Содержание

Выбор Игоря Гулина – Weekend – Коммерсантъ

Возлюбленная псу. Полное собрание сочинений

Автор: Артур Хоминский
Издатель: Водолей

«Тогда появилась из холодной дали и остановилась перед Тальским Собака, всем собакам Собака. И он познал ее тайну и, охваченный экстазом, никогда, может быть, вновь не появлявшимся, взошел на сияющие высоты своей мысли»

Про писателя Артура Хоминского не известно практически ничего. Живший вроде бы в Киеве молодой человек опубликовал в первой половине 1910-х годов шесть книжечек стихов и прозы, на которые никто не обратил никакого внимания. В 1912 году он написал два письма Александру Блоку и безуспешно пытался с ним встретиться. Это все. Пару лет назад Хоминского открыл московский филолог Александр Соболев, выложил его вещи сначала в интернете, а теперь издал книгой.

Самое удивительное здесь — небольшой роман «Уют Дженкини». Скорее даже не роман, а, как сказал бы Андрей Белый, «симфония» или, как гласит подзаголовок, «первые сны». В них некто Тальский, просвещенный и посвященный в разнообразные тайны юноша, поэт и математик, путешествует между городом и утопическим дачным Уютом, страдает от любви одновременно к земной порочной Зине Дорн и мудрой могущественной Елене Николаевне Мирановой, председательнице Общества Стояния На Перекрестках (это, конечно, два лика блоковской вечной женственности, Незнакомка и София). Помимо того он общается с мистической Собакой, ночует на навозной куче и постоянно клянется в верности «тому, что не проходит, и тому, чего никогда не было». Для читателя, представляющего себе общие места русского символизма, «Уют Дженкини» — текст уморительно смешной. Но даже и без литературного фона читать роман, сплошь состоящий из фраз вроде «Сон прошел, и не успевший еще открыть глаза Тальский познал неумолимость сегодняшнего дня»,— сплошное веселье.

(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});

Почти через 20 лет примерно так (имея в виду манеру, а не философские основания) начнут писать обэриуты, затем приемами Хоминского будут, не зная того, пользоваться Веничка Ерофеев, Саша Соколов, даже Мамлеев. Но чтение забытого киевского модерниста сквозь обэриутскую оптику напрашивается в первую очередь. Именно они культивировали подобный тип автора: про Хоминского невозможно сказать, гений он или графоман (есть страницы совершенно нечитабельные), пишущий под опиумом безумец или ехидный критик литературных мифов. Абсолютная загадочность фигуры автора, непрозрачность его интенций и делает тексты Хоминского таким интересным артефактом.

Афган

Автор: Родрик Брейтвейт
Издатель: Corpus

Читая книгу Родрика Брейтвейта о советской войне в Афганистане, поражаешься, насколько нелепость этой кампании похожа на общую нелепость советской жизни эпохи застоя. Вот сержант Федоров, служивший в городе Файзабаде, вспоминает военторг при местной базе: «В нем было все — и даже то, о чем мы в СССР и не подозревали. Но все равно, как и везде в СССР, существовал дефицит». Расквартированная в Афганистане 40-я армия, по выражению другого участника, из-за ничтожных зарплат солдат превратилась в «грабьармию». И в целом, хотя армия эта не проиграла в Афганистане ни одного сражения, война безусловно окончилась для Советского Союза полной неудачей. Разгадка этому парадоксу лежит, как кажется, в цитате, взятой Брейтвейтом в качестве эпиграфа к одной из глав: «Мы пытались учить афганцев, как строить новое общество, зная, что нам самим это не удалось».

Брейтвейт — сначала военный разведчик, а впоследствии последний посол Великобритании в СССР — прикладывает огромные усилия, чтобы не задеть чувства участников той кампании. К каждому описанию нелепости, жестокости и абсурда, творимого русскими военными, прилагается сравнение с действиями американцев и англичан в том же Афганистане. Сравнение, как правило, не в пользу последних. И пусть иногда это выглядит слегка механически, но такой ход кажется единственной возможной данью памяти по отношению к отправленным в Афган солдатам, не считавшимся за людей ни тогда, ни теперь. Брейтвейт цитирует заседание политбюро, на котором вожди обсуждали, как объявлять родителям о смерти их детей: «Здесь не должно быть вольностей. Ответы должны быть лаконичными и стандартными». Было решено передавать родственникам тела ночью и воинские почести павшим не отдавать. Пожалуй, это равнодушие государства к тем, кто умер ради его прихоти, покорность, с которой это безразличие принималось родственниками погибших, и полное отсутствие памяти и интереса к афганской войне в сегодняшнем российском обществе — и есть то, что принципиально выделяет эту кампанию среди других, не менее бессмысленных и жестоких войн в разных частях света на протяжении последнего века.

Филипп Чапковский

Жизнь прекрасна, братец мой

Автор: Назым Хикмет
Издатель: Лимбус Пресс

Турецкий поэт, прозаик, коммунист и диссидент Назым Хикмет был популярен в СССР чуть ли не больше, чем на родине. Здесь он три раза женился, умер, написал кучу вещей и издавался огромными тиражами, превратившись постепенно в одного из неразличимых фигурантов бабушкиных книжных полок. Последние десятилетия Хикметом мало кто интересовался, но сейчас на русский внезапно перевели его последний, написанный за год до смерти автобиографический роман «Жизнь прекрасна, братец мой». То, что эту книгу советские попечители хикметова наследия предпочли не заметить, вполне объяснимо. Вроде бы искренний роман о революционной страсти, постепенном обретении и осознании коммунистических идеалов, но совсем без оглядки, полностью для себя — так, что лирика оказывается гораздо важнее не только политики, но и веры. Сюжет простой: подпольщик-коммунист и художник Ахмед (альтер эго автора) тайком приезжает в городок Измир и прячется от полиции в доме своего друга Измаила. Там, запертый в четырех стенах, он вспоминает весь свой революционный путь — в Турции и в Москве, где он учился, а также готовится к новому бегству — обратно в СССР, к свершенной революции и любимой девушке Аннушке. В целом «Жизнь прекрасна» — немного усыпительное, несмотря на бодрую тему, мозаичное повествование, но иногда читать его очень любопытно — главным образом, именно из-за как-то окончательно осознанной перед смертью бездомности автора, его неполной принадлежности и родной Турции, и советскому миру.

Частный человек. Л. Я. Гинзбург в конце 1920-х — начале 1930-х годов

Автор: Станислав Савицкий
Издатель: Издательство Европейского университета

Этот процесс начался еще в конце 80-х, но в последние 10 лет стал очевидным. Лидия Гинзбург из интересного филолога, тонкого мемуариста, знакомицы и ученицы великих и учительницы многих, жительницы маргиналий превратилась в одну из центральных интеллектуальных фигур русской культуры XX века, гениального наблюдателя, сравнимого с Шаламовым или Н. Я. Мандельштам. «Частный человек» петербургского филолога и искусствоведа Станислава Савицкого — первая книга, написанная о Гинзбург. Сюжет здесь во многом — именно генезис тех особенных жанров, в которых она стала писателем: записных книжек, мемуарных «повествований». Но одновременно это — рассказ о попытке сложного человека найти себе социальное применение в мире, требующем от любого полезности, участия в общем труде, и об открытии того факта, что абсолютно частное существование тоже может быть формой напряженной социальности. Вдобавок в книге впервые с 1932 года опубликована забавнейшая история «Агентство Пинкертона», сделанная Гинзбург вместе с художником Львом Канторовичем для журнала «Еж» — попытка «правильного» рассказа про борьбу капиталистических ищеек и рабочего движения в Америке.

Гадюшник. Ленинградская писательская организация: избранные стенограммы с комментариями

Автор: М. Н. Золотоносов
Издатель: НЛО

Еще одна книга об истории ленинградской литературы может читаться как антитеза истории Гинзбург. Здесь — никакого частного, одно общее — но зато в самом омерзительном его изводе. Громадный том филолога и культуролога Михаила Золотоносова не совсем историческое исследование, но и не сборник документов. Скорее это — величественный монтаж, необъятное покрывало гнусностей разного калибра. Материалы здесь — собственно стенограммы ленинградского отделения Союза писателей СССР. Золотоносов собрал эти удивительные, часто звучащие как диалоги из абсурдистских пьес, тексты, откомментировал (но не перегружая дополнительной информацией) и соединил в сложную структуру, организованную вокруг нескольких крупных скандалов, потрясавших организацию в 40-е — 60-е годы. Калибр скандалов — самый разный: от травли Пастернака до многостраничного разбирательства дела о подсдаче писателем Мирошниченко части дачи в Комарово. Несмотря на множество комичных моментов и почти детективных историй, «Гадюшник», конечно, очень тяжелое чтение. Но если следить за современной литературной жизнью (да и не только литературной), замечаешь, что жанр публичного доноса на коллег возрождается из сталинского пепла на глазах. Так что сквозь призму новейших тенденций российской интеллектуальной жизни «Гадюшник» смотрится не неподъемным историческим разысканием, но книжкой вполне актуальной.

Акелла, ветеринарная клиника в Красноярске — отзыв и оценка — L_V

Если хотите потерять навсегда своего любимого питомца, то вам непременно сюда!!! Вам здесь ТАК залечат любимца, прям досмерти!

За 5 месяцев мне убили здесь ДВОИХ самых любимых на свете собачат!!! Моя вина, что второго АБСОЛЮТНО ЗДОРОВОГО ЩЕНКА я привела сюда же.

Первую собачку мне смотрела врач-хирург, которой только живодёром на скотобойне…

Показать целиком

Если хотите потерять навсегда своего любимого питомца, то вам непременно сюда!!! Вам здесь ТАК залечат любимца, прям досмерти!

За 5 месяцев мне убили здесь ДВОИХ самых любимых на свете собачат!!! Моя вина, что второго АБСОЛЮТНО ЗДОРОВОГО ЩЕНКА я привела сюда же.

Первую собачку мне смотрела врач-хирург, которой только живодёром на скотобойне работать!!! За свои 16 лет (а то и больше) работы в ветеринарии, она, видимо, приобрела рентгеновское зрение, что не осматривая пациента, поставила ему диагноз: «Да у вас челюсть сгнила!!!» и начала мне рассказывать о том, что он не жилец и прочее, хотя после одной только этой её фразы, мне уже стало плохо невыносимо. И давай подводить к тому, что его надо усыпить (только что напрямую не произнесла это прямым текстом, типа как бы выбор за мной). Сказала, что и язык у нас сгнил! Как можно жить без языка!? (напоминаю, она даже рта ему не открыла!). Я попросила пригласить другого врача — Веселкову О.А. Она пришла, посмотрела так поверхностно и сказала, что если и делать, то очень долго, очень много, ну и не факт, что это вообще поможет. Нужны наркозы, операции, стационар (они очень любят его советовать)… Я очень сильно испугалась, что он может не пережить, его только измучают и ничего не поможет! Думаю: «Как же он без языка то будет жить!? Челюсть сгнила!!!» И тогда я произнесла это страшное слово: «Усыпляйте…» Она схватила его как попало, подмышку и понесла… Будто это не больное животное, а инфузомат! В то время, пока происходила эта страшная процедура, я ожидала на диванчике около входных дверей. Пока я ждала, мимо меня выводили на прогулку чьего-то питомца, который содержался в стационаре. Это была уборщица (она там у них одна, светленькая). Явно, что стационар-это не санаторий и там все зверюшки болеют и нуждаются в повышенном внимании и ХОРОШЕМ, ДОБРОМ отношении! Пока она там снимала бахилы, она его всего издёргала и ещё и «обласкала» его «нежными» словечками за то, что он просто очень уже хотел в туалет и на волю!!! Вопрос: почему ОНА вообще имеет какое-либо отношение к животным!? Ведь не от большой любви она его на прогулку повела! Про себя я подумала: «Слышали бы тебя его хозяева, как бы ты заговорила!??» Ладно. Пришло время, когда мне вынесли коробку с моим питомцем. Гурьянова поставила коробку рядом со мной и говорит: «Шансов не было-уздечка сгнила.» Эту фразу она произнесла, разворачиваясь. Видимо вместо слов соболезнования. Я ещё долго не могла придти в себя. На улице 4 ЯНВАРЯ 2020. Я приезжаю домой, иду его хоронить. Пришла. Открываю коробку, а он там в черном плотном пакете (будто это мусор) туго-туго завязанный. Развязать не удалось. У меня возник вопрос: а не для того-ли его так туго завязали в этот пакет, чтобы на случай чего, если вдруг не подействует их усыпительное, он там задохнулся? Землю, конечно же, продолбить не удалось и мы оставили его на ночь там (январская ночь). Утром скорее побежали его хоронить. Разорвали этот мешок, а он там тёплый и мягкий… с открытыми глазами… Неужели их нельзя было закрыть??? Ведь они пишут, что усыпляют животных, согласно международным стандартам! На этом шок не закончился! С одной стороны ротика (где все зубки у него были целы) торчал язычок. Чистый, розовенький… с маленькой капелькой некроза, которую без проблем можно было удалить. Да, чистый, розовый язык, тот, что по словам человека с 16-летним стажем — сгнил.

Что касается истории конкретно с этой моей собачкой, то рекомендую так же сторониться Дарины Милёхиной, которая может УРОНИТЬ пациента прямо на столе (спасибо, что не со стола!). Конечно же ни с кем там не ругаешься, т.к в руках этих ЛЮДЕЙ жизнь твоего любимца. Мало ли, ЧТО они введут ему нестерильной иголкой, которая валялась по столам (а у кого-то и с полу подняли, как я успела прочитать в предыдущих комментариях). На столах, которые не всегда протирают перед твоим приёмом.

Мы долго горевали по потере своего любимого члена семьи. И вот, настал тот день, когда в нашем доме снова появилось радость. Но, благодаря этой чудесной клинике, ненадолго…

Клюнув на то, что эта клиника оснащена много каким оборудованием и есть здесь и хорошие люди-врачи, я повела своего АБСОЛЮТНО ЗДОРОВОГО ЩЕНКА на приём, после того, как мы приняли препарат против глистов и нам стало плохеть. Пришла, пожаловалась на эту проблему. Нас приняли конечно же как надо, осмотрели, температуру померили. Животик был тугой и мы пошли на рентген. Снимок показал, что ИНОРОДНЫХ ТЕЛ НЕТ, но воспален желудок. Температура в норме, анализы крови — в идеале. Нас прокапали и назначили УЗИ, а также капельницы 2 р/сутки (т.к врач знала о моем категорически отрицательном отношении к стационару). Вечером от еды отказался. В сб приехали с утра на капельницу. Нас принимал ассистент крупной комплекции, который даже почему-то температуры нам не измерил. Что-то нам покапал, укол какой-то сделал… Мы закончили процедуры и уехали. Приехали вечером повторно и нам повезло со Светланой Евгеньевной, она всегда очень внимательно принимает пациентов. С утра этому парню жаловались, что у нас начался жидкий стул, но на наши жалобы никак не отреагировали ни словесно ни на деле-никаких препаратов нам не давали. Ведь в этой клинике всё лечится ОМЕЗОМ!!! Субботу вечером прокапались, уехали. Состояние начало ухудшаться. Жидкий стул участился. Приехали в воскресенье. На стойке ресепшна нам сказали, что ассистентов нет — ждите. Как всегда там очередь. Люди, пришедшие после нас, почему-то проходили вперёд нас… Хотя у нас был не приём, а просто подключиться на капельницу. Ну, к слову, когда за стойкой сидит Хабибулина, в клинике всегда беспорядок в очереди. В 12:45 нам сделала УЗИ великий врач-узиолог, заведующая терапевтическим отделением, а по совместительству ещё и врач — инфекционист! сертифицированная очень! гениальная Елена Владимировна Шартух. Смотрит и говорит: «У вас утолщение стенок желудка и дуоденит». Мы, наученные горьким опытом спрашиваем: «А всё ли в порядке у нас с печенью????» ЕВ: «Да, с печенью всё хорошо», Мы: «А всё ли в порядке у нас с поджелудочной железой???», ЕВ: «Да, есть незначительные изменения, но ничего страшного». Ну мы выдохнули, что не всё так ужасно, думаем полечимся. ЕВ садит нас на капельницу, настоятельно навязывая свой стационар. От стационара, мы конечно же, отказались, сказав, что будем сидеть с малышом столько, сколько потребуется! Принципиальная Елена Владимировна ставит нам на капельнице минимальную скорость, чтоб посидели мы подольше, раз не хотим в стационар сдаваться. Капаясь на этой капельнице нам становится всё хуже и хуже. Жидкость изо рта, уже какое-то подобие жидкого стула их попки. Конечно же мы зовём её и говорим об этом. Она сначала даёт нам алмагель, который через некоторое время выходит из нас обратно, потом тилозин, который таким же образом выходит. И она обо всём знает… Знает себе и знает. Мы просидели там 10 часов из 8 назначенных (А капельницу нам назначили утром и вечером, только вот приезжаешь, а подключить тебя к ней некому). Уехали домой. Так прошло наше воскресенье. В ночь на понедельник малышу стало совсем плохо… Мы в 04:30 уже стояли у порога и будили там всех своим звонком. Подождали врача, нас опять на капельницу, которая уже не помогала видимо давно… из нас течет уже что-то зелёное… Прокапались, снова на УЗИ. Делаем его, а там оказывается и печени уже очень плохо и поджелудочной очень-очень плохо: гепатит, перитонит, панкреатит (а нас ещё, не зная этого, на грелке погрели, что категорически запрещено при панкреатите!!! да и при перитоните тоже), жидкость скопилась в брюшной полости. и ВСЁ ЭТО образовалось за 10 часов сидения на капельнице??? Отдали в стационар. Думали, что вот-вот придёт новая смена врачей и они приступят срочно к операции, т.к. каждая минута была на счету! Но нет. Малыш ещё очень долго ждал в мучениях своей очереди. Разрезали живот, чтобы убедиться НЕТ ЛИ ТАМ ИНОРОДНЫХ ПРЕДМЕТОВ!? Ведь с рентгеновского снимка это не ясно. увидели НЕКРОЗ! вставили трубки для отвода жидкости… с наркоза он вышел, но ни одно обезболивающее ему уже не помогало. В 9:15 утра позвонила врач и сказала, что его больше нет. Что ночью останавливалось сердце. Ему якобы делали реанимацию. На стойке администратор сказала, что умер в 7:15. Думаю, что они всё проспали и никакой реанимации и не было, а позвонили после 9, чтобы мы оплатили за сутки. Тело я забирала в 10 утра. Голова и лапки уже застыли, а глаза снова-не закрыты… видимо, международные стандарты. Таким ЛЮДЯМ нельзя работать с невинными ЖИВотнЫМИ!

ALTAT перевод | Венгерско-русский словарь 1

Halálba altat.Ядовитое яблоко — смертельный сон.
Kit áltat?Кого ты обманываешь?
Akkor mesélni fogok, mesélni, mesélni, amíg csak el nem altat a hangom!Тогда я буду говорить, говорить, говорить, пока ты не уснешь.
Az unalmas könyvem nem altat el?Ты ведь хотел заснуть при помощи книжки?
Ha gázzal altat, és ki lesz gombolva a sliccem, nem fizetünk.≈сли после наркоза штаны окажутс€ расстЄгнутыми, платить не будем.
Legalább nem lő emberekre, vagy altat el kutyákat.По крайней мере, он не стреляет в людей или усмиряет собак.
A természetből született, az ember áltat áhított.Порождение природы, предмет вожделения человека.
Az Initiative mindig hamis reménnyel áltat.Инишиатив дает ложную надежду.
zba az OR csatlakozott, mint egy altat? orvos e m? t?Я участвовал в той операции в качестве анастезиолога потому что думал, что так смогу вернуть ее в операционную
Csak egy enyhe nyugtatót alkalmaztam, ami csak lenyugtat, de nem altat el.Я ввел только легкое седативное. Просто что-то, чтобы успокоить тебя, не погружая в сон.
Először altat, aztán belehúz.Он усыпляет бдительность, а затем переходит в наступление.
Félig hipnotizál, félig altat.Снотворное и успокоительное.
A depresszió nappal altat, éjjel ébren tart.Ирония депрессии. Днем без сил, ночью без сна.
Igen, mint például embereket altat.Да, как будто зомбируешь людей.
Ezzel áltat titeket?это он так сказал?

Лучшие фильмы Дени Вильнева: «Дюна», «Политех», «Пленницы» и другие

В прокате продолжается триумф «Дюны» (в России картина установила постпандемийный рекорд!). Самое время упорядочить все 10 фильмов Дени Вильнева, параллельно анализируя его карьерную траекторию и стилистическую эволюцию, которые и привели к «Дюне».

10. «32 августа на Земле» (1998)

«Un 32 août sur terre»

После череды типичных для своего времени поп-клипов и короткой документалки про Ямайку, снятой по заказу Канадского национального управления по кинематографии, Дени Вильнев дебютировал в игровом полном метре. Это был 1998 год, режиссеру было 31, а премьера картины «32 августа на Земле» прошла в каннском конкурсе «Особый взгляд». Сюжет такой: выжившая в серьезной автокатастрофе двадцать с-чем‑то летняя девушка просит своего друга зачать с ней ребенка без лишних обязательств. Тот соглашается, но с одним условием: по какой‑то туманной логике зачатие должно непременно происходить среди величественных пейзажей американских солончаков.

Надо сказать, что эта разговорная мелодрама тоже весьма типична для фестивальных каталогов своего времени. В «Особом взгляде» Дени Вильнев соревновался с начинающим Хон Сан Су. А годом ранее во второстепенной каннской программе дебютировал Брюно Дюмон, с которым дебют Вильнева роднит одновременно минималистичная и вычурная операторская работа. Проблема в том, что кино Вильнева — настолько среднестатистическое фестивальное кино, что под набором штампов сложно распознать признаки жизни. Хон и Дюмон уже тогда демонстрировали оригинальность взгляда, которая в будущем сделает их столпами фестивального движения, а дебют Вильнева смотрится так, будто ему было суждено исчезнуть на свалке истории. Тем удивительнее вся дальнейшая траектория карьеры постановщика.

9. «Водоворот» (2000)

«Maelström»

© «Космопол ФД»

Второй фильм Вильнева — одновременно авторемейк и перезапуск авторского стиля. Снова главная героиня — отрешенная девушка, переживающая экзистенциальный кризис. Снова катализатор сюжета — автомобильная авария, разве что пострадавшей на этот раз становится не сама героиня, а кто‑то другой. Что касается стиля, то заметно, что режиссер перешел в новый век. Это больше не вымытые цвета и открыточные пейзажи; теперь в ходу эмтивишные пересветы и говорящая аниматронная рыба, будто сбежавшая из фильма Бертона или Жене. От лица последней и ведется повествование в этой жестокой сказке для взрослых.

В «Водовороте» есть и сцена аборта, и непреднамеренное убийство, и попытка суицида, и слегка извращенная романтическая линия. В общем, происходит много чего, причем действие снабжено яркими монтажными решениями, в том числе музыкальными. Но смотреть это все еще сложно: ни в одну эмоцию не получается поверить, вся сложносочиненная история кажется чистой графоманией несведущего в жизни молодого мужчины. Как ни удивительно, но сам Вильнев с этой характеристикой согласен. В интервью он говорит, что в то время вообще не знал, что делает, а его сценарные умения нуждались в совершенствовании. Поэтому после первых двух фильмов Вильнев решил стать воспитывающим детей домохозяином. В кино он вернется лишь спустя девять лет, но зато с авторским триумфом (см. «Политех» сильно ниже по списку). Оригинальных сценариев он после тех двух работ так больше и не писал.

8. «Пожары» (2010)

«Incendies»

«Пожары» — кино, ставшее для Дени Вильнева билетом в Голливуд. Это эпического размаха драма про взрослых канадских близнецов, которые по завещанию матери открывают семейные тайны в родной ближневосточной стране. Эмоции по-голливудски размашистые, вскрытые душевные нарывы универсально понятны. Неудивительно, что «Пожары» были номинированы на «Оскар» в категории «Лучший фильм на иностранном языке».

Здесь Вильнев не только продемонстрировал способность снимать для самого широкого зрителя, но и вобрал на экране все худшие тенденции мейнстримных драм. Стилистические решения часто откровенно пошлые: например, открывается фильм со сцены подготовки солдат-детей под песню Radiohead; старящий грим героини — что‑то из арсенала мыльной оперы. При этом сценарий (адаптация пьесы) насквозь манипулятивный. Решение разместить действие в абстрактной неназванной арабской стране лишает происходящее реалистической ценности. А количество неправдоподобных поворотов и совпадений быстро превосходит разумные пределы и превращает кино в непреднамеренную комедию абсурда.

Впрочем, несмотря на все проблемы и неудачи, это кино доказало, что размашистый голливудский стиль больше к лицу Вильнева, нежели стиль претенциозных фестивальных поделок. Это тот уникальный режиссер, для которого увеличение бюджетов, за редким исключением, прямо ведет к художественному росту.

7. «Враг» (2013)

«Enemy»

© «Каравелла DDC»

«Враг» — чистый кризис среднего возраста в кинематографической форме. Добравшись к 45 годам до голливудских ресурсов, Дени Вильнев отчаянно пытается вернуться в юношеские годы, снимая откровенно студенческую по содержанию картину. Без причины возникающие доппельгангеры, многозначительные долгие планы, сексуально неудовлетворенные герои-мужчины и полунемые женщины — в общем, присутствует почти полный набор элементов из короткометражки восхищенного Линчем студента киношколы.

При этом если «Врага» и принять за студенческое кино, то это самый роскошный учебный фильм в истории. Вильнев хорошо знает, на что потратить свалившийся на него бюджет. Атмосфера, которую задают изощренное освещение и внушительный эмбиент, — высококлассно тягучая. Да и голливудская звезда Джейк Джилленхол здесь хорош, как всегда. А короткие хоррор-эпизоды с участием нарисованных на компьютере арахнидов заставляют помечтать о том, чтобы Вильнев снял наконец полнокровный ужастик. Ведь в этом полулюбительском кино слишком много пустых претензий и амбиций, отвлекающих от незамысловатых жанровых удовольствий.

Подробности по теме

«Враг»: за и против

«Враг»: за и против

6. «Бегущий по лезвию 2049» (2017)

«Blade Runner 2049»

© Sony Pictures Home Entertainment

Метод работы Дени Вильнева над голливудскими блокбастерами можно описать следующим образом: взять ультравысокий бюджет и заведомо раскрученную франшизу и снять обескураживающе сдержанное, сухое, минималистичное авторское кино. Надо сказать, что в век очень громких и дурацких фильмов-монстров такой подход по большей части оказывается освежающим. Но и у этого метода есть концептуальные издержки и слепые пятна, особенно когда есть чему противопоставлять результат.

Взявшись за «Бегущего по лезвию», Вильнев переформатировал научно-фантастический нуар в киберпанк-притчу. Вместо декораций грязного чайнатауна из недалекого будущего, вокруг героев выстроился недостижимо величественный пейзаж, возможный разве что в виртуальной реальности. Там, где Ридли Скотт заполнял кадр сигаретным дымом и кромешно черными тенями, Вильнев в паре с великим Роджером Дикинсом упиваются иконографическими пустотами и сновидческим маревом. Наконец, дилемма о человечности репликантов в старом фильме разрешалась с помощью введения в историю роковой женщины, а у Вильнева действие, несмотря на наличие киберромантической линии, остается фактически асексуальным.

Да, «Бегущий по лезвию 2049» по-своему величественное кино, поражающее размахом и строгостью стиля, но просто не все жанры рождены равными. Пожалуй, любой неонуар с роковой женщиной и грязными улицами априори интереснее стерильной притчи с гигантскими голограммами.

Подробности по теме

Бледный огонь: Зельвенский о «Бегущем по лезвию 2049»

Бледный огонь: Зельвенский о «Бегущем по лезвию 2049»

5. «Убийца» (2015)

«Sicario»

Самое увлекательное жанровое кино возникает из производственных противоречий. Скажем, «Убийца» Дени Вильнева и сценариста Тейлора Шеридана — это идеальный пример наполнения категории «Б» в оболочке категории «А». Сценарий этого боевика из жизни американских спецагентов и мексиканских картелей включает в себя эпизоды пыток, изнасилований и массовых перестрелок в такой концентрации, будто речь идет о несдержанном эксплуатационном кино. Но сколько таких боевиков, сражавшихся за «Золотую пальмовую ветвь», вы знаете? Противоречие состоит в том, что режиссер Вильнев и оператор Дикинс демонстрируют здесь поистине высокий визуальный стиль. Спецоперации сняты в режиме постдокументалистики, так что от удали героев по-настоящему захватывает дух. Линия с жестокой местью раскрывается на таких хладнокровных, отрешенных планах, от которых хочется отвернуться, но не выходит. А кульминационная сцена рейда в сумерках — чистая живопись, несмотря на всякие там логистические нестыковки.

Спустя несколько лет вышел фильм «Убийца-2: Против всех», полностью обнаживший «бэшные» корни этой франшизы — там и наполнение, и оболочка принадлежали в равной степени категории «Б». Лучшего подтверждения талантам режиссера Вильнева, снявшего оригинал, и не придумать.

Подробности по теме

«Убийца»: Эмили Блант на войне с мексиканскими картелями

«Убийца»: Эмили Блант на войне с мексиканскими картелями

4. «Прибытие» (2016)

«Arrival»

© Sony Pictures Home Entertainment

Сейчас имя Дени Вильнева ассоциируется в основном с жанром фантастического блокбастера, и тем удивительнее осознавать, что свой первый сайфай он снял лишь в 2016 году. Это была картина «Прибытие», которая сразу же подчеркнула уникальные стороны стиля Вильнева, выделяющие его на фоне классиков жанра. Скажем, в отличие от бездушного киборга Кубрика, игравшегося с философскими концепциями в «Космической одиссее», Вильневу ничто сентиментальное не чуждо, и он не боится ухода в чистую мелодраму. Как и его знаменитый современник Нолан, Вильнев интересуется сложными научными концепциями, но он не занимается просто техническими шоукейсами, а умудряется вплетать эффектные находки в поэтическую канву истории. Вильнев — мастер поэтической атмосферы, а не строгий лектор.

Гуманитарная фантастика «Прибытие» рассказывает про женщину-лингвиста, которая ищет общий язык с пришельцами и в процессе приобретает шокирующее знание о собственной судьбе. Это несовершенное кино: слишком усыпительное, слишком душещипательное. Но отрицать тот простой факт, что данная история идеально совпала с талантами постановщика, было бы глупо.

Подробности по теме

«Прибытие» Дени Вильнева: инопланетяне общаются с лингвистами

«Прибытие» Дени Вильнева: инопланетяне общаются с лингвистами

3. «Пленницы» (2013)

«Prisoners»

Триллер о похищении детей «Пленницы» работает по тому же принципу, что и «Убийца». Здесь тоже не слишком замысловатый жанровый сценарий сочетается с постановочным ремеслом, демонстрирующим чуть ли не иконописный вес. Не сдерживающий агрессию отец-христианин (Хью Джекман) и мрачный татуированный коп (Джейк Джилленхол) отчаянно ищут детского похитителя, время от времени, как и полагается по законам жанра, ведясь на красную селедкуRed herring (англ.) — идиома, означающая ложный след, отвлекающий маневр, в том числе в беллетристике. Памфлетист Уилльям Коббет ввел этот термин, рассказывая историю о том, как он использовал сильно пахнущую рыбу для отвода псов с кроличьего следа.. При этом вокруг них царит такая вязкая атмосфера плотницкой готики, что страшно становится не только за детей, но и за мучающихся взрослых. В конце фильма зрителей, разумеется, ждет дико непредсказуемый твист, но в исполнении Вильнева он не раздражает, а вызывает чувство напряжения в самом лучшем смысле слова. Это ли не критерий успешности настоящего детектива?

«Пленницы» были первым голливудским фильмом Дени Вильнева, и они сразу же доказали, что с большими бюджетами и низкими жанрами этот автор-визионер готов дружить продуктивно, как никто другой. Секрет этой дружбы состоит в том, чтобы забыть о том, будто низкий жанр противоречит высокому стилю, а многомиллионный бюджет исключает необычайность видения. В реальности именно из этих эстетических противоречий и возникает самый гармоничный результат.

2. «Политех» (2009)

«Polytechnique»

© Remstar Media Partners

Остросюжетная драма «Политех» основана на реальных событиях — а именно, случае массового расстрела в Политехнической школе Монреаля 1989 года. Тогда одинокий стрелок ворвался в университет и, выкрикивая антифеминистские лозунги, застрелил четырнадцать женщин; после чего покончил с собой. Кино Дени Вильнева восстанавливает эту крупнейшую в канадской истории трагедию скрупулезно и последовательно.

Вильнев — не реалист, но стилизатор, жонглер жанрами, а потому удивительно видеть его берущимся за документальный сюжет. Тем не менее именно сочетание предельно реалистичной фабулы и ярких стилистических решений приводит чуть ли не к самым эффектным результатам в его фильмографии. Перевод изображения в монохром становится средством приближения к исторической объективности. Длинные общие планы перемещений убийцы — способ наращения саспенса без ухода в эксплуатацию. Сверхэмоциональные крупные планы героинь служат цели отнятия власти у злодея, это не столько стилистическое, сколько моральное решение.

Кажется, Вильнев способен написать кинопоэму на основе даже самого не располагающего к тому материала. Эту теорию подтверждает не только «Политех», но и следующий по списку фильм.

1. «Дюна» (2021)

«Dune»

«Дюна» — удивительнейший фантастический блокбастер с ценником в 165 миллионов. В руках Вильнева главным аттракционом становятся не вторжения боевых звездолетов, и не нападения гигантских песочных червей, и не темная магия тайного ордена, и даже не политические интриги между галактическими кланами. Основное содержание «Дюны» Вильнева — это концентрат потусторонней атмосферы, перенос зрителя в поистине неземные пейзажи, растворение зрительского воображения среди геометрических форм еще не наступившей, но по ощущениям давно забытой цивилизации.

Вероятно, фактический отказ от рассказа истории во всех подробностях в пользу тщательной работы над обстановкой — и есть наиболее эффективный подход к экранизации такого эпического романа, как «Дюна». Линч пытался перенести на экран как можно больше причудливых деталей из текста и в результате балансировал между клоунадой и бульварщиной. Про телеверсии «Дюны» нет смысла и вспоминать: малый экран моментально ужимает этот фантастический сюжет до банального костюмированного мыла. У Ходоровского амбиции были, может, и правильные, но его 10-часовая киноверсия в этом мире никак не могла бы быть осуществима.

Получив в распоряжение самые большие ресурсы в своей карьере, Вильнев чувствует самую большую творческую свободу, что, конечно, разительно отличает его от потока инди-режиссеров, ушедших работать на «Марвел». Именно в «Дюне» можно увидеть самые медлительные проходки, самые задумчивые крупные планы и самые минималистичные экшен-сцены в фильмографии постановщика. Оголив сюжет до одного скелета, Вильнев заставляет следить за происходящим, как за завораживающим таинством. И это только первая глава — все самое интересное еще впереди.

Подробности по теме

«Дюна» Дени Вильнева — главная премьера года, которую почти необязательно смотреть

«Дюна» Дени Вильнева — главная премьера года, которую почти необязательно смотреть

Жир серой цапли | Mosbaza.ru

15-29 сентября 2012 года,
авт. А.Май & Геник
Нашему товарищу, Егерю с большой буквы,
Анатолию Павловичу Бурлину (Сэнсэю) –
посвящается.

Собираясь в очередной раз на «Московскую», мы с мои давним напарником Геником („еin Mensch von Genie“) решили, что больше не будем доверять басням о рыбалке, в изобилии разбросанным на просторах Интернета, а сразу же обратимся к первоисточникам. И, конечно, мы выбрали именного его — Маркса-Энегельса-Ленина-Сталина рыболовного дела и гуру русской рыбалки в одном флаконе — Сабанеева Леонида Павловича (1844-1898), зоолога, натуралиста, классика русской рыболовно-охотничьей литературы. Уж кто-кто, как не этот благообразный господин, решили мы с Геником, способен провести нас тайными рыболовными тропами по просторам Великой Волги!

15-21 сентября

Первую нашу неделю, к сожалению, мы провели с Геником не на рыбалке и даже не на базе «Московская»: мы рыскали по Астрахани в поисках волшебных приманок и привад для рыбалки „а ля Сабанеев“.
Говорил же я Генику, что надо всё брать заранее в Москве! Да где там, мол и в Астрахани всё наёдем! Ну что, брат, нашли…???

Л.П.Сабанеев: «Наилучшим приманочным составом для окуней немцы считают мазь, сделанную из камфоры, гусиного жира и жира, вытопленного из цапли (серой), который, несомненно, имеет особую привлекательность для всех рыб… В эти составы кладут на ночь червей, раковые шейки, лягушечьи ноги и пр. и затем они бросаются, куда надо, как привада или прикормка».

Л.П.Сабанеев: «Надо заметить, что в низовьях Волги сом настолько голоден, что хорошо берет даже на куски старой прокоптившейся кошмы (войлока), мало того — на старые пробки, которыми рыбаки также заблаговременно запасаются в Астрахани.»

Признаюсь честно, что, учитывая нашу с Геником всегдашнюю жажду, проблему с винными бутылочными пробками для ловли сома мы худо-бедно в Астрахани решили, да и со старым войлоком тоже как-то всё обошлось, но вот жир из серой цапли???!!! После того, как ночь с 20 на 21 сентября мы провели в полицейском обезьяннике за попытку купить тушку серой цапли у местных браконьеров, Геник заявил: «Брат, да Бог с ними с этими окунями! Мы что, подлещиков себе не нажарим?»

21 сентября

Наконец-то мы на «Московской»! База встретила нас музыкой.Мальчики прыгали от радости,Девочки показывали ножки,хозяйка бара Танечка загадочно улыбалась,Рыборазделочный цех пребывал в полной боевой готовности, Геник блаженствовал от ловли тарашки,Гордые орлы, приветствуя нас, спускались с небес!Кабаны, ласково скалясь, предупреждали о вреде курения! Наш стол ломился от еды и напитков, любезные соседи угощали нас рыбкой, приготовленной на электрической (!) коптилке,И даже всегда суровый егерь – Анатолий Павлович Бурлин (Сэнсэй), радовался от души встрече со старыми товарищами!
Жизнь удалась!

22 сентября

Первый выезд на рыбалку: правильное утро правильного человека.
Прямо в катере мы решили обсудить с Сэнсэем вопрос о способах ловли и приваживания щуки, в которых этот бедовый Сабанеев нас с Геником окончательно запутал!

Л.П.Сабанеев: «Перехожу к ужению щук на мертвую рыбку по английским способам. Их два — spinning и trolling. Первый способ — это нечто среднее между ловлей нахлыстом и ловлей на дорожку. Различие от последней заключается главным образом в том, что для spinning лодки не требуется, так как насадка может быть также искусственной. Trolling удобнее тем, что может производиться в довольно травянистых и крепких местах, где spinning невозможен.»

После недолгого, но жаркого обсуждения решили ловить способом spinning, но, по настоянию егеря, с лодки и в травянистых местах. То есть на раскатах! Надежды на удачу у меня было мало!Но дело пошло, да так славно!Конечно, я пытался вернуть моих верных соратников к суровой действительности! Уж чего я этим неучам из Сабанеева только не цитировал!

Л.П.Сабанеев: «По Эренкрейцу, можно приучить щук к месту, бросая туда падаль, а также выливая старый деготь. Надо полагать, однако, что щук всего скорее могут привлечь живые рыбки в стеклянной банке, опущенной на дно у места ловли.»

А щука упорно продолжала хватать их незамысловатые приманки! И особенно эту (подарок Мамонта Сэнсэю)!Кроме того, отлично проявил себя огромный белый твистер (20 см!), также подаренный Сэнсэю Главбухом (Миша, привет!), а также рэдхэдистый большой Юзурик!Я продолжал цитировать Леонида Павловича, приводя моим партнерам все более и более весомые аргументы!

Л.П.Сабанеев: «Что касается насадки, то вообще для ужения щук на spinning выгоднее употреблять небрусковатых рыб. Заготовленная рыба сохраняется в особых ящичках, где перекладывается травой, в жаркое время не только полезно, но даже необходимо их просаливать, тем более, что щуке, как и многим рыбам, вкус соли очень нравится. Некоторые сохраняют насадку в спирте, но хотя рыбки сохраняют в нем цвет и становятся более крепкими, но вкус спирта щукам не очень нравится.»

Итак, алкоголь или соль?Единственное, с чем мои напарники единодушно согласились, так это с тем, что виски на щук лучше не тратить, тем более, что им вкус алкоголя не очень-то и нравится! На этом, нещадно эксплуатируя авторитет Сабанеева, особенно настаивал Геник!Конечно, трофеев мои друзья не поймали! Да и какие могут быть трофеи, когда у нас в катере ни литра дегтя, ни куска падали! Так – только на филе!Надо заметить, что я, как верный сабанеевец, не растерялся и немного позднее предпринял попытку прикормить щук остатками колбасы. Естественно, при этом я ловил исключительно методом «русской дорожки», описанным Сабанеевым, и только на блесну!

23 сентября

Наступающее утро было туманным, как перспективы нашей предстоящей рыбалки.Сегодня решили половить сомиков, тем более, что старым войлоком и пробками от винных бутылок мы с Геником в Астрахани основательно затарились.Закинули снасти, сидим ждём. Час сидим, три сидим: что-то как-то не клюет! И тут, как всегда не к месту, Сэнсэй вдруг завел разговор о ловле сома на лягушку. Смотрю классика – ага, а ведь действительно можно попробовать и на лягушку!

Л.П.Сабанеев: «Лягушка почти всюду составляет одну из любимых, если не самую любимую, приманок для сомов…. Мнение, что с лягушек лучше сдирать шкуру,— совершенно ошибочно, так как сом, конечно, предпочтет живую полумертвой….»Кожу с лягушки (по совету Сабанеева!) решили не сдирать, тем более, что Геника от одной мысли об этом чуть не стошнило. И постепенно рыбалка начала налаживаться!Да, откровенно говоря, мелочь! Может быть все-таки надо было на «бутерброд» из войлока с пробками поупираться?На всякий случай еще раз заглянул в Сабанеева – так и есть, неправильно мы ловим!

Л.П.Сабанеев: «Крупные сомы с голоду бросаются даже на сгнившие тряпки и даже выхватывают белье из рук полоскающих его баб.»

Вот где оказывается собака порылась: баб-то мы с собой на рыбалку как раз и не взяли! Ничего – попробуем с бабами и грязным бельем в следующий приезд, главное – носки минимум год не стирать!

24 сентября

Сегодня утром, садясь в лодку, по шкодливым и слегка виноватым лицам моих спутников я сразу понял, что они затеяли нечто чрезвычайно дерзкое. Чутье меня не обмануло: так и есть, они решили блеснить на spinning окуней без приваживания волшебным составом из жира серой цапли! Пока мои напарники таскали мелких окуньков, я, естественно обратился за советом к Сабанееву. И Леонид Павлович (как всегда!) меня не разочаровал!

Л.П.Сабанеев: «Ужение окуней — самое легкое и заманчивое по своей добычливости, и потому любителей этой ловли очень много, особенно между начинающими и неопытными рыболовами.»

Где были мои глаза, когда я выбрал себе в качестве напарников этих жалких неудачников и неучей, худших из числа начинающих и неопытных рыболовов???Прав был незабвенный Палыч – матерого окуня на халяву (без камфоры и жира!) не возьмешь! Тогда я мужественно решил попробовать намазать приманку отвратительно пахнущим «Мегастрайком» (заменитель жира серой цапли!). Результат не заставил себя ждать!Спасибо тебе, Леонид Павлович!

25 сентября

Кровавая заря не предвещала нам ничего хорошего!Хотя, как я думал, читая Сабанеева, сегодня нам предстояла легкая и добычливая рыбалка на судака!

Л.П.Сабанеев: «Несмотря на свою хищную натуру, судак очень смирен и, по мнению волжских рыбаков, смирнее и глупее судака нет ни одной рыбы.»

Так, наверное бы, все и произошло, если б в процесс не вмешались уже известные Вам персонажи из числа самых начинающих и самых неопытных рыболовов на всей Нижней Волге!

Л.П.Сабанеев:» Ловят судаков…, на длинные (до 5 м) удочки с короткой (немного длиннее удильника) крепкой лесой, пробочным поплавком, величиной с небольшое куриное яйцо, и соответственным грузилом. При ловле … вывоженную рыбу непременно вытаскивают багром, а не сачком, который очень цепляет.»

Естественно, у наших лохов не оказалось ни длинных удочек, ни багра! А что уж тут говорить про поплавок? Да без него не один уважающий себя рыбак даже в туалет не ходит!
Мои друзья начали процесс.Причем, вы не поверите, эти жалки неудачники ловили судака способом spinning с катушкой, от которого настоятельно рекомендовал воздержаться сам Сабанеев! И вытаскивали его в лодку сачком! Ей Богу, как дети малые!Какие уж тут могут быть результаты?

26 -27 сентября

Ловлю сазана, которой мы решили посвятить целых два дня, я решил поставить строго по-научному!
Поэтому первый день Геник и егерь под моим руководством тренировались правильно подходить к прикормленному месту и правильно забрасывать снасти.

Л.П.Сабанеев: «Подходить к приваде, „седалке“ своей надо крайне осторожно. Не следует ни стучать по берегу, ни показываться во весь рост, а подходить крадучись, пригибаясь, и закидывать удочку не вставая.»Освоив (кое-как!) к вечеру 26-го технику подползания к «седалке» и лежачего забрасывания снастей, мои друзья наконец-то приступили к рыбалке.Потом варили уху.А как вы думаете, что на этих фотографиях происходит с моими напарниками?А вот и не угадали! И снова ответ мы находим в сочинениях г-на Сабанеева!

Л.П.Сабанеев: «Ловцы считают сазана самой кровяной рыбой и изобилием крови объясняют горячительные свойства сазанины. На нижней Волге всем известно, что» в жаркое время мясо сазана производит головную боль и лихорадочные припадки, особенно у приезжих людей, а в холодное время имеет усыпительное действие; по этой причине астраханские ловцы всегда ужинают сазаниной.»А теперь задумайтесь: каких результатов по сазану можно ожидать от приезжего человека в состоянии лихорадочного припадка и беспробудно спящего местного жителя??? Слава Богу, что их еще чайки на берегу не заклевали!

28 сентября

Сегодня был жерех (шереспер) – одна из самых трудных в ловле рыб Нижней Волги.

Л.П.Сабанеев: «Нельзя также сказать, чтобы шереспер часто делался добычей рыболовов-удильщиков, так как ужение этой рыбы принадлежит к числу самых трудных. Очень немногие специалисты могут похвастать несколькими десятками жерехов за целый сезон.»

А вот чем смогут сегодня похвастаться мои уважаемые коллеги?Не густо, братцы мои, ой не густо! Да еще и руки с рыбой от себя для фотографирования на километр вытягивают! Стыдоба!Да и чего еще можно ждать от начинающих рыбачков?

29 сентября

Как же незаметно пришёл день отъезда! Пролетая из Астрахани в Москву над огромной территорией нашей страны, покрытой реками, озерами, прудами и водохранилищами, я думал о том, что в самом главном незабвенный Леонид Павлович Сабанеев был прав –

…Время проведенное на рыбалке в счет жизни не засчитывается…

А это – милые и добрые люди с которыми нас познакомила «Московская». И за это ей отдельная благодарность!От лица всех постоянных гостей «Московской» хотел бы также пожелать скорейшего выздоровления прекрасному человеку, егерю Мельникову Анатолию Николаевичу, сбитому машиной в Астрахани незадолго до нашего отъезда. Держись, Толя, все наладится!

Всегда Ваши, рядовые бойцы Великой Армии Рыболовов,
скромные ученики Л.П.Сабанеева,
Андрей Май & Геник
Москва, сентябрь 2012 года

II[80]. Проза из периодических изданий. 15 писем к И.К. Мартыновскому-Опишне

II[80]

Я жил на Почтамтской, в самом конце, как раз против развалин дворца Фредерикса, сожженного в первые дни «Февраля». Значит только перейти на Николаевский мост и… Стоит ли брать извозчика? Да и денег на извозчика нет — разменены на немецкие марки…

Я вышел из ворот, потоптался с минуту на месте… (должно быть, пловцы через Ламанш так топчутся перед тем, как броситься в воду) — оглянулся последний раз на окна…

Сколько раз за советское время я «собирался» за границу. Все так собирались. То бежать в Финляндию, то «оптировать» литовское подданство, на которое имели «веские права» в виде открытки, полученной когда-то в Вильне, то еще каким-то фантастическим способом. И вот в самом деле еду, только безо всякой фантастики: в кошельке проходной билет, в чемодане советский паспорт.

Мелкий дождь, набережная, дрянной немецкий пароходишка Карбо II (на обратном рейсе он попал в бурю и потонул), осмотр вещей, коробочка-каюта… Никакой фантастики: точно стоишь в очереди за пайком или ждешь на вокзале пересадки — усыпительное томленье. Потом пароход медленно ползет по Неве мимо складов и элеваторов, в лицо бьет мокрый октябрьский ветер, и военный в непромокаемом плаще, делая под козырек, прикуривает от моей трубки. Это чекист, проверявший визы — он сойдет в Кронштадте…

И только когда от Кронштадта остался лишь купол собора на ледяном сине-лиловом небе, сильней закачало и гонг загудел, сзывая пассажиров к ужину — точно блеснуло вдруг: «Кончено! Пять лет советского Петербурга для меня кончены»…

Да, кончены. И как обыденно, как благополучно: паспорт, визы, дождь, Карбо II!.. А сколько раз могло кончиться совсем по-другому; для скольких совсем по-другому кончилось…

Судьба оказалась милостивой ко мне. Но странно — я не чувствую к ней никакой благодарности. И никакой жалости к тем, что остались. И никакой радости.

* * *

Когда-то пушка с Петропавловской крепости означала полдень. И петербуржцы проверяли часы…

26 октября 1917 года, единственный выстрел возвестил — на всю Россию — Полночь.

И часы стали ненужными, — время остановилось. С тех пор:

В черном бархате советской ночи

На мосту патруль стоит[81].

Или, как сказал Пильняк: «Революция продолжается»[82].

— А в Грузии так тепло. Совсем весна!

1920 год. Снег, холод, фонари не горят.

Это Мандельштам говорит. Он только что приехал в Петербург из Грузии, где «совсем весна». Он долго пропадал из Петербурга, был в Москве, потом в Крыму, откуда его выслали, в Грузию, где его едва не повесили. Потом какое-то невероятное, только с одним Мандельштамом возможное, путешествие через всю Россию, и, однажды, звонок у черного хода моей квартиры.

— Кто там?

Из-за двери пыхтение, какой-то топот, шум, точно отряхивается выплывшая из воды собака…

— Это я.

— Кто я?

— Я… Мандельштам…

Конечно, он приехал в летнем пальто (ведь в Грузии «совсем весна») с какими-то облезлыми шелковыми отворотами, особенно жалкими на десятиградусном морозе. Конечно, без копейки, простуженный, чихающий, кашляющий, не знающий, что ему делать. Первой его заботой после того, как он немного осмотрелся и отошел, было достать себе «вид на жительство».

— Да успеешь завтра.

— Нет, нет. Иначе я буду беспокоиться, не спать. Пойдем сейчас в Совдеп или как его там…

— Но ведь надо тебе сначала достать какое-нибудь удостоверение личности.

— У меня есть. Вот.

И он вытаскивает из кармана смятую и разодранную бумагу. — Вот.

«Командующий вооруженными силами на юге России» значится в заголовке. Удостоверение. Дано сие Мандельштаму Осипу Эмильевичу… Право жительства. Генерал X. … Капитан Y. …»

— И с этим ты хотел идти в Совдеп?

Детская растерянная улыбка.

— А что? Разве бумажечка не годится?..

— Слушай, — говорю я. — Вот что. Я сейчас уйду. У меня дела. Можешь затопить печку — только не сожги дом, — вот хлеб, чай, на кухне примус — ты умеешь с ним обращаться? Не взорвется он у тебя? «Бумажечку» — сожги сейчас же, не дай Бог, кто-нибудь увидит. Я тебе достану какое-нибудь удостоверение в Доме Литераторов и во «Всемирной литературе». Сиди дома, если будут стучать — не открывай. Самое лучшее, я тебя на ключ запру, чтобы чего не вышло. Хорошо?

Он не отвечает. Он уже улегся на диване, закрыл глаза, отбивая такт рукой, бормочет нараспев новые стихи:

В черном бархате советской ночи

На мосту патруль стоит.

— Так я тебя закрою на ключ?

— Пожалуйста, хоть на два.

Я спускаюсь по обледенелой и обобранной лестнице.

У ворот старуха соседка, экономка, оставленная «при квартире» благоразумно «выбывшими» куда-то господами, закутанная в тряпки, смотрит на красное, морозное солнце немигающими, вылинявшими глазами и плачет.

— Глафира Петровна, что с вами?

— Батюшка, барин. Беда какая… Ва… ва… Васенька….

Васенька — большой, жирный, пушистый, рассудительный кот, единственная ее привязанность на земле. Кот в самом деле славный. Я был с ним в дружбе

носил ему из Дома Литераторов селедочные головки и хвосты — специально собирал.

— Что же случилось с вашим Васькой?

Голова старухи начитает трястись. Она плачет уже навзрыд…

— Нет больше Васеньки… Сама виновата — не уберегла, не уберегла. Сожрал проклятый. Подстерег, из ружья паф — и сожрал. Проклятый, краснокожий, чтоб ему, чтоб ему….

Тот, к кому это относится, — стоит совсем близко на перекрестке и все слышит, конечно. Но вид у него невозмутимо-равнодушный, точно он и не видел никакого кота. Пуговицы начищены, штык блестит на солнце, на шапке красная звезда — постовой милиционер.

— Погоди, черт! Выжгу тебе глаза — будешь помнить моего котика!..

* * *

1920 год — и уже давно приобретена привычка и утомительная и приятная: всюду ходить пешком. Единственное средство сообщения — трамвай, отвратителен. Измученные и раздраженные люди сидят, лежат, висят друг на друге, ругань никогда не прекращается, тифозные вши свободно переползают из рукава в рукав, с воротника на воротник. «Случаи» разные тоже случаются постоянно в этих трамваях. То лопнула в давке, в самой человеческой каше, бутыль азотной кислоты, то полвагона провалилось, и вагон на полном ходу превратился в какую-то страшную кофейную мельницу. А еще совсем недавно трамвай вдруг остановился: «Вылезай — все на снеговую повинность». Теперь это оставлено, но воспоминание еще живо. Так что Бог с ним, с трамваем.

Ходить пешком, даже когда устанешь, скорее приятно. Но все-таки жаль, что Петербург такой большой город. Вот хотя бы сейчас: надо зайти на Бассейную, в Дом Литераторов, оттуда на Преображенскую, к Гумилеву — рассказать о прибытии Мандельштама и о необходимости его устроить, потом Моховая

гонорар за переводы, Миллионная — Дом Ученых, — продовольственная карточка. Впрочем, Миллионная это уже «по дороге» — главное из моих сегодняшних дел свидание с человеком, который может перевести через финскую границу. А живет он… в Новой Деревне.

В корпусе у меня был товарищ Б.[83]. Особенной дружбы между нами не было: он был первым учеником, я… Словом, когда я, дважды оставшись на второй год, добрался, наконец, до выпуска — этот Б. был уже офицером-гвардейцем: он и училище первым кончил. Но все-таки я три года просидел с ним бок о бок. Б. был то, что называется тихоня, «девчонка», — голубоглазый, робкий, хорошенький… Во время войны, на Невском, мне лихо козырнул стройный, розовый капитан Генерального штаба — и я, даже сразу не узнав его, на минуту вспомнил о существовании Б., чтобы снова забыть. И вот, столько лет спустя, на пустом, засыпанном снегом советском Каменноостровском, в сумерки новая встреча.

Я устал, замерз, голоден — тороплюсь откуда-то домой. Навстречу мне человек в красноармейской шинели. У меня в зубах трубка. Человек подходит, вынимает папиросу: «разрешите прикурить».

Он хочет прикурить от трубки. Но я щелкаю зажигалкой — трубка давно не курится. Зажигалка со «смесью», ярко вспыхивая, освещает его лицо.

— Б. — называю его по имени.

Он резко отшатывается, рука его проворно хватается за карман…

Через час мы сидим в его странной квартире. Я с удивлением дикаря пью великолепный Мартелль Y.S.O.P.[84], закусываю удивительными финскими бисквитами, с удивлением слышу с детства знакомый, теперь какой-то надтреснутый голос:

— Хорошо, что я сразу тебя узнал. По бровям. А то, в моем положении, раздумывать не приходится….

И, подливая мне коньяку, прибавляет:

— У меня револьвер — славная штука. Специальный. Бьет без шума — сжатым воздухом.

* * *

Квартира у Б. странная. В Новой Деревне — глухая улочка. Дощатый забор, наполовину растасканный на дрова — за ним недостроенная пятиэтажная громада. Надо пройти через эту постройку (нежилой холод, какие-то железные полосы под ногами, по бокам под валы, засыпанные снегом; вверху, сквозь пролеты бетона — звезды). За постройкой несколько домиков — фасадами на пустырь. Домишки деревянные, покосившиеся. Кое-где в крыше дыра и окна без рам; кое-где, напротив, виден свет, белеют занавесочки, краснеют герани. В одном из таких сохранивших обитаемый вид домов живет Б.

Скрипучая калитка, дворик в сугробах, чистенькая мещанская лестница, какая-то дверь, коридорчик, еще дверь. И вдруг…

…Розовато-голубой смирнский ковер[85], с пушистым ворсом, в который по щиколотку уходит нога, китайская занавесь, аршинные севрские вазы[86], хрусталь, позолота, шелк. Рядом столовая — тоже ковры, итальянское резное дерево, чеканное серебро. В буфете вино, консервы, бисквиты. В спальне — за шелковой портьерой ниша: блещут никелированные краны. Стоит только зажечь спиртовый «шоф-бэн», и в белую ванну нальется кипяток….

И все это — в Петербурге советском, нищем, голодном, в 1920 году. Да еще в Новой Деревне — среди пустырей и огородов….

— Я тридцать шесть раз переходил границу. Что? Контрабандист? Нет, дорогой мой — я офицер русской армии и этого не забываю. Я служу делу спасения России. И не напрасно, надеюсь….

Он хочет налить мне еще коньяку. Но у меня и так, с непривычки, кружится голова. Я отказываюсь. Он наливает себе большую рюмку, выпивает залпом и опять наливает.

— Живешь ты, во всяком случае, недурно.

— Еще бы я жил плохо. В том, что я так живу, в этом коньяке, ванной, в шелковом белье, которое я ношу под своими лохмотьями, конечно, заключен никоторый риск. Благоразумней мне было бы ютиться в каморке, питаться воблой. Я так и делал сначала. Но… не могу. Когда проделаешь путешествие, как я проделываю — верст десять по колени в снегу, с документами, которые, если попадутся в лапы краснокожих — крышка не мне одному, сотне людей, всему делу — хочется отдохнуть. На той стороне, в Финляндии, я заезжаю в дорогой отель. Но здесь не в «Асторию» же мне ехать….

Он снова пьет и смеется глухим, неприятным смехом:

— А устроился я, право, неплохо. Не хуже, чем Гришка Зиновьев[87].

Я его рассматриваю. Да, это Б., мой корпусный товарищ. Б. — тихоня, «девчонка», первый ученик. В сущности, и изменился мало. Только в голубом взгляде теперь что-то оловянное, остановившееся, какая— то тяжесть. И в голове тоже что-то оловянное, тоже тяжесть…

Большевики меня ищут отчаянно. Голова моя дорого оценена. Только — вряд ли найдут.

Еще, залпом, рюмка коньяку:

— Но уж если попадусь — несдобровать. Ремни из кожи будут резать.

Еще рюмка:

— Сколько я их перебил собственноручно, и счет потерял. И прежде — в Крыму, да и здесь. На прошлой неделе еще двух часовых снял. Так, из баловства, — они меня и не видели. Отличная штука — сжатый воздух…. — И, отворачивая рукава френча: — Извини, пожалуйста, привык — ничего не могу поделать. Одну секунду…

Пальцы слегка дрожат. Иголка шприца впивается в худую руку у локтя…

— Морфий?..

— Он самый.

— Но ведь вредно очень?

— Не вреднее большевиков, ей-богу. — И он смеется….

Прощаясь со мной, Б. предупредил: «Ко мне сюда не ходи. Если в самом деле захочешь перебираться в Финляндию — к твоим услугам. Найти меня просто. — Он сказал адрес одного советского учреждения. Такой-то этаж, такая то комната. — Спроси машинистку Марию Васильевну — а ей скажи, что хочешь видеть «дедушку». Она мне передаст. Только имени моего ни ей, никому не упоминай. Забудь его. Далее помнить мое имя опасно. Хотя бы сегодня — не узнай я тебя по бровям…»

Через год, когда я твердо решил бежать за границу, я разыскал указанное Б. учреждение, поднялся куда надо. Но на вопрос о Марии Васильевне мне сказали, что она давно бросила службу и живет в Москве. Я дважды ей писал, но ответа не было. В день, когда как с неба свалился ко мне Мандельштам, я решил пренебречь запрещением Б. Можно было бы, по случаю приезда друга, и отложить — но я не хотел откладывать — это был четверг — «счастливый день». Я добрался до Новой Деревни, без труда отыскал пустырь и дом Б., с легкомыслием, которому нет имени, но которое было свойственно, кажется, всем в те дни — я поднялся по деревянной лестнице. Через дверь была протянута веревочка, по краям припечатанная двумя большими бурыми печатями с серпом, молотом и надписью: «Чрезвычайная комиссия по борьбе…»

Лишь на Каменноостровском я вздохнул свободнее. Выбрал счастливый денек! Впрочем, и впрямь счастливый: приди я день или два назад, может быть, еще не была снята засада…

Дома я нашел Мандельштама, стоящего в страшном чаду на кухне. Он выспался, проголодался, и, пошарив, нашел мешок с луком, который и начал жарить без масла на чугунной сковороде. Размахивая руками, он с торжеством объявил, что опасения мои были напрасны: примус не взорвался, дом не сгорел. «Только» — чад, пролитая вода, разбитая тарелка, одеяло, прожженное папиросой, гора окурков — свидетельствовали, что Мандельштам провел в квартире несколько часов.

Полн. собр. соч. Том 1. — M.: И. Д. Сытин.

%PDF-1.5 % 1 0 obj >stream application/pdf

  • Полн. собр. соч. Том 1. — M.: И. Д. Сытин. — 1914
  • Мережковский Дмитрий Сергеевич
  • iTextSharp 4.1.6 by 1T3XT2016-11-21T15:48:52+01:002016-11-21T12:41:33Z endstream endobj 2 0 obj > endobj 3 0 obj > endobj 4 0 obj > endobj 5 0 obj >/Font 376 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[377 0 R 378 0 R 379 0 R]/Type/Page>> endobj 6 0 obj >/Font 381 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[382 0 R 383 0 R 384 0 R]/Type/Page>> endobj 7 0 obj >/Font 387 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[388 0 R 389 0 R 390 0 R]/Type/Page>> endobj 8 0 obj >/Font 392 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[393 0 R 394 0 R 395 0 R]/Type/Page>> endobj 9 0 obj >/Font 397 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[398 0 R 399 0 R 400 0 R]/Type/Page>> endobj 10 0 obj >/Font 402 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[403 0 R 404 0 R 405 0 R]/Type/Page>> endobj 11 0 obj >/Font 407 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[408 0 R 409 0 R 410 0 R]/Type/Page>> endobj 12 0 obj >/Font 412 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[413 0 R 414 0 R 415 0 R]/Type/Page>> endobj 13 0 obj >/Font 417 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[418 0 R 419 0 R 420 0 R]/Type/Page>> endobj 14 0 obj >/Font 422 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[423 0 R 424 0 R 425 0 R]/Type/Page>> endobj 15 0 obj >/Font 427 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[428 0 R 429 0 R 430 0 R]/Type/Page>> endobj 16 0 obj >/Font 432 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[433 0 R 434 0 R 435 0 R]/Type/Page>> endobj 17 0 obj >/Font 437 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[438 0 R 439 0 R 440 0 R]/Type/Page>> endobj 18 0 obj >/Font 442 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[443 0 R 444 0 R 445 0 R]/Type/Page>> endobj 19 0 obj >/Font 447 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[448 0 R 449 0 R 450 0 R]/Type/Page>> endobj 20 0 obj >/Font 452 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[453 0 R 454 0 R 455 0 R]/Type/Page>> endobj 21 0 obj >/Font 457 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[458 0 R 459 0 R 460 0 R]/Type/Page>> endobj 22 0 obj >/Font 462 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[463 0 R 464 0 R 465 0 R]/Type/Page>> endobj 23 0 obj >/Font 467 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[468 0 R 469 0 R 470 0 R]/Type/Page>> endobj 24 0 obj >/Font 472 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[473 0 R 474 0 R 475 0 R]/Type/Page>> endobj 25 0 obj >/Font 477 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[478 0 R 479 0 R 480 0 R]/Type/Page>> endobj 26 0 obj >/Font 482 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[483 0 R 484 0 R 485 0 R]/Type/Page>> endobj 27 0 obj >/Font 487 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[488 0 R 489 0 R 490 0 R]/Type/Page>> endobj 28 0 obj >/Font 492 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[493 0 R 494 0 R 495 0 R]/Type/Page>> endobj 29 0 obj >/Font 497 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[498 0 R 499 0 R 500 0 R]/Type/Page>> endobj 30 0 obj >/Font 502 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[503 0 R 504 0 R 505 0 R]/Type/Page>> endobj 31 0 obj >/Font 507 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[508 0 R 509 0 R 510 0 R]/Type/Page>> endobj 32 0 obj >/Font 512 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[513 0 R 514 0 R 515 0 R]/Type/Page>> endobj 33 0 obj >/Font 517 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[518 0 R 519 0 R 520 0 R]/Type/Page>> endobj 34 0 obj >/Font 522 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[523 0 R 524 0 R 525 0 R]/Type/Page>> endobj 35 0 obj >/Font 527 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[528 0 R 529 0 R 530 0 R]/Type/Page>> endobj 36 0 obj >/Font 532 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[533 0 R 534 0 R 535 0 R]/Type/Page>> endobj 37 0 obj >/Font 537 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[538 0 R 539 0 R 540 0 R]/Type/Page>> endobj 38 0 obj >/Font 542 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[543 0 R 544 0 R 545 0 R]/Type/Page>> endobj 39 0 obj >/Font 547 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[548 0 R 549 0 R 550 0 R]/Type/Page>> endobj 40 0 obj >/Font 552 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[553 0 R 554 0 R 555 0 R]/Type/Page>> endobj 41 0 obj >/Font 557 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[558 0 R 559 0 R 560 0 R]/Type/Page>> endobj 42 0 obj >/Font 562 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[563 0 R 564 0 R 565 0 R]/Type/Page>> endobj 43 0 obj >/Font 567 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[568 0 R 569 0 R 570 0 R]/Type/Page>> endobj 44 0 obj >/Font 572 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[573 0 R 574 0 R 575 0 R]/Type/Page>> endobj 45 0 obj >/Font 577 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[578 0 R 579 0 R 580 0 R]/Type/Page>> endobj 46 0 obj >/Font 582 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[583 0 R 584 0 R 585 0 R]/Type/Page>> endobj 47 0 obj >/Font 587 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[588 0 R 589 0 R 590 0 R]/Type/Page>> endobj 48 0 obj >/Font 592 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[593 0 R 594 0 R 595 0 R]/Type/Page>> endobj 49 0 obj >/Font 597 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[598 0 R 599 0 R 600 0 R]/Type/Page>> endobj 50 0 obj >/Font 602 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[603 0 R 604 0 R 605 0 R]/Type/Page>> endobj 51 0 obj >/Font 607 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[608 0 R 609 0 R 610 0 R]/Type/Page>> endobj 52 0 obj >/Font 612 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[613 0 R 614 0 R 615 0 R]/Type/Page>> endobj 53 0 obj >/Font 617 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[618 0 R 619 0 R 620 0 R]/Type/Page>> endobj 54 0 obj >/Font 622 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[623 0 R 624 0 R 625 0 R]/Type/Page>> endobj 55 0 obj >/Font 627 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[628 0 R 629 0 R 630 0 R]/Type/Page>> endobj 56 0 obj >/Font 632 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[633 0 R 634 0 R 635 0 R]/Type/Page>> endobj 57 0 obj >/Font 637 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[638 0 R 639 0 R 640 0 R]/Type/Page>> endobj 58 0 obj >/Font 642 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[643 0 R 644 0 R 645 0 R]/Type/Page>> endobj 59 0 obj >/Font 647 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[648 0 R 649 0 R 650 0 R]/Type/Page>> endobj 60 0 obj >/Font 652 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[653 0 R 654 0 R 655 0 R]/Type/Page>> endobj 61 0 obj >/Font 657 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[658 0 R 659 0 R 660 0 R]/Type/Page>> endobj 62 0 obj >/Font 662 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[663 0 R 664 0 R 665 0 R]/Type/Page>> endobj 63 0 obj >/Font 667 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[668 0 R 669 0 R 670 0 R]/Type/Page>> endobj 64 0 obj >/Font 672 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[673 0 R 674 0 R 675 0 R]/Type/Page>> endobj 65 0 obj >/Font 677 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[678 0 R 679 0 R 680 0 R]/Type/Page>> endobj 66 0 obj >/Font 682 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[683 0 R 684 0 R 685 0 R]/Type/Page>> endobj 67 0 obj >/Font 687 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[688 0 R 689 0 R 690 0 R]/Type/Page>> endobj 68 0 obj >/Font 692 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[693 0 R 694 0 R 695 0 R]/Type/Page>> endobj 69 0 obj >/Font 697 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[698 0 R 699 0 R 700 0 R]/Type/Page>> endobj 70 0 obj >/Font 702 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[703 0 R 704 0 R 705 0 R]/Type/Page>> endobj 71 0 obj >/Font 707 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[708 0 R 709 0 R 710 0 R]/Type/Page>> endobj 72 0 obj >/Font 712 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[713 0 R 714 0 R 715 0 R]/Type/Page>> endobj 73 0 obj >/Font 717 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[718 0 R 719 0 R 720 0 R]/Type/Page>> endobj 74 0 obj >/Font 722 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[723 0 R 724 0 R 725 0 R]/Type/Page>> endobj 75 0 obj >/Font 727 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[728 0 R 729 0 R 730 0 R]/Type/Page>> endobj 76 0 obj >/Font 732 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[733 0 R 734 0 R 735 0 R]/Type/Page>> endobj 77 0 obj >/Font 737 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[738 0 R 739 0 R 740 0 R]/Type/Page>> endobj 78 0 obj >/Font 742 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[743 0 R 744 0 R 745 0 R]/Type/Page>> endobj 79 0 obj >/Font 747 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[748 0 R 749 0 R 750 0 R]/Type/Page>> endobj 80 0 obj >/Font 752 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[753 0 R 754 0 R 755 0 R]/Type/Page>> endobj 81 0 obj >/Font 757 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[758 0 R 759 0 R 760 0 R]/Type/Page>> endobj 82 0 obj >/Font 762 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[763 0 R 764 0 R 765 0 R]/Type/Page>> endobj 83 0 obj >/Font 767 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[768 0 R 769 0 R 770 0 R]/Type/Page>> endobj 84 0 obj >/Font 772 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[773 0 R 774 0 R 775 0 R]/Type/Page>> endobj 85 0 obj >/Font 777 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[778 0 R 779 0 R 780 0 R]/Type/Page>> endobj 86 0 obj >/Font 782 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[783 0 R 784 0 R 785 0 R]/Type/Page>> endobj 87 0 obj >/Font 787 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[788 0 R 789 0 R 790 0 R]/Type/Page>> endobj 88 0 obj >/Font 792 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[793 0 R 794 0 R 795 0 R]/Type/Page>> endobj 89 0 obj >/Font 797 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[798 0 R 799 0 R 800 0 R]/Type/Page>> endobj 90 0 obj >/Font 802 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[803 0 R 804 0 R 805 0 R]/Type/Page>> endobj 91 0 obj >/Font 807 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[808 0 R 809 0 R 810 0 R]/Type/Page>> endobj 92 0 obj >/Font 812 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[813 0 R 814 0 R 815 0 R]/Type/Page>> endobj 93 0 obj >/Font 817 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[818 0 R 819 0 R 820 0 R]/Type/Page>> endobj 94 0 obj >/Font 822 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[823 0 R 824 0 R 825 0 R]/Type/Page>> endobj 95 0 obj >/Font 827 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[828 0 R 829 0 R 830 0 R]/Type/Page>> endobj 96 0 obj >/Font 832 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[833 0 R 834 0 R 835 0 R]/Type/Page>> endobj 97 0 obj >/Font 837 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[838 0 R 839 0 R 840 0 R]/Type/Page>> endobj 98 0 obj >/Font 842 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[843 0 R 844 0 R 845 0 R]/Type/Page>> endobj 99 0 obj >/Font 847 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[848 0 R 849 0 R 850 0 R]/Type/Page>> endobj 100 0 obj >/Font 852 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[853 0 R 854 0 R 855 0 R]/Type/Page>> endobj 101 0 obj >/Font 857 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[858 0 R 859 0 R 860 0 R]/Type/Page>> endobj 102 0 obj >/Font 862 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[863 0 R 864 0 R 865 0 R]/Type/Page>> endobj 103 0 obj >/Font 867 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[868 0 R 869 0 R 870 0 R]/Type/Page>> endobj 104 0 obj >/Font 872 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[873 0 R 874 0 R 875 0 R]/Type/Page>> endobj 105 0 obj >/Font 877 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[878 0 R 879 0 R 880 0 R]/Type/Page>> endobj 106 0 obj >/Font 882 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[883 0 R 884 0 R 885 0 R]/Type/Page>> endobj 107 0 obj >/Font 887 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[888 0 R 889 0 R 890 0 R]/Type/Page>> endobj 108 0 obj >/Font 892 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[893 0 R 894 0 R 895 0 R]/Type/Page>> endobj 109 0 obj >/Font 897 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[898 0 R 899 0 R 900 0 R]/Type/Page>> endobj 110 0 obj >/Font 902 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[903 0 R 904 0 R 905 0 R]/Type/Page>> endobj 111 0 obj >/Font 907 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[908 0 R 909 0 R 910 0 R]/Type/Page>> endobj 112 0 obj >/Font 912 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[913 0 R 914 0 R 915 0 R]/Type/Page>> endobj 113 0 obj >/Font 917 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[918 0 R 919 0 R 920 0 R]/Type/Page>> endobj 114 0 obj >/Font 922 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[923 0 R 924 0 R 925 0 R]/Type/Page>> endobj 115 0 obj >/Font 927 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[928 0 R 929 0 R 930 0 R]/Type/Page>> endobj 116 0 obj >/Font 932 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[933 0 R 934 0 R 935 0 R]/Type/Page>> endobj 117 0 obj >/Font 937 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[938 0 R 939 0 R 940 0 R]/Type/Page>> endobj 118 0 obj >/Font 942 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[943 0 R 944 0 R 945 0 R]/Type/Page>> endobj 119 0 obj >/Font 947 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[948 0 R 949 0 R 950 0 R]/Type/Page>> endobj 120 0 obj >/Font 952 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[953 0 R 954 0 R 955 0 R]/Type/Page>> endobj 121 0 obj >/Font 957 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[958 0 R 959 0 R 960 0 R]/Type/Page>> endobj 122 0 obj >/Font 962 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[963 0 R 964 0 R 965 0 R]/Type/Page>> endobj 123 0 obj >/Font 967 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[968 0 R 969 0 R 970 0 R]/Type/Page>> endobj 124 0 obj >/Font 972 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[973 0 R 974 0 R 975 0 R]/Type/Page>> endobj 125 0 obj >/Font 977 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[978 0 R 979 0 R 980 0 R]/Type/Page>> endobj 126 0 obj >/Font 982 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[983 0 R 984 0 R 985 0 R]/Type/Page>> endobj 127 0 obj >/Font 987 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[988 0 R 989 0 R 990 0 R]/Type/Page>> endobj 128 0 obj >/Font 992 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[993 0 R 994 0 R 995 0 R]/Type/Page>> endobj 129 0 obj >/Font 997 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[998 0 R 999 0 R 1000 0 R]/Type/Page>> endobj 130 0 obj >/Font 1002 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1003 0 R 1004 0 R 1005 0 R]/Type/Page>> endobj 131 0 obj >/Font 1007 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1008 0 R 1009 0 R 1010 0 R]/Type/Page>> endobj 132 0 obj >/Font 1012 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1013 0 R 1014 0 R 1015 0 R]/Type/Page>> endobj 133 0 obj >/Font 1017 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1018 0 R 1019 0 R 1020 0 R]/Type/Page>> endobj 134 0 obj >/Font 1022 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1023 0 R 1024 0 R 1025 0 R]/Type/Page>> endobj 135 0 obj >/Font 1027 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1028 0 R 1029 0 R 1030 0 R]/Type/Page>> endobj 136 0 obj >/Font 1032 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1033 0 R 1034 0 R 1035 0 R]/Type/Page>> endobj 137 0 obj >/Font 1037 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1038 0 R 1039 0 R 1040 0 R]/Type/Page>> endobj 138 0 obj >/Font 1042 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1043 0 R 1044 0 R 1045 0 R]/Type/Page>> endobj 139 0 obj >/Font 1047 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1048 0 R 1049 0 R 1050 0 R]/Type/Page>> endobj 140 0 obj >/Font 1052 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1053 0 R 1054 0 R 1055 0 R]/Type/Page>> endobj 141 0 obj >/Font 1057 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1058 0 R 1059 0 R 1060 0 R]/Type/Page>> endobj 142 0 obj >/Font 1062 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1063 0 R 1064 0 R 1065 0 R]/Type/Page>> endobj 143 0 obj >/Font 1067 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1068 0 R 1069 0 R 1070 0 R]/Type/Page>> endobj 144 0 obj >/Font 1072 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1073 0 R 1074 0 R 1075 0 R]/Type/Page>> endobj 145 0 obj >/Font 1077 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1078 0 R 1079 0 R 1080 0 R]/Type/Page>> endobj 146 0 obj >/Font 1082 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1083 0 R 1084 0 R 1085 0 R]/Type/Page>> endobj 147 0 obj >/Font 1087 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1088 0 R 1089 0 R 1090 0 R]/Type/Page>> endobj 148 0 obj >/Font 1092 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1093 0 R 1094 0 R 1095 0 R]/Type/Page>> endobj 149 0 obj >/Font 1097 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1098 0 R 1099 0 R 1100 0 R]/Type/Page>> endobj 150 0 obj >/Font 1102 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1103 0 R 1104 0 R 1105 0 R]/Type/Page>> endobj 151 0 obj >/Font 1107 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1108 0 R 1109 0 R 1110 0 R]/Type/Page>> endobj 152 0 obj >/Font 1112 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1113 0 R 1114 0 R 1115 0 R]/Type/Page>> endobj 153 0 obj >/Font 1117 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1118 0 R 1119 0 R 1120 0 R]/Type/Page>> endobj 154 0 obj >/Font 1122 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1123 0 R 1124 0 R 1125 0 R]/Type/Page>> endobj 155 0 obj >/Font 1127 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1128 0 R 1129 0 R 1130 0 R]/Type/Page>> endobj 156 0 obj >/Font 1132 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1133 0 R 1134 0 R 1135 0 R]/Type/Page>> endobj 157 0 obj >/Font 1137 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1138 0 R 1139 0 R 1140 0 R]/Type/Page>> endobj 158 0 obj >/Font 1142 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1143 0 R 1144 0 R 1145 0 R]/Type/Page>> endobj 159 0 obj >/Font 1147 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1148 0 R 1149 0 R 1150 0 R]/Type/Page>> endobj 160 0 obj >/Font 1152 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1153 0 R 1154 0 R 1155 0 R]/Type/Page>> endobj 161 0 obj >/Font 1157 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1158 0 R 1159 0 R 1160 0 R]/Type/Page>> endobj 162 0 obj >/Font 1162 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1163 0 R 1164 0 R 1165 0 R]/Type/Page>> endobj 163 0 obj >/Font 1167 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1168 0 R 1169 0 R 1170 0 R]/Type/Page>> endobj 164 0 obj >/Font 1172 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1173 0 R 1174 0 R 1175 0 R]/Type/Page>> endobj 165 0 obj >/Font 1177 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1178 0 R 1179 0 R 1180 0 R]/Type/Page>> endobj 166 0 obj >/Font 1182 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1183 0 R 1184 0 R 1185 0 R]/Type/Page>> endobj 167 0 obj >/Font 1187 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1188 0 R 1189 0 R 1190 0 R]/Type/Page>> endobj 168 0 obj >/Font 1192 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1193 0 R 1194 0 R 1195 0 R]/Type/Page>> endobj 169 0 obj >/Font 1197 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1198 0 R 1199 0 R 1200 0 R]/Type/Page>> endobj 170 0 obj >/Font 1202 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1203 0 R 1204 0 R 1205 0 R]/Type/Page>> endobj 171 0 obj >/Font 1207 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1208 0 R 1209 0 R 1210 0 R]/Type/Page>> endobj 172 0 obj >/Font 1212 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1213 0 R 1214 0 R 1215 0 R]/Type/Page>> endobj 173 0 obj >/Font 1217 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1218 0 R 1219 0 R 1220 0 R]/Type/Page>> endobj 174 0 obj >/Font 1222 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1223 0 R 1224 0 R 1225 0 R]/Type/Page>> endobj 175 0 obj >/Font 1227 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1228 0 R 1229 0 R 1230 0 R]/Type/Page>> endobj 176 0 obj >/Font 1232 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1233 0 R 1234 0 R 1235 0 R]/Type/Page>> endobj 177 0 obj >/Font 1237 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1238 0 R 1239 0 R 1240 0 R]/Type/Page>> endobj 178 0 obj >/Font 1242 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1243 0 R 1244 0 R 1245 0 R]/Type/Page>> endobj 179 0 obj >/Font 1247 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1248 0 R 1249 0 R 1250 0 R]/Type/Page>> endobj 180 0 obj >/Font 1252 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1253 0 R 1254 0 R 1255 0 R]/Type/Page>> endobj 181 0 obj >/Font 1257 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1258 0 R 1259 0 R 1260 0 R]/Type/Page>> endobj 182 0 obj >/Font 1262 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1263 0 R 1264 0 R 1265 0 R]/Type/Page>> endobj 183 0 obj >/Font 1267 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1268 0 R 1269 0 R 1270 0 R]/Type/Page>> endobj 184 0 obj >/Font 1272 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1273 0 R 1274 0 R 1275 0 R]/Type/Page>> endobj 185 0 obj >/Font 1277 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1278 0 R 1279 0 R 1280 0 R]/Type/Page>> endobj 186 0 obj >/Font 1282 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1283 0 R 1284 0 R 1285 0 R]/Type/Page>> endobj 187 0 obj >/Font 1287 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1288 0 R 1289 0 R 1290 0 R]/Type/Page>> endobj 188 0 obj >/Font 1292 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1293 0 R 1294 0 R 1295 0 R]/Type/Page>> endobj 189 0 obj >/Font 1297 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1298 0 R 1299 0 R 1300 0 R]/Type/Page>> endobj 190 0 obj >/Font 1302 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1303 0 R 1304 0 R 1305 0 R]/Type/Page>> endobj 191 0 obj >/Font 1307 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1308 0 R 1309 0 R 1310 0 R]/Type/Page>> endobj 192 0 obj >/Font 1312 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1313 0 R 1314 0 R 1315 0 R]/Type/Page>> endobj 193 0 obj >/Font 1317 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1318 0 R 1319 0 R 1320 0 R]/Type/Page>> endobj 194 0 obj >/Font 1322 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1323 0 R 1324 0 R 1325 0 R]/Type/Page>> endobj 195 0 obj >/Font 1327 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1328 0 R 1329 0 R 1330 0 R]/Type/Page>> endobj 196 0 obj >/Font 1332 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1333 0 R 1334 0 R 1335 0 R]/Type/Page>> endobj 197 0 obj >/Font 1337 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1338 0 R 1339 0 R 1340 0 R]/Type/Page>> endobj 198 0 obj >/Font 1342 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1343 0 R 1344 0 R 1345 0 R]/Type/Page>> endobj 199 0 obj >/Font 1347 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1348 0 R 1349 0 R 1350 0 R]/Type/Page>> endobj 200 0 obj >/Font 1352 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1353 0 R 1354 0 R 1355 0 R]/Type/Page>> endobj 201 0 obj >/Font 1357 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1358 0 R 1359 0 R 1360 0 R]/Type/Page>> endobj 202 0 obj >/Font 1362 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1363 0 R 1364 0 R 1365 0 R]/Type/Page>> endobj 203 0 obj >/Font 1367 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1368 0 R 1369 0 R 1370 0 R]/Type/Page>> endobj 204 0 obj >/Font 1372 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1373 0 R 1374 0 R 1375 0 R]/Type/Page>> endobj 205 0 obj >/Font 1377 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1378 0 R 1379 0 R 1380 0 R]/Type/Page>> endobj 206 0 obj >/Font 1382 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1383 0 R 1384 0 R 1385 0 R]/Type/Page>> endobj 207 0 obj >/Font 1387 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1388 0 R 1389 0 R 1390 0 R]/Type/Page>> endobj 208 0 obj >/Font 1392 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1393 0 R 1394 0 R 1395 0 R]/Type/Page>> endobj 209 0 obj >/Font 1397 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1398 0 R 1399 0 R 1400 0 R]/Type/Page>> endobj 210 0 obj >/Font 1402 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1403 0 R 1404 0 R 1405 0 R]/Type/Page>> endobj 211 0 obj >/Font 1407 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1408 0 R 1409 0 R 1410 0 R]/Type/Page>> endobj 212 0 obj >/Font 1412 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1413 0 R 1414 0 R 1415 0 R]/Type/Page>> endobj 213 0 obj >/Font 1417 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1418 0 R 1419 0 R 1420 0 R]/Type/Page>> endobj 214 0 obj >/Font 1422 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1423 0 R 1424 0 R 1425 0 R]/Type/Page>> endobj 215 0 obj >/Font 1427 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1428 0 R 1429 0 R 1430 0 R]/Type/Page>> endobj 216 0 obj >/Font 1432 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1433 0 R 1434 0 R 1435 0 R]/Type/Page>> endobj 217 0 obj >/Font 1437 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1438 0 R 1439 0 R 1440 0 R]/Type/Page>> endobj 218 0 obj >/Font 1442 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1443 0 R 1444 0 R 1445 0 R]/Type/Page>> endobj 219 0 obj >/Font 1447 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1448 0 R 1449 0 R 1450 0 R]/Type/Page>> endobj 220 0 obj >/Font 1452 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1453 0 R 1454 0 R 1455 0 R]/Type/Page>> endobj 221 0 obj >/Font 1457 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1458 0 R 1459 0 R 1460 0 R]/Type/Page>> endobj 222 0 obj >/Font 1462 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1463 0 R 1464 0 R 1465 0 R]/Type/Page>> endobj 223 0 obj >/Font 1467 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1468 0 R 1469 0 R 1470 0 R]/Type/Page>> endobj 224 0 obj >/Font 1472 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1473 0 R 1474 0 R 1475 0 R]/Type/Page>> endobj 225 0 obj >/Font 1477 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1478 0 R 1479 0 R 1480 0 R]/Type/Page>> endobj 226 0 obj >/Font 1482 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1483 0 R 1484 0 R 1485 0 R]/Type/Page>> endobj 227 0 obj >/Font 1487 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1488 0 R 1489 0 R 1490 0 R]/Type/Page>> endobj 228 0 obj >/Font 1492 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1493 0 R 1494 0 R 1495 0 R]/Type/Page>> endobj 229 0 obj >/Font 1497 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1498 0 R 1499 0 R 1500 0 R]/Type/Page>> endobj 230 0 obj >/Font 1502 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1503 0 R 1504 0 R 1505 0 R]/Type/Page>> endobj 231 0 obj >/Font 1507 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1508 0 R 1509 0 R 1510 0 R]/Type/Page>> endobj 232 0 obj >/Font 1512 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1513 0 R 1514 0 R 1515 0 R]/Type/Page>> endobj 233 0 obj >/Font 1517 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1518 0 R 1519 0 R 1520 0 R]/Type/Page>> endobj 234 0 obj >/Font 1522 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1523 0 R 1524 0 R 1525 0 R]/Type/Page>> endobj 235 0 obj >/Font 1527 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1528 0 R 1529 0 R 1530 0 R]/Type/Page>> endobj 236 0 obj >/Font 1532 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1533 0 R 1534 0 R 1535 0 R]/Type/Page>> endobj 237 0 obj >/Font 1537 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1538 0 R 1539 0 R 1540 0 R]/Type/Page>> endobj 238 0 obj >/Font 1542 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1543 0 R 1544 0 R 1545 0 R]/Type/Page>> endobj 239 0 obj >/Font 1547 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1548 0 R 1549 0 R 1550 0 R]/Type/Page>> endobj 240 0 obj >/Font 1552 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1553 0 R 1554 0 R 1555 0 R]/Type/Page>> endobj 241 0 obj >/Font 1557 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1558 0 R 1559 0 R 1560 0 R]/Type/Page>> endobj 242 0 obj >/Font 1562 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1563 0 R 1564 0 R 1565 0 R]/Type/Page>> endobj 243 0 obj >/Font 1567 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1568 0 R 1569 0 R 1570 0 R]/Type/Page>> endobj 244 0 obj >/Font 1572 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1573 0 R 1574 0 R 1575 0 R]/Type/Page>> endobj 245 0 obj >/Font 1577 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1578 0 R 1579 0 R 1580 0 R]/Type/Page>> endobj 246 0 obj >/Font 1582 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1583 0 R 1584 0 R 1585 0 R]/Type/Page>> endobj 247 0 obj >/Font 1587 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1588 0 R 1589 0 R 1590 0 R]/Type/Page>> endobj 248 0 obj >/Font 1592 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1593 0 R 1594 0 R 1595 0 R]/Type/Page>> endobj 249 0 obj >/Font 1597 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1598 0 R 1599 0 R 1600 0 R]/Type/Page>> endobj 250 0 obj >/Font 1602 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1603 0 R 1604 0 R 1605 0 R]/Type/Page>> endobj 251 0 obj >/Font 1607 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1608 0 R 1609 0 R 1610 0 R]/Type/Page>> endobj 252 0 obj >/Font 1612 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1613 0 R 1614 0 R 1615 0 R]/Type/Page>> endobj 253 0 obj >/Font 1617 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1618 0 R 1619 0 R 1620 0 R]/Type/Page>> endobj 254 0 obj >/Font 1622 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1623 0 R 1624 0 R 1625 0 R]/Type/Page>> endobj 255 0 obj >/Font 1627 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1628 0 R 1629 0 R 1630 0 R]/Type/Page>> endobj 256 0 obj >/Font 1632 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1633 0 R 1634 0 R 1635 0 R]/Type/Page>> endobj 257 0 obj >/Font 1637 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1638 0 R 1639 0 R 1640 0 R]/Type/Page>> endobj 258 0 obj >/Font 1642 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1643 0 R 1644 0 R 1645 0 R]/Type/Page>> endobj 259 0 obj >/Font 1647 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1648 0 R 1649 0 R 1650 0 R]/Type/Page>> endobj 260 0 obj >/Font 1652 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1653 0 R 1654 0 R 1655 0 R]/Type/Page>> endobj 261 0 obj >/Font 1657 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1658 0 R 1659 0 R 1660 0 R]/Type/Page>> endobj 262 0 obj >/Font 1662 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1663 0 R 1664 0 R 1665 0 R]/Type/Page>> endobj 263 0 obj >/Font 1667 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1668 0 R 1669 0 R 1670 0 R]/Type/Page>> endobj 264 0 obj >/Font 1672 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1673 0 R 1674 0 R 1675 0 R]/Type/Page>> endobj 265 0 obj >/Font 1677 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1678 0 R 1679 0 R 1680 0 R]/Type/Page>> endobj 266 0 obj >/Font 1682 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1683 0 R 1684 0 R 1685 0 R]/Type/Page>> endobj 267 0 obj >/Font 1687 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1688 0 R 1689 0 R 1690 0 R]/Type/Page>> endobj 268 0 obj >/Font 1692 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1693 0 R 1694 0 R 1695 0 R]/Type/Page>> endobj 269 0 obj >/Font 1697 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1698 0 R 1699 0 R 1700 0 R]/Type/Page>> endobj 270 0 obj >/Font 1702 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1703 0 R 1704 0 R 1705 0 R]/Type/Page>> endobj 271 0 obj >/Font 1707 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1708 0 R 1709 0 R 1710 0 R]/Type/Page>> endobj 272 0 obj >/Font 1712 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1713 0 R 1714 0 R 1715 0 R]/Type/Page>> endobj 273 0 obj >/Font 1717 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1718 0 R 1719 0 R 1720 0 R]/Type/Page>> endobj 274 0 obj >/Font 1722 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1723 0 R 1724 0 R 1725 0 R]/Type/Page>> endobj 275 0 obj >/Font 1727 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1728 0 R 1729 0 R 1730 0 R]/Type/Page>> endobj 276 0 obj >/Font 1732 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1733 0 R 1734 0 R 1735 0 R]/Type/Page>> endobj 277 0 obj >/Font 1737 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1738 0 R 1739 0 R 1740 0 R]/Type/Page>> endobj 278 0 obj >/Font 1742 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1743 0 R 1744 0 R 1745 0 R]/Type/Page>> endobj 279 0 obj >/Font 1747 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1748 0 R 1749 0 R 1750 0 R]/Type/Page>> endobj 280 0 obj >/Font 1752 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1753 0 R 1754 0 R 1755 0 R]/Type/Page>> endobj 281 0 obj >/Font 1757 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1758 0 R 1759 0 R 1760 0 R]/Type/Page>> endobj 282 0 obj >/Font 1762 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1763 0 R 1764 0 R 1765 0 R]/Type/Page>> endobj 283 0 obj >/Font 1767 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1768 0 R 1769 0 R 1770 0 R]/Type/Page>> endobj 284 0 obj >/Font 1772 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1773 0 R 1774 0 R 1775 0 R]/Type/Page>> endobj 285 0 obj >/Font 1777 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1778 0 R 1779 0 R 1780 0 R]/Type/Page>> endobj 286 0 obj >/Font 1782 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1783 0 R 1784 0 R 1785 0 R]/Type/Page>> endobj 287 0 obj >/Font 1787 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1788 0 R 1789 0 R 1790 0 R]/Type/Page>> endobj 288 0 obj >/Font 1792 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1793 0 R 1794 0 R 1795 0 R]/Type/Page>> endobj 289 0 obj >/Font 1797 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1798 0 R 1799 0 R 1800 0 R]/Type/Page>> endobj 290 0 obj >/Font 1802 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1803 0 R 1804 0 R 1805 0 R]/Type/Page>> endobj 291 0 obj >/Font 1807 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1808 0 R 1809 0 R 1810 0 R]/Type/Page>> endobj 292 0 obj >/Font 1812 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1813 0 R 1814 0 R 1815 0 R]/Type/Page>> endobj 293 0 obj >/Font 1817 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1818 0 R 1819 0 R 1820 0 R]/Type/Page>> endobj 294 0 obj >/Font 1822 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1823 0 R 1824 0 R 1825 0 R]/Type/Page>> endobj 295 0 obj >/Font 1827 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1828 0 R 1829 0 R 1830 0 R]/Type/Page>> endobj 296 0 obj >/Font 1832 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1833 0 R 1834 0 R 1835 0 R]/Type/Page>> endobj 297 0 obj >/Font 1837 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1838 0 R 1839 0 R 1840 0 R]/Type/Page>> endobj 298 0 obj >/Font 1842 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1843 0 R 1844 0 R 1845 0 R]/Type/Page>> endobj 299 0 obj >/Font 1847 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1848 0 R 1849 0 R 1850 0 R]/Type/Page>> endobj 300 0 obj >/Font 1852 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1853 0 R 1854 0 R 1855 0 R]/Type/Page>> endobj 301 0 obj >/Font 1857 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1858 0 R 1859 0 R 1860 0 R]/Type/Page>> endobj 302 0 obj >/Font 1862 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1863 0 R 1864 0 R 1865 0 R]/Type/Page>> endobj 303 0 obj >/Font 1867 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1868 0 R 1869 0 R 1870 0 R]/Type/Page>> endobj 304 0 obj >/Font 1872 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1873 0 R 1874 0 R 1875 0 R]/Type/Page>> endobj 305 0 obj >/Font 1877 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1878 0 R 1879 0 R 1880 0 R]/Type/Page>> endobj 306 0 obj >/Font 1882 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1883 0 R 1884 0 R 1885 0 R]/Type/Page>> endobj 307 0 obj >/Font 1887 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1888 0 R 1889 0 R 1890 0 R]/Type/Page>> endobj 308 0 obj >/Font 1892 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1893 0 R 1894 0 R 1895 0 R]/Type/Page>> endobj 309 0 obj >/Font 1897 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1898 0 R 1899 0 R 1900 0 R]/Type/Page>> endobj 310 0 obj >/Font 1902 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1903 0 R 1904 0 R 1905 0 R]/Type/Page>> endobj 311 0 obj >/Font 1907 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1908 0 R 1909 0 R 1910 0 R]/Type/Page>> endobj 312 0 obj >/Font 1912 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1913 0 R 1914 0 R 1915 0 R]/Type/Page>> endobj 313 0 obj >/Font 1917 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1918 0 R 1919 0 R 1920 0 R]/Type/Page>> endobj 314 0 obj >/Font 1922 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1923 0 R 1924 0 R 1925 0 R]/Type/Page>> endobj 315 0 obj >/Font 1927 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1928 0 R 1929 0 R 1930 0 R]/Type/Page>> endobj 316 0 obj >/Font 1932 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1933 0 R 1934 0 R 1935 0 R]/Type/Page>> endobj 317 0 obj >/Font 1937 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1938 0 R 1939 0 R 1940 0 R]/Type/Page>> endobj 318 0 obj >/Font 1942 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1943 0 R 1944 0 R 1945 0 R]/Type/Page>> endobj 319 0 obj >/Font 1947 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1948 0 R 1949 0 R 1950 0 R]/Type/Page>> endobj 320 0 obj >/Font 1952 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1953 0 R 1954 0 R 1955 0 R]/Type/Page>> endobj 321 0 obj >/Font 1957 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1958 0 R 1959 0 R 1960 0 R]/Type/Page>> endobj 322 0 obj >/Font 1962 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1963 0 R 1964 0 R 1965 0 R]/Type/Page>> endobj 323 0 obj >/Font 1967 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1968 0 R 1969 0 R 1970 0 R]/Type/Page>> endobj 324 0 obj >/Font 1972 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1973 0 R 1974 0 R 1975 0 R]/Type/Page>> endobj 325 0 obj >/Font 1977 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1978 0 R 1979 0 R 1980 0 R]/Type/Page>> endobj 326 0 obj >/Font 1982 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1983 0 R 1984 0 R 1985 0 R]/Type/Page>> endobj 327 0 obj >/Font 1987 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1988 0 R 1989 0 R 1990 0 R]/Type/Page>> endobj 328 0 obj >/Font 1992 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1993 0 R 1994 0 R 1995 0 R]/Type/Page>> endobj 329 0 obj >/Font 1997 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[1998 0 R 1999 0 R 2000 0 R]/Type/Page>> endobj 330 0 obj >/Font 2002 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[2003 0 R 2004 0 R 2005 0 R]/Type/Page>> endobj 331 0 obj >/Font 2007 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[2008 0 R 2009 0 R 2010 0 R]/Type/Page>> endobj 332 0 obj >/Font 2012 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[2013 0 R 2014 0 R 2015 0 R]/Type/Page>> endobj 333 0 obj >/Font 2017 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[2018 0 R 2019 0 R 2020 0 R]/Type/Page>> endobj 334 0 obj >/Font 2022 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[2023 0 R 2024 0 R 2025 0 R]/Type/Page>> endobj 335 0 obj >/Font 2027 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[2028 0 R 2029 0 R 2030 0 R]/Type/Page>> endobj 336 0 obj >/Font 2032 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[2033 0 R 2034 0 R 2035 0 R]/Type/Page>> endobj 337 0 obj >/Font 2037 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[2038 0 R 2039 0 R 2040 0 R]/Type/Page>> endobj 338 0 obj >/Font 2042 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[2043 0 R 2044 0 R 2045 0 R]/Type/Page>> endobj 339 0 obj >/Font 2047 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[2048 0 R 2049 0 R 2050 0 R]/Type/Page>> endobj 340 0 obj >/Font 2052 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[2053 0 R 2054 0 R 2055 0 R]/Type/Page>> endobj 341 0 obj >/Font 2057 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[2058 0 R 2059 0 R 2060 0 R]/Type/Page>> endobj 342 0 obj >/Font 2062 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[2063 0 R 2064 0 R 2065 0 R]/Type/Page>> endobj 343 0 obj >/Font 2067 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[2068 0 R 2069 0 R 2070 0 R]/Type/Page>> endobj 344 0 obj >/Font 2072 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[2073 0 R 2074 0 R 2075 0 R]/Type/Page>> endobj 345 0 obj >/Font 2077 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[2078 0 R 2079 0 R 2080 0 R]/Type/Page>> endobj 346 0 obj >/Font 2082 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[2083 0 R 2084 0 R 2085 0 R]/Type/Page>> endobj 347 0 obj >/Font 2087 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[2088 0 R 2089 0 R 2090 0 R]/Type/Page>> endobj 348 0 obj >/Font 2092 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[2093 0 R 2094 0 R 2095 0 R]/Type/Page>> endobj 349 0 obj >/Font 2097 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[2098 0 R 2099 0 R 2100 0 R]/Type/Page>> endobj 350 0 obj >/Font 2102 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[2103 0 R 2104 0 R 2105 0 R]/Type/Page>> endobj 351 0 obj >/Font 2107 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[2108 0 R 2109 0 R 2110 0 R]/Type/Page>> endobj 352 0 obj >/Font 2112 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[2113 0 R 2114 0 R 2115 0 R]/Type/Page>> endobj 353 0 obj >/Font 2117 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[2118 0 R 2119 0 R 2120 0 R]/Type/Page>> endobj 354 0 obj >/Font 2122 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[2123 0 R 2124 0 R 2125 0 R]/Type/Page>> endobj 355 0 obj >/Font 2127 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[2128 0 R 2129 0 R 2130 0 R]/Type/Page>> endobj 356 0 obj >/Font 2132 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[2133 0 R 2134 0 R 2135 0 R]/Type/Page>> endobj 357 0 obj >/Font 2137 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[2138 0 R 2139 0 R 2140 0 R]/Type/Page>> endobj 358 0 obj >/Font 2142 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[2143 0 R 2144 0 R 2145 0 R]/Type/Page>> endobj 359 0 obj >/Font 2147 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[2148 0 R 2149 0 R 2150 0 R]/Type/Page>> endobj 360 0 obj >/Font 2152 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[2153 0 R 2154 0 R 2155 0 R]/Type/Page>> endobj 361 0 obj >/Font 2157 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[2158 0 R 2159 0 R 2160 0 R]/Type/Page>> endobj 362 0 obj >/Font 2162 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[2163 0 R 2164 0 R 2165 0 R]/Type/Page>> endobj 363 0 obj >/Font 2167 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[2168 0 R 2169 0 R 2170 0 R]/Type/Page>> endobj 364 0 obj >/Font 2172 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[2173 0 R 2174 0 R 2175 0 R]/Type/Page>> endobj 365 0 obj >/Font 2177 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[2178 0 R 2179 0 R 2180 0 R]/Type/Page>> endobj 366 0 obj >/Font 2182 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[2183 0 R 2184 0 R 2185 0 R]/Type/Page>> endobj 367 0 obj >/Font 2187 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[2188 0 R 2189 0 R 2190 0 R]/Type/Page>> endobj 368 0 obj >/Font 2192 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[2193 0 R 2194 0 R 2195 0 R]/Type/Page>> endobj 369 0 obj >/Font 2197 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[2198 0 R 2199 0 R 2200 0 R]/Type/Page>> endobj 370 0 obj >/Font 2202 0 R/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageB]>>/Parent 3 0 R/MediaBox[0 0.01000 355.70 538.55]/Contents[2203 0 R 2204 0 R 2205 0 R]/Type/Page>> endobj 375 0 obj >stream

    Нужно ли успокаивать домашних животных во время авиаперелетов?

    Никаких успокоительных при полетах на питомцах!

    В PetRelocation нас постоянно спрашивают о седативных средствах или использовании транквилизаторов при перевозке домашних животных наших клиентов. Просто ответ НЕТ!

    По данным Американской ветеринарной медицинской ассоциации (AVMA), введение кошкам или собакам седативных средств во время авиаперелетов может увеличить риск возникновения проблем с сердцем и дыхательными путями. За исключением необычных обстоятельств, ветеринары не должны давать седативные средства транспортируемым животным.

    Неизвестные эффекты успокоения домашних животных во время авиаперелетов

    Мало что известно о воздействии седативных средств на животных, перевозимых по воздуху и содержащихся в конурах на высоте 8000 футов или выше, на которой грузовые трюмы находятся под давлением. Кроме того, некоторые животные ненормально реагируют на седативные средства. Хотя животные могут быть возбудимы при обращении с ними во время поездки в аэропорт и перед погрузкой, они, вероятно, возвращаются в спокойное состояние покоя в темноте, в закрытом грузовом отсеке, и седативные средства могут оказывать чрезмерное действие.

    Было несколько случаев, когда домашним животным, находящимся под действием седативных средств, которые путешествовали по воздуху, требовалась ветеринарная помощь, чтобы оправиться от седативных средств. Некоторых питомцев не удалось оживить. Иногда владельцы давали повторные дозы, чтобы обеспечить комфортное путешествие для своего питомца. На вопросы сотрудников авиакомпаний многие владельцы утверждают, что так им посоветовали ветеринары.

    Хотя седативные средства/транквилизаторы никогда не следует повторять для животных, путешествующих по воздуху, у седативных домашних животных могут быть побочные реакции в герметичных самолетах даже при однократном введении в рекомендуемых дозах.Животные могут очень по-разному реагировать на седативные средства/транквилизаторы в нормальных условиях. Кошки, например, иногда становятся более возбужденными после введения «седативных» препаратов.

    «Естественная способность животного балансировать и поддерживать равновесие изменяется под воздействием седативных средств», — отметила доктор Патриция Олсон, директор Американской гуманной ассоциации (AHA). «Когда конура перемещается, животное, находящееся под действием седативных средств, может быть не в состоянии закрепиться и предотвратить травмы». ЯВМА, Том 207, № 1 6, 15 сентября 1995 г.

    Увеличение высоты над уровнем моря также может вызвать проблемы с дыханием и сердечно-сосудистой системой у собак и кошек, которым ввели успокоительные или транквилизаторы. Особенно страдают брахицефалы (мопсы или курносые) собаки и кошки.

    Альтернативы успокаивающему средству для домашних животных

    Вместо того, чтобы вводить транквилизаторы, приготовьте своего питомца к контейнеру для путешествий! По данным Ассоциации воздушного транспорта: «Как можно раньше перед поездкой позвольте вашему питомцу познакомиться с летной конурой. Ветеринары рекомендуют оставлять его открытым в доме с жевательной костью или другими привычными предметами внутри, чтобы ваш питомец проводил время в конуре.Важно, чтобы ваша собака или кошка были максимально расслаблены во время полета».

    Вот несколько советов по приучению кошек и собак к клетке. Вместо седативных средств считайте приучение к клетке самым добрым и умным делом, которое вы можете сделать для своих питомцев, готовя их к перелету внутри страны или за границу.

    Есть еще вопросы о путешествии с домашними животными? Свяжитесь с PetRelocation, чтобы обсудить варианты безопасной перевозки домашних животных.

    Основы пероральной седации VASG

     
     
    Как ветеринары, все слишком часто нас призывают сделать прививку, обследовать или иным образом справиться с собаки агрессивные, пугливые, плохо обученные, не социализированные должным образом, или все, что выше.Многие ветеринары ищут информацию, чтобы адекватно успокойте этих собак пероральными препаратами до их назначений. Различные лекарства были опробованы с ограниченным успехом. Это важно помнить, что многие транквилизаторы помогают больному спокойный или спокойный, когда все хорошо, но не оказывают седативного эффекта, когда животное возбуждается. Большинство ветеринаров рекомендовали бы пропустить оральный седативных средств и переходя сразу к инъекционным препаратам, поскольку они имеют более предсказуемый ответ.Будьте осторожны, попросите хозяина заткнуть собаке намордник дома и предупредить клиента обо всех рисках, связанных с седативным действием агрессивного собака (включая смерть). Вот несколько вариантов пероральных препаратов, если вы найти себя в необходимости этой информации.
    1. Ацепромазин – дозы в Plumb варьируются от 0,55 до 2,2 мг/кг перорально. Его использование в качестве единственного пероральные успокоительные в лучшем случае сомнительны. Плохо усваивается при приеме с едой.Многие ветеринары считают, что это ненадежное успокоительное. Много собаки кажутся успокоенными, но могут легко преодолеть их с помощью любого стимул, приводящий к непредсказуемому поведению. Или, что еще хуже, ведет к ложное чувство безопасности со стороны персонала или ветеринаров с неизбежное последствие травмы.
    1. Диазепам – можно вводить до 2,2 мг/кг перорально. Важно помнить, что на некоторых пациентов он может оказывать растормаживающее действие.Удаление чего небольшое торможение, которое может возникнуть у пациента, чтобы укусить вас, далеко не идеально.
    1. Пентобарбитал – эффективно использовались дозы до 60 мг/кг (перед эвтаназией)1
    1. Алпразолам (ксанакс) – опубликованная доза в Plumb составляет 0,1 мг/кг от беспокойства. Как ни странно, некоторые ветеринары назначают его от 0,5 мг/кг до общей дозы 8 мг для пероральная седация в крайнем случае.
    1. Телазол и ацепромазин – один paper1 выступал за использование порошка телазола в дозе 20 мг/кг. смешивается с едой.Эта комбинация имела предсказуемый сильный седативный эффект, когда в сочетании с ацепромазином 2,2 мг/кг перорально. Имейте в виду, что 7 из 8 собак были лежит на груди и не хочет вставать. 6 из 8 собак были на боку лежачий и неспособный поддерживать лежачее положение грудины. Пациенту может понадобиться находиться в больнице до тех пор, пока не сможет передвигаться.
    • Один из наших участники использовали телазол в дозе 10 мг/кг (используя раствор для инъекций) с ацепромазин в дозе 2,2 мг/кг и обнаружил очень привлекательный, сбалансированный уровень сдержанность с лежачим положением груди в безумно диких 25 кг собачий.Этот пациент смог ходить в течение 5 часов после операции. введение лекарства.
    1. Прочее Комбинации: Также были описаны несколько других комбинаций:
      • Ацепромазин 1,25 мг/кг + диазепам 0,5 мг/кг
      • Буторфенол + Диазепам
      • Фенобарбитал от 2 до 2,5 мг/кг два раза в день + диазепам от 0,5 до 1 мг/кг два раза в день — три раза в день

     

    Уровни седации у собак: подтверждающее исследование | BMC Veterinary Research

    Эти данные показывают, что: 1.изученная шкала седативного эффекта показывает превосходную внутреннюю согласованность и способна различать различные уровни седативного эффекта, 2. как полная, так и сокращенная версии шкалы демонстрируют очень хорошую надежность между экспертами при применении неподготовленными оценщиками, 3. могут быть связаны высокие уровни седативного эффекта с потерей глотательного рефлекса, что потенциально увеличивает риск аспирации.

    Внутренняя согласованность была превосходной как для полной, так и для сокращенной версии шкалы седации. Внутренняя согласованность отражает близость отношений между элементами шкалы, степень, в которой они измеряют один и тот же общий результат (т.грамм. седация) [16]. Вместе со способностью различать уровни седативного эффекта это показывает, что исследуемая шкала измеряет и, по-видимому, чувствительна к изменениям седативного эффекта.

    Комбинация агониста альфа- 2 -адренорецепторов с опиоидом увеличивает глубину и качество седации по сравнению с монотерапией агонистом альфа 2 -адренорецепторов [3, 10]. Эти данные отражают выводы Grint et al. [3], где для оценки эффекта медетомидина и петидина использовалась одна и та же шкала седативного эффекта, и полученные в результате баллы (примерно 15/21) были очень похожи на приведенные здесь.

    Использование 15-минутного периода наблюдения успешно использовало фармакодинамические различия между дексмедетомидином и ацепромазином, что позволило различать седативные эффекты каждого препарата. Пик седации возникает между 10 и 20 минутами после введения (в/м или в/в) дексмедетомидина [5, 6, 8], но примерно через 30 минут после введения ацепромазина (в/м) [17–19].

    Результаты этого исследования подтверждают использование шкалы седации и протоколов седации в нашем клиническом контексте.То есть имеются данные, подтверждающие, что шкалы измеряют то, для чего они предназначены, а баллы, полученные от оценщиков, способны обнаруживать изменения в седации между различными протоколами седации и по сравнению с исходным уровнем.

    Оценка надежности между экспертами и отчетность имеют решающее значение, когда в сборе данных участвует несколько экспертов [16, 20–22]. Это подтверждает согласие между оценщиками, обеспечивая уверенность в том, что присвоенные баллы сопоставимы. Несколько исследований показали, что надежность оценщиков значительно различается в зависимости от опыта (специалисты и стажеры, изменения с течением времени) и между оценщиками с одинаковой подготовкой [23, 24].Эта межэкспертная изменчивость может негативно повлиять на результаты исследования и ведение клинических случаев, вводя изменчивость данных и снижая мощность, а также влиять на точность диагнозов [25-27].

    Межэкспертная надежность изучаемой шкалы (полная и сокращенная версии) была очень хорошей, несмотря на то, что оценщики не были обучены и не были знакомы со шкалой до участия в исследовании. Наблюдаемая согласованность между оценщиками предполагает, что обучение по шкале может не требоваться, и что показатели седации могут быть сопоставимы в разных исследованиях.Это показывает перспективность его применения в исследовательских и клинических условиях.

    У семи собак не было тонуса челюсти, движения языка или глотания при постинъекционной оценке. Эти собаки получали либо дексмедетомидин-гидроморфон, либо дексмедетомидин-гидроморфон-кетамин. Это было неожиданным и тревожным открытием, поскольку оно указывает на потенциальную потерю кашлевого рефлекса и последующую неспособность защитить дыхательные пути. Хотя кашлевой рефлекс не оценивался непосредственно при попытке оротрахеальной интубации, сообщалось о способности выполнять оротрахеальную интубацию у собак, получавших альфа 2 -адреномиметик отдельно или в комбинации с опиоидом [2, 10].Двадцать пять процентов собак (5/20), получавших в/м медетомидин (40 мкг/кг), можно было интубировать примерно через 20 минут после инъекции [2], а добавление фентанила (2 мкг/кг в/в) – через 16–18 минут после в/м медетомидина. (20 или 40 мкг/кг) позволили интубировать всех собак ( n = 6) [10]. Кроме того, у собак без движений языка и глотания сохранялся пальпебральный рефлекс, что указывает на то, что наличие пальпебрального рефлекса может быть плохим предиктором сохраненного кашлевого рефлекса.

    Комбинация дексмедетомидина с мощным агонистом мю-рецепторов, таким как гидроморфон, является распространенным протоколом для седации и премедикации у собак.В свете этих и предыдущих результатов следует учитывать возможную потерю защитных рефлексов дыхательных путей при высоких уровнях седации. Сильный седативный эффект, вызываемый медетомидином и дексмедетомидином, имеет дозозависимую продолжительность [5]. Сообщалось о седации продолжительностью до 240 минут [4–6, 28, 29]. Это является сильным аргументом в пользу фармакологического антагонизма медетомидина или дексмедетомидина с атипамезолом после завершения процедуры.

    Недавнее исследование на кошках показало, что при использовании мультимодальной анальгезии антагонизм дексмедетомидина не ухудшает анальгезию [21].Кроме того, быстрое возвращение к нормальной функции поддерживает концепцию «ускоренного восстановления после операции», в соответствии с которой послеоперационная заболеваемость и смертность снижаются за счет оптимизации многих аспектов ухода за пациентом, включая быстрое, гладкое и безболезненное восстановление [21, 30]. .

    Сокращенная шкала была разработана для сокращения времени оценки, тем самым повышая осуществимость и сводя к минимуму риск для персонала, проводящего оценку. Наша предварительная оценка сокращенной шкалы показывает, что она работает хорошо, но требуется дальнейшая работа, чтобы оценить ее способность различать уровни седации.

    Шкала седации показала хорошие результаты при оценке по заранее определенным критериям, установленным для оценки психометрических свойств шкал измерения здоровья человека [11, 15]. Насколько нам известно, это первый отчет об официальной оценке шкалы измерения здоровья с использованием этой системы баллов в ветеринарной медицине. Несмотря на приемлемость, соответствие шкалы балльной системе указывает на то, что требуется дальнейшая работа. Практическая реализация (осуществимость) шкалы в клинических условиях с различными оценщиками еще предстоит полностью определить.Конвергентная валидация, сравнение шкалы с альтернативной мерой седации, возможна, хотя и потенциально затруднительна, поскольку типичные меры могут включать форму электроэнцефалографии. Наконец, несмотря на то, что элементы шкалы явно были скорректированы экспериментаторами с большим опытом в ходе многочисленных итераций, отсутствует подробное описание того, как эти элементы шкалы были выбраны.

    Это исследование было разработано для оценки достоверности и надежности шкалы седации, а не для сравнения различных протоколов седации.Следовательно, пути введения не контролировались, а время между инъекцией и началом запланированной процедуры определялось участвующими клиниками. Последний ограничил постинъекционную оценку 15 минутами. В сочетании с различными путями введения пик седативного эффекта, вероятно, не был достигнут у многих собак, получавших ацепромазин.

    Основной наблюдатель (MW) не мог быть ослеплен относительно лечения или момента времени. Однако значительная корреляция с оценками неподготовленных наблюдателей как по полной, так и по сокращенной шкале указывает на то, что оценка была непредвзятой.

    Способность оценочной шкалы работать в различных условиях отражает обобщаемость, характеристику, которую можно оценить, только сообщая о психометрических свойствах (валидность и надежность) в этих ситуациях [20, 22]. Поэтому изучаемая популяция (возраст, порода, пол, масса) и условия (протоколы седации, оценщики, физическая среда) не должны рассматриваться как гарантия эффективности весов во всех условиях [15, 16, 20, 22]. Однако разнообразие пород, протоколов седации и использование неподготовленных оценщиков указывает на то, что шкала, вероятно, хорошо работает в различных условиях и что данные, собранные с помощью одной и той же шкалы, можно сравнивать в разных исследованиях.

    Риски использования туза в качестве успокоительного для пугливых собак

    Последнее обновление По Puppy Leaks 12 комментариев

    Я не против использования седативных средств для пугливых собак; особенно в преддверии сезона фейерверков. В то время как большинство собак добиваются прогресса с помощью десенсибилизации и контробусловливания, добавление лекарств может помочь собакам с крайней тревогой.

    Цель этой статьи — осветить некоторые тревожные результаты, связанные с одним конкретным препаратом , в частности — ацепромазином, — и то, как он может усугубить тревогу ваших собак.

    Многие ветеринары назначают седативные средства беспокойным собакам

    Любой, у кого была паническая атака или сильная тревога, знает, насколько это ужасно; и точно так же, как и мы, наши собаки могут проявлять такой же уровень страха в определенных ситуациях. Для собак в особенности тревога довольно характерна во время грозы или фейерверка.

    Многие из нас будут иметь дело с фейерверками через несколько недель; и некоторые из нас будут спрашивать у ветеринара совета о лекарствах, чтобы уменьшить беспокойство наших собак.Транквилизатор Ацепромазин (Эйс) назначают многим собакам 4 июля в качестве успокоительного, несмотря на его все более плохую репутацию.

    Боязнь фейерверков и грозы может испортить питомцу лето, но иногда все наши усилия, направленные на то, чтобы помочь нашим питомцам чувствовать себя лучше, приводят к обратному эффекту. Одним из худших преступников является препарат ацепромазин, известный как Эйс. – Д-р Марти Беккер, Не бойтесь страха: почему ацепромазин может усугубить страх вашей собаки перед фейерверками

    Имеются данные, свидетельствующие о том, что Эйс не только усиливает страх, но и может вызывать широкий спектр серьезных побочных эффектов.Для брахицефальных (коротконосых) пород потенциальный риск особенно высок. Было показано, что у боксеров это вызывает проблему, называемую блокадой сердца первой степени, потенциально серьезной аритмией сердца.

    Помимо седативного эффекта, препарат влияет на контроль артериального давления, дыхания и температуры тела с потенциально серьезными последствиями для собак с сопутствующими проблемами со здоровьем. – Барбра Денемпон, Ацепромазин: седативное средство, небезопасное для вашего боксера

    Проблема с использованием туза в качестве успокоительного для пугливых собак

    Ацепромазин (также известный как Ace, PromAce или Aceproject) существует уже несколько десятилетий.Он используется для подготовки собак к операции, подавления тошноты и успокоения встревоженных собак. Эйс долгое время был самым популярным транквилизатором, назначаемым для помощи тревожным собакам, хотя в последнее время его популярность снижается.

    Ace блокирует рецепторы центральной нервной системы; и эффекты обычно длятся от 6 до 8 часов. В это время у многих собак возникают проблемы с координацией; просто ходить может быть хлопотно.

    Ваша собака будет выглядеть под действием седативных средств, но ее разум будет полностью бдительным и функционирующим.Использование Ace на собаке с сильным беспокойством может усугубить фобию. Ваша собака останется встревоженной и напуганной, но не сможет ничего с этим поделать из-за седативного эффекта.

    Было обнаружено, что использование Ace усугубляет тревогу собаки в долгосрочной перспективе, добавляя еще больше стрессовых ассоциаций к первоначальной фобии.

    Также считается, что ацепромазин, свободно используемый при боязни шума, может повысить чувствительность домашних животных к шуму. По этой причине один из моих местных бихевиористов особенно возражает против его использования во время шторма или сезона фейерверков.– Доктор Пэтти Хули, «Почему я не большой поклонник седации» через «Ace»

    Сами по себе седативные средства больше не считаются хорошим вариантом лечения собак с тревогой из-за их ненадежности. Для получения желаемого эффекта часто используются высокие дозы, что может привести ко многим рискам для здоровья.

    Высокие дозы седативных средств могут вызывать системные эффекты, такие как гиволемия (увеличение объема жидкости в крови), повышенная возбудимость и экстрапиримидные побочные эффекты, такие как акинезия (неспособность двигаться) или акатизия (неспособность оставаться на месте).Из-за всех проблем, связанных с применением седативных препаратов, их больше не рекомендуют использовать для лечения фобий или тревоги (Neilson JC, 2002; Casey R, 2002). VetSci, Борьба с собачьим беспокойством и фобиями

    Вот доктор Карен Оверолл, объясняющая проблему с использованием туза для боязливых собак.

    Существует множество лекарств от пугливых собак

    Ace — далеко не единственное лекарство от беспокойства. Сегодня бензодиазепины (Benzos) являются наиболее часто назначаемыми лекарствами от внезапного страха или паники.Многие из них вы, вероятно, уже знаете: ксанакс, валиум, ативан и клонопин. Но есть и другие классы лекарств от беспокойства, такие как трициклические антидепрессанты, ингибиторы моноаминоксидазы, СИОЗС и буспирон.

    Не бойтесь спрашивать ветеринара обо всех доступных классах противотревожных препаратов; тревога у каждой собаки немного отличается, и они должны быть в состоянии помочь вам придумать план, который подходит именно вашей собаке.

    Не забудьте спросить о возможных побочных эффектах, о том, как долго действует лекарство, сколько времени нужно, чтобы подействовать, и уменьшит ли лекарство само беспокойство.У вас есть много вариантов; если ваш ветеринар предлагает Эйса, не бойтесь высказывать свои опасения и спрашивать об альтернативах.

    К сожалению, ацепромазин продолжает использоваться и прописываться пугливым и тревожным собакам. Если ваша собака лечится этим лекарством от своих страхов и фобий, поговорите со своим ветеринаром о более эффективной альтернативе. — Лори Хьюстон, доктор ветеринарной медицины, Является ли ацепромазин хорошим лекарством от беспокойства?

    Использование таких методов управления, как десенсибилизация и контробусловливание в сочетании с лекарствами от беспокойства для собак с фобиями шума, оказалось весьма эффективным.Поиск успокаивающих техник, которые работают для вашей собаки, может иметь большое значение.

    Советы по преодолению шумовой фобии без лекарств

    Вот несколько полезных статей с отличными советами о том, как помочь вашей собаке справиться со своими страхами во время бури или фейерверка.

    Если вы знаете кого-нибудь, кто использует успокаивающие средства для своих напуганных собак, пожалуйста, передайте эту информацию. Риск использования Ace не стоит того; вместо того, чтобы облегчить страх, он, как известно, усугубляет его.

    Я не ветеринар; Эта статья предназначена для того, чтобы предоставить вам информацию и вопросы, которые вы должны задать своему ветеринару, если вы рассматриваете возможность лечения беспокойства для вашей собаки.

    Лучшее успокаивающее средство для собак — Dog Training Me

    Этот сайт поддерживается читателями, и мы получаем комиссионные, если вы покупаете товары в розничных магазинах после перехода по ссылке с нашего сайта. Как партнер Amazon, мы зарабатываем на соответствующих покупках.

    Путешествие вызывает беспокойство у вашей собаки? Поездка к ветеринару или уход грумера из Фидо тянут в противоположном направлении? Фейерверки снаружи заставляют вашего питомца бежать в укрытие и скулить? Агрессия или гиперактивность со стороны Фидо вызывают у вас беспокойство или усталость?

    Если вы уже испробовали различные методы обучения и другие меры для борьбы с этим поведением, но потерпели неудачу, возможно, пришло время поискать другое решение этой проблемы.Попробуйте успокоительные для собак. Возможно, они смогут помочь справиться с этим тревожным поведением вашей собаки.

    Седативные средства относятся к классу лекарств, которые уменьшают тревогу, раздражительность и волнение, позволяя вашему питомцу успокоиться и расслабиться. Иногда они также могут вызывать у Фидо некоторую сонливость и временное нарушение координации.

    С различными вариантами лечения беспокойства и возбуждения у домашних животных вам может быть трудно, а иногда и запутанно принять решение.Мы поможем вам ознакомиться с распространенными седативными средствами для собак и их действием. Мы поможем вам решить, когда вам следует рассматривать седативные средства в качестве способа лечения беспокойства. Мы также перечислим некоторые из лучших седативных средств, которые вы можете рассмотреть для управления беспокойством вашего щенка.

    Если вы хотите перейти к делу и дать своей собаке успокоительное прямо сейчас, вот то, что мы считаем лучшим вариантом для большинства.

     

    Когда следует давать собаке успокоительное?

    Ваша собака — ваш любимый компаньон.Наличие его в вашей жизни делает все более значимым и веселым. Однако, когда Фидо становится перевозбужденным и гиперактивным, им становится трудно управлять. Точно так же внезапная агрессия с его стороны может быть сложной и рискованной. Еще одна распространенная проблема, с которой вы, возможно, сталкивались, — это страх или тревога в неожиданных ситуациях.

    Иногда изменение обстановки или присутствие людей или объектов, с которыми у Фидо возникают негативные ассоциации, может привести к тому, что он отреагирует по-другому. Некоторые из наиболее распространенных причин, которые приводят к тревожному или агрессивному поведению домашних животных:

    • Большое скопление людей
    • Неизвестные люди или собаки
    • Громкие звуки, такие как строительная сигнализация, автомобильная сигнализация, фейерверки, грозы и т. д.
    • Посещения ветеринара
    • Уход за телом, например, купание, стрижка когтей, чистка ушей и т. д.
    • Путешествие на автомобиле или самолете
    • Тревога, связанная с разлукой

    -беспокойство, если вы не разберетесь с ними немедленно. Вам нужно преодолеть проблемы, прежде чем они помешают вам и Фидо вести нормальную и полноценную совместную жизнь.

    Существуют различные методы снятия беспокойства и стресса.Это могут быть простые физические упражнения или даже удаление Фидо из стрессовой среды. В других случаях необходимы более сложные и долгосрочные методы. Из них наиболее распространенными и успешными средствами являются модификация поведения и обучение. Однако в ряде случаев все эти методы не приводят к желаемым результатам.

    Если Фидо не может адекватно отреагировать на эти широко используемые меры по управлению тревогой, вам нужно подумать о лечении его. Седативные средства являются медицинскими средствами для управления тревогой.Это класс препаратов, которые замедляют работу мозга и помогают вашей собаке расслабиться.

    Некоторые из этих седативных средств можно приобрести без рецепта. Однако в некоторых тяжелых случаях вам будет лучше отвести щенка к ветеринару для более тщательного и долгосрочного плана лечения.

    Продукты с успокаивающим действием, доступные на рынке, подпадают под следующие широкие категории.

    • Пищевые добавки — это продукты, предназначенные для поддержки диеты.Некоторые из этих добавок обладают дополнительным седативным эффектом, который может помочь Фидо расслабиться и уменьшить беспокойство.
    • Феромоны представляют собой химические вещества, выделяемые животными в окружающую среду, которые влияют на поведение или физиологию других представителей того же вида. Продукты с синтетическими феромонами представляют собой вариант химических веществ, выделяемых собаками-матерями во время кормления грудью, которые помогают успокоить щенков. Это может помочь Фидо сохранять спокойствие в ситуациях легкого беспокойства.
    • Успокаивающие халаты и обертывания от беспокойства — это немедикаментозные средства для снятия стресса.Они обеспечивают постоянное давление вокруг тела вашей собаки, успокаивая ее и избавляя от нервного напряжения в ее поведении.

    Вы должны понимать вызывающие стресс раздражители для Fido и эффекты отдельных продуктов, чтобы принять обоснованное решение о том, какой продукт лучше всего соответствует потребностям вашей собаки.

     

    Лучшее успокаивающее средство для собак

    Седативные средства — это проверенное средство, помогающее вашей собаке вести спокойную, расслабленную жизнь без стресса. Их можно использовать в качестве временного решения, пока вы ищете постоянное решение для преодоления пугливого поведения Фидо, или их можно использовать для дополнения результатов других методов.

    Существует ряд седативных препаратов, которые безопасны и просты в применении для вашего питомца. Они помогут преодолеть нервозность и беспокойство и сохранят спокойствие Фидо в тревожных ситуациях.

    Доступные варианты варьируются от лакомств, которыми можно кормить собаку, до капель, которые можно добавлять в пищу. Однако такие продукты подходят для приема дома в Фидо только в случаях легкого беспокойства или гиперактивности. В тяжелых случаях лучше всего показать Фидо ветеринару для более долгосрочного решения и лечения.

    Мы перечислили некоторые эффективные средства успокоения для вашей собаки. Вы можете оценить товары и выбрать лучший вариант для вашего щенка.

    Bach Rescue Remedy — это обычное средство, рекомендуемое ветеринарами для успокоения ваших питомцев в различных ситуациях, вызывающих беспокойство. Смесь натуральных седативных ингредиентов, доступных в Rescue Remedy, помогает справиться с множеством причин беспокойства у вашего питомца. Несколько капель продукта можно добавлять в еду, лакомства или даже воду вашего питомца.

    Другим способом применения является закапывание нескольких капель за уши вашей собаки. Продукт не содержит спирта, что делает его безопасным и не вызывающим привыкания средством, помогающим Фидо в стрессовых ситуациях. Хотя Rescue Remedy не является долгосрочным решением, оно определенно может помочь контролировать нежелательный стресс и беспокойство для Fido.

    Успокаивающие лакомства Zesty Paws — это полностью натуральный вариант для лечения беспокойства вашей собаки. Доступные в различных вкусах, таких как арахисовое масло и индейка, эти лакомства помогают расслабить Фидо, предотвращая возбужденное, стрессовое или агрессивное поведение.Активным ингредиентом в этом продукте является Suntheanine, который вызывает расслабление мозга, не вызывая сонливости, таким образом, являясь отличным вариантом для того, чтобы Фидо оставался спокойным, но в то же время бдительным, когда он едет на машине в парк для собак или к ветеринару. Присутствие ромашки дополнительно успокаивает вашу собаку, а органический корень имбиря успокаивает желудок. Дополнительные продукты в лакомствах помогают справиться с проблемами агрессии, беспокойства, царапанья, прыжков, лая и т. д.

    Лакомство для собак Bocce’s Bakery — отличный продукт от Bocce’s Bakery, помогающий снять стресс и тревогу.Эти запеченные лакомства изготовлены из полностью натуральных ингредиентов и не содержат синтетических добавок. Они состоят из смеси лаванды, ванили и успокаивающего овса. Это печенье в мгновение ока заставит вашего щенка мечтать.

    VetriScience Laboratories Самообладание, успокаивающая поддержка для собак — популярный и клинически проверенный успокаивающий продукт для собак. Он состоит из молозива, l-теанина и тиамина, которые известны своим успокаивающим и расслабляющим действием. Продукт можно использовать в экстренных ситуациях, и известно, что он проявляет эффект всего через 30 минут, а эффект длится около 4 часов.Он имеет вкусный вкус куриной печени, что облегчит его введение вашей собаке. Продукт был протестирован для длительного использования и признан безопасным для вашего питомца.

    Мы рекомендуем после того, как вы сделаете окончательный выбор лучшего успокоительного средства, помогающего вашей собаке справиться с тревогой, проконсультироваться с ветеринаром, чтобы определить правильную дозировку и понять возможные побочные эффекты выбранного продукта.

    Также важно помнить, что хотя эти седативные средства безопасны, они предназначены только для использования в отдельных ситуациях или в экстренных ситуациях.Они не предназначены для длительного использования и могут вызвать привыкание у вашей собаки.

    Сделайте осознанный и безопасный выбор и помогите Fido наслаждаться счастливой, расслабленной и полноценной жизнью вместе с вами!

    П.С. Знаете кого-нибудь, кто ищет лучшее успокоительное для собак? Пожалуйста, поделитесь или закрепите эту статью! Спасибо! 🙂

    Монтаж домашних животных под действием успокоительных Интернет в швах

    Все мы видели видео людей, которые ведут себя необычно и отправляются на прогулку под действием обезболивающих, и кажется, что животные не исключение.

    Ветеринар поделился забавным монтажом кошек и собак, явно находящихся под воздействием успокоительных, и можно с уверенностью сказать, что они выглядят довольно расслабленными. Брай, который называет себя ветеринаром, в пятницу загрузил видео на свою страницу в TikTok, где оно вызвало бурю у зрителей, набрав более 13 миллионов просмотров.

    «Иногда наркотики просто действуют по-другому», — подписал он клип, созданный на удачно подобранный трек «Because I Got High» группы Afroman. На нем показан монтаж семи собак и одной кошки, все в разном состоянии опьянения, по-видимому, из-за приема лекарств.

    Их языки вывалены, хвосты виляют, а некоторые лежат в причудливых позах, прижавшись лицом к клетке. Другие завернуты в одеяла, выглядя так, словно лечатся от сильного похмелья.

    Многие люди прокомментировали клип, спрашивая, испытывают ли животные боль, на что Брай ответил: «Они в полном порядке!

    И на вопрос, почему у пятого животного шерсть была покрыта чем-то вроде гипса, Брай объяснил, что это было сделано для того, чтобы «не допустить попадания крови и зубного камня на ее волосы».» Но кажется, что вторая собака вызвала отклик у последователей из-за ее попытки вилять хвостом.

    Stephanie_anne90 сказала: «Этот хвост под анестезией заставляет меня вспоминать о моих попытках выполнять повседневные действия, находясь под воздействием».

    Эрин Браун прокомментировала: «#2 пытается вилять хвостом, но он слишком высок, чтобы сделать это правильно». в этом видео.Я не знал, пока не посидел с ним в его конуре после», — признался он.

    Другой комментатор, по имени Грейс, пошутил: «Дайте мне то, что на них написано».

    Мария Паттерсон призналась: «Нам нужно больше. Этого недостаточно».

    «Я просто поперхнулась от смеха», призналась Хоуп.

    Лаура Арчер Баггетт подумала: «Они пробуют цвета и видят звуки!»

    Хотя Ханна Палми добавила: «Они все такие крутые».

    Но Брай восхитился животными, которых лечили в неизвестной больнице для животных, сказав: «У нас самые милые пациенты», в то время как в другом видео он бредил: «Это лучшая работа на свете.

    Позже он добавил в последующем ролике: «Для всех, кто был обеспокоен — наши пациенты самые любимые, все они вернулись домой счастливыми и здоровыми». человеческое лекарство, и говорится, что они должны всегда консультироваться со своим ветеринаром, прежде чем давать что-либо животному. домашнее животное, чтобы избежать потенциально опасной или смертельной реакции.

    «К сожалению, принято считать, что лекарство, безопасное для человека, будет безопасным и для домашних животных. В результате каждый год несколько животных отравляются, когда их владельцы пытаются лечить их от боли, не посоветовавшись с ветеринаром. .»

    Newsweek обратился к Браю за комментарием.

    Архивное фото собаки породы бишон мальтийская болонка, которой усыпили в ветеринарной клинике. Ветеринар поделился веселым монтажом домашних животных, которые, по-видимому, находятся под действием седативных средств.Getty Images/Тодореан Габриэль

    Через какое время начинают действовать успокоительные для собак?

    Начало действия составляет примерно один час, и диапазон доз для этого препарата может быть большим (таблица 1), но для догоспитальной седации рекомендуется начинать с 5 мг/кг.

    Сколько времени нужно, чтобы успокоительное подействовало на собаку?

    Успокоительное средство позволяет вашей собаке правильно расслабиться. Это делает весь процесс для них таким же легким, как засыпание. Действие седативного средства может занять 5-10 минут, в зависимости от типа лекарства и размера вашей собаки.

    Как быстро действуют успокоительные?

    Вы можете подождать до часа, прежде чем почувствуете эффект. Внутривенные седативные средства обычно начинают действовать через несколько минут или меньше, в то время как пероральные седативные средства метаболизируются примерно через 30–60 минут. Врач следит за вашим дыханием и артериальным давлением.

    Чего ожидать после того, как вашей собаке введут успокоительное?

    После общей анестезии на животных могут воздействовать анестетики в течение нескольких дней. Животное может проявлять изменения в поведении в течение нескольких дней после общей анестезии.Они могут вести себя так, как будто не узнают знакомую обстановку, людей или других животных.

    Действуют ли успокоительные для собак?

    Нет ничего плохого в том, чтобы давать или предлагать успокоительное своему любимому питомцу. Это делает любой визит к ветеринару более комфортным и менее напряженным для вас, вашего питомца и всей ветеринарной команды. Сегодняшние седативные средства безопасны, эффективны и не обходятся в кругленькую сумму. Их легко давать и они не вызывают привыкания.

    Какое хорошее успокоительное для собаки?

    Варианты седации на догоспитальном этапе для агрессивных и тревожных собак

    Препарат Доза
    Габапентин 10–20 мг/кг (верхняя граница дозы для собак, с которыми трудно обращаться, нижняя граница дозы для пожилых пациентов)
    Мелатонин По массе: <5 кг – 1 мг5-15 кг – 1.5 мг15-50 кг – 3 мг>50 кг – 5 мг
    Тразодон 5 мг/кг

    Что такое натуральное успокаивающее средство для собак?

    Натуральные седативные средства для собак, такие как Rescue Remedy, обычно изготавливаются из экстрактов трав и цветов, таких как ромашка и лаванда. Феромоны и успокаивающие средства также являются естественными способами успокоить встревоженную собаку.

    Какие 5 уровней седации?

    Шкала седативного возбуждения

    Оценка Уровень седации-возбуждения Ответ
    5 Взволнованный Попытки сесть, но успокаиваются под словесные инструкции
    4 Спокойствие и сотрудничество Подчиняется командам
    3 Успокоительное Трудно разбудить, подчиняться простым командам
    2 Очень успокоительное Возбуждается от раздражителей.Не подчиняется командам

    Какая самая сильная таблетка успокоительного?

    Список сильнодействующих бензодиазепинов

    • алпразолам (ксанакс)
    • лоразепам (ативан)
    • триазолам (Halcion)

    18.11.2019

    Какое успокаивающее средство действует быстрее всего?

    Мидазолам является самым быстродействующим в своем классе из-за его липофильных свойств, и он превосходит лоразепам и диазепам по своим амнестическим эффектам, что делает его идеальным бензодиазепином для использования в коротких процедурах ЭД.Лоразепам является водорастворимым бензодиазепином. Диапазон доз у взрослых обычно составляет 1-4 мг.

    Почему собаки плачут после успокоительного?

    Поскольку собаки не понимают, что происходит, это вызывает беспокойство. … Если мы дадим собаке успокоительное (даже без полной анестезии) только для того, чтобы сделать рентген, или сменить повязку, или подстричь ей когти, и поменять местами лекарства, у нее может возникнуть дисфория. Мы не сделали ничего болезненного, но они плачут, как от сильной боли.

    Чем кормить собаку после успокоительного?

    Многим собакам нужно меньше есть в первые дни после операции.Избегайте кормления собаки жирными кормами, которые могут спровоцировать ее переедание. Ветеринар вашей собаки может порекомендовать кормить вашу собаку чем-то вроде вареного мяса для гамбургеров.

    Может ли моя собака пить воду после успокоительного?

    Некоторые собаки испытывают тошноту после общей анестезии, поэтому разделение еды на более мелкие порции может снизить риск тошноты и рвоты. Если не указано иное, доступ вашей собаки к воде не должен быть ограничен.

    Сколько Бенадрила можно давать собаке в качестве успокоительного?

    Стандартная дозировка Бенадрила для перорального применения для собак составляет 1 мг на фунт массы тела, принимаемая 2-3 раза в день.Большинство таблеток дифенгидрамина имеют дозировку 25 мг, что соответствует размеру, используемому для собаки весом 25 фунтов. Но самый безопасный способ дать правильную дозу — спросить вашего ветеринара.