я», согласно которой животное обучают выполнять действие, например переворачиваться, а затем учат делать это, когда дрессировщик произносит слова «делай как я». Я делаю.» Затем обучение продолжается до тех пор, пока животному не будет показано новое поведение, которого оно не проявляло раньше, и дрессировщик снова попросит его сделать это, говоря миру: «Делай, как я.» Фугазза и Хигаки изучали эту технику на собаках, поэтому было неожиданностью, когда Хигаки рассказала, что использовала эту технику для дрессировки своего кота.

Хигаки устроила демонстрацию кота в действии в своем зоомагазине. Чтобы не спугнуть кошку, Фугазза села на некотором расстоянии от Хигаки и ее кота по имени Эбису. Фугазза наблюдал, как кошка ответила на 18 просьб выполнить действие, которое она никогда раньше не делала, после запросов, имитирующих Хигаки, включая открытие ящика, вращение, протягивание руки и прикосновение к игрушке, а также укладывание в определенное положение.Было обнаружено, что кошка отвечала желаемым образом примерно в 81% случаев. Исследователи предполагают, что кошка продемонстрировала способность сопоставлять свои части тела с частями тела другого существа и понимать, как эти части можно использовать аналогичным образом.


Ваша собака помнит, что вы делали
Дополнительная информация: Клаудия Фугацца и др.Мы нашли подражателя? Делай как я у домашней кошки (Felis catus), Animal Cognition (2020). DOI: 10.1007/s10071-020-01428-6

© 2020 Наука Х Сеть

Цитата : Доказательства того, что кошка распознает поведение человека и имитирует его (2 октября 2020 г.) получено 8 апреля 2022 г. с https://физ.org/news/2020-10-evidence-cat-mimicking-human-behavior.html

Этот документ защищен авторским правом. Помимо любой добросовестной сделки с целью частного изучения или исследования, никакие часть может быть воспроизведена без письменного разрешения. Контент предоставляется только в ознакомительных целях.

Мужские и женские различия в бессознательной мимикрии: систематический обзор

  • Ачарья С. и Шукла, С. (2012). Зеркальные нейроны: загадка метафизического модульного мозга. Журнал естественных наук, биологии и медицины 3(2): 118–124, DOI: https://doi.org/10.4103/0976-9668.101878 PMid: 23225972; PMCid: PMC3510904.

  • Барон-Коэн, С. (2002). Экстремальная мужская теория аутизма. Trends in Cognitive Sciences 6(6): 248–254, DOI: https://doi.org/10.1016/S1364-6613(02)01904-6

  • Бопре, М.G. и Hess, U. (2005). Межкультурное распознавание эмоций среди канадских этнических групп. Journal of Cross-Cultural Psychology 36(3): 355–370, DOI: https://doi.org/10.1177/0022022104273656

  • Беренбаум, Х. и Роттер, А. (1992). Взаимосвязь между спонтанным выражением эмоций на лице и произвольным контролем лицевых мышц. Journal of Nonverbal Behavior 16(3): 179–190, DOI: https://doi.org/10.1007/BF00988033 

  • Berndl, K. , von Cranach, M. и Grüsser, OJ (1986). Нарушение восприятия и узнавания лиц, мимической мимики и жестов у больных шизофренией. Европейский архив психиатрии и неврологических наук 235(5): 282–291, DOI: https://doi.org/10.1007/BF00515915 PMid: 3732339. 

  • Blairy, S. , Herrera, P. и Hess, U. (1999). Мимикрия и оценка эмоциональных выражений лица. Journal of Nonverbal Behavior 23(1): 5–41, DOI: https://doi.org/10.1023/A:1021370825283

  • Бак, Р. (1977). Невербальная коммуникация аффекта в дошкольном возрасте у детей: связь с личностью и кожной проводимостью. Journal of Personality and Social Psychology 35(4): 225–236, DOI: https://doi.org/10.1037/0022-3514.35.4.225 PMid: 864589. 

  • Бак Р. (1980). Невербальное поведение и теория эмоций: гипотеза лицевой обратной связи. Journal of Personality and Social Psychology 38(5): 811–824, DOI: https://doi.org/10.1037/0022-3514.38.5.811 PMid: 7381683. 

  • Buck, R.W. , Savin, VJ , Miller, RE и Caul, W.F. (1972). Передача аффекта через мимику у людей. Journal of Personality and Social Psychology 23(3): 362–371, DOI: https://doi.org/10.1037/h0033171 PMid: 5070318. 

  • Bush, L.K. , Barr, C.L. , McHugo, G.J. и Lanzetta, J.T. (1989). Влияние контроля лица и мимики на субъективные реакции на комедийные номера. Мотивация и эмоции 13(1): 31–52, DOI: https://doi.org/10.1007/BF00995543 

  • Chartrand, TL и Bargh, JA (1999). Эффект хамелеона: связь восприятия-поведения и социальное взаимодействие. Journal of Personality and Social Psychology 76(6): 893–910, DOI: https://doi.org/10.1037/0022-3514.76.6.893 PMid: 10402679. 

  • Ченг Ю. , Чоу К.-Х. , Десети, Дж. , Чен, И.-Ю. , Хунг, Д. , Ценг, О. Дж.-Л. и Лин, К.-П. (2009 г.). Половые различия в нейроанатомии системы зеркальных нейронов человека: морфометрическое исследование на основе вокселей. Neuroscience 158(2): 713–720, DOI: https://doi.org/10.1016/j.neuroscience.2008.10.026 PMid: 197. 

  • Ченг, Ю. , Десити, Дж. , Лин, К.-П. , Се, Ж.-К. , Hung, D. и Tzeng, OJL (2007). Половые различия в возбудимости позвоночника при наблюдении за двуногой локомоцией. Нейроотчет 18(9): 887–890, DOI: https://doi.org/10.1097/WNR.0b013e3280ebb486 PMid: 17515795. 

  • Чунг, Э.O. , Slotter, EB и Gardner, WL (2015). Ты чувствуешь то же, что и я? Роль мимики лица в содействии воссоединению после социальной изоляции. Мотивация и эмоции 39(4): 613–630, DOI: https://doi.org/10.1007/s11031-015-9479-9

  • Кларк Виден, Дж. , Тротман, К.-А. и Faraway, JJ (2001). Трехмерный анализ движений лица у нормальных взрослых: влияние пола и формы лица. The Angle Orthodontist 71(2): 132–140, DOI: https://doi.org/10.1043/0003-3219(2001)071<0132:TDAOFM>2.0.CO;2

  • КосмоДевушка! (2004 г.). Викторина CosmoGirl: Все о парнях . Книги Херста.

  • Dethier, M. и Blairy, S. (2012). Способность к когнитивной и эмоциональной эмпатии у пациентов с алкогольной зависимостью. Psychology of Addictive Behaviors 26(3): 371–383, DOI: https://doi.org/10.1037/a0028673 PMid: 22642862. 

  • de Waal, FBM (2008). Возвращение альтруизма к альтруизму: эволюция эмпатии. Annual Review of Psychology 59: 279–300, DOI: https://doi.org/10.1146/annurev.psych.59.103006.093625 PMid: 17550343. 

  • Димберг, У. (1982). Лицевые реакции на мимику. Психофизиология 19(6): 643–647, DOI: https://doi.org/10.1111/j.1469-8986.1982.tb02516.x PMid: 7178381. 

  • Ekman, P. и Friesen, WV (1975a). Изображения лицевого аффекта . консультации психологов прессы.

  • Экман, П. и Фризен, В. В. (1975b). Разоблачение лица: руководство по распознаванию эмоций по выражению лица . Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис Холл.

  • Эстоу, С. , Джеймисон, Дж.P. и Yates, JR (2007). Самоконтроль и имитация положительного и отрицательного социального поведения. Journal of Research in Personality 41(2): 425–433, DOI: https://doi.org/10.1016/j.jrp.2006.05.003

  • Джованоли, П. , Цзоу, К.-Х. J. , Ploner, M. и Frey, M. (2003). Трехмерный видеоанализ мимических движений у здоровых добровольцев. Британский журнал пластической хирургии 56(7): 644–652, DOI: https://doi.org/10.1016/S0007-1226(03)00277-7

  • Harris, J.A. , Rushton, J.P. , Hampson, E. и Jackson, DN (1996). Слюнный тестостерон и самооценка агрессивных и просоциальных характеристик личности у мужчин и женщин. Агрессивное поведение 22(5): 321–331, DOI: https://doi.org/10.1002/(SICI)1098-2337(1996)22:5<321::AID-AB1>3.0.CO;2 -М

  • Хэвиленд, Дж. М. и Лелвика, М. (1987). Индуцированный аффективный ответ: реакции 10-недельных младенцев на три выражения эмоций. Психология развития 23(1): 97–104, DOI: https://doi.org/10.1037/0012-1649.23.1.97

  • Hermans, EJ , Putman, P. и van Honk, J. (2006). Введение тестостерона снижает эмпатическое поведение: исследование мимики лица. Психонейроэндокринология 31(7): 859–866, DOI: https://doi.org/10.1016/j.psyneuen.2006.04.002 PMid: 16769178. 

  • Hermans, E.J. , van Wingen, G. , Bos, PA , Putman, P. и van Honk, J. (2009). Снижение спонтанной мимики лица у женщин с аутичными чертами. Биологическая психология 80(3): 348–353, DOI: https://doi.org/10.1016/j.biopsycho.2008.12.002 PMid: 141. 

  • Гесс, У. и Буржуа, П. (2010). Ты улыбаешься – я улыбаюсь: выражение эмоций в социальном взаимодействии. Биологическая психология 84(3): 514–520, DOI: https://doi.org/10.1016/j.biopsycho.2009.11.001 PMid: 19

    1. 

  • Hess, U. и Fischer, A. (2013). Эмоциональная мимикрия как социальная регуляция. Обзор личности и социальной психологии , DOI: https://doi.org/10.1177/1088868312472607 1088868312472607. PMid: 23348982.

  • Якобони, М. (2009 г.). Подражание, эмпатия и зеркальные нейроны. Annual Review of Psychology 60: 653–670, DOI: https://doi.org/10.1146/annurev.psych.60.110707.163604 PMid: 18793090. 

  • Joyal, C.C. , Jacob, L. , Cigna, M.-H. , Гуэ, Ж.-П. и Рено, стр. (2014). Виртуальные лица, выражающие эмоции: первоначальное сопутствующее и конструктивное исследование валидности. Frontiers in Human Neuroscience 8: 787.DOI: https://doi.org/10.3389/fnhum.2014.00787 PMid: 25324768; Идентификатор PMC: PMC4179743.

  • Karremans, JC и Verwijmeren, T. (2008). Подражание привлекательным людям противоположного пола: роль статуса романтических отношений. Бюллетень личности и социальной психологии , DOI: https://doi.org/10.1177/0146167208316693 PMid: 18453390. 

  • Кенрик, Д. Т. , Садалла, Э. К. , Грот, Г. и Trost, MR (1990). Эволюция, черты и этапы ухаживания за людьми: квалификация модели родительского инвестирования. Journal of Personality 58(1): 97–116, DOI: https://doi.org/10.1111/j.1467-6494.1990.tb00909.x PMid: 23750377. 

  • Korb, S. , С, S. , Niedenthal, P. , Kaiser, S. и Grandjean, D. (2014). Восприятие и мимика движений лица предсказывают суждения об подлинности улыбки. PLoS ONE 9(6)DOI: https://doi.org/10.1371/journal.pone.0099194 PMid: 24918939; Идентификатор PMC: PMC4053432.

  • Kraut, RE (1982). Социальное присутствие, лицевая обратная связь и эмоции. Journal of Personality and Social Psychology 42(5): 853–863, DOI: https://doi.org/10.1037/0022-3514.42.5.853

  • Крумхубер, Э. и Каппас, А. (2005). Движущиеся улыбки: роль динамических компонентов в восприятии подлинности улыбки. Journal of Nonverbal Behavior 29(1): 3–24, DOI: https://doi.org/10.1007/s10919-004-0887-x

  • Kulesza, W. , Dolinski, D. , Huisman, A. и Majewski, R. (2014). Эффект эха Сила словесной мимикрии влиять на просоциальное поведение. Journal of Language and Social Psychology 33(2): 183–201, DOI: https://doi.org/10.1177/0261927X13506906

  • Курциус Э. (2015). Экстравертный хамелеон: влияние личности на мимикрию вербального поведения. Journal of Individual Differences 36(2): 80–86, DOI: https://doi.org/10.1027/1614-0001/a000159

  • Kurzius, E. и Borkenau, P. (2015). Предшественники и последствия мимикрии: натуралистический подход к взаимодействию. European Journal of Personality 29(2): 107–124, DOI: https://doi.org/10.1002/per.1990 

  • Лэрд, Дж.Д. (1974). Самоатрибуция эмоций: влияние экспрессивного поведения на качество эмоционального опыта. Journal of Personality and Social Psychology 29(4): 475–486, DOI: https://doi.org/10.1037/h0036125 PMid: 4818323. 

  • Laird, J. D. Alibozak, T. Davainis, D. Deignan, K. Fontanella, K. Hong, J. Pacheco, C.1 Pacheco, (1994).Индивидуальные различия в эффектах спонтанной мимикрии на эмоциональное заражение. Мотивация и эмоции 18(3): 231–247, DOI: https://doi.org/10.1007/BF02254830 

  • Lakin, JL , Jefferis, VE , Cheng, C.M. и Chartrand, TL (2003). Эффект хамелеона как социальный клей: свидетельство эволюционного значения бессознательной мимикрии. Journal of Nonverbal Behavior 27(3): 145–162, DOI: https://doi.org/10.1023/A:1025389814290 

  • Липпс, Т. (1907 г.). Das Wissen von fremden Ichen. Psychologischen Untersuchungen 1: 694–722.

  • Lundqvist, D. , Flykt, A. и Öhman, A. (1998). Эмоциональные лица Каролинской направленности (KDEF) . Стокгольм: Каролинский институт.

  • Лундквист, Л.-О. и Dimberg, U. (1995).Выражение лица заразительно. Журнал психофизиологии 9(3): 203–211.

  • Мацумото, Д. и Экман, П. (1988). Японские и кавказские выражения эмоций и нейтральные лица (JACFEE и JACNeuF). Лаборатория человеческого взаимодействия Калифорнийского университета, Сан-Франциско, 401, получено с http://scholar.google.com/scholar?cluster=11776463585312451579&hl=en&oi=scholarr.

  • Макинтош, Д.N. , Reichmann-Decker, A. , Winkielman, P. и Wilbarger, JL (2006). Когда разбивается социальное зеркало: дефицит автоматической, но не произвольной мимики эмоциональных выражений лица при аутизме. Developmental Science 9(3): 295–302, DOI: https://doi.org/10.1111/j.1467-7687.2006.00492.x PMid: 16669800. 

  • Мергл, Р. , Маврогиоргу, П. , Хегерл, У. и Юкель, Г. (2005 г.). Кинематический анализ эмоционально индуцированных выражений лица: новый инструмент для исследования гипомимии у пациентов, страдающих депрессией. Журнал неврологии, нейрохирургии и психиатрии 76(1): 138–140, DOI: https://doi.org/10.1136/jnnp.2004.037127 PMid: 15608017; Идентификатор PMC: PMC1739316.

  • Moody, EJ и McIntosh, DN (2011). Мимикрия динамических эмоциональных и чисто моторных стимулов. Социальная психология и наука о личности 2(6): 679–686, DOI: https://doi.орг/10.1177/1948550611406741 

  • Ниденталь, С. М. , Августинова, М. , Рычловская, М. , Droit-Volet, S. , Zinner, Л. , Knafo, A. и Брауэр, М. (2012). Негативные отношения между использованием пустышки и эмоциональной компетентностью. Базовая и прикладная социальная психология 34(5): 387–394, DOI: https://doi.org/10.1080/01973533.2012.712019

  • Оберман, Л.М. , Winkielman, P. и Ramachandran, VS (2007). Лицом к лицу: блокирование мимики лица может выборочно ухудшить распознавание выражений эмоций. Социальная неврология 2(3–4): 167–178, DOI: https://doi.org/10.1080/174701391943 PMid: 18633815. 

  • Палермо, Р. и Кольтхарт, М. (2004). Фотографии выражения лица: точность, время отклика и оценка интенсивности. Методы, инструменты и компьютеры исследования поведения 36(4): 634–638, DOI: https://doi.org/10.3758/BF03206544 

  • Prentice, DA и Carranza, E. (2002). Какими женщины и мужчины должны быть, не должны быть, могут быть и не должны быть: содержание предписывающих гендерных стереотипов. Psychology of Women Quarterly 26(4): 269–281, DOI: https://doi.org/10.1111/1471-6402.t01-1-00066

  • Rauchbauer, B. , Majdandžic´, J. , Hummer, A. , Windischberger, C. и Ламм, С. (2015). Отдельные нервные процессы участвуют в модуляции мимикрии членством в социальной группе и эмоциональными выражениями. Cortex 70: 49–67, DOI: https://doi.org/10.1016/j.cortex.2015.03.007

  • Rueff-Lopes, R. , Navarro, J. , Caetano, A. и Silva, A. J. (2015). Анализ цепи Маркова эмоционального обмена при голосовом общении: проверка мимикрии гипотезы эмоционального заражения. Human Communication Research 41(3): 412–434, DOI: https://doi.org/10.1111/hcre.12051 

  • Рымарчик, К. , Беле, К. , Грабовска, А. и Майчински, Х. (2011). Активность ЭМГ в ответ на статическую и динамическую мимику. International Journal of Psychophysiology: Official Journal of the International Organization of Psychophysiology 79(2): 330–333, DOI: https://doi.org/10.1016/j.ijpsycho.2010.11.001 PMid: 21074582. 

  • Safdar, S. , Фридлмье, W. , Matsumoto, D. , You, S. H. , Kwantes, C. T. , Kakai, H. и Shigemasu, E. (2009) . Вариации правил эмоционального отображения внутри и между культурами: сравнение между Канадой, США и Японией. Canadian Journal of Behavioral Science/Revue Canadienne Des Sciences Du Comportement 41(1): 1–10, DOI: https://doi.орг/10.1037/a0014387

  • Schneider, KG , Hempel, RJ и Lynch, TR (2013). Это «покерфейс» может проиграть вам в игре! Влияние экспрессивного подавления и мимики на чувствительность к выражению эмоций на лице. Emotion (Вашингтон, округ Колумбия) 13(5): 852–866, DOI: https://doi.org/10.1037/a0032847 PMid: 23795586. 

  • Шульте-Рютер, М. , Маркович, Х.J. , Shah, NJ , Fink, G. R. и Piefke, M. (2008). Гендерные различия в сетях мозга, поддерживающих эмпатию. NeuroImage 42(1): 393–403, DOI: https://doi.org/10.1016/j.neuroimage.2008.04.180 PMid: 18514546.

  • Сфорца, К. , Галанте, Д. , Шираи, Ю. Ф. и Феррарио, В. Ф. (2010). Трехмерное исследование мимики лица у здоровых молодых людей. Журнал черепно-челюстно-лицевой хирургии: официальная публикация Европейской ассоциации черепно-челюстно-лицевой хирургии 38(6): 409–415, DOI: https://doi.org/10.1016/j.jcms.2009.10.018 PMid: 19932974. 

  • Симпсон, Э. и Фрагаси, Д. (2010). Можем ли мы действительно исключить из этого гендер? Индивидуальные различия и модель Simulation of Smiles. Behavioral and Brain Sciences 33(06): 459–460, DOI: https://doi.org/10.1017/S0140525X10001342

  • Sonnby-Borgström, M. (2002). Автоматические мимикрии, связанные с различиями в эмоциональной эмпатии. Scandinavian Journal of Psychology 43(5): 433–443, DOI: https://doi.org/10.1111/1467-9450.00312 PMid: 12500783. 

  • Sonnby-Borgström, M. , Jönsson, P. и Svensson, O. (2003). Эмоциональная эмпатия в связи с мимикрией на разных уровнях обработки информации. Journal of Nonverbal Behavior 27(1): 3–23, DOI: https://doi.org/10.1023/A:1023608506243 

  • Зоннби-Боргстрем, М., Jönsson, P. и Svensson, O. (2008). Гендерные различия в имитации лица и эмоциональном заражении, сообщаемом устно, от спонтанного до эмоционально регулируемого уровня обработки. Scandinavian Journal of Psychology 49(2): 111–122, DOI: https://doi.org/10.1111/j.1467-9450.2008.00626.x PMid: 18352980. 

  • Soussignan, R. , Chadwick, M. , Philip, L. , Conty, L. , Dezecache, G. и Грез, Дж. (2013). Самостоятельная оценка направления взгляда и динамической мимики: влияние на электромиографические и вегетативные реакции лица. Emotion (Вашингтон, округ Колумбия) 13(2): 330–337, DOI: https://doi.org/10.1037/a0029892 PMid: 22985342. 

  • Stel, M. van Baaren, R. B. Blascovich, J. van Dijk, E. McCall, C. Pollmann, M. M. H. , R. 905 и др. (2010). Влияние априорной симпатии на возникновение мимикрии. Experimental Psychology 57(6): 412–418, DOI: https://doi.org/10.1027/1618-3169/a000050 PMid: 20178935. 

  • Stel, M. , van den Bos, K. , Sim, S. и Rispens, S. (2013). Мимикрия и справедливые мировоззрения: мимикрия заставляет людей смотреть на мир как на более личностно справедливый. Британский журнал социальной психологии / Британское психологическое общество 52(3): 397–411, DOI: https://doi.org/10.1111/j.2044-8309.2011.02084.x PMid: 22150433. 

  • Strack, F. , Martin, L.L. и Stepper, S. (1988). Ингибирующие и облегчающие условия человеческой улыбки: ненавязчивая проверка гипотезы лицевой обратной связи. Journal of Personality and Social Psychology 54(5): 768–777, DOI: https://doi.org/10.1037/0022-3514.54.5.768 PMid: 3379579. 

  • Сан, Х. , Труонг, К.P. , Pantic, M. и Nijholt, A. (2011). На пути к распознаванию визуальной и голосовой мимики при взаимодействии человека с человеком. 2011 Международная конференция IEEE по системному человеку и кибернетике (SMC). : 367–373, DOI: https://doi.org/10.1109/ICSMC.2011.6083693

  • Tschacher, W. , Rees, GM и Ramseyer, F. (2014). Невербальная синхронность и аффект в диадных взаимодействиях. Frontiers in Psychology 5 (1323) DOI: https://doi.org/10.3389/fpsyg.2014.01323 PMid: 25505435; Идентификатор PMC: PMC4241744.

  • van Baaren, RB , Holland, RW , Kawakami, K. и van Knippenberg, A. (2004). Мимикрия и просоциальное поведение. Psychological Science 15(1): 71–74, DOI: https://doi.org/10.1111/j.0963-7214.2004.01501012.x PMid: 14717835. 

  • Ван Баарен, Р. Б. , Мэддакс, В. В. , Чартран, Т.L. , de Bouter, C. и van Knippenberg, A. (2003). Для имитации требуются двое: поведенческие последствия самоинтерпретаций. Journal of Personality and Social Psychology 84(5): 1093–1102, DOI: https://doi.org/10.1037/0022-3514.84.5.1093 PMid: 12757151. 

  • van Straaten, I. , Engels, RCME , Finkenauer, C. и Holland, RW (2008). Половые различия в краткосрочных партнерских предпочтениях и поведенческой мимикрии: полунатуралистический эксперимент. Archives of Sexual Behavior 37(6): 902–911, DOI: https://doi.org/10.1007/s10508-007-9179-y PMid: 17682936. 

  • Врана, С. Р. и Гросс, Д. (2004). Реакции на выражение лица: влияние социального контекста и речевого беспокойства на реакцию на нейтральные выражения, гнев и радость. Биологическая психология 66(1): 63–78, DOI: https://doi.org/10.1016/j.biopsycho.2003.07.004 PMid: 15019171. 

  • Веджвуд, Н. (2004 г.). Бьется как мальчик: австралийская школьница правит футболом и двуполым женским воплощением. ЖУРНАЛ СОЦИОЛОГИИ СПОРТА 21: 140–162.

  • Водак, Р. (1989). Язык, власть и идеология: исследования политического дискурса . Издательство John Benjamins, DOI: https://doi.org/10.1075/ct.7

  • Ямасуэ, Х. Абэ, О. Суга, М. Ямада, Х. Роджерс, М.А. Аоки, С. Касаи, К. и др. (2008 г.). Связанная с полом нейроанатомическая основа человеческого альтруистического сотрудничества. Cerebral Cortex (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: 1991) 18(10): 2331–2340, DOI: https://doi.org/10.1093/cercor/bhm254 PMid: 18234682. 

  • Young, IM (1980). Метание как девушка: феноменология подвижности и пространственности женского тела. Human Studies 3(2): 137–156, DOI: https://doi.org/10.1007/BF02331805 

  • Zajonc, R.B. , Adelmann, P.K. , Murphy, S.T. и Niedenthal, P.M. (1987). Конвергенция во внешности супругов. Мотивация и эмоции 11(4): 335–346, DOI: https://doi.

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.