Содержание

Рассказ про гусей детям

Уже несколько тысячелетий рядом с человеком живут гуси. В сельской местности можно каждый день наблюдать, как эти неприхотливые крупные птицы мирно щиплют траву у деревенских домов. Но и в дикой природе гуси чувствуют себя превосходно. На территории нашей страны наиболее часто встречаются белолобый гусь и серый гусь. От диких серых гусей и пошли современные домашние гуси.

Гуси – крупные птицы. По размерам они больше уток, но меньше лебедей. Шея у них средней длины, оранжевые лапки снабжены перепонками для передвижения в воде. Клюв у этих птиц в основании довольно высокий, а на кончике клюва имеются мелкие и острые зубцы, с помощью которых гуси щиплют растительную пищу. Общаются друг с другом эти птицы с помощью гогота, а будучи в плохом настроении, угрожающе шипят.

Как гласит легенда, способность этих птиц громко гоготать в свое время спасла знаменитый город Рим от завоевания. Когда ночью враги пытались незаметно пробраться в город, разбуженные ими гуси подняли неимоверный шум, и нападающие получили отпор. С того времени в нашем обиходе закрепилось выражение «Гуси спасли Рим».

Дикие гуси возвращаются на места гнездования ранней весной, когда на земле только появляются первые проталины. Весенний прилет гусей – незабываемое зрелище. Порой кажется, что все небо заполнено гогочущими птицами. Прилетев, птицы расселяются парами по местам, где они будут строить свои гнезда. Гуси, как и лебеди, образуют устойчивые семейные пары.

Гнездо у гусей устроено очень просто. Обычно оно представляет собой ямку, прикрытую каким-либо кустиком. В эту ямку стаскиваются прошлогодние листья близлежащих растений, а потом гусыня выщипывает у себя с брюшка пух и завершает им отделку гнезда. Насиживание яиц длится примерно месяц. Все это время гусак находится рядом, охраняя гнездо от опасностей. Но на время поиска корма гуси покидают гнездо. Они улетают к речным поймам или мелководным болотам, где много травы и там утоляют свой голод.

Когда в гнезде появляются гусята, все семейство перебирается поближе к воде, где есть корм и в любой момент можно спастись от сухопутных хищников. Гусята умеют с первого дня сами добывать себе пропитание и отлично плавают.

В конце лета молодые гуси начинают осваивать искусство полета. Сначала они долго галдят, машут крыльями, а потом поднимаются в воздух и начинают беспорядочно летать над поверхностью воды. Кто-то из них быстро заканчивает полет, а кто-то продолжает подниматься все выше и выше. Во время таких тренировок молодые гуси учатся летать клином. С наступлением осени дикие гуси, выстроившись клином, улетают в дальние страны до следующей весны.

Автор текста: Лев Поясникин

Урок развития речи в 4-м классе «Дикие птицы: гусь»

Цели:

  • уточнение и расширение представлений детей о диких птицах;
  • знакомство с особенностями диких гусей;
  • развитие умения составлять творческий рассказ с опорой на план;
  • коррекция внимания на основе упражнений в обобщении, исключении, запоминании;
  • коррекция памяти на основе запоминания последовательности предметных картинок, изменений в их последовательности и номеров картинок;
  • соблюдение здоровье сберегающих технологий – физминутка, гимнастика для глаз, контроль за осанкой обучающихся;
  • воспитание бережного отношения к природе в целом и к диким животным и птицам в частности.

Оборудование: план рассказа, загадки, предметные и “осколочные” картинки, трафареты и шаблоны контуров птиц, перья птиц, тесты для закрепления пройденного материала, книги с рассказами о гусях (А.Брэм “Рассказы о животных”, сказка “Гуси-лебеди”, “Животные”- серия “Я познаю мир”), видео-слайды, наборы слов для работы у доски.

ХОД УРОКА

1. Организационный момент: приветствие, проверка готовности класса к уроку.

2. Настрой на работу:

Мы сюда пришли учиться.
Не лениться, а трудиться.
Работаем старательно,
Слушаем внимательно.

3. Упражнение по коррекции зрительной памяти обучающихся. Учитель демонстрирует на слайдах № 1–3 (приложение) предметные картинки с номерами. Ученикам предлагается запомнить последовательность картинок, восстановить номера картинок по памяти, назвать картинку под номером 3, 1, 4..

4. Игра на развитие внимания и логического мышления.

А) Назвать лишнее слово (слайд №4):

Воробей, сорока, ворона, ласточка.

Петух, аист, курица, индюк, утка.

Волк, лиса, баран, барсук, заяц, ёж.

Грач, скворец, стриж, синица.

Б) Сделать и обосновать исключение.

5. Обобщение и закрепление ранее пройденного материала. Загадки о диких и домашних птицах. (Слайды № 5–8)

Я весь день ловлю жуков, ем букашек, червяков.
Зимовать не улетаю, под карнизом обитаю. (Воробей)

Окраской — сероватая, повадкой — вороватая,
Крикунья хрипловатая — известная персона.
Кто она? (Ворона)

Сел на ёлку, на сучок, бороды торчит клочок;
Как летун -он плоховат, и порою глуховат. (Глухарь)

В синем небе голосок, будто крохотный звонок. (Жаворонок)

Какая птичка в лесу обитает, всем своё имя называет? (Кукушка)

У неё глаза большие, хищный клюв всегда крючком.

По ночам она летает, спит на дереве лишь днём. (Сова)

На черёмухе весной свил гнездо певец лесной.
Чем пышней куста цветенье, тем сильней солиста пенье. (Соловей)

Не ездок, а со шпорами, не будильник, а всех будит. (Петух)

Надуется, насупиться, начнёт болтать, по чудному лопотать. (Индюк)

Съем червя, попью водицы, хлебных крошек поищу,
А потом снесу яичко, ребятишек угощу. (Курица)

Жёлтый крошка ищет хлеба крошку.
Если встретит червяка- наклюёт ему бока. (Цыплёнок)

— Кукушка, сова, соловей, курица – это кто? (Это птицы)

— Каких птиц вы знаете? На какие группы их можно разделить? (Зимующие и перелётные, домашние и дикие, сухопутные и водоплавающие..) c

Cлайды № 9–14.

— Назовите общие признаки птиц. (Что у них общего?)

5. Объявление темы и цели урока после отгадывания загадок. Слайд № 15.

Крылатый, горластый – красные ласты. (Гусь)

Спит или купается, всё не разувается:
День и ночь на ножках красные сапожки. (Гусь)

Без команды в строй встают, отправляются на пруд.
Кто идёт цепочкой длинной, кто так любит дисциплину? (Гусыня с гусятами)

— Правильно, сегодня мы будем говорить о диких гусях. Вы вспомните всё, что знаете о них и узнаете много нового. Слайды № 16–17.

7. Работа на столах и магнитной доске по составлению “осколочных” картин учениками. Анализ строения диких гусей, их размеров, внешнего вида. Слайды № 18.

8. Физминутка.

Гуси серые летели, на лужайку тихо сели,
Походили, поклевали, потом быстро побежали. (Cлайд № 19)

9.

Актуализация опорных знаний и представлений о диких гусях на основе анализа предметных картин и составления рассказа по плану. Слайд № 20–27

А) План рассказа.

1. Кто это?

2. Какие части тела у него есть?

3. Это домашняя или дикая птица?

4. Как называется её дом?

5. Чем она питается?

6. Как называют её птенцов?

7. Как эта птица подаёт голос?

8. Какую пользу эта птица приносит?

Учащиеся коллективно составляют рассказ.

Б) Чтение сильным учеником рассказа о диких гусях из книги “Я познаю мир”: “Всего на земле существуют четырнадцать видов гусей. Эти птицы относятся к семейству утиных и являются соединительным звеном между утками и лебедями. Они больше уток и меньше лебедей. Шеи у гусей длинные, а ноги относительно высокие. Кормятся гуси в основном на суше. Окраска самцов и самок одинаковая. Гуси линяют раз в году, теряя перья, а с ними и способность летать. Так же как утки и лебеди, гуси при кормлении в воде принимают вертикальную позу головой вниз. Все гуси бесстрашно оберегают свою территорию от непрошеных гостей. Особенно яростно они бросаются на пришельцев во время гнездового периода. Взрослый гусь может в ярости перебить руку человеку и серьёзно искалечить собаку. Наиболее распространён серый гусь. Он предок всех домашних гусей.”

В) Чтение сильным учеником отрывка из книги А. Брэма “Рассказы о животных”: “Плавают они хуже уток и лебедей, но всё же довольно ловко и быстро; ныряют на значительную глубину, летают легко и красиво, проносясь через большие пространства. Многие виды издают бормочущие звуки, другие гогочут, и только немногие испускают благозвучные и далеко слышные звуки; будучи рассерженные, гуси обыкновенно шипят. Это, без сомнения, умные и понятливые и осторожные птицы. Они не доверяют никакому человеку, отлично различают охотника от пастуха. Выставляют сторожей и с рассудительностью принимают все предосторожности ради своей безопасности…”

10. Гимнастика для глаз. Проследить взглядом путь гуся к озеру, на берег, в облака.

11. Закрепление материала.

А) Нахождение контура гуся на карточке из ряда контуров птиц.

Б) Нахождение гусиных перьев из набора предложенных перьев различных птиц.

В) Зарисовка в тетради с подписями частей тела.

Г) Тестировапние: отметить правильный ответ карандашом.

Д) Составление характеристики дикой птицы. Дети выбирают на столе учителя таблички с нужными словами признаками.

Е) Полный рассказ по плану сильным учеником.

12. Итог урока.

— Что нового вы сегодня узнали на уроке?

— Что вам больше всего понравилось?

— В каких произведениях нам встречается упоминание о гусях? (В сказках, песнях, на картинах). Показ учителем рисунков учащихся и слайдов № 28–32.

— Кто их вас работал активнее?

— Дикая птица гусь, является частью окружающей нас природы, украшает её и обогащает. Любое животное, насекомое, рыба и птица играют свою роль в окружающем нас мире. Они нам всем нужны. Давайте бережно и заботливо к ним относиться.

Дерево, цветок и птица не всегда умеют защититься.
Если будут уничтожены они, на планете мы останемся одни.
Беречь будем птиц, насекомых, зверей, от этого станем мы только добрей,

Украсим всю землю садами, цветами, такая планета нужна нам с вами.
У всех у нас есть мать одна по имени природа!
У ней для всех хватает доброты, и мы живём, запечатлев на веки
В душе её прекрасные черты – поля, луга, леса, моря и реки.

Слайд № 33.

Рассказ Гусь читать онлайн полностью, Аксаков С. Т.

Серым гусем называют его старинные русские песни, и называют верно. Дикий гусь точно сер и отличается от гусыни только тем, что спина его потемнее, грудь, или зоб, покрыта черноватыми пятнышками, и сам он несколько поменьше. Дворовые русские гуси, по большей части белые или пегие, бывают иногда совершенно похожи пером на диких, то есть на прежних самих себя. Вся разница состоит в том, что вообще у русских гусей нос и ноги красноваты, и сами они потолще, пообъемистее; дикие же гуси подбористее, складнее, щеголеватее, а нос и лапки их желтовато-зеленоватого цвета. Весною, пролетом, гуси показываются очень рано; еще везде, бывало, лежит снег, пруды не начинали таять, а стаи гусей вдоль по течению реки летят да летят в вышине, прямо на север. Стаи всегда пролетают очень высоко, но гуси парами или в одиночку летят гораздо ниже. Ежедневно шатаясь около пруда и бродя вдоль реки, которая у нас очень рано очищалась от льда, я всегда имел один ствол, заряженный гусиною дробью, и мне не один раз удавалось спустить на землю пролетного гостя. Когда же время сделается теплее, оттают поля, разольются полые воды, стаи гусей летят гораздо ниже и спускаются на привольных местах: отдохнуть, поесть и поплавать.

Пища гусей преимущественно состоит из мелкой молодой травы, семян растений и хлебных зерен. Гуси очень жадны. Когда корм приволен, то они до того обжираются, что не могут ходить: зоб перетягивает все тело; даже с трудом могут летать. Весною гуси бывают очень сторожки и редко подпускают охотника с подъезда и еще реже с подхода. Надобно отыскивать благоприятную местность, из-за которой можно было бы подкрасться к ним поближе. Местность эта может быть: лес, кусты, пригорок, овраг, высокий берег реки, нескошенный камыш на прудах и озерах. Нечего и говорить, что стрелять надобно самою крупною дробью, безымянкой; даже не худо иметь в запасе несколько картечных зарядов, чтоб пустить в стаю гусей, к которой ни подойти, ни подъехать, ни подкрасться в меру нет возможности. Очень весело на дальнем расстоянии вырвать из станицы чистого пером, сытого телом прилетного гуся! Пошатавшись по хлебным полям, кое-где сохранившим насоренные еще осенью зерна, наплававшись по разливам рек, озер и прудов, гуси разбиваются на пары и начинают заботиться о гнездах, которые вьют всегда в самых крепких и глухих камышистых и болотистых уремах, состоящих из таловых кустов ольхи и березы, обыкновенно окружающих берега рек порядочной величины; я разумею реки, текущие по черноземной почве. Я не один раз нахаживал гусиные гнезда и всегда в таких непроходимых местах, что сам, бывало, удивишься, как попал туда. Гнездо обыкновенно кладется на сухом месте или на высокой кочке, просторное и круглое, свивается из сухой травы и устилается перышками и пухом, нащипанными гусыней из собственной хлупи. Охотники говорят, что яиц бывает до двенадцати, но я более девяти не нахаживал. Они совершенно похожи на яйца русских гусей, разве крошечку поменьше и не так белы, а светло-дикого, неопределенного цвета. Во время сиденья гусыни на яйцах гусь разделяет ее заботу: я сам спугивал гуся с гнезда и много раз нахаживал обоих стариков с выводками молодых. История высиживания яиц у диких гусей, как и у всякой птицы, выводящей детей один раз в год, оканчивается в исходе мая или в начале июня: все исключения бывают следствием какого-нибудь несчастного случая, погубившего первые яйца. В местах привольных, то есть по хорошим рекам с большими камышистыми озерами, можно и в это время года найти порядочные станицы гусей холостых: они обыкновенно на одном озере днюют, а на другом ночуют. Опытный охотник все это знает, или должен знать, и всегда может подкрасться к ним, плавающим на воде, щиплющим зеленую травку на лугу, усевшимся на ночлег вдоль берега, или подстеречь их на перелете с одного озера на другое в известные часы дня. Молодые гусята вылупляются из яиц, покрытые серо-желтоватым пухом; они скоро получают способность плавать, нырять, и потому старики немедленно переселяют свою выводку на какую-нибудь тихую воду, то есть на озеро, заводь или плесо реки, непременно обросшей высокой травою, кустами, камышом, чтобы было где спрятаться в случае надобности. Мне рассказывали многие, что гусыня перетаскивает на воду поочередно за шею каждого гусенка, если вода далеко от гнезда или местность так неудобопроходима, что гусенку и пролезть трудно. Я этого не оспариваю, но должен сказать, что и самые маленькие гусята очень бойки и вороваты и часто уходили у меня из глаз в таких местах, что поистине надобно иметь много силы, чтоб втискаться и даже бегать в густой чаще высокой травы и молодых кустов. Впрочем, надобно вспомнить, что это переселение бывает немедленно после вылупления гусят и они должны быть еще в то время очень слабы. Когда молодые подрастут в полгуся и больше и даже почти оперятся, только не могут еще летать, что бывает в исходе июня или начале июля, — охотники начинают охотиться за молодыми и старыми, линяющими в то время, гусями и называющимися подлинь. Но до этой охоты я никогда не был охотник, ибо ее можно производить и без ружья с приученными к такой ловле собаками. Охотнику приходится стрелять только тех молодых и старых гусей, которых собаки выгонят на реку или озеро, что бывает не часто: гусь подлинь и молодые гусята крепко и упорно держатся в траве, кустах и камышах, куда прячутся они при всяком шуме, при малейшем признаке опасности. Только совершенная крайность, то есть близко разинутый рот собаки, может заставить старого линючего гуся или совсем почти оперившегося гусенка, но у которого еще не подросли правильные перья в крыльях, выскочить на открытую поверхность воды. Боже мой, какой крик и шлепотню поднимают они своими отяжелевшими папоротками от налитых кровью толстых пеньков! Как неловки бывают в это время все их движения! Даже ныряют они так нелепо, что всегда виден не погрузившийся в воду зад! Разумеется, тут весьма удобно бить их из ружья и ненадобно употреблять крупной дроби: они тогда очень слабы, и всего пригоднее будет дробь 5-го нумера. Впрочем, привычные собаки, даже дворняжки, без помощи ружья наловят их довольно. Старые гуси во время этого болезненного состояния бывают худы, и мясо их становится сухо и невкусно, а мясо молодых, напротив, очень мягко, и хотя они еще не жирны, но многие находят их очень вкусными.

Наконец, подросли, выровнялись, поднялись гусята и стали молодыми гусями; перелиняли, окрепли старые, выводки соединились с выводками, составились станицы, и начались ночные, или, правильнее сказать, утренние и вечерние экспедиции для опустошения хлебных полей, на которых поспели не только ржаные, но и яровые хлеба. За час до заката солнца стаи молодых гусей поднимаются с воды и под предводительством старых летят в поля. Сначала облетят большое пространство, высматривая, где им будет удобнее расположиться подальше от проезжих дорог или работающих в поле людей, какой хлеб будет посытнее, и, наконец, опускаются на какую-нибудь десятину или загон. Гуси предпочтительно любят хлеб безосый, как-то: гречу, овес и горох, но если не из чего выбирать, то едят и всякий. Почти до темной ночи изволят они продолжать свой долгий ужин; но вот раздается громкое призывное гоготанье стариков; молодые, которые, жадно глотая сытный корм, разбрелись во все стороны по хлебам, торопливо собираются в кучу, переваливаясь передами от тяжести набитых не в меру зобов, перекликаются между собой, и вся стая с зычным криком тяжело поднимается, летит тихо и низко, всегда по одному направлению, к тому озеру, или берегу реки, или верховью уединенного пруда, на котором она обыкновенно ночует. Прилетев на место, гуси шумно опускаются на воду, распахнув ее грудью на обе стороны, жадно напиваются и сейчас садятся на ночлег, для чего выбирается берег плоский, ровный, не заросший ни кустами, ни камышом, чтоб ниоткуда не могла подкрасться к ним опасность. От нескольких ночевок большой стаи примнется, вытолочется трава на берегу, а от горячего их помета покраснеет и высохнет. Гуси завертывают голову под крыло, ложатся, или, лучше сказать, опускаются на хлупь и брюхо, и засыпают. Но старики составляют ночную стражу и не спят поочередно или так чутко дремлют, что ничто не ускользает от их внимательного слуха. При всяком шорохе сторожевой гусь тревожно загогочет, и все откликаются, встают, выправляются, вытягивают шеи и готовы лететь; но шум замолк, сторожевой гусь гогочет совсем другим голосом, тихо, успокоительно, и вся стая, отвечая ему такими же звуками, снова усаживается и засыпает. Так бывает не один раз в ночь, особенно уже в довольно длинные сентябрьские ночи. Если же тревога была не пустая, если точно человек или зверь приблизится к стае — быстро поднимаются старики, и стремглав бросаются за ними молодые, оглашая зыбучий берег и спящие в тумане воды и всю окрестность таким пронзительным, зычным криком, что можно услышать его за версту и более… И вся эта тревога бывает иногда от хорька и даже горностая, которые имеют наглость нападать на спящих гусей. Когда же ночь проходит благополучно, то сторожевой гусь, едва забелеет заря на востоке, разбудит звонким криком всю стаю, и она снова, вслед за стариками, полетит уже в знакомое поле и точно тем же порядком примется за ранний завтрак, какой наблюдала недавно за поздним ужином. Снова набиваются едва просиженные зобы, и снова по призывному крику стариков, при ярких лучах давно взошедшего солнца, собирается стая и летит уже на другое озеро, плесо реки или залив пруда, на котором проводит день.

Плохо хозяину, который поздно узнает о том, что гуси повадились летать на его хлеб; они съедят зерна, лоском положат высокую солому и сделают такую толоку, как будто тут паслось мелкое стадо. Если же хозяин узнает вовремя, то разными средствами может отпугать незваных гостей.

Я стреливал гусей во всякое время: дожидаясь их прилета в поле, притаясь в самом еще не вымятом хлебе, подстерегая их на перелете в поля или с полей, дожидаясь на ночлеге, где за наступившею уже темнотою гуси не увидят охотника, если он просто лежит на земле, и, наконец, подъезжая на лодке к спящим на берегу гусям, ибо по воде можно подплыть так тихо, что и сторожевой гусь не услышит приближающейся в ночном тумане лодки. Разумеется, во всех этих случаях нельзя убить гусей много, стрелять приходится почти всегда в лет, но при удачных выстрелах из обоих стволов штуки три-четыре вышибить из стаи можно. Можно также подъезжать к гусиным станицам или, смотря по местности, подкрадываться из-за чего-нибудь, когда они бродят по сжатым полям и скошенным лугам, когда и горох и гречу уже обмолотили и гусям приходится подбирать кое-где насоренные зерна и даже пощипывать озимь и молодую отаву. Можно также довольно удачно напасть на них в полдень, узнав предварительно место, где они его проводят. В полдень гуси также спят, сидя на берегу, и менее наблюдают осторожности; притом дневной шум, происходящий от всей живущей твари, мешает сторожевому гусю услышать шорох приближающегося охотника: всего лучше подъезжать на лодке, если это удобно. В продолжение всей осенней охоты за гусями надобно употреблять дробь самую крупную и даже безымянку; осенний гусь не то, что подлинь: он делается очень силен и крепок к ружью. Он жестоко дерется крыльями, и мне случалось видеть, что гусь с переломленным крылом давал такой удар собаке крылом здоровым, что она долго визжала и потом нескоро решалась брать живого гуся. К концу сентября, то есть ко времени своего отлета, гуси делаются очень жирны, особенно старые, но, по замечанию и выражению охотников, тогда только получают отличный вкус, когда хватят ледку, что, впрочем, в исходе сентября у нас не редкость, ибо от утренних морозов замерзают лужи и делаются закраины по мелководью около берегов на прудах и заливах. От ледку или от чего другого, только чем позднее осень, тем вкуснее становится гусь. Это истина несомненная, а надобно заметить, что сытного корма в это время становится уже мало.

Должно сказать правду, что стрельба диких гусей более дело добычливое, чем охотничье, и стрелок благородной болотной дичи не может ее уважать. К гусям надобно по большей части подкрадываться, иногда даже подползать или караулить их на перелете, — все это не нравится настоящему охотнику; тут не требуется искусства стрелять, а надо много терпенья и неутомимости. Я сам занимался этой охотой только смолоду, когда управляли моей стрельбой старики-охотники, для которых бекас был недоступен и, по малости своей, презрителен, которые на вес ценили дичь. Настоящие охотники собственно за гусями не ходят, а, разумеется, бьют их и даже с удовольствием, когда они попадутся нечаянно.

Я сказал, что гуси летают в хлеба и назад возвращаются всегда по одной и той же воздушной дороге, то есть через один и тот же перелесок, одним и тем же долочком и проч. На этом основании изобретены перевесы, посредством которых ловят их в большом количестве. Это не что иное, как огромная квадратная сеть из толстых крепких ниток, ячеи или петли которой так широки, что гуси вязнут в них, а пролезть не могут. Эта сеть развешивается между двумя длинными шестами на том самом месте, по которому обыкновенно гусиная стая поздно вечером, почти ночью, возвращается с полей на ночевку. К верхним концам шестов привинчены железные кольца; сквозь них продеты веревочки. Посредством этих веревочек, прикрепленных к двум верхним углам сети, поднимается она во всю вышину шестов, концы же веревочек проведены в шалаш или куст, в котором сидит охотник. Сеть не натягивается, а висит, и нижние концы ее на слаби привязаны к шестам. Когда попадут гуси и натянут сеть, охотник бросает веревочки, и вся стая запутавшихся гусей вместе с сетью падает на землю. Таким же способом ловят и уток. Замечательно, что гуси, не запутавшиеся в перевесе, а только в него ударившиеся, падают на землю и до того перепугаются, что кричат, хлопают крыльями, а с места не летят: без сомнения, темнота ночи способствует такому испугу. Иногда ставят два и три перевеса рядом, неподалеку друг от друга, чтобы случайное уклонение от обычного пути не помешало стае гусей ввалиться в сеть.

Есть особой породы гусь, называемый казарка; он гораздо меньше обыкновенного дикого гуся, носик у него маленький, по сторонам которого находятся два копьеобразные пятнышка, а перья почти черные. В некоторых южных уездах Оренбургской губернии охотники встречают их часто во время пролета и даже бьют; мне же не удалось и видеть. В большое недоумение приводило меня всегда их имя, совпадающее с именем козар.

Похожие сказки

Другие сказки автора

Бабушкины гуси… ~ Проза (Рассказ)

                                           .
                             
                   

                                 Проснулась Наденька от шума, доносившегося со двора. Встала она с кровати, спросонья прильнула к окну и стала вглядываться к происходящему событию. У ворот стояла грузовая машина с включенными фарами, родители и один незнакомый мужчина выгружали из кузова автомобиля шумливых гостей. Это бабушкины гуси. Бабушка заболела, ее саму перевезли в город к ее старшей дочери Анастасии, а гусей – к ним, потому что они проживали в просторном доме, и во дворе и за домом одно раздолье, да и только. 

«Жили у бабуси два веселых гуся…один белый, другой серый, гуси, мои гуси», — шепотом произнесла Надя, вернулась к кровати, легла, укрылась с головой одеялом, и вновь погрузилась в сон.

                                Открыла Наденька глаза, солнце давно встало и уже ярко-ярко светило в окно. Огляделась, в избе никого, тихо, только ходики на стене щелкали маятником. Полежала еще немного, вспомнилось ночное событие, происходящее во дворе. Обулась в домашние тапочки, накинула детский веселенький халатик и сразу рванула во двор.

                                Во дворе мама кормила гусей. Вернее двух взрослых и несколько маленьких гусят с желтыми пушками. Гуси весело гоготали. Один гусь был серым, а второй красавец – большой белый-белый, видимо вождь. Серый гусь и все остальные гусята ходили за ним, вертелись возле него и слушались его. У него длинная, грациозная шея. Глаза маленькие, блестящие и похожи на ягоды смородины. Он имел бледно-оранжевого цвета лапы, и такой же крепкий и выразительный клюв, гордую королевскую осанку. Ходил по двору важно и степенно, как хозяин, да и только!

                                Иногда «вожак» пытался летать по двору, при этом гоготал, размахивал сильными крыльями. Пух разлетался по всему двору. Так видимо он разминался.

                                Это была самая настоящая семья, отдельная гусиная семья, в которой вождь, самый умный и сильный гусь, это и отец, и защитник, и наставник. Его можно было сравнить с лебедем. Выражение «лебединая верность» подходило и этому гусаку. Он всегда ходил рядом, защищая серую гусыню и гусят.

                                Стоило Наденьке появиться во дворе, так гусак сразу гнался за ней, пытаясь ущипнуть клювом, тогда звонкий ее визг был слышен всей округе. Первое время в отсутствии мамы Наденьке целыми днями приходилось отсиживаться дома. Вскоре Мария стала «воспитывать» гусака, которого с легкой руки дочери назвали «вожаком». Когда во дворе появлялась Наденька, она прутиком показывала Вожаку, «что нельзя ее обижать».

                                За короткое время Вожак стал настолько «надрессированным», что, увидев Наденьку, возвращающуюся из школы со своими школьными подругами, услышав ее звонкий голосок, издали узнавал и подавал голос. Или гоготал при одном виде ее. Приветствовал. Когда гуси с гусятами паслись на зеленом лугу недалеко за домом, при шуме входной калитки, Вожак обязательно подавал голос: «Га-га, га-га!».

                                В один из солнечных дней Мария заметила, что один гусенок производит впечатление больного: не притрагивается к пище, с трудом держится на лапках, еле поднимает вверх свои крылышки, пытаясь сохранить равновесие. Тогда этого гусенка перенесли на веранду, поместили в картонную коробку, устланной теплой тряпицей. Так Наденька выхаживала гусенка: каждое утро она варила яйцо, измельчала его и три раза в день кормила, а еще поила сладенькой-сладенькой водицей. Гусенок хорошо ел, и быстро пошел на поправку. Прошло некоторое время, и здоровый гусенок уже резвился на солнышке с остальными гусятами.

                                Однажды июльским утром Мария с Наденькой проводили гусей на лужайку у речки пощипать травку. Прошло немного времени, как они услышали громкий гусиный гогот. Они побежали в сторону речки на этот шум. Им на удивление, Вожак вступил в «кровопролитную» схватку с лисой, которая пыталась утащить гусенка. Гусак, грозно шипя и широко расправив крылья, отважно сражался с лисой. Лисе ничего не оставалось, как убежать прочь.

                                Наденька была просто поражена отвагой и смелостью гусака, который сумел защитить свою семью, гусиную.

                                Бабушкины гуси напоминали дружную семью, в которой поселилась любовь и взаимоуважение, чувство ответственности.

                                Некоторым людям многому нужно научиться у этих благородных птиц: милосердию, доброте, верности, ответственности, за своих детей. И исчезли бы тогда детские дома, не было бы сирот и беспризорных, все бы дети были веселыми и счастливыми.

© Copyright:2016
Свидетельство о публикации №216041001615

Рассказ Гуси, Константин Ушинский — читать для детей онлайн

Жил старичок со старушкой. Были у них дочка да сынок маленький. Собрались старики в город и приказывают дочке:

– Мы пойдем, дочка, в город, принесем тебе булочку, купим платочек; а ты будь умна, братца береги, со двора не ходи.

Ушли старики; девочка посадила братца на травку под окном, а сама побежала на улицу и заигралась. Налетели гуси, подхватили мальчика и унесли на крылышках.

Прибежала девочка, глядь – нет братца! Кинулась туда-сюда – нету! Кликала девочка, кликала братца – не откликается. Выбежала в чистое поле – вдали метнулось гусиное стадо и пропало за темным лесом. «Верно, гуси унесли братца!» – подумала девочка и пустилась гусей догонять.

Бежала девочка, бежала, видит – стоит печка.

– Печка, печка, скажи, куда гуси полетели?

– Съешь моего ржаного пирожка – скажу.

А девочка говорит:

– У моего батюшки и пшеничные не едятся!

И побежала дальше.

Бежит девочка дальше и видит – стоит яблоня.

– Яблоня, яблоня! Куда гуси полетели?

– Съешь моего лесного яблочка – тогда скажу.

– У моего батюшки и садовые не едятся! – сказала девочка и побежала дальше.

Бежит девочка и видит: льется молочная речка – кисельные берега.

– Молочная речка – кисельные берега! Скажи, куда гуси полетели?

– Съешь моего простого киселика с молочком – тогда скажу.

– У моего батюшки и сливочки не едятся!

И побежала девочка дальше.

Долго бы пришлось бегать девочке, да попался ей навстречу еж. Хотела девочка ежа толкнуть, да побоялась наколоться и спрашивает:

– Ежик, ежик, куда гуси полетели?

Ежик и показал дорогу девочке. Побежала девочка по дороге и видит – стоит избушка на курьих ножках, стоит поворачивается. В избушке сидит баба-яга, костяная нога, морда глиняная, сидит и братец на лавочке у окошка, золотыми яблочками играет. Подкралась девочка к окну, схватила братца и побежала домой. А баба-яга кликнула гусей и послала их за девочкой в погоню.

Бежит девочка, а гуси совсем ее нагоняют. Куда деваться? Прибежала девочка к молочной речке с кисельными берегами:

– Реченька, голубушка, укрой меня!

– Съешь моего простого киселика с молочком.

Похлебала девочка киселика с молочком. Тогда речка спрятала девочку под крутой бережок, а гуси мимо и пролетели.

Выбежала девочка из-под бережка и побежала дальше, а гуси ее увидали и опять пустились в погоню. Что делать девочке? Прибежала она к яблоньке:

– Яблонька, голубушка, спрячь меня!

– Съешь моего лесного яблочка, тогда спрячу.

Нечего девочке делать – съела она лесного яблочка. Яблонька закрыла девочку ветками; гуси и пролетели мимо.

Вышла девочка из-под яблони и пустилась бежать домой. Бежит, а гуси опять ее увидали – и ну за ней! Совсем налетают, крыльями над головой машут. Чуть-чуть добежала девочка до печки:

– Печечка, матушка, спрячь меня!

– Съешь моего ржаного пирожка, тогда спрячу.

Поскорей съела девочка ржаного пирожка и залезла в печь. Гуси пролетели мимо.

Вылезла девочка из печки и пустилась домой во весь дух. Гуси опять девочку увидали и опять погнались за нею. Вот-вот налетают, крыльями по лицу бьют, того и гляди, братца из рук вырвут, да изба-то была уже недалеко. Вбежала девочка в избу, проворно двери захлопнула и окошки закрыла. Покружились гуси над избой, покричали, да так ни с чем и полетели к бабе-яге.

Пришли домой старичок и старушка, видят – мальчик дома, жив и здоров. Подарили девочке булочку и платочек.

Рассказ Гуси с лиловыми шеями Пришвин читайте детские сказки онлайн бесплатно

 

 

Однажды колхозный мальчик Миша прочитал книгу о разных животных; особенно понравился ему рассказ об утятах, и ему самому захотелось написать рассказ о гусях. Недалеко был один колхоз, где на речке всегда бывает много гусей.

– Попробую! – сказал он.

И отправился по лесной зеленой дорожке к гусям.

Скоро нагнал его колхозник Осип.

– Хочу рассказ написать о гусях, – сказал ему Миша, – подвези меня к речке.

– Садись, – ответил Осип, – только не зевай, не забывай рук на грядке: в лесу едем, о дерево можно руку повредить.
И, подумав немного, сказал:

– О гусях написать можно много. Вот я тебе расскажу, случай был на реке. Пропало у Якова четыре гуся, а были у него гуси меченые, с лиловыми шеями. Яков был нечист на руку: он отбил четырех гусей на реке и загнал к себе на двор. Дома он разломал лиловый чернильный карандаш, сделал краску и намазал шеи гусям. Тогда четыре чужих гуся стали тоже с лиловыми шеями. Три дня Яков за ними ухаживал, кормил, поил и купал в корыте. Гуси делали вид, что привыкли, а когда Яков их выпустил, они пошли к тетке Анне. Раз и два – все так, гуси идут к тетке Анне. В третий раз люди заметили и не дали Якову загонять гусей к себе обратно.

– Если гуси идут на двор к тетке Анне, – сказали колхозники, – значит, это гуси ее.

– Добрые люди, – сказал им Яков, – у тетки Анны все гуси белые, немеченые, а мои гуси с лиловыми шеями.

– Разве вот что с лиловыми шеями, – задумались добрые люди. И отпустили Якова.

– Все? – спросил Миша.

– Чего тебе еще? – ответил Осип. – Так это было – рассказ об умном воре и о недогадливых людях: на то щука в море, чтобы карась не дремал.

– Никуда не годный рассказ! – сказал Миша.

И так возмутился, так взволновался неправдой, что забыл наказ Осипа не класть руку на грядку телеги. Мишин безымянный палец на левой руке попал между грядкой и деревом.

– Скажи еще хорошо, что не всю руку размяло, – сказал Осип.

Он вымыл раздавленный палец в ручье, перевязал тряпочкой и велел Мише бежать скорей обратно в колхоз.

Бедная Мишина мать! Как она испугалась, когда увидала Мишу в крови! Но хорошо, что в аптечке колхозной нашлась свинцовая примочка. Она сделала Мише компресс, перевязала палец чистым бинтом и велела ложиться в постель.

– Нет, – ответил Миша, – я буду сейчас писать рассказ о гусях.

И передал матери все, что слышал от Осипа.

– Так это было, – сказал Миша, – но разве можно писать о такой гадости? Я хочу написать, как надо.

– Правда, – ответила мать, – глупого и так у нас довольно, не надо об этом писать. Напиши, если можешь, как надо, я же прилягу сейчас, и ты потом меня разбуди: я сделаю на ночь тебе перевязку.

Миша писал рассказ, не обращая никакого внимания на боль. И когда кончил, то мать не стал будить. Довольный, улыбаясь, он сам перевязал себе очень хорошо палец и крепко уснул.

– Написал? – спросила его утром мать.

– Написал, – ответил Миша, – я написал как надо, а не как рассказывал Осип. Помнишь то место, когда добрые люди хотели остановить вора? «Раз гуси идут к Анне, – значит, это ее гуси», – сказали добрые люди. «Добрые люди, – ответил им Яков, – у тетки Анны все гуси белые, немеченые, а мои гуси с лиловыми шеями». – «Разве вот что с лиловыми шеями», – сказали добрые люди. И только хотели было отпустить Якова, вдруг вдали, на реке, показываются какие-то четыре гуся с темными шеями, ближе, ближе плывут, и, наконец, все видят: гуси эти неведомые тоже с лиловыми шеями. И они так важно по-гусиному выходят на берег, стряхивают с себя воду, оправляются и, вытянув вперед лиловые шеи, направляются ко двору Якова.

Яков остолбенел и опустил хворостину, и гуси Анны, тоже важно, по-гусиному вытянув вперед лиловые шеи, пошли на двор к своей любимой хозяйке. И все стало ясно. «Вор! Вор! Вор!» – закричали колхозники. И выгнали вора из колхоза, и с тех пор нет в колхозе воров.

– Вот как надо! – с гордостью сказал Миша. – А Осип хочет, чтобы у нас в колхозе было, как в море: «На то и щука в море, чтобы карась не дремал».

Но мать не слышала конца рассказа Миши и не могла радоваться. Испуганно, изумленно глядела она на его руку. Совершенно черный, страшный ноготь с сочащейся из-под него кровью был на его безымянном пальце, а указательный хорошо, туго был перевязан бинтом.

С таким волнением Миша писал свой рассказ, что боль свою забыл и сгоряча даже палец перевязал не тот. Ничего не помня от радости, он вместо больного, безымянного пальца перевязал указательный.

Так написал Миша свой первый рассказ.

Гусь серый — семьянин примерный. Зеленые страницы. Рассказы для детей о природе.


Ноябрь-декабрь 2007 г.

ГУСЬ серый — семьянин примерный

Многие животные, как и люди, живут семьями. Семья— это устойчивое объединение нескольких животных. Ее главное предназначение — воспроизводство потомства, необходимость совместных усилий нескольких взрослых существ по их выкармливанию, воспитанию и охране. Кормильцами и воспитателями чаще всего могут быть только родители.

У животных семьи образуются лишь на период размножения, но у некоторых браки заключаются на всю жизнь. Одни из лучших семьянинов — серые гуси. У них необычайно прочные семьи. Браки гусей заключаются на всю жизнь. Дети до года не расстаются с родителями. Лишь следующей весной, когда стаи возвращаются на гнездовья и родители приступают к сооружению гнезда, они стараются отвадить своих годовалых и давно уже самостоятельных детей, но осенью на зимовке взрослые дети присоединяются к своим младшим братишкам и сестренкам. С годами связь взрослых гусей с родителями ослабевает, но никогда не рвется полностью.

Семьи у гусей, как правило, образуют двухгодовалые птицы, но дружба между юными самцами и самочками, причем совершенно платоническая, может возникнуть значительно раньше и лишь в положенный срок перерастает в любовь. Как случается и у людей, любовь у гусака частенько возникает внезапно. Увлекшись какой-нибудь юной прелестницей, он совершенно теряет голову. В первую очередь юнцу хочется продемонстрировать своей избраннице собственную храбрость. Он бросается отгонять от нее других гусаков или, показывая, какой он сильный, со страшным шумом взмывать в воздух, лишь для того, чтобы пролететь короткое расстояние, которое любой порядочный гусь непременно прошел бы пешком. Взлетает он резко и так же резко тормозит в воздухе при посадке. Короче говоря, он ведет себя, как впервые влюбившийся мальчишка. Влюбленность такая откровенная, такая яркая, что совершенно несведущие в птицах люди, если им доведется понаблюдать за гусиной стаей, без малейшего колебания вычислят влюбленного гусака. Бывает, что выбор молодого гусака его отцу не нравится, и он начинает бить сына и отгонять от невесты, но редко ему удается с ним справиться. Любовь гусаков, как и мужчин, сильная штука. Если влюбленному гусаку удалось произвести впечатление на свою избранницу, и невеста не избегает своего ухажера, он получает уверенность, что добился взаимности и однажды, приблизившись к ней с вытянутой шеей, разражается торжествующим гоготом.

Сначала гусыня никак не реагирует на это торжественное предложение руки, но женское сердце не камень, и вскоре невеста начинает присоединяться к его гоготу. Она делает это робко, вполголоса, но наступает время, когда пара торжественными голосами отпразднует свою помолвку. К этому времени для гусыни наступает пора откладывать яйца, а затем приступить к их насиживанию. Романтический период жизни закончился, и для супругов начинаются трудовые будни. В семье существует строгое разделение обязанностей. Гусак в стороне от гнезда занимает сторожевой пост и осуществляет охрану территории. Гусыня, напротив, всецело посвящает себя заботе о кладке.

Насиживание — опасный период в жизни семьи. Для гусей страшны не только волки, лисы, бродячие собаки и крупные хищные птицы. Немалый вред гусиному поголовью наносят вороны и вороны. Они дежурят по соседству, ожидая, когда мать покинет гнездо. Гусак обычно не дремлет. Если он достаточно опытен, то отгоняет нахалов, нападая на них в воздухе, и старается ударить их сгибом крыла.

Насиживание длится около месяца. Когда наступает время, гусенок выбирается из скорлупы и пытается поднять головку. Если это ему удается, он начинает отвечать приветственным писком на звуки, издаваемые родителями. Малыш знает, что тот, кто откликнется на его зов «потерявшегося гусенка», приходится ему матерью, и он должен запомнить, как она выглядит. Некоторым гусятам для этого достаточно одного-единственного контакта. Теперь материнский «портрет» никакими силами не удастся ни изъять из его памяти, ни заменить его другим портретом.

Первые дни гусята проводят в гнезде, а затем начинают бродить вокруг гусыни, и тогда мать встает и медленно идет вперед, выбирая хорошую дорогу, и постоянно испускает призывный крик, а гусята, естественно, бегут за ней, стараясь не отстать. Малыши быстро выбиваются из сил и мерзнут. Примерно каждые 15–20 минут мать останавливается и греет детей.

Обычно путешествие начинается ранним утром. Если приходится форсировать водоем, гусята предпочитают плыть следом за гусаком. После купания непременно греются. Мать согревает детей, пока они помещаются под ее крыльями. Малыши сзади забираются ей на спину и, ныряя под крылья, переливчато пищат. Это сигнал отхода ко сну. Говорят, что он даже на людей действует как колыбельная песня: убаюкивает.

На длительные прогулки гуси частенько отправляются большими компаниями, объединяясь с семьями своих ближайших родственников. В этом случае гусята бегут общей толпой, но никогда не перепутываются. Когда перья у них станут большими, они начинают рваться в небо. Учиться летать им не надо. Это уменье врожденное. Когда желание подняться в воздух овладевает выводком, гусята развертывают крылья и трясут ими, давая понять родителям о своем желании. Отец и мать пытаются их сдержать предостерегающим криком или летят с ними и занимают в стае ведущее место, чтобы самим определить маршрут и выбрать удобное место для первой посадки.

Далеко не все гусиные семьи благополучно доживают до следующей весны. Несмотря на бдительную охрану гнезда, их кладку иногда уничтожают хищники. Еще трагичнее потеря супруга. Это страшное горе! При гибели одного из членов супружеской пары, овдовевший гусь долго его ищет, носится по окрестностям, где им случалось бывать вместе, и кричит, кричит, кричит…

Овдовевший член семьи в буквальном смысле слова вешает голову. У него западают глаза, он теряет аппетит и погружается в глубокую апатию. Вдовец теряет способность или, может быть, желание защищаться, чем моментально пользуются нагловатые юнцы, и теряет свой ранг. Овдовевшая птица перестает замечать опасность, утрачивает осторожность и нередко попадает в зубы к хищникам. Такие гуси, даже достигшие уже солидного возраста и давно не замечавшие своих престарелых родителей, теперь стараются вернуться к ним в семью или присоединиться к своим замужним сестрам и братьям.

Случается, что гусак весной не нашел себе пары и остался холостяком, но гуси — чадолюбивые птицы. Обнаружив гнездо одинокой гусыни или ее с выводком, он обязательно усыновит гусят и станет членом семьи. Это брак не по любви, а по расчету. Оба вида браков — для гусей обычное явление, обычная норма их поведения.


Детский рассказ об осени — Гусь, который старался сохранить лето

Жил-был старый дикий гусь, который каждую осень годами водил стайку других диких гусей на пути на юг. У него был толстый плащ из белых перьев, на нем были оранжевые сапоги, и его счет походил на золотую трубу, когда он открыл его, чтобы позвонить:

Гудок, гудок, гудок !

Это был сигнал для остальных подняться с лугов и болот.Он полетел в их головы, а остальные последовали за ними, по одной линии с одной стороны, а другой — по другой. Он считал себя самым важным.

В лесах, полях и водах все искали осенью старого дикого гуся.

Гудок, гудок, гудок !

Это был дикий гусь, говорящий им, что пора готовиться к зиме в лесу, в поле и над водой.Он знал, что они ждут его, поэтому он очень гордился собой. Он жил в болоте, которое с обеих сторон было защищено деревьями, и в нем было комфортно, даже если время от времени был мороз. Однажды малиновка оставалась на тех деревьях всю зиму и гордо пела об этом.

«Зачем мне идти на юг?» — подумал про себя старый Дикий Гусь. «Погода здесь не похолодет, если я останусь. Гудок, гудок; я не буду утруждать себя миграцией этой осенью, а потом посмотрим, что будет! Очень вероятно, что я сохраню лето!»

Никто не знал, что решил Гусь, и они его слушали.

Одуванчик оторвался от своего дома в поле и покачал головкой, ожидая крика Дикого Гуся. Каждую осень она посылала стаю крылатых семян, летящих вместе с ним так далеко, как только могли. Затем они заглянули на другие поля и начали делать больше одуванчиков на следующий год. Она знала, что не должна ждать слишком долго. Она слушала, но не слышала его гудок, гудок, гудок!

Затяжка, жужжание; она послала свое крохотное крылатое семя без крика старого дикого гуся.

Фермер плотно застегнул пальто и, взглянув среди серых облаков, увидел Гуся. Каждую осень он слышал зов дикого гуся, собирающего урожай. Однако он знал, что не должен ждать слишком долго. Он отнес свое зерно на мельницу и наполнил свой сарай красными яблоками, оранжевыми тыквами и желтой кукурузой. Он сделал теплые подстилки для коров и лошадей и рубил поленья, чтобы сжечь их в камине. Вскоре он был готов к зиме без помощи старого дикого гуся.

Ручей зовет и зовет Гуся. Каждую осень она ждала, когда он пролетит над ней, и затем построила свою зимнюю крышу, потому что тогда она знала, что никакой другой дикой птице не нужно будет пить из ее вод. Однако ей не следует долго ждать. Там были и ее рыба, и водяной паук, и бобр, которых нужно было укрыть на всю зиму. Итак, ручей наконец забыл про старого Дикого Гуся и построил гладкую ледяную крышу, чтобы ее детям было тепло до весны.

Гудок, гудок , кричали все остальные дикие гуси.«Пора мигрировать! Пойдем с нами!»

Гудок, гудок, гудок, крикнул старый Дикий Гусь с защищенного болота, где он не знал, что происходит. «Я не лечу на юг в этом году. Я остаюсь на севере, чтобы сохранить лето».

Гудок, гудок : «Какое ужасное время это будет!» кричали все остальные гуси. Они поговорили между собой, говоря, что ничего хорошего не выйдет из смены времен года и о том, как он, вероятно, будет съеден в конце.Затем они выбрали мудрого молодого гуся, который год назад был конечным человеком, и сделали его своим вождем. Сапоги у него были такие же оранжевые, а клюв такой же золотой, как у старого Гуся, и он действительно очень хорошо гудел. Они отправились на юг с новым лидером.

Скоро наступила зима. Он носил корону из снежинок. Его плащ был расшит инеем, а скипетром он нес огромную сосульку. Все были готовы к нему. Одуванчик склонил голую голову, когда прошла Зима.Двери сарая были закрыты, и скот стоял в стойлах в целости и сохранности.

Но Дикий Гусь почувствовал приближение зимы. Его перья подул ледяной ветер. Его горло было так сковано от холода, что он не мог трубить в трубу. Его оранжевые ботинки застыли, когда болото превратилось в лед.

«Наверное, зима пришла, несмотря на меня», — подумал он про себя. «Кажется, что я все-таки не удерживал его. Я умру, потому что он меня заморозит.Что мне делать? »

Затем солнечный луч, еще достаточно сильный, чтобы хоть немного помочь, услышал слабые крики старого Дикого Гуся и пожалел его. Она растопила лед, чтобы Гусь вытащил ноги сначала одну, потом вторую. На мгновение она постояла на пути Винтера, когда Гусь поднялся и расправил свои жесткие крылья, а затем двинулся на юг.

Холодный воздух ударил ему по голове, как удар. Ему пришлось лететь медленно, но он успел позвонить по номеру

.

« Гудок, гудок , вот и я.Я лечу, чтобы сообщить тебе, что приближается зима ».

Он взглянул на леса, поля и воды. Как странно! Они это знали. Они не дождались крика старого Дикого Гуся.

Золотой гусь — Короткие детские рассказы

Братья Гримм

Жил-был мужчина, у которого было трое сыновей.Младшего звали Даммерли, и вся семья всегда плохо обращалась с ним. Случилось так, что старшему пришло в голову однажды пойти в лес рубить дрова; и его мать дала ему восхитительный мясной пирог и бутылку вина, чтобы он взял с собой, чтобы он мог набраться сил для своей работы. Когда он пошел в лес, маленький старик пожелал ему доброго дня и сказал: «Дай мне немного мяса с твоей тарелки и немного вина из твоей фляжки; Я очень голоден и хочу пить.Но этот умный молодой человек сказал: «Дай тебе мое мясо и вино! Нет, благодарю вас; мне бы не хватило; и он пошел своей дорогой.

Вскоре он начал рубить дерево; но он не работал задолго до того, как пропустил удар, порезался, и ему пришлось пойти домой и перевязать рану.

Затем второй сын пошел работать; и его мать также дала ему мясной пирог и бутылку вина. И тот же самый старичок встретил его и попросил чего-нибудь поесть и выпить.Но он тоже считал себя чрезвычайно умным и сказал: «Что бы вы ни получили, я останусь без него; так что иди своей дорогой! » Маленький человечек позаботился о своей награде; и второй удар, который он нанес по дереву, ударил его по ноге, так что ему тоже пришлось идти домой.

Тогда Даммерли сказал: «Отец, я бы тоже хотел пойти и порезать топливо». Но его отец ответил: «Оба твоих брата поранились; Тебе лучше остаться дома, потому что ты ничего не знаешь о работе ».

Но Даммерли был очень срочным; и, наконец, его отец сказал: «Иди своей дорогой; вы станете мудрее, если пострадаете за свою глупость.И его мать дала ему только сухого хлеба и бутылку кислого пива; но когда он пошел в лес, он встретил маленького старичка, который сказал: «Дай мне мяса и пить, потому что я очень голоден и хочу пить».

Даммерли сказал: «У меня нет ничего, кроме сухого хлеба и кислого пива; если это вам подходит, мы сядем и съедим это вместе ». Итак, они сели, и когда мальчик вынул свой хлеб, вот, он превратился в великолепный мясной пирог, а его кислое пиво превратилось в восхитительное вино. Они от души ели и пили, и когда они закончили, маленький человечек сказал: «Поскольку у тебя доброе сердце, и ты был готов поделиться всем со мной, я принесу тебе добро.Стоит старое дерево; срубите его, и вы найдете что-нибудь в корне ». Затем он попрощался и пошел своей дорогой.

Думмер принялся за работу и срубил дерево; и когда он упал, он обнаружил в дупле под корнями гуся с перьями из чистого золота. Он взял его и пошел в гостиницу, где предложил переночевать. У хозяина было три дочери, и когда они увидели гуся, им очень захотелось узнать, что это за чудесная птица, и очень захотелось вырвать одно из перьев из ее хвоста.Наконец старший сказал: «Я должен и буду иметь перо». Она подождала, пока он повернулся спиной, а затем схватила гуся за крыло; но, к ее великому удивлению, она там застряла, потому что ни рукой, ни пальцем она не могла оторваться снова.

Через какое-то время вошла вторая сестра и тоже захотела перышка; но как только она прикоснулась к своей сестре, она тоже крепко застряла. Наконец пришел третий и захотел перышка; но двое других закричали: «Держитесь подальше! ради всего святого, держитесь подальше! » Однако она не поняла, что они имели в виду.«Если они там, — подумала она, — я тоже могу быть там», поэтому она подошла к ним. Но как только она прикоснулась к своим сестрам, она крепко держалась и держалась за гуся, как и они. И так они всю ночь спали с гусем.

На следующее утро Даммерли унес гуся под мышкой и не обратил внимания на трех девушек, а вышел с ними, держась за спиной; и куда бы он ни шел, трое должны были следовать за ними, хотели они того или нет, настолько быстро, насколько могли их нести ноги.

Пастор встретил их посреди поля; и, когда он увидел процессию, он сказал: «Неужели вам не стыдно, смелые девушки, бегать вот так за молодым человеком по полям? Это правильное поведение? »

Тогда он взял младшую за руку, чтобы увести ее; но как только он прикоснулся к ней, он тоже быстро повис и последовал за процессией.

Вскоре подошел клерк; и когда он увидел своего хозяина, пастора, бегущего за тремя девушками, он очень удивился и сказал: «Здравствуйте! Привет! ваше благоговение! Куда ты так быстро идешь? У вас сегодня крестины.”

Тогда он подбежал и схватил его за платье, и тотчас же он застрял.

Когда пятеро продвигались таким образом, один за другим, они встретили двух рабочих с инструментами, пришедшими с работы; и священник крикнул им, чтобы они освободили его. Но едва они прикоснулись к нему, как они тоже присоединились к строю, и их стало семь, все бросились за Даммерли и его гусем.

Наконец они пришли в город, где правил король, у которого была единственная дочь. Княгиня была так задумчива и серьезна, что никто не мог ее рассмешить; и король объявил всему миру, что тот, кто может рассмешить ее, должен иметь ее для своей жены.Услышав это, молодой человек подошел к ней с гусем и всеми его последователями; и как только она увидела, что все семеро свисают вместе и бегают, наступая друг другу по пятам, она не могла не разразиться долгим и громким смехом.

Тогда Даммерли потребовал ее для своей невесты; свадьба состоялась, и он был наследником королевства, и жил долго и счастливо со своей женой.

Оцените, пожалуйста, эту историю от 1 до 10 звезд. 10 звезд означают, что вам очень понравилось!

Рейтинг: 9.09 /10. Из 85 голосов.