Содержание

Хищное насекомое с трупным ядом замечено в Волгограде

Не самая приятная встреча произошла у жителей Советского района с насекомым, напоминающим крупного паука. «Блокнот Волгограда» 12 июля узнал у эксперта, что это за существо, насколько оно опасно и что бывает при попадании трупного яда после укуса.

Соседство с мохнатыми насекомыми оказалось для волгоградцев серьезным испытанием.

— А мы походу переезжаем с прекрасного ЖК «Янтарный город», — прокомментировали свои ощущения авторы фото.

Крупное насекомое, которое так встревожило волгоградцев своим видом, называется сольпуга. Это членистоногое из класса паукообразных, способное достигать размеров до 7 сантиметров. У ночного хищника много имен, каждое из которых способно пошатнуть нервы чувствительного человека с ярким воображением: верблюжий паук, ветряный скорпион… В Южной Африке сольпуг называют парикмахерами или брадобреями: местные верят, что эти насекомые способны выстригать волосы людей, а потом использовать биоматериал при обустройстве гнёзд.

Добрые вести – сольпуга неядовитая. Для огорода она и вовсе прекрасный обитатель.

— Зверушка замечательная и полезная, — поясняет кандидат биологических наук и доцент кафедры «Садоводство и защита растений» ВолГАУ Татьяна Карпова. — Сольпуга — прожорливый хищник, который способен поедать вредителей в огороде. В Волгограде водится довольно много сольпуг, но люди встречают их нечасто, потому что членистоногие показывают сумеречную активность и на охоту выходят по ночам.

У сольпуг нет ядовитых желез, но опасность могут представлять мощные ротовые придатки – хелицеры  с зубами. Им насекомое способно прокусить кожу человека и занести бактериальную флору. Какую именно – зависит от каждого конкретного случая.

— На хелицерах сольпуги может образовываться так называемый трупный яд. После укуса на коже бактерии оставят покраснение. Первое что, что нужно сделать из доврачебное помощи – выпить антигистаминный препарат, чтобы обезопасить себя от аллергии, и обработать место повреждения дезинфицирующим раствором.

Крупные особи сольпуг в состоянии пробить мощными хелицерами не только кожу, но человеческий ноготь, срезать шерсть и перья у жертвы, а также разрезать небольшие кости птиц.

На выходных страшный паук напугал волгоградскую семью, которая разбирала вещи в доме. 
 
Ранее волгоградцев предупредили о других хищных насекомых на улицах, которых некоторые путают в саранчой. 

Если вы встретили необычное или пугающее насекомое, то присылайте фото в редакцию «Блокнота Волгограда» в Whatsapp по номеру 8-999-626-93-55

Анна Нефёдова

Новости на Блoкнoт-Волгоград

Насекомое с крупным калибром | Warspot.ru

В начале Второй мировой войны немецкие военные стали лидерами по использованию самоходной артиллерии. Грамотно воспользовавшись концепцией механической тяги артиллерии, они планомерно совершенствовали её, получив к середине войны широкий спектр самоходных артиллерийских установок. Это касалось и гаубичных самоходных установок: впервые их применили ещё во Франции в мае 1940 года, но по-настоящему массово лёгкие гаубичные САУ стали воевать ближе к середине 1943 года. Сегодня речь пойдёт о

Grille («Сверчок») — наиболее удачных лёгких САУ со 149-мм орудием sIG 33.

Лучшее шасси для большого орудия

Идею взгромоздить 149-мм тяжёлое пехотное орудие sIG 33 на самоходное шасси немецкие конструкторы реализовали ещё в начале 1940 года. Используя шасси лёгкого танка Pz.Kpfw.I Ausf.B,, на заводе Alkett спроектировали самоходную установку 15 cm sIG 33 (mot S) auf Pz.Kpfw.I Ausf.B. Конверсия получилась быстрой по скорости разработки, но нельзя сказать, что особо удачной. Машина была слишком высокой и перегруженной, поэтому на марше орудие чаще всего возили не на САУ, а прицепленным за ней.

Понимая, что шасси Pz.Kpfw.I мало подходит для установки столь большого и тяжёлого орудия, на заводе Alkett запустили работы по созданию аналогичной по назначению боевой машины, но уже с использованием базы Pz.Kpfw.II Ausf.C. На сей раз колёса с орудия сняли, что существенно уменьшило высоту САУ. Вместе с тем испытания показали, что внутри становится слишком тесно, и в неизменном виде Pz.Kpfw.II использовать не получится. Так на свет появилась 15 cm sIG 33 B Sfl, представлявшая собой удлинённое шасси Pz.Kpfw.II с другим двигателем. Благодаря этому удалось организовать внутри более просторное боевое отделение. Впрочем, и 15 cm sIG 33 B Sfl не стала удачной конструкцией. Боекомплект машины составлял всего 10 выстрелов, а боевая масса — 16 т. В результате удельная мощность оказалась ниже 10 л. с. на тонну, что сказалось не только на подвижности, но и на надёжности. Неудивительно, что 15 cm sIG 33 B Sfl выпустили ещё более скромным тиражом, чем предшественницу — всего 20 единиц.

Опытный образец Geschützwagen 38 für sIG 33/1 (Sf.), ноябрь 1942 года.

Ещё до запуска 15 cm sIG 33 B Sfl в серию немецкое командование начало догадываться, что использование собственных лёгких танков как базы для подобных штурмовых САУ не является удачной идеей. Помимо существенных проблем с подвижностью и боекомплектом имелись проблемы концептуального характера. Согласно общей идее, штурмовые САУ должны были бороться с вражескими укреплениями, находясь на расстоянии прямого выстрела. Это означало, что стрелять придётся почти в упор. С учётом того, что шасси Pz.Kpfw.I и Pz.Kpfw.II имели противопульную броню, эта концепция выглядела крайне смелой. Одним словом, потребовалась ещё и противоснарядная броня. Именно такую машину заказали фирме Škoda, которая к тому моменту уже находилась под контролем СС.

На Škoda всё ещё не теряли надежды протолкнуть в немецкую армию собственные танки и САУ. Как раз на базе одного такого танка, T-23 (также указывается более ранняя модель T-21), разработали штурмовую САУ. Она получила обозначение Voss II в честь генерального директора компании Вильгельма Фосса (по совместительству почётного штандартенфюрера СС). Концепция Voss II повторяла машины разработки Alkett: с танка снималась башня и подбашенная коробка. На их месте оборудовалось открытое сверху боевое отделение, куда «имплантировали» sIG 33 без колёс, но с лафетом.

Согласно заданию, боевая масса задавалась на уровне 16 т, судя по Voss I, реально она скорее составляла 18 т. Ввиду того, что база T-23 была больше, внутри боевое отделение получалось просторнее, чем у разработок Alkett. Ещё одним преимуществом Voss II являлась более мощная защита лобовой части корпуса (толщину лобовых листов довели до 50 мм). Кроме того, машина получалась более подвижной. Главной же её проблемой стало шасси T-23: дело в том, что к осени 1941 года интерес немецких военных к этому танку стал снижаться, поэтому построенный в 1942 году макет Voss II оказался уже не нужен.

Эта же машина в боевом положении.

Тема Voss II позже эволюционировала в самоходную установку StuIG 33 и Strumpanzer, причём в обоих случаях оказалась задействована Škoda. Проблема состояла в том, что войска продолжали остро нуждаться в лёгких штурмовых САУ: несмотря на все недостатки, батареи, вооружённые такими машинами, показали себя вполне эффективными. По этой причине в середине 1942 года Alkett вновь оказалась задействована в создании лёгкой штурмовой САУ. К тому моменту уже было ясно, что лёгкие танки изжили себя на поле боя, поэтому работы постепенно смещали в сторону создания САУ на их базе. В числе устаревших машин оказалась и Pz.Kpfw.38(t).

Окончательно выпуск танков данного типа прекратился в июне 1942 года — к тому времени уже три месяца выпускался истребитель танков Pz.Sfl.2 für 7,62 cm Pak 36 на той же базе. Разработал эту машину всё тот же Alkett, входивший в состав Rheinmetall-Borsig. Приступив к новому заданию, конструкторы Alkett во многом повторили концепцию Pz.Sfl.2 für 7,62 cm Pak 36, то есть максимальное использование верхней части базового шасси с минимальным вмешательством в его конструкцию. Это позволило использовать уже имевшиеся на BMM танковые шасси.

Боевое отделение, вид сверху. Конструкторы Alkett «выжали» из шасси Pz.Kpfw.38(t) максимум возможного объёма, сохранив боевую массу на приемлемом уровне.

Первый опытный образец самоходной установки был готов ближе к концу 1942 года. С точки зрения шасси изменения оказались минимальными. Больше всего пришлось переделывать лобовой лист, оставшийся от подбашенной коробки. В отличие от истребителя танков, на штурмовой САУ место стрелка в отделении управления ликвидировали, причём вместе со смотровым прибором и пулемётной установкой. Переделывать пришлось и место механика-водителя. В отличие от Pz.Sfl.2 für 7,62 cm Pak 36, где броня прикрывала расчёт только спереди и отчасти с боков, на новой машине получилась полноценная рубка. Это имело свои достоинства и недостатки. С одной стороны, высота машины выросла до 2,4 м, что делало её хорошей мишенью. С учётом того, что толщина лобовой брони рубки составляла 25 мм, а бортов — 15 мм, она защищала только от ружейно-пулемётного огня. С другой стороны, истребители танков семейства Marder II/Marder III были ничуть не ниже. К тому же полноценная рубка, открытая сверху, появилась не просто так: с внутренней стороны бортов размещался боекомплект и радиостанция, иного способа обеспечить нормальный боезапас не было.

Производство Geschützwagen 38 für sIG 33/1 (Sf.) на заводе BMM в Праге.

Специально под новую самоходную установку, получившую обозначение Geschützwagen 38 für sIG 33/1 (Sf.), на Rheinmetall переделали орудие. Качающаяся часть орудия, имевшего индекс 15 cm sIG 33/I, осталась без изменений, а лафет переделали так, чтобы он занимал минимум места в боевом отделении. В результате боевое отделение получилось, возможно, не самым удобным, но вполне просторным для командира, наводчика, заряжающего и замкового. При этом полноценные сиденья имелись только у механика-водителя и наводчика, заряжающий и командир (он на опытном образце находился справа, за механиком-водителем) сидели на «жёрдочках», а замковой и вовсе размещался на «тазике».

Несмотря на довольно скромные габариты шасси, конструкторы Alkett умудрились разместить боекомплект аж в 15 выстрелов, что с учётом габаритов и калибра действительно достижение. Для сравнения, у Hummel боекомплект составлял 18 выстрелов, и это при куда бо́льших габаритах. Высота линии огня по сравнению с куда более низкой Pz.Sfl.2 für 7,62 cm Pak 36 выросла ненамного: с 1500 до 1830 мм. Самым же главным параметром стала масса: у Geschützwagen 38 für sIG 33/1 (Sf.) она составила 11,5 тонны, то есть всего на две неполные тонны больше, чем у Pz.Kpfw.38(t). Вдобавок машина получила более мощный 150-сильный мотор Praga AC, в результате чего удельная мощность даже чуть выросла.

Серийный образец Grille. Машина немного отличалась от опытной как снаружи, так и изнутри.

По итогам испытаний конструкцию Geschützwagen 38 für sIG 33/1 (Sf.) немного изменили. Если на прототипе подвижная бронировка орудия ходила по салазкам вверх-вниз, то на серийном образце бронировка откидывалась вперёд. Куда более важным изменением стала «перетряска» размещения экипажа. Командира перевели на место заряжающего, при этом он получил полноценное сиденье, а радиостанция вместе с антенным портом переместилась в левый задний угол рубки. В связи с рокировкой мест несколько изменилось и размещение боекомплекта. В любом случае переделки несли незначительный характер. Важным было то, что наконец удалось создать вполне подвижную САУ, имеющую минимально необходимый боекомплект.

В серийной САУ командир переместился на место, которое ранее занимал заряжающий.

Как и в случае с Pz.Sfl.2 für 7,62 cm Pak 36, завод Alkett являлся лишь разработчиком машины. Предприятие и так было загружено выпуском другой продукции, поэтому добавлять в ассортимент ещё и САУ на чешском шасси никто не собирался. Контракт на 200 машин получил, разумеется, завод BMM. Поскольку в работу пошли отчасти готовые шасси, темп выпуска оказался довольно высоким, хотя первоначальный план начали выполнять с опозданием на месяц. Первые 25 самоходных установок построили в феврале 1943 года, 40 — в марте, 52 — в апреле, 52 — в мае и 31 — в июне. Позже, в октябре 1943 года, изготовили ещё 10 машин данного типа. К тому моменту машина уже получила индекс Grille (нем. — кузнечик).

В отличие от индекса Marder III, который в документах использовался редко, индекс Grille можно встретить в переписке. Например, в докладе Гудериана от 4 мая 1943 года, посвящённом распределению новых машин, данный индекс упоминается, как и Wespe, Hornisse, но не Marder. Иногда можно встретить и индекс Grille Ausf.H, но к реальности он отношения не имеет. Стоит также отметить, что Grille получали серийные номера по аналогии с танками. Поскольку для выпуска использовались разные шасси, разброс серийных номеров оказался большим — в промежутке 1950-2637.

Последней частью, получившей Grille первой версии, стала 1-я лыжная бригада.

Первые Grille стали отправлять с BMM в марте 1943 года. Специально под эти машины организовали тяжёлые гаубичные батареи, формировавшиеся по штату K.St.N. 11206a от 1 мая 1943 года. Согласно штатному расписанию, в батарею входило три взвода по две Grille в каждом. Непосредственно в части новые самоходные установки стали отправлять с апреля 1943 года. Как и предшественниц, направлять Grille стали прежде всего в танковые части. Как правило, в части направлялось по две батареи — такой состав получили 1-я, 16-я, 24-я и 26-я танковые дивизии. Впрочем, уже с мая 1943 года самоходные установки данного типа начали направлять в панцергренадерские дивизии. Первыми из них получили новые САУ 3-я и 29-я панцергренадерские дивизии (по 12 машин), одну батарею передали дивизии «Фельдеррнхалле», а «Великая Германия» выбила себе больше всех — 16 Grille. Попадали они и в части СС: по 12 машин получили дивизии «Лейбштандарт», «Рейх» и «Мёртвая голова». Продолжались поставки и в танковые дивизии: по две батареи получили 17-я, 4-я, 2-я и 5-я танковые дивизии, а также «Герман Геринг». Позже, в начале декабря 1943 года, 4-я танковая дивизия получила ещё 6 Grille. Последние серийные машины данного типа достались 1-й лыжной бригаде.

САУ из состава 1-й дивизии СС «Лейбштандарт», захваченная, вероятнее всего, весной 1944 года. НИБТ Полигон, 1944 год.

Подобно Wespe, Hornisse/Nashorn и Hummel, дебютом Grille стала операция «Цитадель». Эти машины находились в составе 2-й, 4-й и 5-й танковых дивизий, панцергренадерской дивизии «Великая Германия», а также дивизий СС «Лейбштандарт», «Рейх» и «Мёртвая голова». К тому моменту концепция применения подобных машин несколько изменилась. Фактически они занимались скорее поддержкой навесным огнём, чем «штурмовыми» функциями. По этой причине и уровень их потерь поначалу оказался невысоким. Больше всех потеряла 4-я танковая дивизия — шесть машин, 1-я и 5-я танковые дивизии за лето потеряли по одной машине, «Великая Германия» недосчиталась двух Grille. Столь невысокие потери позволяли оперативно использовать имевшийся резерв для пополнения потерь. Как ни странно, в Италии уровень потерь оказался сравним с Восточным фронтом. Например, в ходе сражения за Салерно 16-я танковая дивизия потеряла три Grille, а 26-я танковая дивизия — одну. Ещё раньше, в июле-августе 1943 года, две Grille потеряла 29-я панцергренадерская дивизия, которая сражалась за Сицилию; теряла она машины этого типа и в боях за Салерно. Отчасти потери были связаны с тем, что в Италии приходилось сражаться в гористой местности.

Данная машина была выпущена, скорее всего, в мае 1943 года.

Невысокие потери сделали Grille едва ли не самыми живучими из крупносерийных немецких самоходных установок. Достаточно сказать, что по состоянию на 15 марта 1945 года из 389 выпущенных Grille обоих типов в наличии имелось 137 машин, то есть треть от выпуска. Эти самоходки активно применялись и на советско-германском фронте, и в Италии, и в Нормандии. Правда, живучесть является не самым важным показателем. По вооружению Grille находились между Wespe и Hummel, причём это являлось далеко не достоинством. 15 cm sIG 33 была рассчитана больше на стрельбу прямой наводкой либо на навесной огонь с небольших дистанций. Это означало, что самоходке требовалось подходить на опасные дистанции с высоким риском поражения вражеским огнём. При этом даже увеличенный по сравнению с предшественницами боекомплект всё равно выглядел недостаточным.

На виде сзади хорошо заметна эмблема «Лейбштандарта».

С точки зрения дистанций ведения огня и типа боевой машины ближе всего к Grille была Wespe, у которой дальность стрельбы была более чем вдвое большей, а боекомплект составлял 32 выстрела. Неудивительно, что объём выпуска Wespe оказался существенно выше, хотя и от Grille не отказались. Более того, была разработана вторая версия машины, уже с шасси специальной постройки.

В кильватере Marder III

Вышеупомянутая Wespe отчасти стала катализатором дальнейших работ по совершенствованию Grille. Дело в том, что шасси GW.II, на базе которого и делалась Wespe, признали крайне удачным. За счёт перекомпоновки агрегатов в кормовой части машины удалось сделать боевое отделение, достаточно просторное для размещения четырёх номеров расчёта, гаубицы и 32 выстрелов к ней. Разработали это шасси на всё том же заводе Alkett. Данная разработка понравилось Управлению вооружений, в результате появилась идея создать такое же шасси на базе Pz.Kpfw.38(t). Это шасси получило обозначение Motor vorn — его концепция повторяла идею, реализованную в GW II. За счёт переноса двигателя и системы охлаждения вперёд высвободилось достаточное место для размещения в корме боевого отделения.

Первый образец SF mit sIG 33 auf Fahrgestell Pz.Kpfw.38(t) (Motor Mitter) Ausf.K.

Приоритетом при разработке шасси Motor vorn являлась не штурмовая САУ, а истребитель танков. Задание на разработку шасси BMM получил в феврале 1943 года, а уже в мае началось производство 7.5 cm Pak 43/3 auf Sfl.38 (Ausf.M) Motor vorn. Вскоре после этого было решено оптимизировать выпуск лёгких самоходных установок. Шасси Pz.Kpfw.II решили использовать для выпуска Wespe, а шасси Pz.Kpfw.38(t) понадобились для выпуска истребителей Marder III. Вместе с тем осенью 1943 года стало ясно, что выпуск Grille всё же придется возобновлять. Несмотря на то что для обеспечения огневой поддержки танковых и панцергренадерских частей Wespe подходила лучше, имелось одно узкое место — производственная база. Фактически ежемесячно выпускалось около 40 Wespe и 10-15 подвозчиков боеприпасов, которые в случае необходимости можно было переделать в Wespe. Кроме того, части, вооружённые Grille, несли потери, которые требовалось восполнять. В результате было принято решение о выпуске Grille на шасси Motor vorn. В случае с Grille шасси получило обозначение GW 38 M (Geschützwagen 38 M).

Она же в боевом положении. С точки зрения шасси машина была идентична 7.5 cm Pak 43/3 auf Sfl.38 (Ausf.M) Motor vorn.

С точки зрения шасси новая САУ, первоначально получившая обозначение SF mit sIG 33 auf Fahrgestell Pz.Kpfw.38(t) (Motor Mitter) Ausf.K, ничем не отличалась от 7.5 cm Pak 43/3 auf Sfl.38 (Ausf.M) Motor vorn. Даже листы рубки у истребителя танков и 149-мм САУ оказались одинаковыми. Аналогичными оказались и плюсы, и минусы нового компоновочного решения. Главным недостатком являлось то, что для ремонта и обслуживания двигателя и системы охлаждения требовалось сначала снять орудие, потом носовую часть рубки, крепившуюся на болтах, а затем надмоторную плиту. Всё это требовало кранового оборудования.

С другой стороны, достоинств оказалось куда больше. Во-первых, теперь расчёт боевого отделения мог стоять в полный рост, не рискуя получить пулю в голову. Во-вторых, внутри боевого отделения вполне было достаточно места для четырёх номеров расчёта. Сохранился и боекомплект в 15 выстрелов, причём размещался он более рационально и удобно. В-третьих, наличие откидного люка-«полки» в кормовой части машины упрощало подачу боезапаса, особенно при стрельбе с закрытых позиций, когда выстрелы подавались с земли. Орудие в очередной раз подверглось переделке, получив индекс 15 cm sIG 33/2, изменения позволили ещё компактнее разместить его в боевом отделении. Более компактным стал и стопор по-походному. Стоит также отметить, что боевая масса и динамические характеристики сохранились на уровне предшествующей машины. Правда, при этом толщина брони снизилась, что для САУ данного типа было некритичным.

Благодаря рациональному использованию свободного пространства внутри боевого отделения было вполне просторно для расчёта из 4 номеров.

В серию машина пошла с декабря 1943 года под индексом Geschützwagen 38 M für sIG 33/2 (Sf.). Также её называли Grille, при этом никакого индекса Grille Ausf.M не существовало. К моменту начала выпуска Grille шасси подверглось некоторым изменениям. На BMM, наконец, освоили сварку корпусов — это произошло в ноябре 1943 года. За первый месяц сдали 14 новых САУ, в дальнейшем производство шло невысокими темпами. За январь 1944 года сдали 20 машин, в феврале —18, в марте — 30, в апреле — 15, в мае — 21, в июне — 18, в июле — 14, в августе — 2, в сентябре — 10. Это оказалось связано с тем, что Marder III находился в большем приоритете. Кроме того, с марта 1944 года на BMM начался выпуск истребителей танков Jagdpanzer 38, которые по шасси полностью отличались от Grille. По этой причине в сентябре 1944 года производство САУ свернули.

Подвозчик боеприпасов Munitionswagen (Sf) auf GW 38(t). Внешне он отличался от САУ только «зашитой» амбразурой орудия.

Grille оказалась одним из немногих образцов бронетанковой техники, производство которых возобновлялось. В феврале 1945 года BMM сдал 14 самоходных установок, плюс ещё три в марте. Таким образом, общий объём выпуска составил 179 машин. Они получили серийные номера в промежутке 2851-3674. Столь большой разброс объясняется тем, что по номерам Grille пересекались с Marder. Следует также отметить, что первоначальный заказ составлял 200 машин данного типа, но ввиду более высокого приоритета Jagdpanzer 38 полностью контракт BMM не выполнил.

При необходимости подвозчик боеприпасов переделывался в САУ.

Помимо Grille, на той же базе изготовлялся подвозчик боеприпасов Munitionswagen (Sf) auf GW 38(t). Фактически это была всё та же Grille, но без орудия. Как и подвозчики боеприпасов на базе Wespe, эту машину в случае необходимости можно было переделать в Grille. Первые подвозчики боеприпасов сдали в январе 1944 года, всего их выпустили 5 штук. Далее последовали 10 машин в феврале, 20 — в марте, 18 — в апреле и 49 — в мае (итого 102 машины). Их серийные номера оказались в том же разбросе, что и Grille.

САУ из 1-й лыжной бригады. Наличие САУ обоих типов считалось нормальным.

Отправки Grille нового типа в войска начались с января 1944 года. Как ни странно, первыми новые машины получила 1-я лыжная бригада. В случае отправки в новые части туда обычно направлялись батареи по 6 машин в каждой. Впрочем, за январь-февраль таких случаев было всего два: помимо 1-й лыжной бригады, 6 Grille направили в танковую учебную дивизию. Дополнительно она получила ещё 2 машины. Также в марте 1944 года 12 машин направили во 2-ю танковую дивизию СС. Остальные машины отправлялись по 1-4 штуки в части, уже укомплектованные Grille. Поскольку технически машин двух типов друг от друга не отличались, считалось допустимым эксплуатировать в одной части оба типа Grille.

С точки зрения удобства работы вторая версия Grille получилась даже лучше

Целыми батареями новые самоходки стали поступать в войска с мая 1944 года. В отличие от предыдущей версии САУ, машины с кормовым расположением боевого отделения почти не шли в панцергренадерские дивизии — почти до самого конца войны их направляли на оснащение батарей тяжёлых орудий в танковых дивизиях вермахта и СС. В связи с прекращением выпуска в конце 1944 — начале 1945 года пополнения в части не шло, но в феврале 4 машины направили в 16-ю танковую дивизию, плюс ещё 3 — в 19-ю танковую дивизию. Последними получателями новых Grille стали 20-я и 8-я танковые дивизии, по 6 машин прибыло в марте 1945 года, ещё 4 передали 5 апреля 17-й танковой дивизии.

Самоходки, брошенные весной 1945 года

С точки зрения боевых качеств Geschützwagen 38 M für sIG 33/2 (Sf.) мало чем отличалась от предыдущей версии машины. Из явных плюсов стоит выделить более удобную работу заряжающих, поскольку, как уже говорилось, они могли работать в полный рост, а укладки разместили более рационально. Что же касается применения в бою, то Grille была хороша в том случае, если требовалось вести навесной огонь на ближних дистанциях. Правда, при этом расчёт сильно рисковал, поскольку на небольших дистанциях обнаружить и накрыть эту САУ было легче, чем Hummel или Wespe. Что же касается работы прямой наводкой, то такое использование Grille было редкостью. Очень слабая броня и высокий силуэт оставляли мало шансов на поле боя, тем более что боекомплект размещался по периметру боевого отделения.

Результат попадания в боекомплект. При стрельбе в рубку Grille промахнуться мимо боеукладки было трудно.

Несмотря на то что по состоянию на середину марта 1945 года в войсках числилось ещё 135 Grille обоих типов, до наших дней они почти не сохранились. Единственный выживший экземпляр Geschützwagen 38 für sIG 33/1 (Sf.) был найден в 2000 году на дне реки Энс в Австрии. Машина находится в плохом техническом состоянии, и, когда её восстановят, неизвестно. Больше повезло Geschützwagen 38 M für sIG 33/2 (Sf.) и подвозчику боеприпасов на той же базе. По одной такой машине захватили американские военные, после чего их отправили в США. Обе машины долго экспонировались в «музее» при Абердинском полигоне, а недавно их отреставрировали и отправили в музей артиллерии в Форт-Силл (штат Оклахома).

Конверсия подвозчика боеприпасов. В боевое отделение установили 30-мм автоматическую пушку MK-103.

В заключение стоит сказать, что Grille стали самыми удачными из немецких лёгких САУ, оснащавшихся орудиями калибра 149 мм. Они получились вполне удобными для расчётов и при этом обладали высокой подвижностью. Другое дело, что сама по себе концепция подобной машины оказалась неудачной. Как штурмовая САУ она не годилась, поскольку имела высокий силуэт и противопульную броню, а для навесной стрельбы дистанция оказалась маловата. В отличие от Wespe и Hummel, концепцию которых далее реализовали в ряде стран, Grille последователей не получила.


Источники:

  1. ЦАМО РФ
  2. Архив ČKD
  3. Panzer Tracts No.10 Artillerie Selbstfahrlafetten, Thomas L. Jentz, Hilary L. Doyle, 2002, ISBN 0–9708407–5–6
  4. Nuts & Bolts Vol.22: 15cm sIG33/2 (Sf) auf GW 38(t) Grille Sd.Kfz. 138/1 Part 1 Ausf. M, Heiner F. Duske, Tony Greenland, Detlev Terlisten, Nuts & Bolts, 2008
  5. Nuts & Bolts Vol. 26: 15 cm s.I.G. 33/2 Grille Ausf H. Sd Kfz 138/1, Heiner F. Duske, Tony Greenland, Detlev Terlisten, Nuts & Bolts, 2010
  6. Marder III & Grille, Vladimir Francev, Charles K. Kliment, MBI, 2001, ISBN 80-902238-8-5

Как удалить насекомых с автомобиля? Акция 3+1

С наступлением теплой поры активно начинают просыпаться различные насекомые, которые значительно усложняют жизнь практически каждому. В особенности, множество неудобств они предоставляют автомобилистам, поскольку при езде довольно часто налипают на автомобиль, и их удаление потом занимает достаточно много времени. А процесс этот очень кропотливый и долгий.

Как удалить насекомых с автомобиля?

Ни один автолюбитель не может долго терпеть загрязнения своего авто, в особенности, когда речь идет о многочисленных насекомых, которые налипают на машину и загрязняют ее. И бороться с такими проблемами достаточно тяжело, а в некоторых случаях пятно от очередного насекомого и вовсе удалить кажется невозможным.

Мы предлагаем вам воспользоваться профессиональным средством CARWELL ANTIMOSQITOES для быстрого и легкого удаления остатков насекомых со стекол, пластиковых и хромированных бамперов, капота, решеток радиатора.

Преимущества использования средства CARWELL ANTIMOSQITOES

Применение нашего фирменного состава предоставляет ряд неоспоримых преимуществ, среди которых:

  • Высокая очищающая способность;
  • Легкое нанесение и удаление следов загрязнений;
  • Использовать его можно сколько угодно, нет никаких ограничений по времени, поскольку средство не вредит покрытию автомобиля;
  • С помощью нашего очистителя можно удалить даже застаревшие пятна и следы от насекомых на автомобиле.

Применение состава, при этом, достаточно простое. Необходимо нанести очиститель на поверхность автомобиля, немного подождать, смыть средство водой и протереть поверхность сухой ветошью.

Использование такого состава поможет вам значительно сэкономить свое время и нервы при оттирании очередной мошки, так как риск поцарапать машину полностью исключается.

Также хотим сообщить о небольшой акции. При приобретении средств для бесконтактной мойки в количестве от трех канистр, наш магазин предоставляет специальное средство для удаления насекомых CARWELL ANTIMOSQITOES в подарок.

Идентификация распространенных домашних насекомых-вредителей

Многоножки: 1 дюйм или более, темно-коричневые, со многими короткими ногами, скручиваются и умирают в помещении, обычно встречаются в подвале или возле наружной входной двери. Предотвратить проникновение в дом. Двери с уплотнителями, установить новые пороги, заклеить оконные рамы в подвале. Осушение сырых подвалов.
Домашняя многоножка: более 1 дюйма, серовато-желтая, с 3 продольными темными полосами, парой очень длинных тонких усиков на голове, 15 парами длинных ног, расположенных по бокам тела.Двигайтесь быстро, в основном в подвалах, сырых туалетах и ​​ванных комнатах. Можно увидеть в любой комнате или на улице. Хищник, питается комнатными насекомыми и пауками. Сопровождение на открытом воздухе.
Пауки: разного размера, 8 ног, разного цвета, от желтоватого до черного, гладкие или опушенные, могут иметь или не иметь паутину. Хищники, они питаются насекомыми и другими пауками. Проверьте, нет ли в доме других насекомых, которые могут быть источником пищи для пауков. Многие входят в дом осенью.Заделайте и заделайте щели вокруг дверей и окон.
Чешуйницы или чешуйницы: сплюснутые, около 1/2 дюйма с 3 хвостами, серые или рыжие, найденные в ящиках, шкафах, ванных комнатах, возле печей, других теплых местах и ​​т. д. Осушите помещение, храните книги и документы в герметичных контейнерах.
Уховертки: коричневые, длиной 1/2 дюйма, с клешнями сзади. Время от времени заходить домой. Спецназ или сопровождение на улицу. Держите мусор, мульчу и другие укрытия подальше от дома.
Личинки коврового жука: 1/4 дюйма в длину или меньше, морковкообразные, пушистые, встречаются в шкафах, ванных комнатах, кухнях и т. д. разноцветный или черный, можно найти в любой комнате

Тщательно пропылесосьте все области. Положите чистые шерстяные вещи в герметичные контейнеры. Проверяйте хранящиеся пищевые продукты и специи на предмет заражения и утилизируйте зараженный материал. Храните все травы, специи и сушеные продукты в герметичных контейнерах.Проверьте наличие мертвых мышей, старых гнезд пчел или шершней и т. д. в стенных пустотах или на чердаке. Эти жуки питаются мертвыми насекомыми и мертвыми животными.

Пилообразные зерновые жуки: 1/10 дюйма, узкие, коричневые, по 6 пилообразных выступов на каждой стороне грудной клетки (средняя часть тела), можно найти в кладовой, гараже, любой комнате в доме, где есть зерно, сухофрукты, или корм для птиц может храниться.
 

Рисовые/амбарные долгоносики: 1/8–1/4 дюйма, узкие, от красновато-коричневого до черного, с отчетливой мордой.У рисового долгоносика есть 4 слабых пятна от красноватого до желтоватого цвета на надкрыльях (надкрыльях). Находится в комнате в доме, где хранятся цельное и переработанное зерно и продукты из него. Рисовых долгоносиков привлекает свет, и они могут летать; амбарные долгоносики не умеют летать.

Вакуумировать взрослых жуков. Найдите место заражения и утилизируйте зараженный материал.

Таблетки и клопы: 1/2–3/4 дюйма в длину, сегментированные, серые, овальные, некоторые сворачиваются в шар. Обычно находится возле двери на уровне земли. Предотвратить проникновение в дом. Двери-уплотнители и новые пороги. Нуждается во влажной среде, быстро погибает в помещении.
Тараканы: 1/2 дюйма или больше, от коричневого до черного, с длинными усиками, приплюснутые, кухонные и/или ванные, часто встречаются ночью. Определены виды. Санитарный первичный контроль. Используйте приманки для тараканов.
Книжная тля: очень маленькие (длиной 1-2 мм), насекомые от серого до светло-коричневого цвета, некоторые могут быть крылатыми. Их можно найти внутри или рядом с хранящимися бумагами и книгами. Осушите помещение, храните книги и документы в герметичных контейнерах.

Муравьи: от маленьких до больших, от коричневых до черных, с пережатой талией, шесть ног, обычно на кухне, иногда в других комнатах.

Муравьи-плотники

Опознать муравьев. Блокировать вход снаружи. Используйте приманки для контроля в помещении. Гранулированные приманки и приманочные станции также доступны для использования на открытом воздухе.
Птичьи клещи: очень маленькие, похожие на клещей, кусаются, проникают в дом через окна, вентиляционные отверстия и т. д. Удаление птичьих гнезд из желобов, вентиляционных отверстий, кондиционеров и т. д. Удаление клещей в помещении.
Клеверные клещи: очень мелкие, красновато-коричневые, шаровидные, ножки желтоватые. Первая пара ног намного длиннее другой, держится впереди тела. Ползайте по солнечным сторонам зданий, проникайте через щели, вокруг окон, дверей и вентиляционных отверстий. Живут в основном на газонах, питаются травой, не причиняют вреда. Как правило, это проблема новых газонов и новых домашних участков. Пропылесосьте любых клещей в помещении.Исключите клещей, законопатив оконные и дверные рамы и любые щели. По возможности используйте защитную пленку, чтобы они не заползали под окна. Временный метод исключения клещей – заклеить окна малярным скотчем.
Клопы-боксельдеры: красные и черные насекомые с южной стороны дома, иногда проникают внутрь. Затяните оконные сетки, заделайте трещины и закройте вентиляционные отверстия. Пылесосить в помещении. На открытом воздухе управление не требуется.
Разноцветные жуки-божьи коровки (жуки): цвет варьируется, от оранжевого до красного, некоторые с пятнами, 1/4, круглый жук, вокруг окон, крыльца-ширмы, сбоку дома в солнечный осенний день. Подмести в помещении и выпустить наружу, безвредно. Хищники тли. Закройте входы снаружи дома.

Апокалипсис насекомых уже здесь

Недалеко от центра старого города бумажная вывеска размером ненамного больше визитной карточки указывает на флегматичную штаб-квартиру общества, исследования которого вызвали столько шума. Когда оно было основано в 1905 году, общество работало в другом здании, которое было разрушено, когда Великобритания бомбила город во время Второй мировой войны.(К тому времени, когда упали бомбы, члены переместили свои драгоценные записи и коллекции насекомых, некоторые из которых датировались 1860-ми годами, в подземный бункер.) В настоящее время общество использует более 6000 квадратных футов старого трехэтажного здания. школа как место для хранения. Попросите провести экскурсию по коллекциям, и вы услышите такие предложения, как «Вся эта комната — чешуекрылые», относящиеся к бывшему классу, набитому тем, что я сначала принял за полки с книгами, но на самом деле это бесчисленные деревянные рамы с приколотыми бабочки и мотыльки; а в еще большей комнате «все шмели здесь собраны до Второй мировой войны, с 1880 по 1930 год»; и, открыв ящик, полный пчелиного пота: «Это новая коллекция, которой всего 30 лет.

На книжных полках я насчитал 31 любимый том из серии «Жуки Средней Европы». Книга на 395 страниц, в которой каталогизированы образцы ос-пауков — где они были собраны; где они хранились — из западной Палеарктики, на обложке написано «1948-2008». Я спросил своего гида, члена общества по имени Мартин Сорг, который был одним из ведущих авторов статьи, отражают ли эти даты время сбора образцов. «Нет, — ответил Зорг, — именно столько времени понадобилось автору для этой работы.

Зорг, который сам скручивает сигареты и носит очки Джона Леннона, чьи седые волосы отрастают до плеч, не является вольным типом, когда дело доходит до его работы с насекомыми. И его работа с насекомыми — это все, о чем он хочет говорить. «Мы думаем, что важны подробности о природе и сокращении биоразнообразия, а не подробности об историях жизни энтомологов», — объяснил Зорг после того, как он и Вернер Стенманс, член общества, чье имя появилось рядом с именем Зорга в газете 2017 года, отклонили мои вопросы об их основной работе.С подозрением отношусь к статье, посвященной ему как личности, Зорг также не хотел говорить о том, что привлекло его к энтомологии в детстве, или даже о том, что было в некоторых видах ос, что заставило его посвятить столько времени своей жизни. жизнь к их изучению. «Обычно мы рассказываем истории жизни, когда кто-то мертв», — сказал он.

Для настороженности была причина. Члены общества не любят, когда их снова и снова описывают в новостях как «любителей». По их мнению, такая формулировка отражает слишком узкое понимание того, что значит быть экспертом или даже ученым — что значит изучать мир природы.

Любители уже давно предоставили нам большую часть разрозненных знаний о природе. Эти исследования пчел и бабочек? Большинство из них зависит от массовой мобилизации добровольцев, готовых ходить по пересеченной местности и считать насекомых каждые две недели или каждый год, год за годом. Таким же образом были собраны страшные цифры об уменьшении числа птиц, хотя, поскольку птиц бывает трудно обнаружить, волонтерам часто приходится учиться распознавать их по звукам. В Британии, где особенно сильны традиции любительского натурализма, клопы изучены лучше всего в мире.Какими бы технологически развитыми мы ни были, мир природы по-прежнему остается очень большим и сложным местом, и лучший способ узнать, что происходит, — это провести много времени, наблюдая за ним. Латинский корень слова «любитель» — это, в конце концов, слово «любовник».

Некоторые из этих граждан-ученых — настоящие новички, цепляющиеся за полевых проводников; другие, движимые собственной страстью и продолжающие давнюю традицию «любительского» натурализма, далеко не новички. Подумайте о викторианцах с их сачками для бабочек и шкафчиками для диковин; Владимира Набокова, чьи теории об эволюции голубых бабочек Polyommatus игнорировались до тех пор, пока их правильность не была подтверждена анализом ДНК более чем через 30 лет после его смерти; о молодом Чарльзе Дарвине, который прогуливал занятия в Кембридже, чтобы собирать жуков в Викен-Фен, и однажды положил себе в рот живого жука, потому что его руки уже были полны других жуков.

Крефельдское общество управляется добровольцами, и многие члены имеют другую работу в несвязанных областях, но они также обладают огромными знаниями о насекомых, накопленными за годы того, что другие люди могли бы счесть навязчивым вниманием. Некоторые изучают экологию или эволюционную таксономию своих любимых видов, составляют карты их популяций или разводят их для изучения истории их жизни. Все оттачивают свои навыки распознавания видов, собирая собственные коллекции тщательно приколотых и помеченных насекомых, подобных тем, что заполняют складские помещения общества.Зорг подсчитал, что из 63 членов общества треть имеет высшее образование по таким предметам, как биология или науки о Земле. Еще треть, по его словам, «высокоспециализированные и высококвалифицированные, но они никогда не посещали университет», а оставшаяся треть — настоящие любители, которые все еще находятся в процессе становления «настоящими» энтомологами: «Некоторые из них могут также иметь степень из университета, но, на наш взгляд, они новички».

Арт-объект Страница

Происхождение

Император Австрии Рудольф; Лессинг Дж.Розенвальд, Алверторп, Пенсильвания; подарок NGA, 1987.

История выставки
1998
Кабинет коллекционера, Национальная художественная галерея, Вашингтон, 1998, вып.76.
1999
От ботаники к букетам: цветы в северном искусстве, Национальная художественная галерея, Вашингтон, 1999, вып. 45, как Ирис из Animalia Rationalia et Insecta (Ignis).
2002
Обманы и иллюзии: пять веков живописи Trompe l’Oeil, Национальная художественная галерея, Вашингтон, 2002–2003, вып.30, как Игнис (Animalia Rationalia et Insecta) Таблица 47.
Связанный контент

Шоу 306090 результатов на странице

Бактериальные сообщества кишечника у 12 видов Ensifera (Orthoptera) с разными привычками питания и их прогноз для насекомых с контрастными привычками питания .(2021) Бактериальные сообщества кишечника у 12 Ensifera (Orthoptera) с разными привычками питания и их прогноз для насекомых с контрастными привычками питания. ПЛОС ОДИН 16(4): е0250675. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0250675

Редактор: Тушар Канти Датта, Индийский институт сельскохозяйственных исследований, ИНДИЯ

Получено: 19 ноября 2020 г .; Принято: 12 апреля 2021 г .; Опубликовано: 26 апреля 2021 г.

Авторское право: © 2021 Zheng et al.Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: Необработанные данные секвенирования, полученные для этого исследования, были депонированы в NCBI SRA BioProject PRJNA646618.

Финансирование: Эта работа была поддержана Научно-техническим проектом Хэбэйской академии наук (грант No.2019G15 и 20201) и проект Фонда развития провинциального школьного сотрудничества провинции Хэбэй (грант № 2020031513-2). Спонсоры не участвовали в разработке исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Введение

Насекомые с многочисленными видами, разнообразными экологическими привычками и крупномасштабной биомассой вносят важный вклад в мировые экосистемы.Микробные симбионты насекомых, особенно полезные микроорганизмы, играют важную роль в разнообразии и эволюции насекомых. Более того, многие полезные микробы обнаруживаются в основном в кишечной системе насекомых [1,2]. Кишечные микробы могут вносить вклад в развитие насекомых, обеспечивая необходимое питание аминокислотами, витаминами и азотом, детоксицируя защитные соединения растений, повышая устойчивость к патогенам, влияя на социальные взаимодействия и влияя на рост, развитие, размножение и продолжительность жизни [3–6] и многое другое.

На структуру микробного сообщества кишечника влияют многие факторы, такие как филогения насекомых, среда обитания, стадия жизни, пол, привычки питания [7,8]. Примечательно, что научные данные показали, что диета хозяина как экзогенный фактор и филогения хозяина как эндогенный фактор сильно влияют на структуру микробного сообщества [9-11]. Между тем, из-за значительной разницы в типах диеты, в некоторых предыдущих исследованиях сообщалось, что диета хозяина является основным фактором, определяющим изменение структуры кишечного бактериального сообщества, например, D . melanogaster [12], высшие термиты [13], Dastarcus helophoroides [14], дикие стрекозы [15], пчелы [9] и жуки [16,17]. Тем не менее, другие исследования показали, что пропорция кишечного бактериального сообщества остается стабильной по сравнению с диетическими изменениями, предполагая, что филогения хозяина как эндогенный фактор сильно влияет на структуру кишечного бактериального сообщества, такого как сверчок [18], бабочки [19] и тараканы [20]. ,21].

Китай является одной из самых богатых стран с рекордом Ensifera в мире.К настоящему времени зарегистрировано 677 видов (подвидов), принадлежащих к 149 родам 11 подсемейств, отличающихся высоким видовым разнообразием и разнообразием пищевых привычек [22]. Они являются важными вредителями в сельском и лесном хозяйстве, а также потенциальными ресурсами для биологической борьбы и использования естественных врагов насекомых.

Важно понимать взаимосвязь между Ensifera и сообществом кишечных бактерий, чтобы лучше использовать потенциальную роль кишечных микробов на основе двух наиболее важных факторов: таксономии и пищевых привычек.Примечательно, что многие исследования в основном были сосредоточены на изменении рациона хозяина для наблюдения за изменениями в его кишечных микробах, и было обнаружено, что образцы диких насекомых лучше отражают структуру микробного сообщества, содержащуюся в кишечнике [18,23]. Однако сообщения об этих видах очень ограничены. В этом исследовании состав кишечных бактериальных сообществ 12 Ensifera, связанных с различными привычками питания, изучался путем секвенирования области V3-V4 гена 16S рРНК. Кроме того, это исследование было направлено на получение новых знаний о том, зависят ли некоторые регулярные особенности, проявляемые сообществом кишечных бактерий, от диеты или филогенеза их хозяина или от того и другого.

Материалы и методы

Сбор проб и выделение ДНК

Образцы были собраны с помощью тралов на восьми диких участках на основе предыдущих записей о рационе и естественной истории их среды обитания в шести провинциях Китая в 2019 году (таблица 1) [22]. В процессе сбора мы сосредоточились на образцах насекомых разного образа жизни и принадлежащих к разным семействам. Департамент лесного хозяйства Гуанси-Чжуанского автономного района разрешил нам войти в горы Дамин, горы Даяо и национальный природный заповедник Хуапин (округ Луншэн) для сбора образцов насекомых.Администрация национального природного заповедника гор Чжэцзян Тяньму разрешила нам войти в национальный природный заповедник гор Тяньму для сбора образцов насекомых. Администрация национального природного заповедника Хубэй Шэньнунцзя разрешила нам войти в лесную станцию ​​Синьхуа для сбора образцов насекомых. Комитет по управлению природным заповедником Чунцинской горы Симиан разрешил нам войти в природный заповедник Симианской горы для сбора образцов насекомых. Образцы из провинций Хэбэй и Хэнань были собраны на сельскохозяйственных угодьях. Все образцы были взрослыми и сохранялись в 99% (об./об.) этаноле сразу после захвата до идентификации и вскрытия [1].Образцы идентифицировали и регистрировали на основе морфологических характеристик.

Каждый образец аккуратно рассекали остроконечными щипцами в чистой чашке Петри в стерилизованных условиях и собирали среднюю и заднюю кишку с содержимым кишки [18,24,25]. Срезы кишечника из каждого образца обрабатывали для выделения ДНК с использованием набора ДНК TIANamp Stool (TIANGEN, Китай) в соответствии с протоколами производителя [26,27].

Чтобы уменьшить вероятность перекрестного загрязнения, вскрытие каждого образца начинали с 70% раствора этанола, промывали и вытирали [28].После экстракции общее количество ДНК в каждом образце измеряли с помощью спектрофотометра NanoDrop 2000 (Thermo Fisher Scientific, США). Всю экстрагированную ДНК хранили при -20°C до секвенирования.

ПЦР-амплификация и секвенирование 16S рРНК

Геномную ДНК, выделенную из образцов, амплифицировали с использованием гипервариабельных областей V3–V4 бактериального гена 16S рРНК. Праймеры были следующие: прямой 341F (5′-CCTACGGGNG GCWGCAG-3′) и обратный 805R (5′-GGACTACHVGGGTWTCTAAT-3′) [9, 29, 30].ПЦР-амплификацию проводили с использованием 25 мкл реакционной смеси, содержащей 12,5 мкл премикса для ПЦР, 2,5 мкл каждого праймера, 25 нг матричной ДНК и воду для ПЦР для регулирования объема. Профиль условий ПЦР был следующим: начальная денатурация при 98°С в течение 30 с, затем 32 цикла денатурации при 98°С в течение 10 с, отжиг при 54°С в течение 30 с, удлинение при 72°С в течение 45 с и затем окончательное удлинение при 72°С в течение 10 мин. Продукты ПЦР исследовали с помощью электрофореза в 2% агарозном геле, очищали с помощью гранул AMPure XT (Beckman, США) и количественно определяли с помощью Qubit (Invitrogen, США).Наконец, пулы ампликонов были подготовлены для секвенирования, и размер и количество библиотеки ампликонов были оценены на биоанализаторе Agilent 2100 (Agilent, США) и с использованием набора для количественной оценки библиотеки для Illumina (Kapa Biosciences, США) соответственно. Образцы секвенировали на платформе Illumina NovaSeq в соответствии с рекомендациями производителя, предоставленными LC-Bio, Китай [31].

Анализ данных и биоинформатики

прочтений с парными концами были назначены образцам на основе их уникального штрих-кода и усечены путем вырезания последовательности штрих-кода и праймера.Чтения парных концов были объединены с использованием FLASH. Качественная фильтрация необработанных чтений выполнялась при определенных условиях фильтрации для получения высококачественных чистых тегов в соответствии с fqtrim (v0.94). Химерные последовательности фильтровали с помощью программного обеспечения Vsearch (v2.3.4) [32]. После дерепликации с использованием DADA2, который сгенерировал параметрическую модель ошибок и обучил все необработанные данные секвенирования и использовал модель для исправления и свертывания ошибок секвенирования в ASV, мы получили таблицу признаков и последовательность признаков [33].

Альфа-разнообразие и бета-разнообразие были рассчитаны путем случайной нормализации одних и тех же последовательностей. Затем, в соответствии с классификатором SILVA (выпуск 132), обилие признаков было нормализовано с использованием относительного обилия каждого образца. Альфа-разнообразие использовалось для анализа сложности видового разнообразия для выборки по 5 индексам, включая Chao1, Наблюдаемые виды, Охват товаров, Шеннон и Симпсон, все эти индексы в наших выборках были рассчитаны с помощью QIIME2. Бета-разнообразие было рассчитано с использованием QIIME2 и определено с использованием анализа основных компонентов (PCA) и анализа основных координат (PCoA) в соответствии с невзвешенными метриками расстояния unifrac для бактерий для оценки сходства между образцами, графики были построены с использованием пакета R.Blast использовали для выравнивания последовательностей, а последовательности признаков аннотировали с использованием базы данных SILVA для каждой репрезентативной последовательности. Кластерный анализ с соответствующей дендрограммой кишечного бактериального сообщества был определен и отображен на тепловой карте. Остальные диаграммы реализованы с помощью пакета R (v 3.5.2). Анализ подобия (ANOSIM) использовался для определения различий между образцами, и p <0,05 считались статистически значимыми различиями [29,34].

Кроме того, размер эффекта линейного дискриминантного анализа (LEfSe) был выполнен для идентификации биомаркеров, связанных с образцами трех групп пищевых привычек, с использованием бактериальных признаков [35]. Профили численности бактерий были рассчитаны на таксономических уровнях типа и рода, а логарифмическая оценка LDA ≥ 3,0 использовалась в качестве пороговых значений. На основе правил появления биомаркеров, общих и уникальных бактерий в образцах были проанализированы и затем предсказаны насекомые с контрастными пищевыми привычками.

Результаты

Бактериальные сообщества кишечника 62 образцов, представляющих 13 видов (12 видов Ensifera и 1 вид Caelifera) прямокрылых, были сопоставлены и проанализированы. По данным таксономической идентификации эти взрослые образцы были идентифицированы как виды Gampsocleis gratiosa (n = 6), Hexacentrus japonicus (n = 3), Tegra novaehollandiae viridinotata (n = 3), Phyllomimus sinicus (n = 3). = 5), Mecopoda niponensis (n = 5), Ocellarnaca emeiensis (n = 5), Capnogryllacris spinosa (n = 4), Diestramima excavata (n = 5), Diestramima Bey193k () = 5), Rhaphidophora incilis (n = 5), Gryllotalpa orientalis (n = 5), Duolandrevus dendrophilus (n = 5) и Acrida cinerea (n = 6) и классифицируются по хищникам, всеядные, травоядные и неоднозначные пищевые привычки из шести таксонов семейства.Между тем, образцы из семейства Tettigoniidae включали различные пищевые привычки. Однако образцы из семейств Gryllacrididae и Rhaphidophoridae включали в себя один тип питания и пищевые привычки G . бесплатно , G . восточный и D . dendrophilus были контрастными, пищевые привычки которых были определены как неоднозначные (табл. 1). Сокращения даны в таблице по научным названиям Ensifera.

Разнообразие бактериального сообщества кишечника

После качественной фильтрации и дерепликации с помощью QIIME2 были успешно получены последовательности признаков из образцов кишечника 13 видов насекомых. Индексы разрежения свидетельствовали о том, что глубина отбора проб была достаточной для определения состава бактериального сообщества [36]. Анализ диаграмм Венна показал, что эти образцы были общими для 4 признаков. Всего в D было найдено 5049 признаков. beybienkoi , который содержал наибольшее количество признаков среди всех образцов, тогда как G . gratiosa имел наименьшее количество признаков — 475. Среднее значение признаков для всех видов было 1761,23 (рис. S1). Кроме того, травоядные, плотоядные и всеядные имеют 92, 67 и 63 общих признака, что составляет примерно 2,96%, 2,22% и 0,72% всех признаков соответственно (рис. 1). В то время как общее количество кишечных бактериальных признаков у всеядных было самым высоким, процент общих признаков был ниже, чем у травоядных и плотоядных, что указывает на то, что всеядные насекомые имеют более высокое разнообразие кишечных бактериальных сообществ.

Индексы альфа-разнообразия показали, что существуют значительные различия в бактериальных сообществах кишечника среди всех образцов насекомых (Kruskal-wallis, p <0,05). Бактериальные сообщества кишечника из D . beybienkoi показали самые высокие значения бактериального богатства (Observed_species: 1156,20 ± 627,67, Chao1: 1183,90 ± 644,15) и G . orientalis показал самые высокие индексы бактериального разнообразия (Шеннон: 6,53 ± 0,72, Симпсон: 0.95 ± 0,05) (табл. 2). В целом, разнообразие и богатство кишечных бактериальных сообществ всеядных насекомых были выше, чем у травоядных и плотоядных насекомых, что позволяет предположить, что разнообразие кишечных бактериальных сообществ насекомых, питающихся сложными диетами, было выше (S2 Fig).

Основываясь на обилии признаков, PCA использовался для отображения сгруппированных кишечных бактериальных сообществ. Как видно, состав кишечного бактериального сообщества A . cinerea (Caelifera) сгруппированы отдельно далеко от образцов насекомых, принадлежащих Ensifera, тогда как образцы насекомых, принадлежащих Ensifera, были сгруппированы близко (рис. 2).Этот анализ показал, что на бактериальные сообщества больше влиял таксономический статус, чем привычки питания на уровне подотряда образцов насекомых, но были обнаружены небольшие различия на уровне семейства (ANOSIM, R = 0,8739, p = 0,001).

Точно так же PCoA выявил сходство в бактериальных сообществах кишечника среди насекомых из Ensifera, что указывает на то, что бактериальные сообщества кишечника, сгруппированные по привычкам питания и таксономическому статусу насекомых, внесли значительный вклад в состав бактериального сообщества (ANOSIM, R = 0.6129, р = 0,001). Однако привычки питания могут способствовать большему, чем таксономический статус, движущей силе наблюдаемых различий бактериального сообщества. Насекомые с разными привычками питания показали четкое разделение в бактериальных сообществах, хотя участки перекрываются среди образцов (рис. 3А). Напротив, бактериальные сообщества не были тесно сгруппированы по таксономии насекомых на уровне семейства, особенно насекомые из семейства Tettigoniidae имели различные привычки питания, которые перекликались с образцами из семейств Gryllacrididae и Rhaphidophoridae (рис. 3B).В целом, хотя пищевые привычки и таксономический статус были важными факторами, влияющими на изменчивость образцов насекомых из Ensifera, пищевые привычки объясняют гораздо большую долю изменчивости, чем таксономический статус.

Рис. 3. Бактериальные сообщества, сгруппированные с использованием анализа главных координат (PCoA) на основе взвешенного расстояния unifrac.

Собственные значения PCoA1 и PCoA2 показаны в скобках. Образцы были окрашены в соответствии с привычками питания насекомых (А) и таксономией насекомых на уровне семейства (В).

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0250675.g003

Состав кишечного бактериального сообщества

В пробах выявлено

бактериальных сообществ 41 филума бактерий, представляющих 120 классов, 272 порядка, 504 семейства и 1284 рода. На уровне типов сравнительный анализ структур бактериальных сообществ показал, что Proteobacteria, Firmicutes, Cyanobacteria, Actinobacteria, Tenericutes и Bacteroidetes были преобладающими типами, тогда как Proteobacteria, Firmicutes и Cyanobacteria со средней численностью 45.66%, 34,25% и 7,70% соответственно. Протеобактерии были самыми крупными компонентами растительноядных и плотоядных насекомых, особенно у H . japonicas с относительной численностью 81,91%. Фирмикуты доминировали среди всеядных насекомых с наивысшей относительной численностью 81,88% у D . выкопать (рис. 4А, таблица 3). Установлено, что видовая численность кишечных бактерий A . cinerea был низким, более 5% относительной численности бактериального типа составляли протеобактерии 91.94%.

Однако состав бактериального сообщества на уровне рода сильно различался в зависимости от вида насекомых и особенностей питания. Таксономия насекомых и привычки питания могли быть движущими силами наблюдаемых различий, составы бактериальных сообществ были сходными в одних и тех же таксонах семейства с одинаковыми привычками питания. Дальнейший анализ показал, что наиболее обилие верхней 4 бактерии родов в всеядных насекомых были Lactococcus , Lactobacillus , Weissella и Hafnia-Obesumbacterium , в то время как у хищных насекомых были Serratia , Klebsiella , Lactococcus и Rickettsia и растительноядные насекомые были неклассифицированными членами, Enterobacter , Pseudocitrobacter и Lactobacillus . Wolbachia был доминирующим родом в A . cinerea и составлял 49,46%, но не наблюдался у всех насекомых Ensifera, кроме одного образца H . japonicas (рис. 4В, таблица 3). Наиболее доминирующие роды всеядных насекомых принадлежат к типу Firmicutes, тогда как доминирующие роды травоядных и плотоядных насекомых в основном принадлежат к типу Proteobacteria. Несколько таксонов, которые не попали в топ-30, включены в «Другое».

Для кластерного анализа тепловой карты были учтены 30 самых высоких показателей относительной численности типов и родов. Тепловая карта распространенности показала, что присутствие кишечных бактериальных сообществ на уровне типа в каждом образце было более сгруппировано в соответствии с таксономией насекомых, например, M . niponensis и H . japonicus принадлежал к Tettiidae, O . emeiensis и C . spinose принадлежал к Grillacrididae, а D . выемка и D . Beybienkoi принадлежал к Rhaphidophoridae (рис. 5А). Кроме того, с улучшением таксономической классификации сообществ кишечных бактерий на уровне рода было обнаружено, что образцы были тесно сгруппированы в зависимости от привычек питания, таких как плотоядные Ensifera O . emeiensis , C . шипоза и H . japonicas , растительноядные Ensifera M . niponensis , T . novaehollandiae viridinota . Р . синикус . Х . японские и G . gratiosa демонстрировали разные привычки питания, были сгруппированы в разных ветвях по сравнению с другими образцами, принадлежащими Tettigoniidae. В частности, А . cinerea , принадлежащий к подотряду Caelifera, был сгруппирован отдельно от других, принадлежащих к подотряду Ensifera (рис. 5B).

Рис. 5. Сгруппированная тепловая карта с использованием соответствующей дендрограммы, иллюстрирующей 30 верхних средних показателей численности таксонов бактериального сообщества, отнесенных к уровням типов (A) и родов (B).

Цветовая шкала выше (красный) и ниже (синий) показывает относительную численность бактериальных сообществ.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0250675.g005

Бактериальное разнообразие как биомаркер для образцов с различными привычками питания

Анализ величины линейного дискриминантного эффекта (LEfSe) был проведен для обнаружения биомаркеров, связанных с тремя группами растительноядных, плотоядных и всеядных Ensifera (оценка LDA 3,0) [37,38].В целом, Firmicutes, Actinobacteria, RsaHF231, Planctomycetes и Fusobacteria были идентифицированы как потенциальные биомаркеры для всеядных, Cyanobacteria для травоядных и Proteobacteria для плотоядных на уровне типов (рис. 6 и S3). В то время как большинство бактерий в качестве биомаркеров конкретных диетических характеристик насекомых показали высокую численность, некоторые из них были признаны основными таксонами. Аналогичные результаты были получены на уровне рода; Бактериальные таксоны в первой 4-воображении были идентифицированы в рамках потенциальных биомаркеров, таких как Lactococcus для Omnivores, Chloroplast_unclassified, Enterobacter и Pseudocitrobacter для Herbivores и Serratictrobacter для Herbivores, и Serratictrobacter и Serrats 011111111192.

1192.

191191191919191919191919191911193 гг. плотоядные (S4 рис).Кроме того, было обнаружено, что некоторые роды бактерий с низкой численностью являются потенциальными биомаркерами, что указывает на то, что как таксоны бактерий с высокой, так и с меньшей численностью играют важную роль в формировании рациона насекомых [39].

Распространенные и уникальные бактерии образцов с разными признаками

Согласно кишечным бактериальным сообществам насекомых с тремя пищевыми привычками, 11 типов бактерий, таких как Proteobacteria, Firmicutes, Cyanobacteria, Actinobacteria, Tenericutes, Bacteroidetes (на долю > 1%), Verrucomicrobia, Planctomycetes, Acidobacteria, Patescibacteria и Gemmatimonadetes (на долю < 1%) от большего к меньшему перекрывались всеми образцами, тогда как ни один из этих образцов насекомых с одинаковыми привычками питания не содержал уникальных бактерий на уровне типов.Однако, согласно таксономии насекомых, образцы из семейства Grillacrididae содержали уникальные бактерии Zixibacteria (на долю < 1%) и Omnitrophicaeota (на долю < 1%) на уровне типов [26].

И наоборот, кишечные бактериальные сообщества насекомых на уровне рода с тремя привычками питания, 52 бактериальными родами перекрывались всеми образцами, а 20 основных бактериальных родов составляли 90% численности бактериальных сообществ. Травоядные перекрывали количество родов бактерий, всеядных и плотоядных было 3 и 2 соответственно.Однако всеядные и плотоядные не перекрываются бактериальными сообществами. Между тем, в каждом образце особенностей питания были уникальные бактерии на уровне рода, среди которых Pragia и Leminorella для всеядных, Rickettsia и Ignatzschineria для плотоядных были потенциальными биомаркерами. Однако ни один род бактерий, служивший биомаркером, не был обнаружен у уникальных бактерий травоядных (рис. 7А). Кроме того, доли уникальных бактериальных сообществ были <1%, за исключением Rickettsia и Ignatzschineria в качестве биомаркеров для плотоядных.

Рис. 7. Тепловая карта, иллюстрирующая обилие сообществ обычных и эндемичных бактерий в соответствии с привычками питания насекомых (A) и таксономией насекомых (B) на уровне рода.

Цветовая шкала выше (красный) и ноль (синий) показывает относительную численность бактериальных сообществ.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0250675.g007

С точки зрения таксономии хозяина общие бактериальные роды 9 видов насекомых на уровне родов кишечных бактерий были такими же, как упомянутые выше.Перекрывающимися бактериальными родами были 2 образца из Tettigoniidae и Gryllacrididae и 3 образца из Gryllacrididae и Rhaphidophoridae, но общий бактериальный род в образцах из Tettigoniidae и Rhaphidophoridae не был обнаружен. Между тем, в разовых привычках питания образцов насекомых, принадлежащих к одному и тому же семейству, у них были определенные роды бактерий, такие как Gryllacrididae и Rhaphidophoridae, обладающие 42 и 8 эндемичными родами бактерий соответственно. Однако у Tettigoniidae не наблюдается уникального рода с разнообразными привычками питания (рис. 7B).

Оценка режима питания насекомых с контрастными привычками питания

Согласно информации об уникальных кишечных бактериях и наблюдению за таксономией насекомых, хотя образцы из одного таксона семейства с одним привычкой питания имели уникальные бактерии, Tettigoniidae с несколькими привычками питания не содержали уникальных бактерий в соответствии с этой классификацией. Однако с диетической точки зрения образцы из разных таксонов с одинаковыми привычками питания содержали уникальные бактерии.Таким образом, информация о биомаркерах, уникальных и общих бактериях Ensifera с различными привычками питания использовалась для анализа и прогнозирования образцов с контрастными привычками питания, таких как D . дендрофильный , G . восточный и G . бесплатно .

Согласно анализу альфа-разнообразия индексы D . дендрофилус и G . orientalis показали большее разнообразие, чем растительноядные и плотоядные Ensifera, при этом они были близки к всеядным Ensifera.Однако индексы G . gratiosa показали низкое разнообразие. Между тем результаты бета-разнообразия показали, что D . дендрофильный , G . восточный и G . gratiosa были сгруппированы с всеядными Ensifera, как и те же результаты кластерной тепловой карты таксонов бактериального сообщества, отнесенных к уровню рода.

образцов Ensifera с контрастными пищевыми привычками были проанализированы с использованием доминирующего состава бактериального сообщества из образцов Ensifera с определенными пищевыми привычками.Результаты показали, что состав бактериального сообщества кишечника D . dendrophilus соответствовали таковым хищников, а G . восточный и G . gratiosa соответствовали таковым всеядных на уровне типа. Результаты состава кишечного бактериального сообщества на уровне рода показали, что Firmicutes были доминирующим бактериальным сообществом G . восточный и G . gratiosa , который был больше похож на всеядного.Структура кишечного бактериального сообщества D . dendrophilus на уровне рода было сложно сделать вывод об их пищевых привычках (таблицы 3 и 4). Однако по сравнению с преобладающими типами травоядных D . dendrophilus не содержал большого количества цианобактерий (обилие цианобактерий было <0,2% во всех образцах), которые в качестве биомаркера составляли 31,52% бактериальных сообществ травоядных, что указывало на то, что D . dendrophilus не был травоядным.Аналогично G . восточный и G . gratiosa тоже не были травоядными.

Насекомые с контрастными привычками питания были проанализированы с использованием уникальных бактерий, и результаты показали, что по сравнению с 6 и 8 уникальными видами бактерий травоядных и всеядных соответственно (рис. 7А и таблица 5) D . дендрофильный , G . восточный и G . gratiosa содержал несколько уникальных бактерий как травоядных, так и всеядных насекомых.Кроме того, D . дендрофилус и G . gratiosa содержал Pragia – биомаркер всеядных насекомых, а D . дендрофильный , G . восточный и G . gratiosa не содержал уникальных бактерий плотоядных насекомых (за исключением одного образца G . orientalis имел 0,00782%), что указывает на то, что эти образцы не были плотоядными.

Обсуждение

Важные факторы, влияющие на структуру кишечного бактериального сообщества

Диета хозяина и таксономия были двумя наиболее важными факторами, формирующими их кишечный микробиом [11,40].В то время как некоторые исследования показали, что диета играет решающую роль в структуре микробиома, другие предполагают, что общее происхождение доминирует в определении структуры микробиома [41,42], и подобные исследования не проводились в Ensifera. В этом исследовании кишечные бактериальные сообщества были охарактеризованы для 13 диких видов, демонстрирующих различные свойства пищевых привычек. Среди них выделен 41 бактериальный тип, представляющий 120 классов, 272 порядка, 504 семейства и 1284 рода.Подобно сообществу кишечных бактерий членистоногих и млекопитающих, Ensifera содержала бактериальные таксоны Proteobacteria, Firmicutes, Cyanobacteria, Actinobacteria и Tenericutes [43–46]. Однако структура бактериального сообщества различалась не только между двумя отрядами, но и внутри отряда. Эти различия в основном связаны с диетическими факторами, например, Proteobacteria были доминирующим типом у плотоядных и травоядных, а Firmicutes были доминирующим типом у всеядных.Вторым доминирующим типом у травоядных были Cyanobacteria, в отличие от предыдущих исследований Proteobacteria и Firmicutes, которые были преобладающими бактериальными типами во всех образцах кишечника насекомых [10,11,44,47]. И наоборот, цианобактерии были очень редки и имели низкую численность у некоторых насекомых [48,49]. Однако сообщалось, что это наиболее существенные бактерии у позвоночных животных, особенно у растительноядных рыб с довольно высокой численностью более 34% [50], в то время как цианобактерии были с низкой численностью у всеядных и хищных Ensifera, что было согласуется с результатами, не обнаруженными у плотоядных рыб.Это указывало на то, что привычки питания играли ключевую роль в обилии цианобактерий. Точно так же эта характеристика травоядных насекомых также сыграла важную роль в прогнозировании пищевых привычек насекомых. Эти прокариоты обладали способностью к фиксации азота и производству кислорода и были идентифицированы как потенциальные биомаркеры для травоядных Ensifera.

Структуры кишечных бактериальных сообществ Ensifera с тремя типами питания существенно различались на уровне рода.Бактерии всеядных, которые пересекались с травоядными и плотоядными, были Lactobacillus и Lactococcus в 4 самых распространенных родах соответственно. Проанализированные результаты LEfSe согласовывались с тем, что оставшиеся 4 основных рода по численности были биомаркерами для травоядных и плотоядных. Кроме того, 4 наиболее распространенных рода из трех типов питания Ensifera принадлежали Proteobacteria и Firmicutes. Предыдущие исследования показали, что род Pantoea ответственен за разрушение полимеров клеточных стенок растений [51].Однако в этом исследовании род Pantoea имеет более высокую численность среди плотоядных, чем другие, а также является биомаркером для плотоядных, что указывает на то, что Pantoea играет определенную роль в деградации плотоядных продуктов.

Стоит отметить, что Wolbachia представляет собой наиболее распространенную группу эндосимбиотических бактерий, затрагивающую около 40% видов членистоногих [52,53]. Удивительно, но Wolbachia был единственным доминирующим родом в A . cinerea и составляли 49.46%, но не наблюдался во всех образцах Ensifera. Хотя между Wolbachia и хозяином наблюдались значительные взаимодействия от паразитических до мутуалистических, наиболее часто отмеченными паразитическими эффектами были репродуктивные манипуляции путем убийства самцов, феминизации, несовместимости сперматозоидов и яйцеклеток, цитоплазматической несовместимости и партеногенеза [54,55]. Поэтому мы предположили, что Wolbachia можно использовать в качестве биологической борьбы с вредителями Ensifera [56].

Анализ альфа-разнообразия показал, что кишечное бактериальное разнообразие Ensifera оказалось ниже у травоядных, чем у всеядных, и сравнимо с таковым у плотоядных.Однако в отличие от млекопитающих, бактериальное разнообразие которых было самым низким у плотоядных, средним у всеядных и самым высоким у травоядных [40]. Между тем, всеядная Ensifera показала наибольшее количество признаков среди всех образцов, что также подтвердило, что всеядная Ensifera имеет самое высокое разнообразие кишечных бактериальных сообществ. Кроме того, на основе анализа PCA и PCoA у Ensifera были обнаружены более значительные различия в бактериальном сообществе кишечника. Во-первых, А . cinerea принадлежали к подотряду Caelifera, сгруппированные отдельно вдали от образцов насекомых, принадлежащих к подотряду Ensifera.Во-вторых, кишечные бактериальные сообщества насекомых Ensifera сгруппированы как по привычкам питания, так и по таксономическому статусу. Тем не менее, привычки питания могут способствовать большему, чем таксономический статус, движущей силе наблюдаемых различий бактериального сообщества. Наконец, это отличалось от некоторых предыдущих исследований [42] тем, что подтверждение диеты не было основным фактором структуры бактериального сообщества в кишечнике тараканов [20]; также, независимо от различий в окружающей среде и диете, генетика хозяина была детерминантой формирования структуры кишечного сообщества у сверчков [18], а место отбора проб преимущественно определяло состав бактериального сообщества стрекозы [15].Предыдущее исследование показало, что кишечные симбионты, играющие решающую роль в снабжении питательными веществами или пищеварении, могут положительно влиять на развитие хозяина. Эти процессы были опосредованы контактно-зависимыми взаимодействиями бактерий с эпителием кишечника. Эволюция клеток кишечника, включающая пролиферацию стволовых клеток и обновление эпителиальных клеток, имела решающее значение для адаптации хозяина к изменениям среды кишечника [2]. В нашем исследовании привычки питания, движущие силы для кишечного бактериального сообщества, изменения привычек питания приведут к изменениям в микробиоте кишечника, привычки питания и микробиота кишечника сыграли важную роль в процессе эволюции кишечника.

Закономерности диверсификации Ensifera показали, что образцы из семейств Tettigoniidae, Rhaphidophoridae и Gryllacrididae принадлежали к одной ветви на филогенетическом дереве, представляющей инфраотряд Tettigoniidea, а образцы из семейств Gryllidae и Gryllotalpidae относились к инфраотряду Gryllidea [57]. ]. Тем временем М . niponensis , P . sinicus и T . novaehollandiae viridinotata принадлежали к подсемейству Phaneropteridae, которые представляли собой три наиболее близких образца [58].Результаты взаимосвязи между кишечными бактериальными сообществами и таксономическим статусом всех образцов показали, что кишечные бактериальные сообщества на уровне типов и родов не сильно коррелировали с таксономическим статусом насекомых-хозяев. Тем не менее, мы все же смогли найти определенную закономерность на уровне рода, а именно, чем выше таксономический уровень хозяина, тем выше корреляция между сходством кишечного бактериального сообщества и его таксономическим статусом. Чем ниже таксономический уровень хозяина, тем ниже корреляция между сходством кишечного бактериального сообщества и его таксономическим статусом.Результаты показали, что пищевые привычки и таксономический статус совместно влияли на состав кишечного бактериального сообщества образцов прямокрылых, однако, когда таксономическая категория ниже уровня подотряда, влияние пищевых привычек преобладает. К сожалению, было трудно найти образец кишечного бактериального сообщества у Tettigonidae — семейства со сложным пищевым привычкой.

Характеристики кишечных бактериальных сообществ использовались для оценки пищевых привычек насекомых

На профиль разнообразия кишечных микробов у представителей Ensifera повлияло пищевое обеспечение кишечных симбионтов и различия в анатомии кишечника / окислительно-восстановительных условиях внутри кишечника.В функции обеспечения питательными веществами часть роли кишечных микробов заключается в том, чтобы помочь переваривать пищу, и этот механизм осуществляется ферментами, выделяемыми микробами [59,60]. Ферментативный катализ был специфическим, и различные продукты требуют определенных ферментов для переваривания и поглощения насекомыми и могут адаптироваться к диетическим изменениям за счет индукции выработки ферментов [23]. Различные диетические характеристики могут в конечном итоге соответствовать различному микробному составу кишечника [61,62]. В этом исследовании мы рассмотрели корреляцию между пищевыми привычками и кишечным бактериальным сообществом Ensifera, чтобы изучить диетические характеристики образца с контрастными пищевыми привычками с точки зрения кишечного бактериального сообщества.Предыдущие исследования показали, что пищевые привычки могут быть определены путем прямого наблюдения за некоторыми дневными насекомыми [63], а анализ последовательности ДНК использовался для идентификации содержимого кишечника некоторых насекомых, которым трудно непосредственно наблюдать за поведением при кормлении [64–66]. Здесь была сосредоточена структура бактериального сообщества у травоядных, всеядных и плотоядных Ensifera, из которых были обнаружены различные характеристики состава бактериального сообщества кишечника, в которых отсутствуют уникальные бактерии, даже при низкой численности, а также были обнаружены общие бактерии в двух или трех способах питания Ensifera. найденный.Кроме того, поведение при кормлении D . дендрофильный , G . восточный и G . gratiosa оценивали по кишечным бактериям с этими характеристиками. Кроме того, хотя пищевые привычки трех насекомых были разными, ученые предпочли классифицировать их как всеядных. Результаты прогнозирования структуры сообщества кишечных бактерий в основном соответствовали здравому смыслу и указывали на то, что характеристики кишечных микробов можно использовать для корреляции с их привычками питания хозяина.В последующем исследовании потребуется больше информации о кишечных микробах образцов, чтобы систематически установить этот метод оценки.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.